WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 37 |

В нижней точке трансформационного спада (август-сентябрь 1998 г.) промышленное производство составляло всего 38% от уровня января 1990 г., т.е. оно сократилось в 2.6 раза94. Таким образом, по глубине российский промышленный спад переходного периода превышает промышленный спад в СССР во время Второй мировой войны и уступает лишь промышленному спаду во время Революции и Гражданской войны95 (см.

рис. 3.7). Также российский трансформационный спад - более глубокий, чем спад промышленного производства в США во время Великой депрессии. Сопоставление динамики промышленного производства на протяжении четырех кризисов XX века (рис. 3.7) показывает, что российский Иногда, говоря о трансформационном спаде, имеют в виду лишь этап доминирования тенденций спада, т.е. лишь первую фазу трансформационного спада в используемом нами определении. В этом случае говорят об адаптационном спаде, за которым следует восстановительный рост. Относить ли к трансформационному спаду весь переходный период или только его первую фазу, во многом является вопросом соглашения. В данной работе предпочтение отдано первому варианту, чтобы подчеркнуть то обстоятельство, что и адаптационный спад, и восстановительный рост являются разными стадиями единого переходного процесса и взаимно обусловлены.

Сопоставляются уровни компоненты тренда и конъюнктуры временного ряда индекса ЦЭК. Среднегодовой уровень 1998 г. составил 41% от уровня 1990 г. В соответствии с официальными данными промышленное производство в 1998 г.

составило 46% от уровня 1990 г.

Сопоставлять различные кризисы по глубине промышленного спада следует с большой осторожностью, поскольку каждый спад сопровождается мощными структурными сдвигами, направленность которых для различных кризисов может существенно различаться. Так, несмотря на то, что глубина спада по промышленности в целом на протяжении Второй мировой войны составила 23%, производство средств производства не опускалось ниже уровня 1940 г., тогда как производство предметов потребления в 1942 г. сократилось на 59% по сравнению с уровнем 1940 г. См.

(Госкомстат СССР, 1990, с. 9). На протяжении переходного периода, напротив, производство промышленного оборудования сокращалось опережающими темпами: в 1998 г., по нашей оценке, оно составило лишь 13% от уровня 1990 г., т.е. сократилось примерно в 8 раз.

трансформационный спад является самым продолжительным из них. Он является феноменом, не имеющим в истории прецедента для мирного времени и столь крупной страны96.

Рис. 3.7. Динамика промышленного производства на протяжении четырех кризисов XX века (за 100 взято значение показателя в году, предшествующему началу интенсивного спада, этот год обозначен 0):

1 - Россия (в границах СССР), Первая мировая война, Революция, Гражданская война, году 0 соответствует 1914 г.

(источник: (Кафенгауз, 1994, с. 292-293, графа 17));

2 - СССР, Вторая мировая война, году 0 соответствует 1940 г.

(источники: (Госкомстат СССР, 1990, с. 5), (ЦСУ СССР, 1972, с. 126));

3 - Россия, переходный период, году 0 соответствует 1990 г.

(официальные данные);

4 - США, Великая депрессия, году 0 соответствует 1929 г.

(данные Федеральной резервной системы США).

Такой масштаб трансформационного спада определяется целым рядом причин, которые могут быть сведены в несколько групп97.

Общесистемные причины. Известно, что чем сложнее система, тем более глубокий спад она претерпевает при перестройке98. Большая глубина В (Роузфилд, 2004) для обозначения российского трансформационного спада используется весьма показательный термин гипердепрессия.

Причины трансформационного спада обсуждаются также в (Kornai, 1994), (Ellman, 1994), (Gavrilenkov, Koen, 1995), (Полтерович, 1996), (Blanchard, Kremer, 1997), (Popov, 1998), (Duchene, 1999), (Бессонов, 2000, 2001b), (Campos, Coricelli, 2002).

«Величина ухудшения, необходимого для перехода в лучшее состояние, сравнима с финальным улучшением и увеличивается по мере совершенствования системы.

Слабо развитая система может перейти в лучшее состояние почти без предварительного ухудшения, в то время как развитая система, в силу своей устойчивости, российского трансформационного спада обусловлена высокой сложностью исходной (до начала реформ) российской экономики. Чем выше уровень индустриализации, достигнутый в экономике к началу реформ, тем более глубоким должен быть и трансформационный спад в ней. В этом состоит одно из отличий российских реформ от реформ в таких странах, как Китай или Вьетнам99. К этой же группе причин относится и разрушение сложившихся экономических связей, вызванное распадом государства и прежней системы хозяйствования100.

Исходные диспропорции. По сравнению с развитыми рыночными экономиками советская плановая экономика имела ресурсоемкий, затратный характер. Структура промышленности характеризовалась гипертрофированным развитием добывающих отраслей, инвестиционного комплекса, военно-промышленного комплекса (ВПК). Исправление унаследованных от плановой экономики структурных перекосов сопровождалось сокращением производства той части конечной продукции, которая не была востребована рынком (значительная часть тракторов, зерноуборочных комбайнов, среднетоннажных грузовиков и т.п.), что вызвало сокращение производства по всей технологической цепочке. Соответствующую составляющую трансформационного спада едва ли можно считать негативным явлением, скорее она отражает сокращение издержек, повышение эффективности.

Советская экономика в значительной мере была ориентирована на обслуживание военно-промышленного комплекса. Резкое сокращение роли ВПК в экономике с началом реформ, переориентация производителя в сторону конечного потребителя не могли на первых порах не сопровождаться снижением производства. В структуре экономики была недоразвита сфера услуг, тогда как доля производства товаров (в первую очередь производственного назначения) была гипертрофирована. Перераспределение ресурсов в пользу сферы услуг внесло свой вклад в снижение производства товаров.

Адаптация на микроуровне. Плановая и рыночная экономики существенно различаются на микроуровне. Предприятия в плановой экономике, в отличие от фирм в рыночной экономике, были ориентированы главным образом на производство продукции, а не на ее сбыт. Сбытовые структуры на такое постепенное, непрерывное улучшение неспособна» (Арнольд, 1990, с. 101).

Заметим, что еще до начала переходного процесса в математической работе (Арнольд, 1990) на качественном уровне было описано именно то, что в последствии и произошло.

См. также (Popov, 1998).

Такого рода вопросы рассмотрены в (Blanchard, Kremer, 1997).

зачастую были атрофированы101. В условиях дефицита и отсутствия стимулов к ресурсосбережению объемы производства определялись не столько спросом, сколько наличными ресурсами102. Когда с началом экономической трансформации к ресурсным ограничениям добавились ограничения спроса, то в краткосрочном плане это не могло не вызвать спада выпуска. Также в плановой экономике была неестественно велика доля крупных предприятий. Доля малых предприятий была чрезвычайно мала по сравнению с их долей в развитых рыночных экономиках. Развитие малого бизнеса, являющегося необходимой составной частью рыночной экономики, представляет собой еще одно направление микроэкономической адаптации.

Влияние неэкономических факторов. Обсуждаемый российский спад является следствием не только экономической трансформации. Одновременно происходит реформирование по многим направлениям. Произошел распад государства, сменилась политическая система. Российская промышленность утратила традиционные рынки сбыта в странах Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), а затем и в бывших союзных республиках, что привело к резкому сокращению спроса на ее продукцию. Таким образом, политические факторы привели к сужению экономического пространства, что способствовало сокращению производства. Произошло резкое снижение спроса со стороны государства (снижение оборонных расходов103, прекращение поддержки дружественных режимов по политическим мотивам, прекращение «строек коммунизма» и т.п.). Общесоюзные органы экономического управления были ликвидированы (т.е. существовавшая система управления экономикой была демонтирована) до начала эффективного функционирования новых механизмов регулирования. В тех странах, где экономические реформы не сопровождаются сменой политической системы и дезинтеграцией государства (в Китае, Вьетнаме), производство демонстрирует более благоприятную, чем в России, динамику. В тех же странах, где помимо наложения многих реформ имели место еще и военные конфликты (Таджикистан, Грузия, Армения, Молдавия), наблюдается более глубокий, чем в России, спад производства.

Можно говорить о том, что социалистической системе присущи рынок продавца, а капиталистической - рынок покупателя. См. (Корнаи, 2000).

Согласно (Корнаи, 1979) плановая экономика является экономикой с ресурсными ограничениями, в отличие от рыночной экономики, которая является экономикой с ограничениями спроса.

Заметим, что конверсия военного производства в СССР после Второй мировой войны также сопровождалась значительным спадом промышленного производства (рис. 3.7). Аналогичное снижение производства имело место и в других странах.

Экономическая политика переходного периода. Обеспечение экономического роста (или сдерживание спада) не рассматривалось в качестве приоритетной задачи экономической политики 1990-х гг., в отличие от борьбы с инфляцией. Либерализация внешнеэкономической деятельности и резкое укрепление реального обменного курса рубля в условиях, неблагоприятных для отечественного производителя (отсутствие опыта работы, соответствующих кадров, технологий, оборотных средств, инвестиций, кредитов на приемлемых условиях, рыночной инфраструктуры, необходимой для функционирования предприятий в новых условиях), способствовали углублению промышленного спада. Отвлечение сбережений на покрытие бюджетного дефицита через рынок ГКО/ОФЗ в 1995-1998 гг. также оказывало угнетающее воздействие на производство.

Потери ресурсов реальным сектором экономики. На протяжении переходного периода имели место масштабное перераспределение ресурсов от реального сектора экономики в пользу финансового (стагнация реального сектора в российской переходной экономике сопровождалась расцветом финансового, и наоборот104), а также вывод ресурсов за пределы российской экономики105 (утечка капиталов, «утечка мозгов», рост процентных выплат, сопровождавший нарастание внешнего долга, кроме того наблюдалась утрата или крайне неэффективное использование ресурсов внутри страны - военные конфликты, избыточное непроизводственное потребление, вызванное слабыми возможностями инвестирования, неопределенностью прав собственности, деградация человеческого капитала и т.п.).

Измерительные проблемы. Известно, что в советские времена объем промышленного производства несколько завышался106 в силу особенностей его учета и принципов стимулирования руководителей всех уровней. Это приводило, в частности, к феномену «приписок». После начала экономических реформ направление смещения изменилось на противоположное, поскольку производителям стало выгодно занижать объемы производства с целью уклонения от уплаты налогов. Кроме того, за время реформ резко Так, обострение кризиса в августе-сентябре 1998 г. сопровождалось резким ухудшением ситуации в финансовом секторе и улучшением в реальном секторе, отражением чего является смена краткосрочных тенденций производства от интенсивного спада к интенсивному подъему (рис. 3.5, 3.6).

Это отражает общий принцип, присущий находящимся в кризисе системам самой разной природы: «перестройка - всегда энергоемкий процесс, связанный с повышенными затратами (диссипацией) накопленной ранее или получаемой из внешнего источника энергии» (Арманд и др., 1999, с. 28). См. также (Полтерович, 1999), (Бессонов, 1997).

См., например, (Gavrilenkov, Koen, 1995).

возрос масштаб теневой экономики, которая в наших данных учтена далеко не полностью (в какой-то мере производство в теневой экономике косвенно отражено в индексе промышленного производства через производство тех видов продукции, которые используются в качестве ресурсов в теневой экономике). Наконец, отечественные индикаторы экономического роста не учитывают изменений качества производимой продукции, что также может занижать динамику выпуска. Поэтому индекс промышленного производства должен завышать глубину произошедшего спада. Такого рода смещения обусловлены значительными качественными изменениями в экономике и бывают характерны для долгосрочных сопоставлений. Заметим, что точность, достигаемая при проведении долгосрочных сопоставлений даже в развитых странах, - крайне низка, при этом оценки, получаемые разными авторами, зачастую различаются даже качественно107. Низкую точность долгосрочных сопоставлений косвенно иллюстрирует и ставшая «притчей во языцех» низкая точность международных сопоставлений стран, находящихся на существенно разных стадиях развития108. Помимо этого, переходному периоду присущи свои собственные измерительные проблемы109.

В какой-то мере перечисленные причины столь глубокого промышленного спада носили объективный характер, поэтому их последствия были неизбежны. В какой-то мере они были субъективны, следовательно, при проведении иной экономической политики некоторые последствия могли бы быть Измерительные проблемы, возникающие при долгосрочных сопоставлениях, иллюстрируют, например, работы (Wright, 1956) и (Cole, 1958), в которых обсуждаются вопросы оценивания роста британского промышленного производства с 1700 г., и (Miron, Romer, 1990a), посвященная построению индекса промышленного производства США с 1884 по 1940 г. В (Miron, Romer, 1990b) рассматриваются вопросы сопоставимости статистических данных при проведении долгосрочных сопоставлений, а в (Landefeld, Parker, 1995, 1997), (Boskin et al., 1998) - измерительные проблемы, обусловленные замещением одних товаров другими. Влияние методики построения индекса промышленного производства на получаемые содержательные выводы исследовано в (Romer, 1971) (рассмотрено влияние методик на оценки глубины и продолжительности экономических циклов в США до Первой мировой войны и после Второй мировой войны). Проблемы измерения российского (советского) промышленного производства рассматриваются в (Kaplan, Moorsteen, 1960), (Nutter, 1957, 1958, 1959), (Greenslade, Wallace, 1959). Обсуждаемые в перечисленных работах измерительные проблемы, по нашему мнению, достаточно близки к тем, которые приходится решать при построении индексов российского промышленного производства переходного периода.

См., например, (Heston, Summers, 1996).

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.