WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 40 |

Таблица Физико-химические параметры формирования гранитоидов Барангуловского комплекса.

№ пробы n Тгом. Р, СН2О, СCl, Тгом. Ссолей, бар мас.% мас.% мас.% расп. вкл., °С газ-жид. вкл., °С БР-99-103/1; 11 870-830 5400-2100 4,3-2,4 не опр-сь. 150; 336-345 8,4-12,МЗ-2000-25 4 780-750 2990 6,8 0,41 351 9,МЗ-2000-26 12 830-780 5960-4620 3,8-1,6 0,25-0,10 166, 252 10,Примечание: n – количество включений в изученной группе; 1-3 – гранитоиды: 1 – Барангуловский массив, 2-3 – Мазаринский массив.

Для приблизительной оценки глубинности становления гранитов рассматриваемого комплекса нами составлена диаграмма в координатах Р-Т (рис. 25), на которую вместе с уралтаускими кислыми интрузивами для сравнения вынесены гранитоиды Монголо-Охотской зоны известных фаций глубинности /Коваль, Прокофьев, 1998/. Из диаграммы следует, что точки характеризующие Барангуловский и Мазаринский массивы ложатся в область гипабиссальной фации глубинности и расположены между линиями солидуса систем: гранит–H2O и гранит–CO2. Давление воды в расплавных включениях, связанное пропорциональной зависимостью с давлением системы в момент кристаллизации расплава составляет 2,1-6,0 кбар, причем предельные цифры (3,0-6,0 кбар) относятся к меньшему по размерам и более просто устроен ному Мазаринскому массиву, для которого установлены более низкие температуры кристаллизации (750-830 °C) по сравнению с барангуловскими гранитоидами (830870 °C). Исходя из общепринятых представлений о повышении значений температуры и понижении параметров давления на верхних уровнях эрозионного среза интрузий /Коваль, 1998/ можно сделать вывод о том, что становление гранитоидов Мазаринского массива происходило на относительно более глубоких интервалах гипабиссальной фации интрузивного магматизма, чем барангуловских гранитов.

Р, бар --б -4000 в г - -а 0 200 400 600 800 1000 Т, С Рис. 25. Вариации температуры кристаллизации и давления флюида для гранитоидов Монголо-Охотской зоны (МОЗ) и гранитов Барангуловского комплекса.

Условные обозначения 1-3 – фации глубинности для гранитоидов МОЗ: 1 – гипабиссальная, 2 – гипабиссально-приповерхностная, 3 – поверхностная; 4-5 – граниты: 4 – Барангуловский массив, 5 – Мазаринский массив; а-г – линии солидуса систем: а – онгонит-H2O, б – гранит-H2O, в – гранит-СО2, г – ''сухого'' ликвидуса мусковитового гранита.

Весьма важными характеристиками расплава являются его флюидонасыщенность и состав флюида, особенно содержание в нем хлора, обеспечивающего экстракцию и перенос многих металлов /Коваль, Прокофьев, 1998/. На большом фактическом материале по Монголо-Охотской зоне указанными исследователями было показано, что рудоносные гранитоиды, в частности редкометальные, имеют довольно высокие концентрации хлора, воды и растворенных в ней солей. По этим параметрам граниты Барангуловского комплекса приближаются к лейкократовым редкометальным гранитам завершающих плутонических серий. Как будет показано ниже, они обладают слабо выраженной редкометальной специализацией и характерным для подобных пород комплексом позднемагматических гидротермальных изменений.

Анализ вышеприведенных данных позволяет сделать некоторые выводы об особенностях магматизма Барангуловского комплекса:

1) магматический комплекс характеризуется преимущественно бимодальным характером распределения составов главных типов пород, образующим два статистически значимых максимума, которым соответствуют габброиды и граниты. По набору петро- геохимических признаков породы относятся к габбро-гранитлейкогранитовому комплексу типичной габбро-гранитной формации с незначительным участием промежуточных разностей пород диоритового состава;

2) основные и кислые магматиты принадлежат к серии натровых и калинатровых пород близких по составу к толеитам континентальных обстановок. Ранние проявления габброидного магматизма по сравнению с поздними его фазами характеризуются большей титанистостью, железистостью, преимущественно натриевым типом щелочности, умеренной и низкой глиноземистостью. Граниты относятся к высокоглиноземистым образованиям с явно выраженной тенденцией увеличения степени фракционирования и падения показателя фемичности в поздних лейкократовых разностях пород;

3) по некоторым важным геохимическим показателям, в частности содержаниям Rb, Sr, Rb/Sr отношению, характеру спектров РЗЭ, граниты обнаруживают черты сходства с предшествующими им габброидами, что наряду с общностью геологической позиции является свидетельством их петрогенетического единства. В гомодромном габбро-гранитном формационном ряду лейкократовые граниты надстраивают нормальные граниты и характеризуются повышенными концентрациями Th, U и величиной Th/U отношения. Подобная закономерность может свидетельствовать об увеличении стабильности земной коры к конечным фазам магматизма Барангуловского комплекса;

4) среди продуктов магматизма характерно сочетание геохимических типов пород, свойственных как обстановкам растяжения, включая типично рифтовые (дайковые тела габброидов), так и режимам сжатия (лейкократовые граниты). В зоне Уралтау, судя по особенностям состава магматических пород, рифтогенез не вышел за рамки узкой грабеновой структуры в которой базитовый магматизм проявляя отчетливо выраженную толеитовую специфику континентальных рифтов, не эволюционировал до толеит-базальтовых продуктов, типичных для стадии океанического рифтинга;

5) в период формирования гранитов барангуловского комплекса (660±15 млн.

лет) современный эрозионный срез соответствовал гипабиссальной фации глубинности, а давление воды в расплаве находилось в интервале 2,1-6,0 кбар. По большинству элементов-примесей средний состав гранитов близок составу континентальной коры.

В качестве основных отличий гранитов укажем возрастание в них содержаний Th, U и таких совместимых элементов коры как РЗЭ (особенно тяжелой группы). Можно допустить, в связи с этим, частичное участие процессов палингенеза и флюидного взаимодействия в ходе становления гранитных интрузивов комплекса.

3.2. КИРЯБИНСКИЙ ПИРОКСЕНИТ-ГАББРОВЫЙ КОМПЛЕКС Общая характеристика магматических пород рассматриваемого комплекса, включая их петрографо- петрохимическое описание, дана в работах В.И. Козлова и др. /1964 ф/ и А.А. Алексеева /1970, 1976/. Краткие сведения по базитгипербазитовому магматизму Кирябинского района содержатся также в работе Е.А.

Шумихина /1972/, который выделил здесь в составе Кирябинского полиформационного комплекса два пространственно связанных, но автономных моноформационных комплекса – ультрабазитовый и габбровый. Примерно такое же деление магматических образований – на Бирсинский гипербазитовый и Кирябинский пироксенитгаббровый комплексы предложено и А.А. Алексеевым /1976/. Последний комплекс этот автор отнес к широко распространенной на Урале габбро-пироксенит-дунитовой формации.

Следует подчеркнуть, что из-за остутствия надежных данных о возрасте магматизма и неясности соотношений между интрузивными породами, вопрос о их формационной принадлежности не имеет окончательного решения. Полученные нами новые геохимические данные позволяют уточнить ранее предложенное формационное деление магматитов и высказать предположение о их возможной геологической позиции в общей структуре зоны Уралтау.

3.2.1. Геологическое строение Интрузивные тела Кирябинского комплекса пространственно приурочены к северному замыканию зоны Уралтау. На современной эрозионной поверхности это наиболее узкая область рассматриваемой территории, ограниченная с запада и востока соответственно Западно-Уралтауским и Главным Уральским разломаминадвигами, обеспечившими тектоническое сближение разновозрастных и разнофациальных отложений смежных структурных зон.

Габбро и ультрабазиты группируются в субширотной полосе пространственно совпадающей с зоной Западно-Уралтауского надвига и ограниченной с востока Главным Уральским разломом. Указанная полоса магматических тел прослеживается вдоль надвига на протяжении почти 15 км при ширине 4-5 км. Количество тел увеличивается в северном направлении в сторону разлома, внешняя зона которого отчетли во маркируется цепочкой дайковых образований основного состава.

Наиболее крупными магматическими телами традиционно выделяемыми в составе Кирябинского комплекса являются собственно Кирябинский габбровый массив, Бирсинский и Абдулкасимовский ультрабазитовые массивы.

Кирябинский габбровый массив, расположенный у юго-восточной окраины с.

Кирябинское, имеет субширотное простирание, согласное с направлением вмещающей его тектонической зоны. Форма массива линейная, близкая к линзовидной до км в длину при ширине около 1 км. Внутреннее строение массива неоднородно и определяется сочетанием различных по структуре и минеральному составу типов основных пород. Так, например, в Кирябинском карьере, вскрывающем небольшой фрагмент габбровой интрузии, ее строение представлено серией линейных тел северовосточного и субширотного направлений, среди которых можно наблюдать все разновидности габброидов – от мелано- до лейкократовых по составу и от мелко- до крупнозернистых (пегматоидных) по структуре. Контакты между телами габброидов достаточно резкие и часто подчеркнуты тектоническими нарушениями, совпадающими с общим простиранием интрузивных тел. Подобное строение весьма напоминает типичную магматическую расслоенность, свойственную многим интрузивным телам Урала, испытавшим внутрикамерную дифференциацию силикатного расплава.

Вмещающими для габброидов массива являются отложения мазаринской свиты, имеющие, как и интрузив в целом, субширотное простирание сланцеватости. Судя по совпадению элементов залегания реликтовой слоистости вмещающих песчаносланцевых отложений и полосчатости габброидов, последние образуют преобладающе согласные межпластовые формы близкие к силловым интрузиям.

В пределах тектонической зоны габброиды, также как и вмещающие их мазаринские парасланцы, подверглись интенсивному динамометаморфизму и разбиты густой сетью трещин различных направлений. Габброиды рассланцованы неравномерно – наиболее интенсивное рассланцевание наблюдается у мелко- и среднезернистых разностей габбро, тогда как лейкократовые крупнозернистые габброиды менее подвержены этому процессу и часто содержат блоки монолитных пород. В приконтактовых зонах магматических тел отмечается развитие ортосланцев амфиболового состава с отчетливо выраженными следами пластических деформаций, скольжения и разлинзования пород, обладающих характерными параллельно-сланцеватыми и тонкополосчатыми текстурами.

Среди габброидов Кирябинского массива известны также пироксениты и серпентинизированные ультрабазиты. Эти породы встречаются в восточной половине массива вблизи зоны ГУРа, где они слагают небольшие дайкообразные тела, вытянутые в субширотном направлении. Мощность даек варьирует от 20 до 40 метров, по простиранию они прослеживаются до 300 метров. Отдельные тела таких же ультраба зитов, приуроченные к субширотной тектонической зоне развиты к северу и югу от рассматриваемого габбрового массива. В его северном экзоконтакте (район г. Долгой) канавами вскрыты магнетитсодержащие метадиабазы, образующие среди слюдистокварцевых сланцев пластовое тело юго-восточного падения (Аз. пад 16045-70°).

А.А. Алексеев /1976/ отнёс эти породы к Мазаринскому вулканическому комплексу, считая их метаморфизованными аналогами основных эффузивов. Однако по нашим наблюдениям метадиабазы скорее принадлежат к более поздней жильной фации магматических тел, образовавшихся в той же структурно-тектонической обстановке, что и габбровый массив. Подтверждение этому мы находим в наличии аподиабазовых сланцев с вкрапленностью магнетита (до 10 %) непосредственно среди габброидов Кирябинского массива, по отношению к которым они занимают явное секущее положение.

Бирсинский серпентинитовый массив образует компактное линзовидное тело размером 5х2 км расположенное к западу от массива габброидов и отделенное от них узкой долиной р. Бирси. Массив вытянут в субширотном направлении и залегает согласно с директивным направлением сланцеватости вмещающих его парасланцев мазаринской свиты. Вдоль северо-западного ограничения серпентинитов имеются единичные тела габброидов, аналогичные таковым Кирябинского массива. Небольшие тела серпентинитов и габброидов, группирующиеся в субширотную полосу известны также в 1,5 км западнее Бирсинского массива. Они прослежены по простиранию на расстояние более 7 км вплоть до долины р. Белой с которой пространственно совпадает зона Западно-Уралтауского разлома, отделяющая здесь суванякский комплекс от отложений рифейского стратотипа. В западном направлении ширина полосы магматических тел постепенно сужается; мощность, протяженность и количество тел уменьшается, а простирание тектонической зоны приобретает северо-восточное направление.

Несколько иное структурное положение занимает Абдулкасимовский серпентинитовый массив. Он расположен в 7 км к югу от основной полосы габброидов Кирябинского массива и имеет широтное до юго-восточного (110-115°) простирание, торцово сочленяясь на востоке с зоной ГУРа. Серпентиниты залегают среди метаморфитов уткальской свиты, образуя линзовидное тело размером 0,5х4,0 км, наследующее небольшой субширотный разлом, зажатый между зонами Барангуловского разлома и ГУРа.

Строение массива неоднородно, в его составе наряду с преобладающими серпентинитами, встречаются также небольшие реликтовые тела серпентинизированных гарцбургитов, пироксенитов, дунитов () и габбро-пироксенитов ().

Возрастное положение рассмотренных магматических образований остается не ясным. Из-за отсутствия достоверных геохронологических данных оценка времени формирования габброидов и гипербазитов Кирябинского района дается разными исследователями в широком диапазоне. Так, например, Д.Г. Ожиганов /1964/ исходя из допалеозойского возраста суванякского комплекса, считал прорывающие его габброиды среднепротерозойскими; геологи-съемщики /Клочихин, Буряченко, 1954 ф/, придерживающиеся близких взглядов на стратиграфию суванякских отложений, предполагали позднепротерозойское время становления базитового комплекса. Есть и другая точка зрения, высказанная Ю.Д. Смирновым /1961/, согласно которой основные интрузивы Уралтауского мегантиклинория гораздо более молодые и образовались в раннекаменноугольную эпоху.

Единственное радиологическое определение в 380 млн. лет было получено калий-аргоновым методом по амфиболу из амфиболизированных габбро-пегматитов Кирябинского массива /Алексеев, 1976/. С большой осторожностью (учитывая малую достоверность метода) эту датировку можно рассматривать как время метаморфизма основных пород, ограничивая тем самым верхний возрастной рубеж кирябинских габброидов ранним девоном.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.