WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 61 |

В многочисленных разъездах он осматривает и дает описание берегов рек Тобола, Большого Аята, Иргиза, Темира, Эмбы, а также притоков р. Урала: «степных рек много, но они несудоходны. Притоки, исключая Илек, впадающий в Урал, теряются в озерах или песках и камыше; даже главная река, Эмба, не достигает Каспийского моря. Другие летом пересыхают или образуют маленькие, очень богатые рыбой озера…» [7]. Определяет места для возведения укреплений, проводит топографические съемки и описывает Мугоджарские горы и самую высокую ее вершину – Айрук.

И. Бларамберг изучает быт и нравы населения, а также собирает и другие сведения самого различного характера, которые пригодятся ему для будущих исследований. И такие исследования он систематически подготавливает к печати. Еще в 1848 г. в большой серии «Военно-статистического обозрения Российской империи» выходит составленное им совместно с офицерами Герном и Васильевым «Военно-статистическое обозрение Оренбургской губернии» [Военно-статистическое обозрение Российской империи. – Т.

XIV. – Ч. 2. – СПб., 1848], также он осуществляет аналогичный труд по Вятской и Казанской губерниям.

7 октября 1845 г. Бларамберг был принят в действительные члены Русского географического общества по рекомендации Ф.П. Литке и Ф.П. Врангеля, и с этого времени его научная деятельность была тесно связана с этим объединением отечественных географов.

Летом 1852 г. И.Ф. Бларамберг командовал отрядом, перед которым формально ставились лишь «рекогносцировочные» цели, а фактически он должен был овладеть кокандской крепостью Ак-Мечеть. Обстоятельства сложились неблагоприятно. В итоге отряд под командой Бларамберга смог лишь разрушить некоторые укрепления, а также две мелкие соседние крепости и вернулся в Оренбург. Но привезенные Бларамбергом разведывательные данные позволили Перовскому, лично возглавившему в следующем, 1853 г., новый поход на Ак-Мечеть, захватить ее и открыть царским войскам дорогу для широкого продвижения в дальнейшем в глубь Средней Азии.

В декабре 1855 г. И.Ф. Бларамберга перевели в Петербург.

1. Бларамберг И. Воспоминания. – М.: Гл. ред. восточ. лит., 1978. – 357 с.

2. Огородников Н.М. Оренбург пограничный. – Оренбург: ДиМур, 1995. – 94 с.

3. Чибилев А.А. В глубь степей: очерки об естествоиспытателях Оренбургского края. – Екатеринбург:

УИФ «Наука», 1993. – 19 с.

Шадрин В.И.

ИССЛЕДОВАТЕЛИ XVIII В. ОБ ЭТНОГЕНЕЗЕ ЮКАГИРОВ Проблема этногенеза этноса – одна из самых сложных в исторической науке. В настоящее время накоплен большой фактический материал по этногенезу юкагиров, разбросанный по многочисленным книгам, брошюрам, статьям, остающимся преимущественно достоянием специалистов узкого профиля – лингвистов, археологов, этнографов, антропологов и т.д. В этих условиях становится актуальным появление обобщающей комплексной работы, в которой бы этот вопрос рассматривался на основе появившихся в последние годы новых данных и переосмысления старых материалов.

Попытки подобного рода начали предприниматься с начала 90-х гг. ХХ в. (Кирьяк М.А., Гоголев А.И.), но они пока носят, в основном, вспомогательный характер.

Необходимо отметить, что решение проблемы этногенеза юкагиров тесно связано с проблемой этногенеза других народов Сибири и Дальнего Востока, а также сложнейшей проблемой этнической идентификации археологических культур данного региона.

В этой связи представляется интересным рассмотреть историю накопления научных знаний о юкагирах и постановки вопроса об их этногенезе. В рамках статьи ограничимся рассмотрением исследований XVIII в., в котором началось научное изучение народов Сибири.

В 20-х гг. XVIII в. в Восточной Сибири впервые действовала научная академическая экспедиция Д.Г. Мессершмидта (1720–1727), которая обследовала низовья Енисея, Нижнюю Тунгуску и верховья Лены, косвенно вторглась в описание таких народов, как якуты, эвенки, юкагиры и коряки [4]. Автором этого «вторжения» стал участник экспедиции Ф.И. Табберт-Страленберг, выпустивший книгу «Северная и восточная части Европы и Азии...» в 1730 г. в Стокгольме.

Филипп Иоганн Табберт фон Страленберг (1676–1747), капитан шведской армии, попавший в плен после кровопролитного сражения под Полтавой 27 июня 1709 г., прожил в Сибири 13 лет. Проживая в Тобольске и позднее находясь в экспедиции Д.Г.

Мессершмидта, Ф.И. Страленберг постоянно собирал материалы по географии, этнографии и истории края. В Тобольске он завязал полезные знакомства: лично виделся с Л. Ланге, В.Н. Татищевым, знал Г. Новицкого, познакомился с С.У. Ремезовым. Через два года полученных знаний ему хватило, чтобы составить карту Сибири. Но в 1715 г. она была украдена, вновь составлена в 1717 г. и отобрана губернатором М.П. Гагариным с угрозой ссылки еще дальше.

Вскоре Ф.И. Страленбергу представился удобный случай непосредственно познакомиться с северными и южными районами Западной Сибири в качестве члена экспедиции Д. Г. Мессершмидта, целью которой было изучение флоры и фауны этого края. Как член экспедиции Страленберг посетил Надым, Абакан, Красноярск, Енисейск.

После заключения Ништадтского мира в 1723 г. он выехал на родину. Здесь напечатал книгу «Татария...» в 1730 г., тогда же он опубликовал свою работу, получившую широкое распространение в Западной Европе [5].

Для нас эта работа важна тем, что, помимо сообщения этнографических сведений, автор делает попытку классифицировать народы северо-востока Азии на основе их языка.

В созданной таблице даны сведения о 32 языках, которые он делит на 6 классов: финноугорские, северотюркские, самоедские, колымско-маньжурские, тунгусскопалеоазиатские и горские Кавказа. Страленберг в пятый класс включает языки тунгусские, палеоазиатские и угорские, понятно, что в этот класс включен и юкагирский язык.

Возможно, что именно этот исследователь ввел термин «палеоазиатские» языки в научный оборот. Более того, свою классификацию и свой языковой материал Страленберг связывает с решением вопроса этногенеза народов. Изучив локализацию языков и проследив пути переселения их носителей, он впервые в литературе опроверг существовавшее тогда мнение, что северная часть Азии была заселена исключительно народами «татарского» происхождения [4].

Таким образом, Страленберг стал первым ученым, поставившим вопрос о происхождении юкагиров, указав на их отличие от якутов и отнеся их к палеоазиатским народам. Стоит отметить, что он, рассказывая о соседях юкагиров – коряках и чукчах, указывал на параллели в культуре северо-восточных азиатов и североамериканцев, подтверждая тезис Витзена о возможности перехода человека из Азии в Америку.

Правда, вскоре, не умаляя его заслуг, В.Н. Татищев дал развернутую критику допущенных Страленбергом ошибок: «В Страленбергове книге описания Татарии со избытком видимо, что он, не зная нужных языков, странные и несогласные с истинною имен произвождения наклал». Конечно, отнесение в один класс языков палеоазиатов и тунгусов свидетельствует о незрелости представлений автора относительно родства включенных им в один класс языков [1].

С начала XVIII в. в процесс научного изучения народов Сибири включаются и русские ученые. Естественно, что таким мощным двигателем стали петровские преобразования, которые дали результаты уже в первые годы реформ. Так, С.У. Ремезов (ок. 1642–1720) в своей «Хорографической чертежной книге» (1711 г.) делает попытку классифицировать сибирские народы [3], но основой его классификации является географический принцип, по которому юкагиры отнесены к группе «В Якутском родов розных числам».

Изучал народы Сибири и И.К. Кирилов (1695–1737), обер-секретарь Сената, видный государственный деятель эпохи Петра I. Ранние годы жизни И.К. Кирилова малоизвестны.

Он происходил из народных низов. Вначале работал подьячим в Сенатской канцелярии в Москве. В апреле 1715 г. был переведен на постоянную службу в Петербург.18 февраля был назначен канцеляристом приказного стола Сената, а спустя год стал регистратором того же стола. Находясь здесь, И.К. Кирилов мог получать ценнейшие материалы, которые он позднее и использовал. В конце 1721 г. он становится сенатским секретарем, а октября 1727 г. утверждается в должности обер-секретаря. Умер от туберкулеза в Оренбурге, находясь во главе задуманной им экспедиции [5]. В 1727 г. он опубликовал труд «Цветущее состояние Всероссийской империи», где была дана характеристика занятий и верований юкагиров.

Большой шаг в научном изучении и обобщении знаний сделал В.Н. Татищев (1686–1750), видный государственный деятель, сподвижник Петра I, организатор исторических исследований в России. Он своевременно и глубоко понял экономическое, политическое и историческое значение новой окраины, лично побывав там два раза (1720–1723 и 1734– 1737) [4]. В объяснении происхождения народов В.Н. Татищев развил дальше новый принцип - лингвистический. В этом состоит одна из его заслуг, так как в то время господствовала церковно-библейская интерпретация проблем этногенеза. В.Н. Татищев, отвергнув этот подход, продолжил поиски Страленберга и обосновал плодотворность нового пути объяснения «произшедствия народов» – сравнения языков, предполагающего выяснения их «разности и согласия». В результате он выдвигает новое положение о семьях родственных языков, в основе каждой из которых лежат первоначальные народы и языки: «славянские», «сарматские», «татарские» и «странноязычные». «Странноязычные» народы он называет по-другому – гиперборейские народы Азии, относя к ним юкагиров, ламутов, камчадалов, курилов (айнов), коряков, чукчей [1]. Кстати, его положения близки к теории полигенеза в языкознании, появившейся намного позже. Конечно, В.Н. Татищев в отношении юкагиров только повторил формулировки Страленберга, но именно ему в русской науке принадлежит приоритет постановки вопроса об этногенезе северных народов и о важной роли языкового материала в решении этого вопроса.

Огромную роль в дальнейшем изучении юкагиров сыграла Великая северная экспедиция (1725–1743), особенно Вторая Камчатская экспедиция. Указ об организации этой экспедиции под начальством В. Беринга был издан 17 апреля 1732 г. Но разработка программы ее деятельности и составление инструкций, в которых участвовали Сенат, Адмиралтейств-коллегия и Академия наук, затянулись на год. Только 16 марта 1733 г. на специальном заседании Сената был утвержден указ, состоящий в целом и каждого ее подразделения.

Экспедиция включала в себя восемь отрядов. Для нас интерес представляет деятельность только одного – академического. Академический (или сухопутный) отряд состоял из профессора истории и географии Г.Ф. Миллера, натуралиста И.Г. Гмелина, профессора астрономии Л.Д. де ла Кройера. Помощниками у последнего были студенты А.Д.

Красильников и Ф. Попов. Г.Ф. Миллер и И.Г. Гмелин впоследствии были заменены И.Э.

Фишером и Г.В. Стеллером. В работе отряда принимали участие студенты С.П.

Крашенинников, А. Горланов, Л. Иванов, В. Третьяков, И. Яхонтов, переводчик Я.И.

Линденау, художники И.В. Люрсениус, И. Беркан и Деккер. Кроме того, в состав отряда входили 5 геодезистов, 1 инструментальный мастер, 1 лекарь, 12 солдат, несколько рабочих и ремесленников. Поскольку отряд был командирован Академией наук, то она и руководила его работой. Поэтому отряд носит название академического. В его руководстве принимали участие Сенат и Адмиралтейств-коллегия [5]. Историкоэтнографический материал о юкагирах был собран Я.И. Линденау, оставившим ценную монографию о народах Сибири, которая была опубликована в Магадане только в 1983 г.

Я.И. Линденау (ок. 1700–1795), швед по национальности, прожил сложную и трудную жизнь. С 1737 г. служил переводчиком в Петербурге в воеводской канцелярии Сената. июня 1739 г. был принят в Академию наук в качестве переводчика и переписчика с латинского и немецкого языков. В октябре того же года был послан в экспедицию с И.Э.

Фишером по договору сроком на пять лет. Доехал с ним до Сургута, затем с 5 июля по сентября 1740 г. находился у Г.Ф. Миллера, с которым совершил поездку из Тобольска в Березов и обратно. Затем выехал из Тобольска опять к И.Э. Фишеру, с которым поехал до Якутска, куда они прибыли в 1741 г.

В рапорте в канцелярию Академии наук И.Э. Фишер писал: «Я.И. Линденау из Якутска был отправлен мною в том же 1741 г. наперед в Охоцк для требования от канцелярии Охоцкого порта морского судна, на котором бы я мог через море на Камчатку переехать».

В сентябре 1741 г. Линденау прибыл в Охотск, где пробыл до июля 1743 г. Там он наблюдал за постройкой судна для участников экспедиции и одновременно занимался географическими и этнографическими исследованиями. Летом 1743 г. вернулся в Якутск, где его ожидало предписание Г.В. Стеллера следовать в Удский острог «для описания тамошних мест». По-видимому, Линденау уехал в Удский острог в том же 1743 г. и вернулся оттуда в Якутск только в апреле 1745 г. Неизвестно, когда он выехал из Якутска, но 21 августа 1746 г. появился в Петербурге, привезя с собой «учиненные им разным городам, путям, рекам и народам описания», которые затем были сданы в архив Академии наук. В 1747 г. Сенат наградил Я.И. Линденау за труды его в Сибири чином прапорщика [5]. Дальнейшая его жизнь драматична – полна взлетов и падений, свою жизнь он окончил нищим, сгорев в своем жилище со всеми бумагами и записями [6].

В основу своих сведений о народах Я.И. Линденау положил отдельные архивные документы (ясачные книги, ведомости), личные наблюдения, расспросы местных жителей, языковой и фольклорный материал. Линденау впервые в этнографической науке подразделяет юкагиров на три группы, в основе этого им положен географический принцип. Так, он выделяет индигирскую, колымскую и анадырскую группы, при этом он все же замечает, что среди юкагиров есть различные типы хозяйства и что они различаются и языками. Он дает подробное географическое описание мест обитания юкагирских племен и характеристику окружающих племен. Много внимания Линденау отводит описанию религиозных представлений юкагиров. В целом, необходимо отметить, что материалы, собранные Я.И. Линденау, являются первыми более или менее полными сведениями о юкагирах и оставались такими вплоть до исследований В.И. Иохельсона в конце XIX в. [7].

Особое место в развитии историко-географической науки XVIII в. о народах северовостока Азии занимал И.Г. Георги (1729–1802). И.Г. Георги родился в Померании, сын пастора. Через некоторое время после окончания Упсальского университета (Швеция) был приглашен для работы в Россию. В 1770 г. был назначен помощником профессора И.П.

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 61 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.