WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 37 |

(рис. 4.5). Таким образом, можно говорить о влиянии реального курса рубля как на масштаб промышленного производства, так и на его структуру.

Механизмом такого влияния могут быть неблагоприятные для отечественного производителя (в первую очередь конечной продукции) изменения структуры цен, порождаемые чрезмерным укреплением реального курса рубля.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что процесс «утяжеления» структуры промышленного производства на рассматриваемом отрезке времени протекал весьма интенсивно. Как показывает рис. 4.12, в нижней точке промышленного спада (сентябрь 1998 г.) по сравнению с началом 1990 г. производство продукции высокой степени переработки снизилась втрое, тогда как производство продукции низкой степени переработки сократилась «всего» вдвое. Таким образом, за время экономических реформ сырьевая ориентация российской промышленности значительно усилилась. Произошел переход на новый уровень пропорций между производством сырья, промежуточной и конечной продукции, соответствующий «утяжелению» структуры промышленного производства. Важно отметить, что в этом рассмотрении устранен ценовой фактор, поскольку все анализируемые индикаторы построены на основе индивидуальных индексов объемов производства в натуральном выражении.

Такое направление структурных сдвигов российского промышленного производства периода реформ представляется вполне естественным, учитывая слабую конкурентоспособность конечной продукции и ценовые пропорции советских времен, когда сырье и энергоносители были относительно дешевы, а многие виды конечной продукции - относительно дороги.

Либерализация цен и внешнеэкономической деятельности в условиях низкого курса рубля (рис. 4.5) сделала выгодным экспорт сырья и энергоносителей, что привело к росту их относительных цен и к росту реального курса рубля. В результате производители конечной продукции, лишившись многих традиционных рынков, столкнувшись с сокращением спроса со стороны государства, более уязвимые к разрывам хозяйственных связей, не имеющие возможности массового экспорта своей продукции, столкнулись также с ростом относительных цен на потребляемые ими ресурсы и с массированным импортом дешевой конечной продукции. Отметим также, что поскольку производство наиболее сложных видов продукции наиболее уязвимо к разрывам хозяйственных связей156, то переходный процесс неизбежно должен сопровождаться структурными сдвигами именно такой направленности. Таким образом, указанная направленность структурных сдвигов может рассматриваться как еще один трансформационный эффект.

Направленность структурных сдвигов могла бы быть существенно иной лишь при проведении какой-либо целенаправленной промышленной политики, возможность чего в условиях слабости государственной власти вскоре после распада государства представляется крайне маловероятной.

4.4.5. Направления смещений индикаторов структурных сдвигов Выше много говорилось о возможных смещениях экономических индексов. Эти смещения, очевидно, могут искажать и динамику сводных индикаторов структурных сдвигов, поскольку они строятся на основе экономических индексов менее высокого уровня агрегирования. В связи с этим возникает вопрос: в каком направлении могут быть смещены рассматриваемые индикаторы структурных сдвигов Для индекса интенсивности структурных сдвигов dt проблема смещений наименее актуальна, поскольку он основан на сопоставлении пар соседних периодов времени, за время между которыми не может накопиться значительных смещений, т.е. в этом отношении он аналогичен экономическим индексам в приростной форме. Базисные же индексы структурных сдвигов Dt,t2, наоборот, могут быть заметно смещены, причем направление смещения может быть любым. Индекс качества структуры промышленного производства Gt также может быть заметно смещен, причем, скорее всего, вниз, т.е. в сторону завышения глубины его снижения на первой фазе переходного процесса и занижения его роста на второй фазе. Это обусловлено тем, что при построении индекса не учитываются изменения качества про См. (Blanchard, Kremer, 1997).

изводимой продукции. Улучшение ее качества должно в этой ситуации порождать смещение вниз индивидуальных индексов количеств, причем это актуально в первую очередь для производства продукции высокой степени переработки, а отнюдь не для производства сырья и энергоносителей.

Это и должно приводить к тому, что индикатор Gt, скорее всего, показывает более пессимистическую картину, чем та, которая реально имеет место.

По этой же причине следует ожидать, что индекс производства продукции высокой степени переработки, скорее всего, занижает тенденцию существенно сильнее, чем индекс производства продукции низкой степени переработки. Аналогично, и отраслевые индексы промышленного производства должны быть по этой причине смещены в существенно разной степени.

Таким образом, имеются основания полагать, что ситуация в российском промышленном производстве переходного периода является более оптимистичной, чем показывают рассмотренные индикаторы, причем в отношении динамики не только объемов производства, но и качества его структуры. Для того же, чтобы ответить на вопрос, в какой мере она является более оптимистичной, необходимо проведение работ по построению индексов постоянного качества (constant quality indexes), что является весьма непростой задачей даже в более стабильных экономиках.

4.4.6. Совместный анализ структурных сдвигов промышленного производства и цен производителей Представляет несомненный интерес проведение совместного анализа структурных сдвигов объемов промышленного производства и соответствующих цен. Однако индексы цен производителей промышленной продукции по необходимой для сопоставления номенклатуре недоступны. Поэтому попытка такого сопоставления сделана на основе отраслевых индексов промышленного производства и цен производителей157. Сопоставление Использованы индексы промышленного производства ЦЭК по электроэнергетике, топливной промышленности, черной металлургии, цветной металлургии, химической и нефтехимической промышленности, машиностроению, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, промышленности строительных материалов, легкой промышленности и пищевой промышленности (их графики приведены на рис. 3.8) и индексы цен производителей, рассчитываемые Росстатом по тем же отраслям (индекс цен по химической и нефтехимической промышленности Росстатом не публикуется, поэтому он был получен агрегированием индексов для химической и для нефтехимической промышленности). Использованы сезонно скорректированные индексы промышленного производства. Индексы цен сезонной корректировке не подвергались. Доступны только годовые индексы цен для 1991 г., поэтому соответствующие месячные значения получены интерполяцией динамики пар индикаторов Gt и dt, полученных по индивидуальным и по отраслевым индексам объемов производства, показывает их близость, что позволяет надеяться на качественное совпадение результатов по индивидуальным и по отраслевым индексам и для цен.

Динамика индекса качества Gt структуры цен интерпретируется аналогично динамике соответствующего индекса количеств: рост Gt свидетельствует о том, что цены на продукцию высокой степени переработки растут опережающими темпами, тогда как падение Gt означает опережающий рост цен на сырье и продукцию первичной переработки. Поэтому росту этого индекса соответствует улучшение финансового состояния производителей конечной продукции, а его падению - ухудшение. Следовательно, структурные сдвиги, сопровождающиеся ростом этого индекса, можно интерпретировать как благоприятные для отечественного товаропроизводителя, а сопровождающиеся его падением - как неблагоприятные.

На рис. 4.15 показана динамика индексов качества структуры объемов производства и цен производителей. Хорошо видно, что за время реформ снизились значения индексов качества как для структуры производства, так и для структуры цен: опережающий рост цен на сырье и продукцию первичной переработки сопровождался усилением сырьевой ориентации российской экономики. Такая реакция структуры выпуска на изменения структуры цен представляется совершенно логичной. Усугубление диспропорции в структуре выпуска (усиление сырьевой ориентации) является естественной платой за исправление диспропорции в структуре цен (цены на сырье до начала реформ были в целом занижены, тогда как цены на конечную продукцию были в целом завышены). Вопрос о том, насколько эта плата оправдана, т.е. о том, стоило ли заменять одну диспропорцию другой, заслуживает отдельного исследования.

Обращает на себя внимание происходящая с течением времени эволюция реакции качества структуры объемов производства на изменение качества структуры цен. Так, либерализация цен привела к резкому ухудшению качества структуры цен в рассматриваемом смысле, когда за первую половину 1992 г. цены на сырье выросли гораздо сильнее цен на конечную продукцию (рис. 4.15). Соответствующий «обвал» качества выпуска произошел лишь через полтора года - во второй половине 1993 г. Однако улучи, отражая средние темпы роста цен, не показывают особенности их внутригодовой динамики для 1991 г. Система весов получена на основе стоимостной оценки промышленного производства 1995 г. Оценки качества отраслей получены осреднением продуктовых оценок качества с весами продуктов. Сводные индексы цен строились по тем же формулам и с теми же весами, что и индексы объемов производства.

шение качества структуры цен после обострения кризиса в августе 1998 г.

гораздо быстрее привело к улучшению структуры объемов производства - лаг составил всего несколько месяцев. Таким образом, в начале периода реформ реакция структуры производства на структуру цен была весьма слабой: несмотря на колоссальный структурный ценовой шок в 1992 г.158, пропорции производства продукции высокой и низкой степеней переработки оставались примерно одинаковыми, т.е. спад первых полутора лет реформ был скорее фронтальным, чем структурным. К концу 1990-х гг., напротив, структура объемов производства стала чутко откликаться на изменения структуры цен.

Рис. 4.15. Индексы качества структуры Рис. 4.16. Индексы интенсивности Gt объемов производства (1) и цен про- структурных сдвигов dt объемов произизводителей (2) (месячные индексы цен водства (1) и цен производителей (2).

1991 г. получены интерполяцией годовых).

Представляется, что такое изменение реакции структуры производства на изменения структуры цен отражает процесс перехода российской экономики от ресурсных к спросовым ограничениям, т.е. глубинные изменения в ее функционировании. Действительно, экономика, функционирующая в условиях ресурсных ограничений, и не должна заметно реагировать на изменения структуры цен. Структурные сдвиги в ее выпуске бывают обусловлены другими причинами. По мере перехода к спросовым ограничениям, напротив, реакция на ценовые импульсы должна усиливаться. Различие реакции качества структуры объемов производства на изменения качества структуры цен в начале и в конце 1990-х гг. позволяет сделать вывод о том, что переход от ресурсных ограничений к спросовым в российПо всей видимости, его можно сравнивать по масштабу с ценовым шоком 1970х гг. в США и странах Западной Европы, вызванным нефтяными кризисами.

ской промышленности в целом произошел в середине 1990-х гг., т.е. в период кульминации темпов промышленного спада и интенсивности структурных сдвигов.

Еще один аргумент в пользу такого вывода дает рис. 4.16, на котором приведены графики индексов интенсивности структурных сдвигов dt объемов производства и цен производителей, построенные по отраслевым индексам. До конца 1993 г., т.е. до момента кульминации промышленного спада, динамика индекса интенсивности структурных сдвигов цен и объемов производства была различной: интенсивность структурных сдвигов цен производителей после их кульминации в момент либерализации цен в целом затухала, тогда как интенсивность структурных сдвигов объемов производства в целом нарастала. С начала 1994 г., напротив, наблюдается сходная динамика индексов интенсивности структурных сдвигов цен и объемов производства: они в целом затухали до 1998 г., затем вместе возросли, а с осени 1998 г. некоторое время вновь вместе затухали. Таким образом, в первые годы реформ динамика индексов интенсивности структурных сдвигов объемов и цен была различной (что может быть интерпретировано как преобладание ресурсных ограничений), затем постепенно появилась синхронизация динамики показателей (что соответствует преобладанию спросовых ограничений). Ценовые шоки высокой интенсивности в 1992-1993 гг. оказывали меньшее влияние на интенсивность структурных сдвигов объемов производства, чем ценовые шоки меньшей интенсивности конца 1990-х гг.

Заметим, что отсутствие синхронизации между показателями Gt и dt для цен и объемов производства в начале 1990-х гг. в какой-то мере может быть объяснено тем, что реальные цены в России в это время не были рыночными, а регистрируемые цены не всегда правильно отражали реальные.

Однако такие объяснения и означают, по сути, что в российской экономике в это время преобладали ресурсные ограничения. С переходом к спросовым ограничениям реальные цены стали в большей мере рыночными, а регистрируемые цены стали лучше отражать реальные.

Рассмотрим особенности изменения структуры цен производителей на этапе доминирования тенденций экономического роста. После обострения кризиса в 1998 г. произошло резкое улучшение структуры цен, как на это указывает динамика индекса качества структуры цен на рис. 4.15. Однако уже с 1999 г. тенденция сменилась на противоположную, и до конца рассматриваемого интервала времени произошло в целом весьма значительное ухудшение структуры цен производителей. Это ухудшение происходило тремя волнами: в 1999 г., в 2002 г. и в 2004 г. Таким образом, на всем протяжении переходного периода цены на продукцию топливно-сырьевых отраслей росли в целом опережающими темпами. Эта тенденция сохраняется и в последние годы рассматриваемого интервала времени, что связано как с ростом мировых цен на нефть, так и с особенностями регулирования цен на продукцию естественных монополий.

Заметим, что учет изменений качества производимой продукции должен смещать индекс качества структуры цен вниз, т.е. в направлении, противоположном направлению смещения индекса качества структуры производства. Другими словами, имеются основания считать, что реальная динамика качества структуры цен производителей является даже более пессимистичной по сравнению с той, которую показывает индекс качества структуры цен на рис. 4.15. Заметим также, что в последние годы не наблюдается тенденции затухания интенсивности изменения ценовых пропорций (рис. 4.16). Эти тенденции едва ли можно признать благоприятными для отечественных производителей конечной продукции.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.