WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 61 |

Имели место и просто курьезные случаи, повлекшие за собой, тем не менее, не просто служебное разбирательство, но и осложнения в служебной карьере отдельных офицеров гарнизона конвойных войск. Обратимся вновь к документу. Первого мая 1947 г.

в лагере № 525 инспектор по учету, младший лейтенант Попов, находясь около штаба отделения, остановил интернированную Гунчач, которая шла в штаб, и разговорился с ней. Проходившая мимо жена Попова его приревновала и «злостно» избила Гунчач. В результате данного инцидента младший лейтенант Попов получил строгое взыскание за то, что «вел плохую разъяснительную политику со своей женой» [9].

Тем не менее, факты злоупотреблений персонала и охраны лагерей порою меркли по сравнению с «громкими делами» руководящих кадров. В справке «О преступной деятельности бывшего начальника Управления лагеря № 526, майора Н. С. Сипкина» начальник ОПВИ, капитан Христус, и начальник оперотдела ОПВИ УМВД, младший лейтенант Пришич, докладывают о его «преступной деятельности, злоупотреблении своим служебным положением». Так, майор Сипкин с июля 1945 г. по май 1946 г.

заключил без ведома администрации УПВИ ряд хозяйственных договоров с председателями колхозов, предоставляя им для сельхозработ подведомственных лагерю военнопленных, труд которых в документах не учитывался. В результате, военнопленные отработали более 16 тыс. чел.-дней. Таким образом, в счет работы военнопленных для руководства лагеря в указанный период было получено 42 кг мяса и 900 л молока.

Возможно, голодный год, а может и определенная безнаказанность толкали Сипкина на дальнейшие злоупотребления. Весной 1946 г. им было присвоено 10 кг меда, 1 кг сливочного масла и 400 шт. яиц из колхозов «Красная нива», «Берлин», «Им. партийного съезда». Более того, Сипкин по сомнительным документам смог получить из кассы лаготделения более 4000 руб., которые после вскрытия факта хищения ему пришлось возмещать колхозам своими личными вещами. В ноябре 1945 г. с ведома руководства завода № 75 Сипкиным под видом временного использования вещевого имущества из лагеря были изъяты 580 полушубков, 300 пар валенок, 500 ватных брюк, 300 фуфаек, 500 шлемов. Об использовании данного вещевого имущества в тяжелейшие для страны годы умалчивалось. Способствовать ревизии и возвращению вещевого имущества на склад лагеря Сипкин стал только после заведения уголовного дела, т.е. в апреле 1945 г. Кроме того, он достаточно продолжительное время получал по личным запискам продукты питания. Ущерб лагерю составил 1 00 000 руб. Впоследствии выяснилось, что начальник управления лагеря № 526 присвоил себе звание майора, тогда как в действительности он был в звании старшины. Боясь ответственности, Сипкин дезертировал из лагеря, после чего был снят с работы и передан суду военного трибунала [10].

За убийство человека был приговорен к 5 годам ИТЛ заместитель начальника лаготделения № 4, лагеря № 503 – старший лейтенант Дорохин [11]. Начато служебное расследование с заведением уголовных дел 10 сентября 1948 г. на сотрудников лагеря МВД № 128 [12]. К уголовной и дисциплинарной ответственности в лагерях МВД СССР для военнопленных только в одной Кемеровской области за период 1945–1949 гг.

привлечены 1110 человек военнослужащих гарнизона конвойных войск и вахтерского состава, допустивших нарушения трудовой и воинской дисциплины [13]. Уволены в результате «невозможности дальнейшего использования» 496 офицеров и вольнонаемной охраны, что составило 18,7% от общего количества вновь принятых на службу [14].

Плохо поставленный учет вещевого имущества в лаготделениях и в Управлении лагерей, отсутствие опыта у руководства обозно-вещевых служб, а часто и просто недобросовестное отношение к делу со стороны управленческого и снабженческого аппаратов создавали весьма благоприятную почву для хищений. Так, за разбазаривание продовольствия, хищения и невыполнение своих служебных обязанностей был привлечен к уголовной ответственности и снят с работы заместитель начальника Управления лагеря № 511 по снабжению Галицкий, который «разбазарил 24 т угля путем выдачи его в целях всевозможных хозяйственных махинаций различным хозорганам» [15]. Крупная сумма денег была присвоена предприимчивыми начальником лаготделения № 7, лагеря № 511, майором Бажиным, и его заместителем в результате махинаций с выведением на работы военнопленных [16]. В июле 1946 г. был снят с работы начальник Управления лагеря № 511 старший лейтенант Фатеев, «за необеспечение руководства работой лагеря, допущение хищения продуктов питания, разбазаривания топлива и присвоение денег, полученных от использование труда военнопленных» [17].

Начиная с 1947 г. усилился контроль за работой лагерных хозаппаратов, для чего МВД проводило регулярные и внеплановые проверки порядка, учета, расходования, хранения продуктов питания и материальных ценностей. Начальники оперчекистских отделений обязаны были усилить агентурно-оперативную работу, направленную на выявление и раскрытие служебных преступлений среди лагерного персонала.

Впрочем, имели место и иные случаи. В своих воспоминаниях бывшие узники сибирских лагерей приводят факты, когда их конвоиры и охрана были достаточно человечны, несмотря на фронтовую обстановку (подбадривали, позволяли оставить личные вещи, утешали, были снисходительными). Несомненно, в деле охраны лагерей имелось немало трудностей, но самой острой за весь период существования лагерей являлась кадровая проблема.

1. РГВА. Ф. 1 п. Оп. 37 а. Д. 3, Л. 25 об.-30.

2. Там же. – Оп. 5 е. Д. 2. Л. 117-118 а.

3. Там же. – Оп 15 а. Д. 354. Л. 16; Д. 331. Л. 7.

4. Там же. – Д.331. Л. 8.

5. Там же. – Д. 352. Л. 90.

6. Там же. – Д. 331. Л. 35.

7. Там же. – Д. 345. Л. 70.

8. Там же. – Л. 71.

9. Там же. – Д. 352. Л. 97.

10. Там же. – Д. 354. Л. 88-89; Д. 331. Л. 33.

11. Там же. – Д. 331. Л. 34; Д. 352. Л. 95.

12. Там же. – Д. 126. Л. 2.

13. Подсчитано по: РГВА. Ф. 1 п. Оп. 15 а. Д. 331. Л. 35, 36.

14. Подсчитано: Там же. – Л. 33, 34.

15. Там же. – Д. 347. Л. 27.

16. Там же. – Л. 30.

17. Там же. – Л. 34.

Маркдорф Н. М.

ТРУДОВОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ИНТЕРНИРОВАННЫХ ГЕРМАНИИ И ПОЛЬШИ В ОТДЕЛЬНОМ РАБОЧЕМ БАТАЛЬОНЕ № НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ Временная инструкция об охране и режиме содержания интернированных и мобилизованных немцев, поляков, украинцев, белорусов и русских в рабочих батальонах была принята на основании приказа Наркома внутренних дел СССР № 038 от 3 марта г. На основании данного документа интернированные и мобилизованные иностранцы, используемые в качестве рабочей силы хозорганами различных наркоматов, были сведены в рабочие батальоны - ОРБ (с численностью от 750 до 1200 чел. в каждом) и размещены на изолированных от местного населения площадях [1].

После окончания войны в Западной Сибири был сформирован отдельный рабочий батальон, который дислоцировался на территории Кемеровской области. ОРБ № 1104, образованный в августе 1945 г., действовал на основании распоряжения ГУПВИ МВД СССР № 25/3-974 от 30 июня 1945 г. Лимитная численность на период создания ОРБ № 1104 устанавливалась в 800 чел. Штаб ОРБ находился в областном центре Кузбасса – в г.

Кемерово. В его составе было организовано четыре роты интернированных гражданских лиц из Германии и Польши. Из них: 1-я и 2-я роты задействовались в основных и вспомогательных цехах на заводе № 510 Министерства химической промышленности СССР, Миннефтепрома, а также при заводе № 652 Министерства электропромышленности СССР в гг. Кемерово и Топки. Рабочий контингент третьей роты дислоцировался и задействовался на заводе № 1 УИЖТ при Совете Министров СССР в г.

Ленинске-Кузнецком. Четвертая рота размещалась в г. Анжеро-Судженске Кемеровской области и использовалась на работах Анжеро-Судженского стекольного завода Министерства местной промышленности РСФСР. Кроме того, труд III, IV групп трудоспособности и оздоровительных команд интернированных отдельного рабочего батальона широко использовался на сельскохозяйственных работах в различных колхозах и совхозах Кузбасса. С августа 1945 г. по октябрь 1949 г. в ОРБ № 1104 прибыло 1471 чел.

интернированных гражданских лиц из лагерей и тюрем Германии и Польши. В указанный период происходили большие подвижки контингента. Так, количество убывших составило: репатриированных на родину – 1086 чел.; отправленных в лагеря МВД для военнопленных – 172 чел.; переданных в спецгоспитали - 19 чел.; умерших – 140 чел. [5].

Лимит дислоцируемого на территории Кемеровской области отдельного рабочего батальона № 1104 был существенно превышен. Это объяснялось, во-первых, необходимостью использования дополнительной рабочей силы в индустриально развитой области, во-вторых, значительной удаленностью региона от государственных границ.

Нужно отметить, что и в других районах Западной Сибири нужда в дополнительной рабочей силе имела место. Но размещение ОРБ № 1104 именно на территории Кузбасса было обусловлено, прежде всего, тем, что потребность в рабочей силе в военное и послевоенное время здесь была особенно велика.

Для содержания интернированных лиц на территории области строились специальные зоны, которые по примеру лагерей для военнопленных, огораживались деревянным забором или ограждением из колючей проволоки высотой 2,5 м. С внешней и внутренней стороны ограждения на расстоянии 3-5 м устанавливались предупредительные зоны, которые также были обозначены на местности колючей проволокой в 3-5 нитей. С целью лучшего просмотра зона ограждения по периметру строилась в форме прямоугольника или квадрата с вышками на углах для часовых.

Суточные посты имели техническую связь с вахтерской командой и дежурными по батальону. Для прохода и проезда на территорию батальона имелись проездные ворота и контрольно-пропускные будки, где выставлялся суточный вахтерский пост. Служба охраны интернированных и мобилизованных осуществлялась в соответствии с требованиями устава гарнизонной службы Красной армии [1].

Временная инструкция об охране и режиме интернированных граждан Германии и Польши регулировала их порядок размещения и содержания на территории хозорганов.

По прибытии в батальон все интернированные и мобилизованные тщательно обыскивались, их личные вещи просматривались на предмет изъятия запрещенных к хранению предметов. Затем после санитарной обработки рекомендовалось раздельное размещение контингента в лагерных отделениях в зависимости от национальности и от пола. Проживание в зоне вольнонаемному составу, а интернированным и мобилизованным вне зоны батальона, категорически запрещалось. Внутренний распорядок в батальоне устанавливался командиром батальона по согласованию с администрацией предприятия. Однако, как свидетельствуют архивные документы, это правило соблюдалось не всегда. Так, на основании донесений начальника рабочего батальона и администрации кузбасских лагерей, интернированные немки могли находиться в одних бараках с военнопленными немцами. Документы доносят до нас следующее, «интернированные немки содержатся вместе с военнопленными немцами.

Живут в одних бараках. На заборах имеются надписи: «Люблю фрау Зенке…». После отбоя можно видеть парочки, гуляющих под руку военнопленных немцев и интернированных гражданских немок» [8].

Правила поведения интернированных и мобилизованных, их права и обязанности должны были быть вывешены во всех бараках и жилых зонах, где размещался данный спецконтингент. Так же как и в лагерях для военнопленных командир батальона не реже двух раз в месяц обязан был проводить внезапные обыски интернированных и осмотр из личных вещей, а также помещений на предмет изъятия неположенных к хранению предметов. С этой целью привлекался офицерский, вольнонаемный и вахтерский состав аппарата батальона. При этом обыск женщин рекомендовалось производить только женщинами – сотрудницами аппарата. Интернированные немцы и поляки были обязаны соблюдать установленный в ОРБ-1104 распорядок, содержать в чистоте помещения, иметь опрятный внешний вид, выполнять нормы выработки на производстве, установленные для рабочих данной категории, сдавать на хранение в финансовую часть хозоргана деньги более 200 рублей и другие ценные вещи. Строго пресекались: самовольный уход с работы, хранение запрещенных предметов, обмен, продажа обмундирования и обуви, нелегальная отправка писем на родину без соответствующей проверки. Как и в лагерях для военнопленных имелось немало нарушений лагерного режима контингентом – игра в карты, промот лагерного имущества, самовольный уход с работы. Виновные наказывались в дисциплинарном порядке и в зависимости от тяжести проступка водворялись в штрафную роту на срок от 5 до 10 дней. Имели место также – выговор перед строем и препровождение на гауптвахту до 20 суток, направление в режимный лагерь. За порчу или утерю лагерного имущества интернированные обязаны были возместить материальный ущерб, если данный проступок не носил преднамеренного характера. Возмещение ущерба путем удержания из заработной платы обычно производилось по письменному распоряжению командира батальона или администрации предприятия. Причем ежемесячные удержания не превышали 25 % от заработной платы. Если ущерб был нанесен государству преднамеренно, то виновные привлекались к уголовной ответственности по действующим в СССР законам. В случае побега интернированных немцев из зоны или места работы командир батальона был обязан выслать оперативную группу для розыска в наиболее вероятных направлениях и сообщить в НКВД-УНКВД о принимаемых мерах [9].

Приказом Народного комиссара внутренних дел СССР № 00839 «О мероприятиях по улучшению содержания и трудового использования интернированных и мобилизованных немцев, находящихся в рабочих батальонах» от 13 июля 1945 года, оговаривались порядок охраны и создание вспомогательных команд (численность от 10 до 20 человек) из положительно проявивших себя на работе и в быту интернированных гражданских лиц с целью оказания помощи вахтерским подразделениям и руководству хозорганов для предотвращения побегов [3]. Данный документ регламентировал также организацию штрафных подразделений при ОРБ, рекомендовал командирам рабочих батальонов усилить контроль за деятельностью администрации предприятий в деле выделения для интернированных самостоятельных участков работ. Было запрещено выводить интернированных на отдаленные объекты, расположенные на расстоянии свыше 3-4 км.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 61 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.