WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 33 |

Необходимо отметить, что выступавшие депутаты-крестьяне были в основном из западных губерний, то есть районов, где общины уже не было или она находилась в стадии разрушения. Для них этот закон фактически фиксировал уже сложившееся положение вещей и давал этому процессу законодательную базу.

С 24 ноября Дума перешла к постатейному чтению законопроекта.

Наибольший отклик у националистов вызвала ст.2 законопроекта, которая затрагивала вопрос о личной или семейной собственности на землю. Товарищ министра внутренних дел Лыкошин заявил, что правительство считает принятие принципа личной собственности безусловно необходимым и думает, что если бы была введена семейная собственность, то это было бы худшим игом, чем иго общины. В поддержку правительства высказались граф Бобринский В.А., Коваленко, Беляев, Червинский. Отстаивая принцип личной собственности, Беляев отмечал, что «нельзя в законе объявить, что крестьянин-отец не может отдать своего надельного участка или продать, или заложить без согласия своих сыновей, дочерей. Ни одно писаное законодательство ничего подобного не знает. Семейная собственность есть либо фраза, либо институт патриархального быта, неписаного права, т.е.

обычая» [6]. Противники этого правила высказали мнение, что подобный закон окончательно разрушит семейный быт земледельца, приведет к растрате домохозяином его имущества. «Все пропьют», как выражались выступавшие.

В защиту этой статьи выступил П.А. Столыпин, отстаивавший личное право домохозяина распоряжаться землей. Он говорил, что когда мы пишем закон для всей страны, надо иметь ввиду разумных и сильных, а не пьяных и слабых. В ответ на эти же опасения Червинский замечал: «С этой кафедры нам очень много говорили о пьяных крестьянах, которые, повидимому, только и ждут закона о личной собственности, чтобы пропить и промотать свою землю. В Юго-западном крае всегда существовало и существует подворное участковое владение на правах личной собственности, как и в Северо-западном крае. Эти губернии ссужали такие многоземельные губернии, как Самарская и Саратовская, притом капиталами миллионными, и теперь они в долгу. Этими чертами своего характера крестьяне Юго-западного края, кроме иных всяких причин, разумеется, обязаны также и фактору экономическому, заключающемуся в отсутствии гнета общины и в развитии начал индивидуализма. Трудолюбие, бережливость и чувство личного достоинства возникают на почве личной самостоятельности, возможной лишь при условии личной собственности» [7].

Дальнейшие статьи проекта не вызывали столь обширных прений.

Националисты, как правило, присоединялись к поправкам октябристов, как это было, например, с предложением Дмитрюкова. Законопроект был принят голосами центра и правых.

Таким образом, в подходе к оценке указа 9 ноября националисты и умеренно-правые рассматривали эту проблематику существенно шире, акцентируя не только чисто экономические достоинства столыпинского землеустройства, но и освобождение от гнета общины личности крестьянина и утверждения в его сознании принципов неприкосновенности частной собственности. «Мы, провинциалы, – вспоминал В.В. Шульгин, – твердо стали вокруг Столыпина и дали ему возможность вбивать в крепкие мужицкие головы сознание, что земли «через волю» они не получат, что грабить землю нельзя – глупо и грешно, что земельный коммунизм непременно приведет к голоду и нищете, что спасение России в собственном, честно полученном куске земли – в «отрубах» и «хуторах»… ибо тогда из вечного Стеньки Разина он станет гражданином» [8].

Литература 1. Государственная Дума. Созыв III. Стенографический отчет. Сессия 2. Часть 1. СПб., 1909. Стб. 2. Там же. Стб.3. Государственная Дума. Созыв Ш.Стеногр.отчет. Сессия 2. Часть 2.СПб., 1909. Стб.1253.

4. Государственная Дума. Созыв Ш.Стеногр.отчет. Сессия 2. Часть 1.СПб., 1909. Стб.1313-1314.

5. Там же. Стб.1320-1321.

6. Там же. Стб.2020-2022.

7. Там же. Стб.2380-2381.

8. Шульгин В.В. Дни. М., 1989. С. Сыпченко А.В.

ОКТЯБРЬ 1917 Г. В СУДЬБЕ УМЕРЕННЫХ НЕОНАРОДНИКОВ Самара. Самарский государственный педагогический университет Захват власти большевиками в октябре 1917 г. рассматривался в советской историографии как единственный выход из общенационального кризиса и начало постепенного движения к социализму. Наряду с этим события Октября 1917 г. характеризовались как Великая Октябрьская социалистическая революция, которая знаменовала начало новой эпохи – эпохи социалистических революций. Считалось, что Октябрьское вооруженное восстание было совершено под руководством партии большевиков петроградским пролетариатом и поддерживавшей его наиболее сознательной частью петроградского гарнизона. Говорилось о «повсеместной» поддержке революции [1]. В настоящее время не только в зарубежной [2], но и в отечественной [3] историографии закрепляется позиция, согласно которой Октябрьские события рассматриваются не как революция, а как насильственный захват власти большевиками, как переворот. Изучение деятельности и воззрений умеренных неонародников, которые являлись не только участниками, но и одними из первых историографов данных событий, позволяет лучше понять свершившееся в Октябре 1917 г.

События, связанные с захватом власти большевиками в Петрограде, умеренные неонародники (Трудовая народно-социалистическая партия, ТНСП, народные социалисты, энесы) рассматривали не как революцию, а как «мятеж», «переворот» против законной власти, который, по их мнению, лишь указывал на «необходимость реорганизации власти» [4]. Энесы резко осудили октябрьский переворот, оценивая его как «генеральное сражение, данное демократии антигосударственными элементами слева». Народные социалисты активно участвовали во всех легальных формах протеста. Они призывали к защите законной революционной власти в лице «Временного правительства», к противодействию большевикам. По свидетельству члена ТНСП Д.А. Лутохина, лидеры энесов А.В. Пешехонов и Н.В. Чайковский выступили инициаторами «хождения городской думы к Зимнему дворцу для спасения Временного правительства» [5]. Народные социалисты участвовали в создании Предпарламентом «Всероссийского комитета спасения родины и революции». В этом комитете энесы последовательно отстаивали свою непримиримую позицию по отношению к большевикам [6]. На следующий день после захвата власти большевиками печатный орган ТНСП «Народное слово» опубликовал воззвание «Всероссийского комитета спасения Родины и революции», призывавшее к вооруженному сопротивлению и кампании гражданского неповиновения. Воззвание было подписано и лидерами ТНСП [7]. 28 октября «Народное слово» опубликовало воззвание с призывом к рабочим и солдатам сложить оружие и сдаться войскам Временного правительства [8].

Особенно большую активность проявили столичные энесы. В дни большевистского мятежа проводились почти ежедневные заседания не только ЦК ТНСП, но и Бюро местных петроградских комитетов. Народные социалисты Петрограда участвовали в Комитетах Спасения Родины и Революции. Петроградские энесы явились инициаторами принятия Городской думой резолюции, осуждающей большевистское восстание [9]. ЦК ТНСП издал ряд листовок и прокламаций с призывами к борьбе против большевиков.

Такие же призывы звучали и со страниц всех газет ТНСП. Главным для народных социалистов становится лозунг «Долой большевиков!» [10].

Первоначально энесы считали, что Октябрьский переворот может иметь лишь «временный успех». 26 октября А.В. Пешехонов и Н.Д. Набоков как руководители Совета республики посетили английского посла Бьюкерена и обещали, что выступление большевиков будет подавлено [11]. Основания для таких заверений были. Комитет спасения Родины и Революции за один день проделал большую организационную работу: установил связи почти со всеми воинскими частями, а также с военными подразделениями, находящимися в Петрограде. Комитет готовил антибольшевистское выступление в Петрограде. Однако члены Комитета единодушно решили подождать еще хоть день, так как каждый час увеличивал силу и организованность Комитета. Кроме того, член ЦК ТНСП В.Б. Станкевич, являвшийся в октябре 1917 г. комиссаром при Ставке Верховного гланокомандующего и находящийся в то время в Петрограде, получил донесение, что отряд А.Ф. Керенского начнет наступление на Петроград лишь через день. Для нанесения согласованного удара по большевикам решили подождать. Однако вскоре стало известно, что большевики готовятся произвести разоружение юнкеров, то есть собираются нанести удар по главным силам Комитета спасения. Чтобы предупредить удар большевиков, Комитет спасения решил начать восстание против большевиков немедленно. Однако, проведенное наспех, восстание не имело успеха. «Неожиданная слабость наших сил и неожиданная энергия, развитая большевиками, казались нам ошеломляющими», - вспоминал об октябрьских событиях В.Б. Станкевич [12]. Позднее Станкевич дал определенное объяснение причин поражения антибольшевистского восстания: «Провал восстания, быть может, отчасти мог быть объяснен и техническими моментами. Организация антибольшевистских сил была создана наспех. Не было ни достаточного количества телефонов, ни продуманного и планомерного распределения ролей. Много личных сил, недостатка в которых не чувствовалось, пропадало не использованными» [13]. При этом Станкевич сетовал по поводу того, что эти силы не были использованы в день восстания большевиков, когда в руках правительства был весь технический аппарат власти и штаба. Тогда бы результат восстания, полагал Станкевич, был бы иной [14]. Однако факты, приводимые в воспоминаниях другого члена ЦК ТНСП, являвшегося в то время одновременно и членом военной организации Комитета спасения, В.И. Игнатьева, показывают, что поражение данного восстания был предрешено. «Юнкерское восстание в Петрограде сорганизовала военная организация Комитета спасения без ведома Пленума Комитета. Военная организация и юнкера поверили в твердость и неуклонность линий поведения Комитета. Девять десятых Комитета было в стороне от выступления, и в нужный момент это движение не поддержало.

Казаки тоже не сдержали обещания и не выступили». Тогда, - продолжает Игнатьев, - член ЦК ТНСП и, в то же время, член Комитета спасения Чайковский (вместе с Авксентьевым) поехал к Дутову и умолял его «сдержать слово и двинуть казачьи части на помощь юнкерам: казаки не пошли, юнкера погибли, а прибывшие с фронта делегаты и рабочие массы Петрограда не были вовлечены в это дело, потому что Комитет еще не самоопределился. Часть массы пошла и погибла» [15]. Керенский так и не привел войска с фронта. А Комитет спасения Родины и Революции, воспринявший преемственно власть от Керенского, оказался бессильным создать новое правительство, не сумел взять на себя руководство движением. Постепенно Комитет «стал рассасываться», его деятельность стала «замирать» [16].

Рассматривая петроградские события именно как «мятеж», народные социалисты выражали надежду, что власть большевиков не распространится быстро по России. В связи с этим они полагали необходимым всем «здравомыслящим» людям объединиться вокруг определенного центра и дать организованный отпор «группке захватчиков», как они называли большевиков. 28 октября состоялось совещание ЦК ТНСП, которое приняло решение о необходимости энергичного отпора большевикам. Совещание высказалось за желательность воссоздания в Москве «Временного правительства», вокруг которого и консолидировались бы все антибольшевистские силы. При этом указывалось на незамедлительность противодействия большевикам, пока их власть не распространилась широко [17]. Еще накануне, 27 октября, делегация народных социалистов во главе с С.П. Мельгуновым и В.В. Волк-Карачевским обратилась с предложением о воссоздании Временного правительства в Москве к московскому городскому голове [18]. 29 октября центральный орган ТНСП «Народное слово» призвал демократические силы к защите законной революционной власти, а также к сплочению вокруг истинных представителей демократии – Всероссийского комитета спасения Родины и Революции: «Все к объединению сил демократии, все к самозащите! Долой насильников, для вас не должно быть ни одного их приказа!» [19]. Однако организовать отпор большевикам в Москве тоже не удалось.

1 ноября состоялось заседание ЦК ТНСП. Обсудив факт продолжающегося содержания под стражей буржуазных членов Временного правительства, в то время как министры-социалисты отпущены на свободу, ЦК выразил протест против такого насилия и принял следующую резолюцию:

«Все члены Временного правительства обязаны между собою одинаковою и солидарною ответственностью перед русской демократией, поставившей у власти в самый ответственный и опасный момент. В виду этого, освобождение одной части министров и дальнейшее содержание под стражей другой может быть рассматриваемо не иначе, как самый грубый произвол, как ничем не прикрытое преследование своих политических противников за их убеждения». При этом ЦК решительно высказался против какого бы то ни было соглашения с большевиками. Заседание отметило, что даже те социалистические партии, для которых такое соглашение приемлемо, не должны входить в какие бы то ни было переговоры с захватчиками власти до тех пор, пока всем членам Временного правительства не будет возвращена свобода [20].

На этом же заседании ЦК ТНСП обсуждался вопрос о возможности конструировать новую власть на основе соглашения всех социалистических партий, включая большевиков. Состоявшийся обмен мнений показал полное единомыслие членов комитета. Все члены комитета осудили большевистский переворот, характеризуя его как «авантюру». Большинством голосов против одного при двух воздержавшихся была принята резолюция, в которой говорилось, что новая власть может быть создана только в преемственной связи с Временным правительством и что всякие соглашения с большевиками на этой почве партия решительно отвергает [21].

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.