WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 33 |

Одновременно в сельские районы была переселена часть горожан, не имевших прямых связей с промышленным производством, жилье которых также передавалось беженцам. Не все, предназначенные к переселению в сельскую местность, высказывали согласие с таким решением. Их настроения нашли отражение в донесении зам. наркома НКВД СССР Меркулова Куйбышевскому обкому ВКП(б). Заведующий складом лесоматериалов Гортопа Шибраев заявлял: «Сейчас меньше говорят о войне, а больше о выселении. Люди взволнованы массовым выселением, высказывают большое недовольство». Зам. главного энергетика завода «Автотрактородеталь» Мартынов замечал: «Москвичей надо гнать дальше в Сибирь и не беспокоить жителей г. Куйбышева, которые живут здесь десятки лет». Мария Родикова гневно отмечала: «Что же это творится – сюда едут люди, а отсюда выселяют собак. Посмотрите, какие упитанные рожи едут сюда, а тебя, как скотину какую-нибудь, гонят в деревню, там ведь и в хорошие времена голодали» [23].

Расселение и временное уплотнение сопровождалось многочисленными нарушениями, о чем свидетельствуют материалы, поступавшие в партийные и советские органы. Домоуправлящим 122 участка Ильиным была получена взятка с гражданки Кукаевой в сумме 300 руб. за предоставляемой ей лучшей комнаты Ильин был арестован, а дело передано в суд.

Жену красноармейца Литвякову выселили, не предоставив жилплощади. В Сталинском районе член ВКП(б) Чугайло была выселена из двухкомнатной квартиры в общежитие работниц завода КИНАП. Военнослужащий Н.Г. Волох находился с 25 июня по 21 июля 1941 г. на излечении в больнице, и в его отсутствие комната была открыта и передана другой семье. От подобных действий не были застрахованы даже представители номенклатуры. Из квартиры по улице Фрунзе была выселена семья секретаря Молотовского сельского РК ВКП(б) П.М. Лаптева, когда он был вызван в военкомат, а семья была в отпуске. Переселение было проведено заочно в 10-метровую комнату на уплотнение к гражданину Солдатову [24]. Сопротивление горожан вызывали попытки насильственно переселить их в худшие по качеству комнаты и квартиры [25].

Перенаселенность несла с собой огромные, прежде всего санитарнобытовые и психологические, трудности для проживающих. Совместное проживание в одном помещении нескольких семей было обыденным явлением, отрицательно сказывавшимся на моральном климате, о чем в те годы было не принято говорить. Большинство работников предприятий размещались либо в небольших, часто неудобных комнатах, коридорах, кухнях, нередко по 5-7 человек из разных семей, либо проживали в общежитиях, где в одном помещении порой ютились сотни человек. Жилищно-бытовая неустроенность общежитий определяла их психологический климат. В войну фактически получила реализацию идея всеобщей коллективизации жилищного быта, ориентация на расширение контингента проживающих в общежитиях.

Необходимость быстрого обеспечения жильем, недостаток средств, материалов, рабочей силы предопределили главное направление в жилищном строительстве тех лет – возведение построек упрощенного, преимущественно барачного типа. В начале 1942 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление «О строительстве жилых домов облегченного типа из местных материалов». Более 60 млн. руб. отпускалось на строительство жилья для эвакуированного населения в городах РСФСР в 1942 г. [26]. А в следующем году только эвакуированным заводам в Куйбышеве на строительство домов было отпущено 50 млн. руб. [27]. Полнее стал использоваться кредит, увеличилось число индивидуальных и коллективных застройщиков, к производству стройматериалов привлекались промкомбинаты, артели, использовалось местное сырье [28].

Положение с жильем на промышленных предприятиях начинает улучшаться с 1943 г., когда стали строиться т.н. «юнгородки» для рабочих и дома для семейных инженерно-технических работников. Многие промышленные предприятия развернули жилищное строительство. Завод КАТЭК за годы войны построил 11 домов общей площадью 2420 кв. м, в которых поселились 486 чел. [29], подшипниковый завод построил 7500 м жилья для своих работников [30].

Для быстро растущего города острой являлась транспортная проблема. 27 июня 1941 г. Куйбышевский горисполком изменил график часов трамвайного движения в связи с изменением часов работы отдельных предприятий [31]. Главной заботой горисполкома и горкома ВКП(б) стала перевозка рабочих на заводы, расположенные на Безымянке. В сентябре 1941 г. было решено соединить данный район с центром города путем строительства новой трамвайной линии и автодороги. В центре города одновагонные трамваи заменялись двухвагонными [32].

С ростом города и возникновением новых районов общая протяженность трамвайного пути в одиночном исчислении увеличилась с 52 км в 1940 г. до 70 км в 1944 г. Количество вагонов – с 154 до 180. Но ремонт вагонов проходил медленно. Выпуск их на линию сокращался, что сказалось на работе трамвая. Общий пробег вагонов снизился с 7915 тыс. вагонокилометров в 1940 г. до 3250 тыс. вагонокилометров в 1944 г. Количество перевезенных трамваями пассажиров уменьшилось с 90638 тыс. в 1940 г.

до 38800 тыс. чел. в 1944 г. [33].

Уже в первое военное полугодие выявилась слабая транспортная база города. Трамвай и местные поезда не справлялись с перевозками. Нередкими были опоздания рабочих по этой причине. 29 января 1942 г. горисполком решил приступить к проектным работам и утвердил трассу троллейбусного движения «Маршрут №1»: от площади Революции по улице Куйбышева, Льва Толстого до Вокзальной площади [34]. Темпы реализации проекта были поистине военными. 6 ноября 1942 г. была сдана в эксплуатацию первая троллейбусная линия. Троллейбус «ЯТБ-2» открыл регулярное движение от железнодорожного вокзала до площади Революции [35]. Распоряжением СНК СССР от 24 ноября 1942 г. было решено построить в четвертом квартале 1942 г. и первом квартале 1943 г. троллейбусную линию Куйбышев-Безымянка [36]. За 1944 г. троллейбусами было перевезено 687,3 тыс. чел. [37]. К 7 ноября 1944 г. была сдана в эксплуатацию электрифицированная железная дорога на участке Куйбышев-Безымянка длиной в 15 км [38], которая значительно помогла ускорить доставку работников на заводы.

Значительно обострилась в условиях войны проблема коммунальнобытового обслуживания населения. Уже в 1941 г. магистральные водопроводы г. Куйбышева и городская водопроводная сеть вместо душевой нормы водопотребления 100 л в сутки подавали на одного человека 52 л [39].

Подача воды осуществлялась, в основном, в центре города. О том, насколько ситуация была острой, свидетельствует письмо в СНК СССР на имя А.И. Микояна от председателя Куйбышевского горисполкома М.А. Пылева 19 ноября 1942 г.: «Коммунальное хозяйство в Куйбышеве находится в отсталом состоянии. Производственные мощности коммунальных предприятий не покрывают возросших потребностей города, т.к.

население его за последнее время возросло с 400 тыс. до 700 тыс. чел. Наглядным примером отсталости является городской водопровод. При ежесуточной потребности в 200 тыс. м он способен подавать лишь 55000 м, в т.ч. 20000 м грунтовых вод. Такая подача воды в город не обеспечивает потребности населения при минимальных нормах. Городской водопровод в ряде пунктов не обеспечивает тушение пожаров; городская сеть магистралей не имеет кольцевания; запасных резервуаров для воды в городе нет, энергоснабжение водонасосных станций одностороннее. Еще более слабо развита канализационная сеть. По всему городу канализировано всего лишь 1025 домовладений с населением 125 тыс. чел. или около 15%. Много труб водопровода и канализации имеют 50-летнюю давность. Дороги: из общей площади улиц и площадей города 7200000 м покрыто дорожной одеждой (так в тексте – В.П.) 1870000 м (25%). Асфальтовых покрытий лишь 350000 м на весь город» [40].

Из всех отраслей коммунальной сферы относительно лучше развивалась ситуация в сфере водоснабжения, расширявшаяся преимущественно за счет строительства колодцев, бурения скважин, сооружения временных водопроводов. Для ускорения подачи воды в г. Куйбышеве увеличили скорость фильтрации, вводили упрощенную схему очистки (подача воды, минуя фильтры). В городе строились новые водопроводные сети и увеличивалась мощность насосных станций. Общее протяжение водопроводов увеличилось с 14 км в 1940 г. до 35 км на 1 января 1945 г. Подача воды в сеть увеличилась с 17687 тыс м до 44081 тыс. куб. м. [41].

Увеличилась и канализационная сеть. Общая протяженность главных коллекторов увеличилась с 9 км в 1940 г. до 16 км в 1944 г. Пропуск сточных вод соответственно с 9200 тыс. м до 21262 тыс. куб. м. [42]. Но в целом мощности водопроводных и канализационных сетей не отвечала потребностям города, вследствие чего водопровод и канализация работали с большой перегрузкой, превышая проектную мощность. Нередко применялись так называемые канализационные стоки, по которым сточные воды без всякой очистки уходили в близлежащие водоемы.

Сократились возможности городского населения пользоваться услугами коммунальных прачечных и бань. В первое полгода войны пропускная способность бань увеличилась на 20%. Было решено, бани, принадлежавшие заводам, сделать открытыми для всех граждан, определив режим работы бань с 7 часов утра до 12 часов ночи [43]. Количество коммунальных бань сократилось с 8 в 1940 г. до 4 в 1944 г. В 1940 г. было обслужено 5200 тыс. посетителей, в 1944 г. – 1928 тыс. [44] В решении проблем коммунально-бытовой сферы помогали руководители партийных и государственных органов СССР, размещенных в городе. С.А. Хропов, бывший в 1938-1942 гг. секретарем Куйбышевского горкома ВКП(б) вспоминал: «Однажды в повестку дня Совнаркома был включен вопрос об улучшении коммунального обслуживания. Мы, представители города и области, были заранее предупреждены об этом и имели время посоветоваться между собой. Вывод наш был такой: теми машинами и механизмами, что имелись в распоряжении городского хозяйства, обеспечить в городе надлежащую чистоту и порядок невозможно. Решили просить дополнительно пять автомашин и три-четыре тонны бензина ежемесячно. Конечно, этого было крайне недостаточно. Но мы посчитали: если идет война, все средства должны быть направлены на фронт.

Выслушав наше заявление, члены правительства переглянулись. Анастас Иванович Микоян поднялся из-за стола, сделал несколько шагов по комнате, произнес: - Скромновато.

Потом помолчал и вдруг предложил:

– Считаю, надо дать городскому хозяйству сорок автомашин и ежемесячно выделять по пятьдесят тонн бензина. Эти автомашины должны быть доставлены к зданию горисполкома завтра к девяти часам утра с оформленными нарядами на горючее.

Это предложение было единодушно принято. А на следующий день ровно в 8 часов 50 минут большая автоколонна остановилась возле горисполкома и состоялся прием машин» [45].

В значительной степени меры по благоустройству города носили административный характер. За нарушение правил благоустройства (загрязнение территории, нарушение правил застройки, подземных и наружных сооружений, эксплуатации домов, общежитий, предприятий, магазинов и т.д.) должностные лица (директора промышленных и торговых предприятий, коменданты общежитий, начальники строек и др.) могли подвергаться штрафу до 200 руб.; при повторном нарушении привлекались к уголовной ответственности (по ст. 109, 11 УК РСФСР). Граждан, нарушающих правила благоустройства, органы милиции города могли оштрафовать от 10 до 25 руб. [46].

В условиях стесненности, скученности населения, бытовая неустроенность, антисанитария в местах общего пользования, недостаточности водоснабжения, освещения, отопления в сочетании с высокой продолжительностью рабочего дня, снижением качества питания создавалась опасность распространения остроинфекционных заболеваний. В г. Куйбышеве опасная противоэпидемическая обстановка сложилась в начале войны. В справке Куйбышевского горздравотдела 8 августа 1941 г. медики били тревогу: «В городе эпидемия. Массовые заболевания среди населения дизентерией и другими инфекциями. Эта эпидемия может в ближайшее время вывести из строя целые заводы. Город имел возможность не допустить эпидемии и ликвидировать эпидемические очаги; в настоящее время тоже имеет возможность, для этого требуется: 1) очистка города от нечистот и мусора; 2) обработка эпидемических очагов, вывоз больных на коечное лечение и дезинфекция помещений и одежды больных.

Горздрав сделать этого не мог и не может ввиду отсутствия бензина, резины на эпидемические кареты. 19 карет эпидстанции и станций скорой помощи стоят в бездействии. Все машины с лимита на бензин сняты и город поставили под явную угрозу в эпидемическом отношении… Особенно большой процент заболеваемости среди рабочих прибывших заводов» [47].

Одной из причин распространения дизентерии, завшивленности, кожных заболеваний являлся недостаток мыла для мытья рук и стирки белья [48].

В 1942 г. в городе был проведен месячник по очистке от мусора, проведено обследование общежитий, бань, вокзалов и предприятий общественного питания. Подворный обход позволял выявить подозрительных по тифу заболеваний и завшивленности [49]. Но в целом ситуация оптимизма не внушала. Особенно тревожной она была на заводах № 525, 24, 1, 42.

К.Ф. Мочалова, проверявшая в сентябре 1942 г. по заданию Куйбышевского обкома ВКП (б) завод № 525 Наркомата вооружений, отмечала:

«Бытовые условия рабочих, живущих в землянках, ужасные. В землянках нарная система, нары в три яруса, большая скученность, постельного белья нет, рабочие спят на голых досках... кругом сыплется земля... масса блох, которые не дают возможности рабочим отдохнуть после работы... рабочие понимают, что война загнала их в эти землянки, но считают, что и при этих условиях можно было кое-что сделать и особенно в летний период» [50].

Положение на предприятии в декабре 1942 г. было признано Куйбышевским горисполкомом и городской противоэпидемической комиссией чрезвычайным и угрожающим вспышкой сыпного тифа. Только тогда было решено выделить дополнительно 5 тонн мыла для борьбы с завшивленностью, выделить работникам завода овощи и изготавливать из хвои витаминозный настой для профилактики авитаминоза [51].

Эпидемические больные поступали в большом количестве вместе с эвакуированным населением. В г. Куйбышеве в 1942 г. привозные случаи заболевания сыпным тифом составили 41%, в 1943 г. – 50%. Больных брюшным тифом в расчете на 10000 населения увеличилось в 1942 г. по сравнению с 1940 г. в 3,1 раза, сыпным тифом – в 23,3 раза [52].

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.