WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
106 ВЛАСТЬ 02’2009 Сергей РАЗИН РОССИЙСКАЯ МНОГОПАРТИЙНОСТЬ И ИМПЕРСКИЙ МИФ В ИСТОРИИ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ Совсем недавно прошли очередные юбилеи русской революции. Они явились поводом для того, чтобы снова попытаться понять её уроки и значение для современной России. Актуальность обращения к вопросу о роли многопартийности в русской революции обусловлена сохранением в современной России глубинных причин, перманентно порождающих «смутные времена» в отечественной истории, устойчивостью имперского массового сознания, происшедшими в последние годы на постсоветском пространстве «бархатными революциями», вызвавшими новый всплеск внимания к вопросу о природе и механизмах массовых социальных движений.

собо хотелось бы отметить, что сейчас, как и сто лет назад, одной из главных особенностей российского социума являОется провоцирующий смуту разрыв коммуникаций между управляющими и управляемыми, которые, как и в начале прошлого века, живут в разных социокультурных измерениях. На наш взгляд, подлинное понимание русской революции и современной политической истории России невозможно без реального представления о месте и роли отечественной многопартийности в российском политическом процессе.

Сегодня многие исследователи сходятся в том, что не только партия большевиков, за которой в советской историографии был закреплён статус партии «нового типа», но и вся российская многопартийность начала XX в. являлась уникальным, «почвенным» явлением1. Её роль принципиально отличалась от той роли, которую играла многопартийность в странах Запада.

На Западе политические партии формировались и функционировали как связующее звено между гражданским обществом и государством. Российские реалии были иными. Идеократическая империя, которой Россия оставалась в начале прошлого столетия, и гражданское общество онтологически несовместимы. Бытие одного означает небытие другого. Кроме того, одна из основных функций, которую выполняют партии на Западе, состоит в переносе конфликта интересов в локальную политическую систему, в рамках которой существует возможность для поиска и реализации консенсуса. Здесь аналогии между Западом и Россией начала прошлого столетия также невозможны. Конфронтационность, восприятие оппонента как врага, а политики как борьбы до полной победы, до полного уничтожения всех врагов всегда являлись характерными чертами российского политического процесРАЗИН Сергей са. Автор солидарен с теми исследователями, которые считают, Юрьевич – старший что участие в революции народных масс России определялось не преподаватель осознанными политическими интересами, а ценностями2, норкафедры философии мами их имперско-общинного сознания, находившимися за преи культурологии делами политики в её традиционном понимании. На наш взгляд, Института См., напр.: Модели общественного переустройства России. XX век. – М., 2004, стр. 488.

гуманитарного Булдаков В.П. Красная смута. Природа и последствия революционного насиобразования и лия. – М., 1997, стр. 370. Ахиезер А.С. Архаизация в российском обществе как информационных методологическая проблема // Общественные науки и современность, 2001, № 2, технологий стр. 97.

02’2009 ВЛАСТЬ российский социум, как в начале XX в., По нашему мнению, ключ к разгадке так и сейчас, характеризуется сосредо- тайны российской многопартийности точением всей власти и всех прав в руках следует искать в имперском мифе, пред«верховного суверена», монологическим ставляющем собой систему норм, идей и характером отношений между властью и представлений, которая на протяжении обществом (подданными), отсутствием столетий являлась и является ценностнополитики как публичной сферы, в рамках смысловым фундаментом Российской которой происходит диалог равноправ- идеократической империи. В имперском ных участников политического процесса мифе выражена иррациональная, метаи в которой, согласно политологическим физическая сверхзадача, заключающаяся канонам, и должен решаться главный в реализации божественного замысла о политический вопрос – вопрос о власти. человеке и мире, в установлении торжесИ власть, и массы в таком обществе нахо- тва трансцендентного Должного2.

дятся вне политики и вне права. В опре- Полной противоположностью имперделённом смысле можно говорить о том, ского мифа являлись идеологии меньчто «неполитичность», «непубличность», шевизма и либерализма. Современный сакральность верховной власти обуслови- исследователь С.Н. Гавров справедлила неполитический характер социальной во замечает: «Мечта об осуществлении борьбы народных масс России в эпоху Царствия Божьего на земле, достижерусской революции. нии полного и окончательного счастья Анализ документов и материалов не только превосходит, но и противореСамарской, Симбирской и Саратовской чит задаче либеральной модернизации с губерний, относящихся к периоду 1905– целерациональностъю, секулярностью, 1907 и 1917 гг., подтверждает эти мысли. демократическими процедурами, протиОн показывает, например, что в ходе пер- востоит самой парадигме постепенного вой русской революции в период наиболь- улучшения мира. Процессы модернишего развития работы партий на селе зации разворачиваются в горизонталь(первая половина 1906 г.) в Самарской, ном измерении мира, в сфере Сущего»3.

Саратовской и Симбирской губерниях Рационализм, являвшийся базисом либепроисходило ослабление крестьянского рализма и социал-демократизма, был движения. Наибольшей остроты крес- несовместим с иррационализмом, местьянское движение достигло в ноябре сианством и эсхатологизмом имперского 1905 г., и связано это было отнюдь не с мифа.

работой политических партий, кото- Все эти черты наглядно проявлялись рая в этот период времени практически в политической практике меньшевизне велась, а с достаточно традиционным ма и русского либерализма. Наглядным для крестьян толкованием Манифеста 17 примером этого является тот факт, что октября, который с их точки зрения даро- меньшевики, в отличие от большевиков, вал «волю» и санкционировал «чёрный рассматривали социалистическую ревопередел». Так, например, лидер симбир- люцию как перспективу далёкого будуских большевиков В. Рябиков приводит в щего. Ленинскую и троцкистскую теории своих мемуарах следующий случай, про- революции они называли «утопией захваисшедший с одним из его коллег по орга- та власти революционерами»4.

низации летом 1905 г.: «В июле этого года Имперский миф предопределяет полиЧерномордик посетил село Нагаткино и тический изоляционизм империи и одновыступал там с агитацией против войны, временно её потенциальный «космизм».

за захват земли и за созыв Учредительного Европоцентризм либералов и меньшесобрания. Крестьяне очень одобряли виков следует рассматривать как полное земельный захват, но насчет войны неко- отрицание «космизма» и политического торые из них высказывались так, что не изоляционизма империи. В сознании мужицкое это дело, а дело начальства»1. политических западников начала XX в.

Какова же была реальная роль отечес- собственный народ из «народа-богоноственной многопартийности в русской См. Гавров С.Н. Модернизация во имя империи. Социокультурные аспекты модернизационных революции процессов в России. – M., 2004, стр.44–46.

Гавров С.Н. Указ. соч., стр. 176.

1 1905 г. в Симбирске. – Симбирск, 1925, стр. Тютюкин С.В. Меньшевизм: страницы истории.

40–41. – М., 2002, стр. 166.

108 ВЛАСТЬ 02’ца» превратился в одного из аутсайдеров большевиков к своим политическим промировой истории. По мнению меньше- тивникам. Большевики периодически виков, русские крестьяне, составлявшие воевали со всеми остальными «городскигромадное большинство нации, отлича- ми» партиями, тем самым воспроизводя ются «традиционной аморальностью»1. мифологему врага на уровне партийной Их жизнь – это историческое небытие. борьбы.

Для русских либералов, которые ещё в Особую роль в системе имперского мифа годы первой русской революции устами играют представления о роли и функциИ. Петрункевича заявляли о том, что они ях верховной власти. Верховная власть в должны «внести свет и смысл в движение рамках имперского мифа предстает как масс»2, русский народ – это «какая-то земной образ идеального Должного5, как другая низшая раса»3. Эта позиция фак- субстанция, имеющая сакральный характически предопределила то отношение тер, которая, прежде всего, является к этим политическим силам, которое регулятором вертикальных связей между сформировалось в массовом сознании в миром Должного и миром Сущего.

ходе революции. В глазах масс либералы Традиционалистские представления о и меньшевики стали врагами империи, власти стали одним из важнейших факврагами революции, врагами народа. торов, определивших ход и исход русской Большевизм, в котором идея мировой революции. Так, например, главной приреволюции совмещалась с идеей постро- чиной резкого усиления крестьянского ения социализма в одной отдельно взя- движения осенью 1905 г. стал Манифест той стране, воспроизвёл универсализм 17 октября. Согласно крестьянским и политический изоляционизм импе- представлениям, «хозяин земли Русской» рии. Ленин и его сторонники воссоздали «даровал волю» и санкционировал «чёрхарактерное для имперского мифа пред- ный передел». Крестьянское понимание ставление об особой роли народных масс причин смуты было вполне в духе тех России в мировой истории. Для Ленина представлений о власти, о которых напии его сторонников крестьянство – это сано выше.

«именно та переменная величина, кото- Полной противоположностью имперсрая определит исход»4. кому мифу были представления о власти В структуре имперского мифа важ- российских либералов и меньшевиков. В ное место занимает мифологема врага. основании политико-правовых доктрин Используя метафору Т. Гоббса, можно ска- либерализма и меньшевизма лежали зать, что русская революция была войной онтологические принципы, сформировсех крестьянских и рабоче-крестьянских вавшиеся в рамках европейской рацимасс против всех, кого они считали свои- оналистической философии. Либералы ми врагами. Проявлением мифологемы рассматривали власть как правовую, юриврага является существовавшее в крес- дическую категорию, исходя из идей вертьянской среде негативное отношение к ховенства закона и разделения властей.

интеллигенции, к «образованным», про- Меньшевики тот же самый вопрос решали являвшееся тогда, когда крестьяне в них с позиций ортодоксального марксизма, самих и в их действиях видели опасность характерными чертами которого являлись разрушения веками существовавшего экономический детерминизм и классовый миропорядка. Тогда интеллигенты, аги- подход. Они считали, что самодержавие таторы, «оратели» превращались в «бар», должно быть свергнуто, и в России должна «жидов», «буржуев», «смутьянов». быть установлена демократическая ресКрестьянскому отношению к интел- публика. При этом власть должна перейти лигенции и к порождённой ею много- в руки буржуазии. Тем самым западники партийности было созвучно отношение снижали «возвышенный образ Власти, переводя её из сферы сакрального в сферу Российский государственный архив социальнопрофанного»6.

политической истории (РГАСПИ), ф. 275, оп. 1, д.

Русские либералы являлись ярыми сто12, л. 18.

ронниками введения конституционного Цит. по: Леонтович В.В. История либерализма в России 1762–1914 гг. – М., 1995, стр. 419.

правления. Так, например, самарский Милюков П.Н. История второй русской ревооктябрист В.Н. Львов считал, что «конлюции // Российские либералы: кадеты и октябристы. – М., 1996, стр. 103–104. Гавров С.Н. Указ. соч., стр. 65.

4 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 14, стр. 24. Гавров С.Н. Указ. соч., стр. 187.

02’2009 ВЛАСТЬ ституционная монархия, основанная и предопределила его принципиальную на доверии царя и народа», и «свобода, несовместимость с юридической катепоставленная в рамки закона», – это два горией частной собственности, в рамках главных принципа, которыми его колле- которой различаются владение, пользоги по партии должны руководствоваться вание и распоряжение. В крестьянском в своей деятельности1. сознании продажа земли в частную собсВ свою очередь, большевистский вож- твенность рассматривалась как святодизм, большевистские идеи «самодержа- татство. Крестьяне считали, что тот, кто вия народа», «демократического центра- не работает на земле, не может быть её лизма», «революционно-демократичес- собственником. Эти представления безкой диктатуры пролетариата и крестьянс- раздельно господствовали в крестьянства», «диктатуры пролетариата», «власти ком сознании в революционную эпоху.

Советов» были созвучны тем представле- К сожалению, политическая элита ниям о власти, которые являлись частью России начала XX в. не видела и не пониимперского мифа. Здесь же необходимо мала глубинных ментальных оснований отметить ещё один немаловажный, на крестьянского вопроса. Документы и наш взгляд, момент, который заключа- материалы того времени дают нам ясное ется в том, что для политических про- представление о том, насколько поляртивников большевизма в той или иной ными по отношению к крестьянскому степени была характерна идейная и орга- сознанию были представления либералов низационная разобщённость, выражав- и меньшевиков о путях и методах решения шаяся в периодических расколах, нали- земельного вопроса. Будущий министр чии различных фракций, течений, групп, земледелия Временного правительства направлений и т.д. Этот идейный плю- кадет А.И. Шингарёв, выступая на засерализм и отсутствие централизованной дании II Государственной думы, назвал партийной организации противоречили переход всей земли в руки народа «велимонолитности и монологизму империи. В чайшим несчастьем»2. Патриарх российто же время монолитность и монологизм ской социал-демократии Г.В. Плеханов, большевистской партии им соответство- упрекавший Ленина в том, что он «смотвали. Эти созвучия и соответствия резко рит на национализацию (земли) глазами повышали шансы большевизма на побе- социалиста-революционера»3, называл ду в имперской революции, способство- лозунг национализации «антиреволюцивали закреплению в массовом сознании онным требованием»4.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.