WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 55 | 56 || 58 | 59 |   ...   | 61 |

до 54 в 2003 г. В то же время заметно расширились доля отказов в признании должника банкротом и доля решений о прекращении производства по делу, что свидетельствует о повышении роли ар битражных судов в защите интересов потенциально платежеспо собных предприятий. Только благодаря этим факторам, в целом конкурсная направленность процедур наблюдения несколько огра ничилась.

7) Процедуры внешнего управления в еще меньшей степени оказались пригодными как для заключения мировых соглашений, так и для восстановления платежеспособности предприятий. Та ким образом, несмотря на расширение механизмов сохранения бизнеса должника (Третьим законом о несостоятельности преду смотрена, в частности возможность возврата из конкурсного про изводства во внешнее управление при наличии реальной возмож ности восстановления платежеспособности, проведение допол нительной эмиссии акций в ходе внешнего управления при усло вии согласия собственника должника), о позитивных сдвигах гово рить сложно. Практика применения процедур несостоятельности в 2003 г. свидетельствует о сохранения и даже усилении направлен ности процедур несостоятельности на конкурсное производство.

8) При разработке норм Третьего закона о несостоятельности явно были переоценены мотивации собственников к санации и раз витию бизнеса должников. Предполагалось, что значительная часть банкротств не завершается «мирно» только из за того, что собст венник не имеет возможности погасить задолженность предпри ятия, осуществить его оздоровление. Поэтому нормами Третьего закона о несостоятельности в качестве участника процесса введены собственники предприятия–должника. Помимо этого, закон опре делил право должника, его собственников и любых третьих лиц на любой стадии с согласия арбитражного управляющего прекратить процедуру банкротства, расплатившись по долгам предприятия.

Законом определена новая реорганизационная процедура – финан совое оздоровление, которая, по замыслу, должна была позволить при определенных условиях сохранить учредителям (участникам) должника контроль за судьбой предприятия даже в условиях возбу жденного дела о банкротстве. Однако все эти новации, судя по все му, оказались мало востребованными. Процедура финансового оз доровления вводилась лишь в 10 случаях.

По нашему мнению, практика применения Третьего закона о не состоятельности в 2003 г. свидетельствует об ошибочности актив но обсуждавшегося в 2001–2002 гг. тезиса о том, что в рамках процедур банкротства происходит массовое нарушение наруше нии прав должников, их собственников, которым в ходе процедур банкротства «мешают» оздоровить предприятие и расплатиться по его долгам.

9) В 2003 г. произошел резкий рост числа заявлений и жалоб в рамках дел о несостоятельности, возрос и уровень «спорности» дел о несостоятельности, причем это следствие не только «новиз ны» закона о несостоятельности. Нормами Третьего закона суще ственно расширены возможности для подачи протестов в ходе рассмотрения дел о банкротстве – например, введено право пред ставителя собственников должника опротестовывать в суде требо вания кредиторов, определена возможность обжалования опреде лений, вынесенных в процедурах банкротства по результатам рас смотрения разногласий между лицами, участвующими в деле.

В то же время представляется необходимым отметить, что из общего числа поданных в 2003 г. заявлений и жалоб в рамках дел о банкротстве более 60% связаны с установлением размера требо ваний кредиторов. Таким образом, несмотря на декларировав шиеся намерения, Третий закон о несостоятельности сохранил весьма широкое поле для различных трактовок принципов опреде ления требований кредиторов.

Следует также признать, что институт банкротства в России по ка нельзя рассматривать как стабильный и эффективный механизм корпоративного управления, направленный на оздоровление управления и финансов компаний. Тем не менее, есть объективные свидетельства в пользу того, что закон о банкротстве 2002 г. уже стал эффективно работать: за год государство получило в 6 раз больше денег, чем при действии старой редакции закона, возврат ность долгов выросла с 20% до 60%, резко уменьшилось количест во заказных банкротств346.

Общие направления модификации законодательства Значительные – хотя, видимо, весьма отдаленные – перспекти вы связаны с совершенствованием судебной практики в целом.

Например, в интересах защиты предприятий от недобросовестно го перехвата контроля над ними (частью их активов) посредством процедур банкротства необходимо расширять практику отказа су дебных инстанций от использования процедур банкротства в каче стве рядового средства погашения долга. Такие действия должны, в соответствии со ст. 10 Гражданского кодекса РФ, рассматри ваться как злоупотребление правом и предусматривать как про зрачность судебной процедуры, так и ответственность судебного корпуса.

В ближайшей перспективе необходимо модифицировать приня тые нормы по следующим основным направлениям:

1) В целом рациональными представляются положения нового закона о несостоятельности, устанавливающие, что государство в части требований по обязательным платежам приобретает равные права голоса по сравнению с конкурсными кредиторами, но при этом находится с ними в одной очереди (третьей) по удовлетворе Интервью Председателя Комитета по собственности Государственной Думы Фе дерального собрания РФ В. С. Плескачевского. – Управление собственностью, 2004, № 1, c. 3.

нию требований. Помимо этого, государство в части требований по обязательным платежам теперь может участвовать в заключе нии мирового соглашения. Однако данный подход тоже не лишен существенных недостатков.

Во первых, без существенного расширения института предста вителей государства по процедурам банкротства резко возрастает риск расширения коррупции за счет «торговли» голосами государ ства при принятии решений на собраниях кредиторов, а также риск усиления активности местных органов в скрытой национализации и перераспределении собственности предприятий в пользу треть их сторон. Представляется необходимым при участии государства в процедурах банкротства крупных экономически и социально зна чимых предприятий предусмотреть создание Коллегий уполномо ченных представителей государства для обеспечения сбаланси рованного представления различных интересов государства.

Во вторых, прямое участие государства в мировом соглаше нии может существенно повысить риск неравного подхода к раз личным предприятиям. Необходимо законодательно определить условия (хотя бы рамочные), на которых государство может идти на заключение мировых соглашений. По видимому, это потребу ет внесение изменений и дополнений в Налоговый и Бюджетный кодексы.

2) Принципы, которыми руководствуется государство (его орга ны управления) в инициировании дел о банкротстве, «непрозрач ны» не только для участников рынка, но и для самих органов управ ления. В отсутствие каких либо критериев ограничения круга пред приятий, в отношении которых государству целесообразно реали зовать процедуры банкротства, в действиях конкретных исполни тельных органов государственной власти наблюдается конъюнк турность и бессистемность в инициировании дел о банкротстве предприятий должников. В этих условиях институт банкротства, с одной стороны, утрачивает роль инструмента, стимулирующего предприятия к своевременным расчетам с бюджетами, а с другой стороны, резко повышает инвестиционные риски ввиду непред сказуемости применения процедур банкротства в отношении кон кретных предприятий. Кроме того, отсутствие применяемых на практике критериев по инициированию дел о несостоятельности государством приводит к замещению государственного регулиро вания «регулированием» отдельных чиновников, расширяет осно вы для коррупции госаппарата.

Учитывая, что собственно критерии инициирования процедур банкротства существенно не изменились, и государство по прежнему может подать иски в отношении значительной части средних и крупных промышленных предприятий, весьма актуаль ной является задача выработки государством собственных крите риев инициирования банкротства предприятий должников, кото рые затрагивали бы лишь ограниченную часть промышленных предприятий и, соответственно, могли бы неукоснительно приме няться на практике.

3) Все еще не решенной в полной мере остается проблема встречной задолженности государства перед предприятиями, к примеру, по оплате государственного заказа. Это в ряде случаев стало причиной возникновения задолженности предприятий по платежам в бюджеты.

Заключая договор о выполнении работ по госзаказу, предпри ятие вступает в равноправные гражданско правовые отношения с государством как с заказчиком, и на предприятии лежит бремя от ветственности за некорректную оценку рисков по исполнению до говора заказчиком. Однако предприятие далеко не всегда свобод но в своем выборе: например, в соответствии с Законом о госу дарственном оборонном заказе, если отсутствуют претенденты на участие в конкурсе по размещению оборонного заказа, а также по результатам конкурса не определен головной исполнитель, обо ронный заказ обязателен для принятия государственными унитар ными предприятиями, а также иными организациями, занимаю щими доминирующее положение на товарном рынке или обла дающими монополией на производство работ по оборонному за казу. Более того, заключение государственного контракта на под держание мобилизационных мощностей обязательно для всех ор ганизаций, если это не влечет убытков от его выполнения. Послед няя оговорка формальна, так как условия контракта могут изна чально обеспечивать рентабельность работ, но в последующем они зачастую не исполняются.

Не решена эта проблема и в рамках нового закона о несостоя тельности. Представляется целесообразным дополнить его поло жениями, устанавливающими, что уполномоченные органы или ор ганы местного самоуправления не вправе подавать в арбитражный суд заявления кредитора от имени Российской Федерации, субъек та Российской Федерации, муниципального образования в случае, если у должника имеется дебиторская задолженность перед бюд жетом Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по государственному или муници пальному заказу и разница между суммой обязательств должника перед соответствующим бюджетом и указанной дебиторской за долженностью не превышает соответствующего порога. В то же время, данное предложение рационально только в том случае, если полностью исполняются обязательства по межбюджетным отноше ниям, в противном случае неизбежны конфликты, когда местные органы власти будут утверждать, что они были лишены возможности расплатиться с предприятием ввиду несвоевременных и (или) не полных трансфертов из федерального бюджета.

4) Предусмотренные законом 1998 г. процедуры оздоровления и санации предприятий должников показали свою весьма низкую эффективность. В этой связи можно отметить, что новый закон о несостоятельности существенно как расширяет набор возможных инструментов, так и повышает их «качество», обеспечивая защи щенность от злоупотреблений. Однако необходимо отметить сле дующие проблемы.

Во первых, необходимость участия государства в процедурах банкротства вносит существенные искажения в мотивации всех сторон. Поэтому необходимы меры по урегулированию просро ченной задолженности предприятий по платежам в бюджеты и иным обязательным платежам вне процедуры банкротства. Доста точно эффективными в этой связи представляются механизмы ре структуризации задолженности, однако стимулы к ее проведению недостаточно сильны для всех акционеров (собственников) пред приятий. Фактически решение о проведении реструктуризации на уровне предприятия может быть заблокировано миноритарными акционерами. При этом, если в последующем государство ини циирует процедуру банкротства, все акционеры окажутся в равных условиях. Поэтому представляется важным установить различные права в ходе процедур банкротства для акционеров, голосовавших «за» и «против» проведения реструктуризации задолженности.

Во вторых, в новом законе о несостоятельности, как и в преды дущем, присутствуют пока не работавшие на практике нормы до судебной санации (ст. 31). Отсутствие в рамках нового закона о несостоятельности упоминаний о необходимости для государства предусмотреть соответствующие расходы в федеральном бюдже те не означает, что они не должны быть предварительно определе ны. Таким образом, встают задачи оценки минимального объема расходов, которые следует предусмотреть в бюджетах на прове дение досудебной санации, и включения таких расходов в проект бюджета. Кроме того, следует определить ограниченную совокуп ность предприятий, в отношении которых при неблагоприятном развитии событий государство пойдет на досудебную санацию, и (это очень важно) предварительно определить необходимое со держание обязательств должников перед государством при про ведении досудебной санации.

В третьих, новым законом о несостоятельности вводится новая процедура банкротства – финансовое оздоровление (гл. 5, ст. 76– 92). Данная процедура может стать важным инструментом санации и реформирования предприятия под контролем его собственников (в том числе государства как акционера). В то же время следует обратить внимание на то, что данная процедура может быть введе на арбитражным судом без согласия кредиторов (п. 2, 3 ст. 75, п. ст. 80). Однако при этом подготовленные собственником должника план финансового оздоровления и график погашения задолженно сти должны утверждаться собранием кредиторов. Необходимо устранить следующий принципиальный пробел закона: каковы возможные решения в случае отказа собрания кредиторов утвер дить план финансового оздоровления (что весьма вероятно в слу чае, если собрание кредиторов выступает против введения данной процедуры).

В четвертых, необходимо устранение противоречий между по ложениями гл. 5 (например, п. 1 и 2 ст. 77) и нормами корпоратив ного законодательства (в частности, с положениями Федерального закона «Об акционерных обществах»), направленными на защиту интересов миноритарных акционеров.

В пятых, одним из достаточно эффективных механизмов сохра нения бизнеса крупных, экономически и социально значимых предприятий мог бы стать обмен в ходе процедур банкротства долгов предприятия на акции, передаваемые кредиторам. Ранее действовавшим законом о несостоятельности вопросы проведе ния дополнительной эмиссии акций не определялись. Тем не ме нее, данный механизм применялся на практике, причем кредито рам в одних случаях передавались акции вновь созданного пред приятия (которому передавались активы предприятия должника без долгов), а в других случаях – акции дополнительной эмиссии предприятия должника.

Pages:     | 1 |   ...   | 55 | 56 || 58 | 59 |   ...   | 61 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.