WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 37 |

4.4.3. Поступательность структурных сдвигов Базисный индекс структурных сдвигов Dt,t2, дающий количественную оценку структурного сдвига за время, прошедшее между периодами t1 и t2, показывает, как сильно за это время изменились пропорции объемов производства. Это свойство позволяет использовать Dt,t2 как индикатор поступательности структурных сдвигов.

Анализ показывает, что за рассматриваемое десятилетие произошли значительные сдвиги структуры промышленного производства. Наблюдается тенденция к удалению пропорций производства от пропорций, существовавших до начала реформ (рис. 4.10). Скорость такого удаления максимальна на рубеже 1993-1994 гг. До этого она в целом возрастает с течением времени, а после - в целом убывает. Значения DT,t показывают значительный масштаб такого удаления: максимальное значение DT,t 0.(здесь T1 соответствует январю 1990 г.).

Рис. 4.10. Базисные индексы структурных сдвигов DT1,t (1) и Dt,T (2) (T1 - январь 1990 г., T2 - февраль 2005 г.).

Удаление текущих пропорций производства от пропорций, существовавших до начала реформ, наблюдается вплоть до момента достижения нижней точки промышленного спада в 1998 г., как показывает динамика показателя DT,t на рис. 4.10. Затем процесс такого удаления прекратился, но это не означает, что структурные сдвиги перестали быть поступательными. Динамика показателя Dt,T на рис. 4.10 показывает, что поступательное движение пропорций производства в сторону пропорций конца рассматриваемого интервала времени продолжилось. Таким образом, несмотря на затухание интенсивности структурных сдвигов, эволюция пропорций производства продолжается.

Следствием значительных структурных сдвигов является невысокая точность сводных индексов объемов производства. Так, стандартная ошибка базисного индекса промышленного производства IT,T2 за период с начала наблюдений до момента кульминации трансформационного спада составляет 0.05, чему соответствует относительная погрешность в 11% во время кульминации спада.

4.4.4. Направленность структурных сдвигов Масштабные, затяжные и продолжающиеся вплоть до конца рассматриваемого периода времени поступательные структурные сдвиги вынуждают искать ответ на вопрос о том, в каком направлении происходит их эволюция. Констатации лишь их значительного удаления от дореформенных пропорций для этого явно недостаточно. С этой целью необходимо анализировать направленность структурных сдвигов.

Для анализа направленности структурных сдвигов необходимо привлечение дополнительной информации, помимо содержащейся в исходных временных рядах и в системе весов информации о динамике состояния системы. Применительно к анализу сдвигов структуры цен (см. раздел 4.3) такую информацию можно получить путем сопоставления структуры текущего периода с некоей выделенной структурой цен, например со структурой цен какой-либо страны или мировых цен (там, где это понятие определено). Однако структуры промышленного производства разных стран существенно отличаются друг от друга, и едва ли существует экономический механизм, способствующий их сближению. Поэтому при анализе эволюции структуры российского производства, в отличие от структуры цен, не удается напрямую воспользоваться какими-либо внешними ориентирами.

Вместо этого будем использовать индикаторы качества структуры. На рис. 4.11 приведен график индекса качества структуры промышленного производства j j j j b qtj p b w rt j j j (4.15) Gt = =, j j qtj p w rt j j j позволяющего судить о направленности структурных сдвигов. Для его построения каждому из видов промышленной продукции, на основе которых рассчитываются сводные индексы объемов промышленного производства и структурных сдвигов, были присвоены баллы bj [0,1], отражающие положение соответствующего продукта в передельном цикле, от нуля, соответствующего сырью, до единицы, соответствующей конечной продукции153. Остальные обозначения в (4.15) соответствуют использованным в (4.14). Оценка качества Gt получена как взвешенное среднее баллов bj и дает средний балл для всей выпускаемой в данный момент промышленной продукции. Таким образом, динамика этого индикатора дает представление об изменении с течением времени соотношения сырья и продукции его первичной переработки, с одной стороны, и конечной продукции, с другой, в общем объеме промышленного производства.

Рис. 4.11. Индекс качества структуры промышленного производства Gt.

Аналогичным образом можно построить меры качества структуры совокупности и в ином смысле, а не только как отражение соотношений производства продукции разной степени переработки. Для этого необходимо задать набор баллов bj так, чтобы они вводили отношение порядка на множестве элементов исследуемой совокупности, определяющее меру качества в некотором смысле. Если балл bj считать индивидуальным индексом качества товара j, то Gt является сводным индексом качества структуры совокупности.

Индикатор качества структуры Gt (4.15) является обобщением индикато ра групповой доли Gt (4.2), который, в свою очередь, является обобщением Эти баллы для используемой корзины опубликованы в (Бессонов, 2001b).

индикатора индивидуальной доли Gtj (4.1). Действительно, если в (4.15) bj может принимать всего два значения так, что bj = 1 для всех элементов, входящих в анализируемую группу, а для всех прочих элементов bj = 0, то получаем (4.2). Соответственно, bj в (4.15) можно трактовать не только как меру качества товара j, но и как значение функции принадлежности товара j к анализируемой группе, рассматриваемой как нечеткое множество (fuzzy set).

Эта функция для каждого элемента j показывает степень его принадлежности к множеству.

Структура советской промышленности характеризовалась гипертрофированным развитием добывающих отраслей, что отражало затратный характер экономики, ее рыночную неэффективность. Поэтому структурные сдвиги, характеризующиеся «утяжелением» структуры промышленного производства (когда динамика производства продукции высокой степени переработки в натуральном выражении характеризуется относительно более низкими темпами) в рассматриваемых условиях можно квалифицировать как неблагоприятные, а структурные сдвиги обратной направленности (когда производство продукции высокой степени переработки изменяется опережающими темпами) можно рассматривать как благоприятные.

Рис. 4.11 показывает, что за время реформ производство продукции высокой степени переработки сокращалось опережающими темпами. Это же демонстрируют и рис. 4.12, 4.13, на которых показана динамика индексов промышленного производства отдельно для продукции высокой и низкой степеней переработки на фоне производства по промышленности в целом.

Такая динамика противоположна той, которая наблюдается при индустриализации, когда производство продукции высокой степени переработки растет опережающими темпами. Таким образом, рассматриваемая диспропорция российской экономики за годы реформ лишь усугубилась, причем значительно (рис. 4.12).

Индексы производства продукции высокой степени переработки построены как j j j j b qtj p b w rt j j j 2 (4.16) Ith,t = =, 1 2 j j j j j b qtj p b w rt j j 1 а индексы производства продукции низкой степени переработки - как j j j j (1- b )qtj p (1- b )w rt j j j 2 (4.17) Itl,t2 = =, 1 j j j j (1- b )qtj p (1- b )w rt j j j 1 где использованы те же обозначения, что и в (4.14) и (4.15).

Индекс производства продукции высокой степени переработки (4.16) является обобщением группового индекса количеств, т.е. индекса количеств для подмножества товаров-представителей, входящих в анализируемую группу. Индекс производства продукции низкой степени переработки (4.17) является обобщением индекса количеств для всех товаров-представителей корзины за исключением входящих в анализируемую группу.

Использование баллов bj, принимающих лишь значения 0 и 1, позволяет получить в соответствии с (4.16) и (4.17) всю иерархию индексов количеств, основанную на использовании обычных множеств (четких, для которых о каждом объекте можно сказать, принадлежит он данному множеству или не принадлежит), - сводные, произвольные групповые и индивидуальные, а по формуле (4.15) - соответствующие им индикаторы групповых и индивидуальных долей. Использование же произвольных значений bj [0,1], трактуемых как значения функции принадлежности товара j некоторому нечеткому множеству, либо как мера его качества в некотором смысле, позволяет еще более расширить класс определяемых объектов.

январь 1990 г. = 100 % в месяц Рис. 4.12. Компоненты тренда и конъ- Рис. 4.13. Изменения компонент тренда юнктуры базисных индексов производ- и конъюнктуры индексов производства ства продукции высокой (1) и низкой (2) продукции высокой (1) и низкой (2) степени переработки и производства по степени переработки и производства по промышленности в целом (3). промышленности в целом (3).

Динамика Gt (как и динамика индикаторов dt, DT,t и Dt,T, рассмотрен1 ных выше) имеет характер переходного процесса. Углубление промышленного спада в целом сопровождалось «утяжелением» структуры промышленного производства, начавшийся подъем характеризуется противоположной тенденцией - производство продукции высокой степени переработки растет в натуральном выражении опережающими темпами (ср. рис. 4.11 и рис. 3.5).

Эта же закономерность наблюдается и для малых циклов промышленного производства: короткие периоды ускорения промышленного спада сопровождаются опережающим снижением производства продукции высокой степени переработки, а короткие периоды стабилизации или подъема - ростом производства продукции высокой степени переработки опережающими темпами. Особенно отчетливо это видно на графиках индексов производства продукции разной степени переработки, приведенных на рис. 4.12, 4.13.

Производство продукции высокой степени переработки характеризуется гораздо большей подвижностью по сравнению с более стабильной динамикой производства продукции низкой степени переработки, для которой характерны существенно меньшие темпы как спада, так и подъема (рис. 4.13).

Такая динамика представляется естественной для открытой экономики, в основном экспортирующей сырье и полуфабрикаты и импортирующей конечную продукцию. Для развитых рыночных экономик, в большей мере импортирующих сырье и экспортирующих высокотехнологичную конечную продукцию, имеет место обратная закономерность: производство конечной продукции более стабильно, тогда как производство сырья и материалов подвержено существенно более значительным конъюнктурным колебаниям154.

Заметим, что в рассматриваемом российском случае производство продукции высокой степени переработки менее стабильно (более волатильно), чем производство продукции низкой степени переработки, не только в краткосрочном плане, но и в более долгосрочном - за весь период реформ (т.е. на двух временных масштабах), как это иллюстрируют рис. 4.12, 4.13.

Более высокая подвижность производства продукции высокой степени переработки стала особенно заметна с конца 1992 г. (рис. 4.13), после либерализации цен и внешнеэкономической деятельности, что позволяет рассматривать такую особенность динамики промышленного производства как еще один трансформационный эффект. Положение, когда ядро системы (производящее продукцию высокой степени переработки) отличается меньшей стабильностью, чем ее периферия (производящая сырье и полуфабрикаты), едва ли может быть признано благоприятным для российской экономики.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что усиление борьбы с инфляцией путем ужесточения денежно-кредитной политики и укрепления реального курса рубля (рис. 4.14, 4.5) приводит к резкому сокращению в первую очередь производства продукции высокой степени переработки, в меньшей степени влияя на производство продукции низкой степени пере См., например, (Romer, 1986). Это же относится и к динамике цен, см.

(Hanes, 1999).

работки. Ослабление же такой борьбы с инфляцией благотворно сказывается в первую очередь также на динамике производства продукции высокой степени переработки. Так, в 1993 г. было произведено резкое сокращение денежной массы в реальном выражении (рис. 4.14)155, тогда же наблюдалось и резкое укрепление реального курса рубля (рис. 4.5), что сопровождалось резким ускорением промышленного спада с лета 1993 г. по весну 1994 г., главным образом за счет сокращения производства продукции высокой степени переработки (рис. 4.12, 4.13), т.е. дальнейшим «утяжелением» структуры производства (рис. 4.11). Аналогично, сокращения конечного спроса на продукцию отечественной промышленности, которые имели место в 1995 г. и перед крахом пирамиды ГКО в августе 1998 г., сопровождались ускорением промышленного спада в первую очередь конечной продукции, а произошедшее после этого обострения кризиса резкое ослабление реального курса рубля (рис. 4.5), вызвавшее увеличение спроса на отечественную продукцию за счет резкого снижения спроса на импортную, привело к интенсивному промышленному подъему в первую очередь конечной продукции.

декабрь 1991 г. = Рис. 4.14. Индекс денежной массы M2 в реальном выражении.

Таким образом, производство продукции высокой степени переработки весьма чутко реагирует на изменения конечного спроса. Эти импульсы затем передаются по технологической цепочке к первичной переработке сырья и его добыче, постепенно затухая. Производство сырья и промежуточ Долгосрочные сопоставления значений этого показателя следует проводить с осторожностью из-за обсуждавшихся выше проблем со смещениями индексов цен (в данном случае в качестве дефлятора использован индекс потребительских цен).

Вместе с тем в данном случае масштаб изменения показателя таков, что возможные смещения индекса цен не способны оказать влияния на формулируемые ниже выводы.

ной продукции демонстрирует существенно более плавную динамику, в то время как производство конечной продукции изменяется в большей мере рывками, быстрее откликаясь на изменения в экономической политике.

Такая динамика свидетельствует в пользу того, что в основе механизма малых циклов динамики российского промышленного производства лежат спросовые импульсы, порождаемые изменениями экономической политики.

В пользу этой же трактовки свидетельствует и то обстоятельство, что резкое укрепление реального обменного курса рубля сопровождается углублением спада производства (ср. рис. 4.5 и рис. 3.5) и неблагоприятными сдвигами его структуры (ср. рис. 4.5 и рис. 4.11), тогда как его резкое ослабление сопровождается обратными эффектами. Наиболее отчетливо это наблюдается для двух периодов резкого укрепления реального курса рубля - во второй половине 1993 г. и во второй половине 1995 г. - и для периода после значительного ослабления рубля в августе-сентябре 1998 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.