WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 61 |

Корреляционный анализ древесно-кольцевых хронологий лиственницы на стационаре Тюнгюлю с температурными условиями почвы на разных глубинах, как и в предыдущем случае, свидьетельствует о наличии большой корреляционной связи в зимний период времени (рис.1б). Этот факт еще раз указывает на необходимость раннего прогрева почвы для начала периода вегетации лиственницы. В отличие от первого участка также выявлено, что высокие значения летних температур почв отрицательно сказываются на радиальном приросте лиственницы. Это еще раз указывает на более Рисунок 2. Коэффициент корреляции древесно-кольцевых хронологий c влажностью почв на глубине от 10 до 50 см (а до 100 см.

засушливый климат территорий, находящихся на правобережье р. Лена в центре Якутии.

Проведен корреляционный анализ древесно-кольцевых хронологий по лиственнице с динамикой влажности почв на стационаре «Тюнгюлю» (рис. 2). Результаты показывают – хорошая корреляционная связь наблюдается в течение всего вегетационного периода [5].

Однако следует отметить, что наиболее значимые коэффициенты попадают на осенний период предыдущего сезона. Это связано с тем, что лиственница в начале вегетационного периода использует накопленный в предыдущем году запас почвенной влаги. При этом, большую корреляционную связь с радиальным приростом лиственницы показывает содержание влаги верхних слоев почвы, т.е. до 50 см, в период его сезонного промерзания. Также хорошую корреляционную связь с ежегодным приростом показывает влажность почвы сентября и октября на глубине 80–100 см. Эту связь можно объяснить тем, что в период активного роста корневая система лиственницы, в основном, использует влагу нижних горизонтов почвы, так как летом оттаивание почвы происходит постепенно и сопровождается иссушением верхних горизонтов почвы.

Таким образом, можно утверждать, что радиальный прирост лиственницы на мерзлотных почвах находится в тесной связи с температурой и влажностью деятельного слоя почв в течение вегетационного сезона.

1. Ваганов Е. А., Шиятов С. Г., Мазепа В. С. Дендроклиматологические исследования в Урало-Сибирской Субарктике. – Новосибирск, 1996.

2. Ваганов Е. А., Наурзбаев М. М., Егерь И. В. Предельный возраст деревьев лиственницы в Сибири // Лесоведение. – 1999 – № 6. – С. 66–70.

3. Николаев А. Н., Наурзбаев М. М., Егерь И. В., Силкин П. П. О возрасте лиственницы в среднетаежной подзоне Якутии // Флора и фауна особо охраняемых природных территорий республиканской системы Ытык Кэрэ Сирдэр. – Якутск, 2001. – С. 190–191.

4. Николаев А. Н., Федоров П. П. Влияние климатических факторов и термического режима мерзлотных почв Центральной Якутии на радиальный прирост лиственницы и сосны (на примере стационара «Спасская Падь») // Лесоведение. – 2004. – № 6. – С.1–11.

5. Федоров П. П., Николаев А. Н., Десяткин А. Р. Выявление влияния гидротермического режима почв на радиальный прирост лиственницы в Центральной Якутии: материалы конф. «Новые методы дендроэкологии». – Иркутск, 2007.

Останина Л. В.

К ХАРАКТЕРИСТИКЕ СИБИРСКОГО КУПЕЧЕСТВА (ПО ОТЗЫВАМ ИНОСТРАНЦЕВ) В XIX в. Сибирь привлекала к себе внимание иностранцев возможностью выгодного вложения капиталов. С целью изучения края предпринимались экспедиции, участников которых интересовали не только экономические проблемы, но и возможность сотрудничества с местным торговым сословием. Корреспондент «Тобольских губернских ведомостей» отмечал: «Мы, тоболяки, не вправе жаловаться на недостаток просвещенного и любознательного внимания к нашей родной стране разного рода исследователей как русских, так еще более иностранных. Если не ошибаюсь, то только Испания и Турция не слали к нам своих интеллигентных представителей» [1]. Оценивая значение иностранных сочинений о России XVIII в., Тихомиров М. Н. отмечал, что в связи с резким увеличением в данный период числа русских источников относительная ценность сведений иностранцев уменьшается.

Степень исторической достоверности сочинения зависит, главным образом, от личности автора и нередко от степени его осведомленности [2]. Вместе с тем следует отметить, что исследование иностранных источников имеет важное значение для изучения ментальности как европейских предпринимателей, так и сибирского торгово-промышленного сословия, так как в данном случае соприкасались различные традиции культуры предпринимательства, сравнение которых позволит расширить наши представления в данной сфере. В настоящее время изучение различных аспектов отечественного предпринимательства является одним из актуальных направлений исторической науки, в том числе и современного сибиреведения.

Внимание исследователей обращено на изучение социально-психологического облика сибирских предпринимателей, их менталитета, без чего невозможна полная характеристика предпринимательства.

В 1880 г. датское Общество негоциантов отправило двух своих членов – камер-юнкера Тегнера и капитана артиллерии Гаге – для ознакомления с особенностями сибирских рынков, что должно было определить выгоды прямых торговых отношений с Сибирью. Результатом поездки, после заслушанного отчета в собрании Копенгагенской биржы, явилось учреждение Общества датско-сибирской торговли. Основной капитал Общества составил 600 тыс. крон в акциях, стоимость каждой именной акции – 2500 крон [3].

За время своей поездки датчане посетили Тюмень, Омск, Томск, Барнаул, Семипалатинск и Тобольск, откуда Тегнер возвратился в Данию, а Гаге отправился в Самарово, Березов, Обдорск и далее по Оби до мыса Ям-Сале.

В 1880 г. в Копенгагене вышел отчет Гаге и Тегнера о посещении ими Западной Сибири, где рассматривались возможности иностранного участия в экономике Сибири [4]. Так, отмечая возможность «составить в Сибири значительные капиталы», Гаге и Тегнер писали, что Сибирь «не такая страна, где деньги валяются по большой дороге. Для подобных находок и на месте найдутся люди. От сношений с Сибирью нельзя ожидать ничего подобного тому, что находили первые посетители индийских берегов, где прямо загребали золото лопатами. В Сибири разбогатеть можно; но для этого, кроме любви к труду, нужно еще обладать большими знаниями, чем какими вообще обладают местные жители» [5].

Рассматривая условия установления торговых связей с краем, Гаге и Тегнер дают характеристики «явлений сибирской жизни», высказывая свое мнение и о сибирских купцах.

По их мнению, успешность торговли зависит не только от экономических условий, но и «находится в тесной связи с общим характером и степенью образования торгового сословия».

Как указывали авторы: «При частых посещениях сибирских купцов, нам удавалось встречаться с людьми, честность и деятельность которых мы столь же уважаем, сколько сохраняем признательность за их гостеприимный и любезный прием; но, в общих чертах, должно признать за факт, что образование сословия, как и уважение к нему со стороны общества, одинаково неудовлетворительны» [6]. Датчане отмечали, что «сибирское торговое сословие подкрепляется постоянно снизу, отчасти ловкими мужиками, с сноровкою для торговли, отчасти более сомнительными элементами. Пожалуй и преувеличивают, постоянно говоря то о том, то о другом из богатых торговцев, что он едва умеет подписать свою фамилию, но несомненно верно, что практическая изворотливость, не слишком добросовестного качества, в большинстве случаев доставляет карьеру своему обладателю» [7].

Об уровне образования сибирских купцов Тегнер и Гаге писали: «Насколько было скудно образование отца, настолько же скудным оказывается оно и у сына. Если же он и получает образование, несколько выше первоначального, то лишь для того, чтобы перейти на государственную службу. Если же ему предназначается быть купцом, тогда школу его составляют прилавок, кладовая; в торговле он продолжает идти по стопам своего отца;

знакомство же его с условиями европейской жизни ограничивается лишь несколькими поездками в Россию. Проехав Западную Сибирь с одного конца до другого, нам только раз удалось встретиться с купцом, который, кроме русского языка, знал и кое-что по-немецки» [8].

Вывод датских негоциантов состоял в следующем: «Из всего вышесказанного надеемся, вполне понятно, что сибирския торговыя условия никоим образом не подходят к западноевропейскому мерилу или могут быть обсуждаемы с западно-европейской точки зрения. А главное, основать прямыя торговыя сношения между европейскими и сибирскими торговыми домами, как это делается между европейскими фирмами, было бы в настоящее время предприятием более чем сомнительным» [9].

Следует отметить, что на отзывы датчан о сибирских купцах, вероятно, повлияло и отношение последних к их экспедиции. Так, коммерческий мир Тюмени встретил их «иронически и недоверчиво», как писали «Тобольские губернские ведомости»: «исходя из того предположения, что тольку и свету что в окошко и по свойственной человечеству слабости считать себя центром всего движущагося…», коммерсанты Тюмени решили, что сведения Тегнера и Гаге «не могут иметь никаких прочных оснований потому, между прочим, что во время своего однодневного пребывания в их городе они не входили в непосредственныя сношения с торговым сословием, а собирали экономический материал для своих отчетов от наших сибирских крестьян, вообще не словоохотливых в том случае, когда дело касается их насущного хлеба и весьма недоверчивых к иностранцам». Однако те же «Тобольские губернские ведомости» отмечали, что «при личных сношениях с ними [датчанами] узнали, что “несловоохотливостью” в этот раз отличались не крестьяне, а торговое сословие… Мы знаем даже, что изготовляемый г. Гаге отчет долго оставался неоконченным, в тщетной надежде получить обещанныя ему сведения от лица торговаго сословия – и как кажется, так и обошелся без него, потому что на все напоминания об обещанном был ответ: “На что ему их…”». [10] Комментируя отношение сибирских купцов к датчанам, следует отметить, что здесь, вероятно, проявилось не столько непонимание ими выгод иностранной торговли в силу своей необразованности, сколько то настороженное отношение, которое вырабатывалось в России с тех пор, когда европейцы стали предпринимать энергичные попытки проникновения в Сибирь. С XVI в. московские власти предпринимали различные меры, препятствующие знакомству иностранцев с Сибирью. В XIX в. в среде сибирских предпринимателей существовало опасение по поводу возможного превращения края в сырьевой придаток Европы. Современные исследователи отмечают складывание у сибирских купцов в конце XIX–начале XX вв. относительно устойчивого осознания общности своих интересов, сознательного противопоставления себя как единой социальной группы внешней среде, корпоративности духа.

Нельзя отказать сибирским купцам и в прозорливости. Так, публикуя отчет Тегнера и Гаге, «Тобольские губернские ведомости» выразили надежду, что весной 1882 г. Общество датско-сибирской торговли отправит к устью Оби пароход с пробным грузом. «Тогда можно будет судить, были ли правы тюменцы, полагая, что для такого обширного и важного исследования, каково исследование торговых оборотов Сибири и выгод, могущих истечь из них при установлении прочных сношений с краем, едва ли достаточно пятимесячного путешествия по Сибири» [11]. Однако данные надежды не оправдались. Отправка кораблей из Дании не состоялась, потому что сибирские пароходовладельцы не сошлись в цене с датским уполномоченным о доставке сибирских продуктов, для обмена на заграничные товары [12].

1. Тобольские губернские ведомости. – 1881. – № 9. – С. 5.

2. Тихомиров М. Н. Источниковедение истории СССР. – Вып. I. С древнейших времен до конца XVIII в. – М., 1962. – С. 482.

3. Тобольские губернские ведомости. – 1881. – № 10. – С. 5.

4. Сибирь. – 1881. – № 11. – С. 5-6; Тобольские губернские ведомости. – 1881. – № 25. – С. 4-5.

5. Тобольские губернские ведомости. – 1881. – № 10. – С. 5.

6. Там же. – № 25. – С. 5.

7. Там же.

8. Там же.

9. Там же.

10. Там же. № 10. – С. 5.

11. Там же.

12. Там же. № 25. – С. 5.

Полежаев А. Н.

ГИС ДЛЯ МОНИТОРИНГА БИОРАЗНООБРАЗИЯ И СОСТОЯНИЯ БИОРЕСУРСОВ Природно-ресурсный потенциал северных территорий служит гарантам развития экономики России. Северные регионы мало населены, имеют слабо развитую инфраструктуру, поэтому ориентированы на добычу, в основном, минеральных и биологических ресурсов. Эти ресурсы направляются в центральные районы страны и на экспорт. Выявление, оценка, рациональное использование ресурсов, мониторинг их состояния – важная научная и практическая задача. К сожалению, за последнее время научные исследования биоразнообразия северных территорий существенно сократились.

Однако накопленных сведений достаточно для обобщений и обоснования перспективных направлений дальнейшей работы. Информацию по биоразнообразию и биоресурсам содержат научные публикации, ведомственные материалы: лесоустройства, землеустройства пастбищ северных оленей, охотустройства, инвентаризации рыбных запасов и другие источники. Для целей мониторинга множество имеющейся и вновь поступающей атрибутивной и графической информации по состоянию биологических ресурсов можно эффективно анализировать только с помощью компьютеров и специализированных программ, в частности по созданию географических информационных систем (ГИС). Нами разработана методика создания проектов региональных ГИС, основу которых составляют обзорные крупномасштабные (1: 200000) цифровые карты растительности. Полигональные покрытия цифровых карт связаны с базами данных, содержащими количественные показатели, характеризующие растительные ресурсы, а также с текстовыми файлами и имиджами. Закономерности распределения этих показателей могут быть визуализированы на картах с использованием легенд, а также в диаграммах и графиках.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 61 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.