WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 37 |

основная часть пути была пройдена во второй половине 1993 г. и в 1995 г., тогда как в результате обострения кризиса в августе-сентябре 1998 г. произошло резкое увеличение структурных различий (рис. 4.6). Замедление роста потребительских цен и укрепление реального курса рубля сопровождалось ускоренным движением ценовых пропорций в сторону пропорций цен в США и в сторону российских пропорций конца рассматриваемого интервала времени (см. динамику показателя Dt,T на рис. 4.3). В противном случае сближение пропорций резко замедлялось или даже имело место их удаление (наиболее яркий пример здесь - структурные сдвиги, сопровождавшие обострение кризиса в августе-сентябре 1998 г., см.

рис. 4.3, 4.6). Представляется, что эволюция ценовых пропорций в указанном направлении стимулировалась сдерживанием инфляции и укреплением реального курса рубля, ускорение же инфляции и ослабление реального курса рубля резко замедляло этот процесс или даже обращало его вспять.

Такая динамика ценовых пропорций свидетельствует об их устойчивости в силу необходимости приложения значительных усилий для их изменения, что и происходит во время периодов борьбы с инфляцией.

Отметим также, что высокие значения индекса структурных различий Dt, отражая значительность рассеяния распределения индивидуальных соотношений внутренних и внешних цен, указывают на существование проблем измерения ППС, подобных проблемам измерения роста цен, вызванным большим рассеянием распределения индивидуальных индексов цен. Масштаб структурных различий таков, что в условиях российского переходного периода едва ли возможно получение оценок ППС, относительная погрешность которых была бы меньше нескольких десятков процентов. Это необходимо учитывать при содержательной интерпретации любых оценок ППС, сделанных для России переходного периода.

Во время скачка цен при их либерализации российские ценовые пропорции практически не сблизились с пропорциями США и почти не приблизились к ценовым пропорциям, характерным для конца рассматриваемого интервала времени. На это указывают динамика индекса структурных различий Dt (рис. 4.6) и динамика индекса структурных сдвигов Dt,T (рис. 4.3) в окрестности момента либерализации цен. При этом, как показывают резкое изменение индекса структурных сдвигов DT,t (рис. 4.3) и (что то же самое) значение индекса интенсивности структурных сдвигов dt (рис. 4.4) в январе 1992 г., скачок цен при их либерализации характеризовался значительными изменениями ценовых пропорций.

Практическое отсутствие движения пропорций цен во время их либерализации в направлении устранения существовавших диспропорций является, на наш взгляд, весьма нетривиальным фактом, поскольку ожидалось обратное: предполагалось, что освобождение цен, во-первых, способствуя устранению ценовых диспропорций, приведет к установлению «правильных», «рыночных» пропорций между ценами, а, во-вторых, приведет к значительному росту масштаба цен лишь во время скачка, причем этот рост прекратится вскоре после либерализации цен. Таким образом, предполагалось, что в результате либерализации цен и без вмешательства государства сильно изменится структура цен и сравнительно слабо (в несколько раз) - их масштаб. В реальности все произошло противоположным образом: ценовые пропорции хотя и претерпели значительные изменения, но эти изменения практически не имели отношения к исправлению диспропорций (т.е.

одни диспропорции лишь заменились другими, столь же далекими от «рыночных» ценовых пропорций148, первым приближением которых можно считать пропорции конца рассматриваемого интервала времени или пропорции США), в то же самое время масштаб цен стал стремительно расти.

И лишь с огромным ростом масштаба цен (на несколько порядков превзошедшим ожидания реформаторов), за длительное время (также совершенно другого порядка, нежели ожидалось), в результате прямого вмешательства государства (регулирование обменного курса рубля, введение «валютного коридора», чудовищное денежное сжатие, см. рис. 4.14) удалось заметно изменить ценовые пропорции в желаемом направлении (отчасти путем прекращения производства отечественных товаров и их замещения импортными). Такое развитие событий показывает, что структура системы российских цен была несопоставимо более устойчивой, чем ее масштаб, т.е. для ее изменения требуются гораздо большее время и гораздо большие усилия.

С точки зрения исправления имевшихся ценовых диспропорций, схему, по которой была проведена либерализация цен, едва ли можно считать адекватной, поскольку для выправления относительно «жесткой» (устойчивой) структуры отпустили «мягкий» (подвижный) масштаб цен, что привело к высокой и затяжной инфляции при слабо меняющейся структуре цен.

Представляется, что целесообразнее было бы регулировать (ограничивая рост) некоторые цены, отпустив в то же время другие, чтобы «растянуть» (или, если угодно, «сжать») структуру цен в нужном направлении. То обстоятельство, что исправление ценовых диспропорций (в смысле приближения текущей структуры цен к структуре цен конца рассматриваемого интервала времени и к структуре США) резко интенсифицировалось с окончанием периода наиболее высокой инфляции в конце 1993 г. (рис. 4.6), свидетельствует в пользу этого предположения. Кроме того, заслуживает отдельного исследования вопрос о том, насколько нужно было приближать внутренние цены на энергоносители и сырье к внешним с учетом их избытка внутри страны и необходимости значительных инвестиций для смены технологий, которые во многом и определяют ценовые пропорции.

Несимметричность исходной ситуации для мировой и российской экономик, когда изначально нерыночная российская экономика, сравнительно небольшая в мировом масштабе, значительная доля производимой продукции которой не является конкурентоспособной на мировом рынке, интегрируется в мировую экономику, приводит к тому, что в неуправляемой со Выражаясь фигурально, это был прыжок не «в высоту» или «в длину», как в спорте, а «в сторону», зато далеко. Общепринятый термин «big bang» весьма точно отражает суть произошедшего.

стороны государства ситуации сырьевые товары дорожают быстрее потребительских (т.е. внутренние цены первых приближаются к внешним существенно ближе, чем цены вторых), что, в свою очередь, влечет свертывание опережающими темпами производства потребительских товаров (и вообще конечной продукции). Представляется, что избежать неблагоприятного сценария сырьевой интеграции можно лишь путем принятия мер по поддержанию цен на энергоносители и сырье ниже мировых с постепенным увеличением их по мере продвижения реформ и повышения степени конкурентоспособности отечественной конечной продукции.

Неизбежность значительного изменения структуры цен с целью устранения диспропорций, существовавших до начала реформ, может служить важным стимулом развития инфляционных процессов: повышение относительно низких цен в условиях жесткости всей системы ценовых пропорций приводит к росту и остальных цен, способствуя раскручиванию инфляционной спирали149. В этом случае можно говорить о трансформационном росте цен, обусловленном трансформационными структурными сдвигами, которые первичны по отношению к росту цен.

4.4. Трансформационные структурные сдвиги промышленного производства 4.4.1. Масштаб структурных сдвигов Переходный процесс в российской экономике сопровождается значительным трансформационным спадом, бросающейся в глаза особенностью которого является масштаб сопутствующих ему структурных сдвигов: производство различных видов продукции за время реформ изменилось в существенно разной пропорции. Ярко выраженная неравномерность трансформационного спада позволяет говорить о феномене мощных трансформационных структурных сдвигов.

Трансформационные структурные сдвиги производства проанализированы ниже на основе данных по промышленности. Динамика российского промышленного производства рассматриваемого периода обсуждалась выше в разделе 3.4. Там же был рассмотрен спад и в отраслевом разрезе.

Было показано, что в отраслевом разрезе российский трансформационный спад развивался крайне неравномерно. Наименее глубоким спад был в топ В (Chang, 1995) предлагается модель, в которой в качестве основной причины инфляции в бывших централизованных экономиках (на примере России и Польши) выступают ценовые диспропорции.

ливно-сырьевых отраслях, тогда как отрасли, производящие конечную продукцию, претерпели гораздо более глубокое снижение производства. Также производство продукции, ориентированной на внутренний рынок, снизилось гораздо сильнее, чем производство ориентированной на экспорт продукции. Опережающий спад претерпело и производство продукции инвестиционного и военного назначения.

Отраслевые индексы промышленного производства, позволяя получать видные «невооруженным глазом» выводы такого рода, не дают, однако, комплексной характеристики структурных сдвигов. Для этого перейдем к анализу сводных индексов структурных сдвигов.

Масштаб произошедших структурных сдвигов наглядно демонстрирует рис. 4.8, на котором показана динамика компоненты тренда и конъюнктуры индекса промышленного производства и отклонения от нее на величину взвешенных арифметических средних абсолютных отклонений распределений индивидуальных индексов qtj qTj, где T1 - январь 1990 г. Видим, что рассеяния этих распределений чрезвычайно велики.

январь 1990 г. = Рис. 4.8. Компонента тренда и конъюнктуры индекса промышленного производства (пунктиром показаны взвешенные арифметические средние абсолютные отклонения распределений индивидуальных индексов qtj qTj, T1 - январь 1990 г.).

4.4.2. Интенсивность структурных сдвигов На рис. 4.9 приведен график индекса интенсивности структурных сдвигов в промышленном производстве dt = Dt-1,t, который показывает, как быстро происходят структурные изменения. В данном разделе индексы структурных сдвигов рассчитаны как j j j j qtj p qtj p w rt j w rt j 2 1 1 (4.14) Dt,t2 = - = -, 1 j qti pi qti pi j wirti wirti i 2 i 1 i 1 i т.е. в соответствии со вторым из обсуждавшихся в разделе 4.2 подходов.

j j Здесь rt j = qtj q, где q - производство товара j за период времени, используемый в качестве весовой базы. Как и в расчетах индексов промышленного производства (см. раздел 3.3.4), в качестве весовой базы использован 1995 г. Использованы те же исходные данные, что и для построения индексов промышленного производства ЦЭК. Веса wj в формуле (4.14) соответствуют весам wkwk,j в формуле (3.2).

Рис. 4.9. Индекс интенсивности структурных сдвигов dt.

Показатель (4.14) является относительной мерой вариации индивидуальных индексов количеств - отношением среднего абсолютного отклонения индивидуальных индексов к соответствующему сводному индексу, т.е.

показателем, родственным коэффициенту вариации.

Целесообразность использования векторного подхода в данном случае обусловлена тем, что, в отличие от распределений индивидуальных индексов цен, распределения индивидуальных индексов количеств не демонстрируют столь выраженной асимметрии (ср. рис. 3.1 и рис. 2.3). Более того, распределения логарифмов индивидуальных индексов количеств как правило имеют «тяжелый» левый «хвост», не говоря уже о том, что некоторые индивидуальные индексы количеств могут принимать нулевые значения. В этой ситуации представляется возможным использовать то преимущество векторного подхода, что в его рамках в метрике L1 (сумма модулей) сводный индекс количеств является обычным агрегатным индексом. Сводные индикаторы структурных сдвигов, таким образом, являются естественным расширением стандартного инструментария экономических индексов.

Динамика данного индикатора dt имеет характер переходного процесса:

до начала 1993 г. интенсивность структурных сдвигов в целом нарастала, причем весьма быстро; с середины 1993 г. до весны 1994 г. имел место ее резкий всплеск, кульминация, после чего она стала в целом постепенно затухать, однако на фоне общей тенденции затухания интенсивности наблюдаются ее всплески, причем амплитуда этих всплесков также демонстрирует тенденцию к затуханию. Первый такой всплеск интенсивности структурных сдвигов имел место в окрестности обострения кризиса в 1998 г., второй - в конце 2002 г. - начале 2003 г., третий - в конце 2004 г.

Все эти всплески интенсивности структурных сдвигов наблюдались в периоды резкого ускорения темпов промышленного спада или замедления темпов роста. Заметим, что такая динамика, когда затухание кризисных явлений сопровождается их рецидивами уменьшающейся амплитуды (т.е.

проявления иерархичности кризисов), является типичной для проходящих через кризис систем самой разной природы150.

Обращает на себя внимание большая инерционность промышленного производства. Так, кульминация темпов промышленного спада (рис. 3.6) и интенсивности структурных сдвигов (рис. 4.9) приходится на рубеж 1993-1994 гг., т.е. кульминацию изменений в промышленном производстве от момента либерализации цен, который можно считать началом экономических реформ, отделяют целых два года. Это резко отличает динамику объемов производства от динамики цен: рост цен максимальными темпами наблюдался в течение первого месяца после их либерализации. Значительная инерционность промышленного производства, когда результат воздействия может проявляться через годы и быть сильно «размазанным» во времени (т.е. возможность наличия больших и распределенных лагов), должна приниматься во внимание при анализе и прогнозировании последствий мер экономической политики и внешних воздействий.

Сравнение рис. 4.9 и рис. 3.6 показывает, что интенсификация изменений объема производства сопровождается интенсификацией изменений его структуры, и наоборот. Особенно отчетливо это наблюдается для периодов резких всплесков интенсивности структурных сдвигов. Такая динамика свидетельствует в пользу предположения о существовании эффекта связи интенсивности структурных сдвигов с темпами изменения объема производства151, аналогичного эффекту связи интенсивности структурных сдвигов системы цен с темпами инфляции152. Различие между этими двумя эффектами состоит в том, что См., например, (Арманд и др., 1999).

См., например, (Yotopulos, Lau, 1970).

См. (Gleiser, 1965), (Vining, Elwertowski, 1976), (Parks, 1978).

структурные изменения производства интенсифицируются как при ускорении спада, так и при ускорении роста производства, тогда как для цен периода российских реформ характерен именно рост. Таким образом, как спад, так и рост промышленного производства в этот период не являются равномерными (т.е.

индивидуальные индексы не демонстрируют синхронности изменений, когерентности), причем чем они более интенсивны, тем менее равномерны.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.