WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 61 |

1. Мотив пути вообще-то не свойствен крестьянскому мышлению в качестве нарративной модели описания собственной жизни (пожалуй, единственная «конечная область значений» крестьянского габитуса, где ситуация пути является смыслообразующей, – волшебная сказка). Но текст воспоминаний разбит на логические части, окончание одной и начало другой всегда сопряжены с пространственными перемещениями семьи.

Исходная картина мира – устойчивая, традиционная, оседлая крестьянская жизнь – раз и навсегда деформирована и для мальчика, и для его родителей ситуацией «первого пути». Дом как базисная структура бытия невозвратимо утрачен. Все временные пристанища, по которым скитаются Чешуины, в тексте определяются как «новое место жительство» – но не дом. Его место занято суррогатами: «охотничья избушка», «стойбище», «временная хата», «борак», нечто похожее на «баню», – и вплоть до «улицы», на которой тоже, оказывается, можно жить, когда тепло.

Характерно, что уже третий переезд четко обозначен как привычное, хотя и вынужденное, бродяжничество. Отсюда образ цыганской кибитки (отцу пришлось приспосабливать обычную крестьянскую телегу к частым переездам, в результате у нее появилась «крыша»). Самый «первый путь» предстает как абсолютно мифологическая ситуация выпадения в пространство Хаоса: «Но вот прибыли, стояла просто охотничья избушка. Кругом тойга. – Так я спросил: здесь будем жить да ответил отец, – а мама как заплачет. – Ничево, – промолвил отец. привезу пчел, заведем пасеку за лето обживемся… За все лето я невидел чтобы кто-то поевился посторонний человек возле нашего стойбища. Я часто спрашивал маму. – зачем отец поехал сюда в эту тойгу, тут никто ниживет, уминя нет товарищей…» [4].

Замкнутый, ограниченный, понятный, защищенный мир крестьянской жизни потерян навсегда. В ретроспекции автора все события его детства организуются вокруг одного смыслового центра – внешнего события, которым детство и было разрушено (хотя для автора последнее не вполне очевидно). Это коллективизация. Она же – первое событие, которое зафиксировано в жизнеописании, то есть фактически первое событие индивидуальной жизни.

2. Мотив испытания – второй принцип смысловой организации памяти нарратора.

Голод на Алтае, обход с братом окрестных деревень «по куски», отсутствие нормального дома – пережито многое, но все же по большей части испытания манифестированы как тяжелая работа, и для автора воспоминаний это естественная жизненная канва. Зачастую работа не по силам ребенку и потому мучительна. Воспоминания о ней пожилой Петр Чешуин, давно уже «городской житель», резюмирует так: «Сейчас я вспоминаю что это для миня было: – школа перевоспитания, или накозания, я был вощикам сам грузил, сам возил, на соломе спал, нечево не знал» [5].

Опыт пути-испытания учил крестьянина рефлексии, предметом которой становится сама крестьянская идентичность. Ее суть Петр Чешуин обнажает буквально в нескольких фразах, характеризуя жизненную позицию своего отца; последний, конечно, имел более устойчивую крестьянскую идентичность, в отличие от транзитивной у его детей. По сути эти слова фиксируют собственно крестьянский габитус: «Отец сщитал и отсибя давал оценку по своему. учится, необезательно, можно неграмотному жить, бог всему поможет. Однако не бог не черт не помогал, в этом хуторе школы не было… сестренкам и бротишкам нужно было хоть кокое-нибудь получить оброзование… работать, учится, токого знания уже не получиш, как в школе за партой, жизнь миня учила понимать другую школу – школу жизни, – школу горикого испытания. Вот эта была школа: ловить кротов, ловить зайцев, ловить рябчиков, выгонять деготь, тесать болванку, косить сено, плести лапти, быть поберушкой много и много кое-что. Токое оно было детство, и всю жизнь оно ушемляет мое сердце!» [6]. В воспоминаниях четко различимы и «инструмент» формирования идентичности крестьянского ребенка 1930-х гг., и «стадии»:

это 1) постоянный тяжелый труд, в ходе которого обретаются 2) различные умения – «професии», как их называет автор.

В итоге у нового поколения, лишенного детства, дома и привычного крестьянского мира, формируются совершенно иные жизненные принципы, чем у поколения отцов. Петр Чешуин в 1947 г. еще продолжает служить в Закарпатье и приезжает в десятидневный отпуск домой (на тот момент домом была деревня Кара-Чумыш). То, что 22-летний парень, пройдя войну и плен, обрел новый социальный статус, реально ощущается им самим, и это до такой степени новая жизненная ситуация, что Петр дает наставление собственному отцу. Оно выделено в тексте как «Мой наказ отцу»: «Я скозал отцу – сестренки и бротишки уже большие им нужна работа, и учеба, здесь ее в этой каре нет… бросай все и переезжай в город типерь тибе добратся до города осталось не далеко, – вот это был мой наказ перед проводами, при возрощении из отпуска…» [7].

Отец, всю жизнь вынужденный спасать свою семью, пребывал, как пишет его сын, в «поисках нового счастья»; искал деятельно, но не знал, как его найти. Знание об этом появляется у сына: «Да: тут можно скозать ездили по деревням многие годы, – а к городу двигались очень медленно» [8]. Так предельным смыслом скитаний по белу свету, бездомности и тяжкого труда в нарративной ретроспекции становится распад крестьянской идентичности и формирование новой хабитуальности – через обретение профессии и через присвоение элементов городского образа жизни.

Базовыми нарративными моделями описания трансформации идентичности являются нарратив пути и нарратив испытания. «Прошло много лет, я вспоминаю слова отца, – почему недано было богом – жить человеку так как ему вздумается как ему хочится. Что это за проклятое счастье и где его можно найти!» [9]. Поколение Петра Чешуина нашло свой ответ на этот вопрос. Разъятая и хаотизированная внешними макроисторическими событиями, частная жизнь крестьянских детей, рожденных в 1920-е, обрела цельность в ретроспективном конструировании ее смыслообразующего вектора деревня – город.

Работа выполнена при поддержке Фонда им. Г. Бёлля (в рамках Международной программы «Поддержка молодых российских исследователей» 2007–2008 гг.).

1. При цитировании полностью сохранена оригинальная орфография и пунктуация. Все цитируемые фрагменты выделены курсивом.

2. Чешуин П. П. Мое детство. Воспоминание: рукопись (на 48 лл.). – Лл. 2-3. – Оригинал хранится в семейном архиве внучки П.П. Чешуина Олеси Анатольевны Илюшиной (г. Новокузнецк); мы располагаем фотокопией.

3. Там же. – Л. 2.

4. Там же. – Лл. 4-7.

5. Там же. – Л. 41.

6. Там же. – Лл. 69-70.

7. Там же. – Лл. 73-74.

8. Там же. – Л. 68.

9. Там же. – Л. 54.

Рыкова В. В., Шевцова Э. Ю.

БАЗА ДАННЫХ СОБСТВЕННОЙ ГЕНЕРАЦИИ ГНПНБ СО РАН «КОРЕННЫЕ МАЛОЧИСЛЕННЫЕ НАРОДЫ СЕВЕРА» Целью III Международного полярного года, инициатором проведения которого в 2007–2008 гг. выступила Россия, является определение изменений климата и природной среды для выработки практических рекомендаций по устойчивому социальноэкономическому развитию полярных регионов.

Одним из основных условий устойчивого развития Севера является сохранение коренных малочисленных народов (КМНС) посредством социально-экономического развития традиционных видов хозяйствования, являющихся этнообразующим фактором.

Для обеспечения информационных потребностей ученых и специалистов, занимающихся исследованием проблем коренных народов Севера и разработкой рекомендаций и программ по их преодолению, Государственная публичная научнотехническая библиотека Сибирского отделения Российской академии наук (ГПНТБ СО РАН) приступила к созданию проблемно-ориентированной базы данных «Коренные малочисленные народы Севера».

Круг потенциальных потребителей генерируемой БД весьма широк: академические институты – Институт проблем малочисленных народов Севера СО РАН (Якутск), Институт археологии и этнографии СО РАН (Новосибирск), Институт проблем освоения Севера СО РАН (Тюмень), Институт этнологии и антропологии РАН (Москва); научноисследовательские учреждения – НИИ угроведения (Ханты-Мансийск); вузы – Институт народов Севера при Герценовском университете (Санкт-Петербург), Тюменский, Якутский Новосибирский, Поморский, Петрозаводский университеты, а также государственные и общественные организации – Комитет по делам малочисленных народов Севера, Arctic Council и другие. Данная БД призвана обеспечить информационное сопровождение по широкому спектру проблем КМНС (социально-экономических, политических, этноэкологических, медико-социальных, культурно-исторических).

Предполагаемый объем проблемно-ориентированной базы данных (ПОБД) составит около 8000 документов за период с 1986 по 2007 гг. Географические рамки ПОБД довольно обширны: северные районы Сибири, Дальнего Востока, Европейского Севера РФ (Архангельская, Мурманская области, Республики Карелия и Коми), а также приполярные районы зарубежного Севера – Швеции, Финляндии, Норвегии, США (Аляска), Канады. В тематической структуре БД будут отражены следующие вопросы:

этнический состав и происхождение; правовые основы развития; государственноадминистративное устройство и самоуправление; природные ресурсы и экология территорий проживания КМНС; традиционное природопользование и традиционные отрасли хозяйствования, ремесла; социальная сфера (системы расселения, демографическая ситуация, уровень жизни); культура и образование, медикобиологические проблемы.

Основой для создания документально-аналитической базы данных является обязательный экземпляр, получателем которого является ГПНТБ СО РАН (текущие поступления); региональные БД собственной генерации (формируемые с 1988 г.); текущие библиографические указатели ГПНТБ СО РАН (издающиеся с 1968 г.); зарубежные издания, получаемые по подписке и международному книгообмену и ресурсы Интернет.

Каждый документ в ПОБД будет включать полное библиографическое описание, переводы к зарубежным изданиям, при необходимости более полного раскрытия содержания документа – аннотации, а также географическую, систематическую и этнографическую рубрики. Осуществление ретроспективного поиска в ПОБД возможно по предметным и географическим рубрикам, авторам, издающим организациям, ключевым словам из заглавий документов, году и месту издания, языку и виду документа. При необходимости существует возможность объединения поисковых полей и осуществления сложного поиска по нескольким параметрам одновременно. БД собственной генерации ГПНТБ СО РАН выгодно отличаются от других информационных массивов тем, что включают самые разнообразные виды документов – монографии, статьи из журналов и научных сборников, постатейно расписанные материалы конференций, симпозиумов, конгрессов, словари, справочники, энциклопедии, учебные пособия, авторефераты диссертаций, обзоры, методические рекомендации, атласы, депонированные рукописи, отчеты.

Информационное сопровождение научных исследований в отделе научной библиографии ГПНТБ СО РАН не ограничивается только созданием проблемноориентированных баз данных. Совершенствуя информационно-библиографическое обслуживание ученых и специалистов, создание документальных массивов сопровождается отбором и логико-статистическим (библиометрическим или наукометрическим) анализом потоков документов по отдельным остро актуальным вопросам, а состав и структура документально-информационного потока рассматриваются как модель развития того или иного направления науки [1]. Библиометрические исследования документального потока по теме позволят подтвердить актуальность проблемы, определить степень разработанности отдельных тем, получить данные о количественной и качественной структуре документальных массивов, выявить наиболее продуктивные периодические издания и научно-исследовательские учреждения, а также авторов с наиболее высокой публикационной активностью. После окончательной редакции и систематизации документов планируется проведение наукометрических исследований БД «Коренные малочисленные народы Севера». Предварительный анализ показал, что данная БД отличается высокой долей монографий и авторефератов (около 10%) в видовой структуре документов, что свидетельствует о большом количестве накопленного материала, высокой степени его обобщения, огромном интересе ученых и специалистов к данной проблематике как в России, так и за рубежом. Языковая структура потока достаточно однородна (только 5% документов на иностранных языках). Среди зарубежных периодических изданий, постоянно уделяющих внимание проблемам КМНС, хочется выделить «Arctic» и «Polar records». Наиболее продуктивными российскими изданиями по данной теме являются «Гуманитарные науки в Сибири», «Археология, этнография и антропология Евразии», «Вестник археологии, антропологии и этнографии», «Генетика» и др.

БД будет доступна для пользователей Интернета на сайте библиотеки по адресу www.spsl.nsc.ru после завершения работ по ее созданию. Все документы, информация о которых представлена в наших БД, хранятся в фондах ГПНТБ СО РАН или библиотеках сети, поэтому их можно легко получить по межбиблиотечному абонементу в электронной или традиционной форме. Информацию из баз данных собственной генерации ГПНТБ СО РАН можно также получить в традиционной или машиночитаемой форме по электронной почте, обратившись по адресу onb@spsl.nsk.ru в Отдел научной библиографии.

1. Зусьман О. М. Библиометрические исследования науки / С.-Петерб. гос. ун-т культуры и искусств. – СПб., 2000.

Рябкова А. В.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА ЯЗЫКОВЫХ НОРМ ЭПОХИ СТЕЛЛЕРА История любого государства отражается в языке и фиксируется языком. Если сделать, к примеру, экскурс в историю Германии конца XVII и начала XVIII вв., нельзя оставить без внимания факт состояния тогдашней Германии и не заметить исторические особенности того времени, оказавшие колоссальное влияние на формирование национального языка. Многообразие существующих в тот период времени диалектов как результат средневековой раздробленности затруднял развитие страны, более того, ни один из диалектов не мог занять доминирующее положение и претендовать на национальный язык. Для решения этой проблемы необходимым условием являлась как минимум неразобщенность государства. Но даже в столь сложное время человеческий интеллект развивается, прогрессирует научная мысль, в том числе, лингвистическая. Этому способствует набирающее силу просвещение, книгопечатание, появляются грамматики немецкого языка, прослеживаются едва заметные положительные тенденции в экономике после разорительной 30-летней войны, намечаются робкие шаги к интеграции немецких земель. В связи с этим начинают больше уделять внимание проблеме кодификации диалектов, которые претендовали на роль общенемецкого языка.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 61 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.