WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 61 |

Например, в 1719 г. по указу из Тобольска «к Ямышевскому полковому походу» было изготовлено 24 пушки, 4 мортиры и 2 гаубицы [2]. Большая партия пушек была отлита в 1723–1725 гг.[3]. В октябре 1724 г. на Каменский завод пришел указ главного командира уральских горных казенных заводов В. Геннина: «…пушки лить в артиллерию с великим поспешением днем и ночью…» [4]. В этом же году с завода в Астрахань «для посылки в Персию в новопостроенные крепости» было отправлено 20 мортир двух- и трехпудовых и 317 бомб к ним [5].

Как видим, накопленный опыт отливки артиллерийских орудий на заводе сохранился. И неслучайно судьбе было угодно, чтобы пушки для Второй Камчатской экспедиции В. Беринга были изготовлены именно на Каменском заводе. Хотя первоначально 12 четырехфунтовых пушек предполагалось отлить на Демидовских заводах. Впоследствии было решено отлить не 12, а больше и не четырех-, а трехфунтовые, и на других заводах – казенных, подведомственных Сибирскому обербергамту во главе с Гениным [6].

16 мая 1733 г. Геннину пришел указ из Тобольской губернской канцелярии «…оные потребные к Камчатской экспедиции припасы велеть зделать немедленно на здешних заводах» с приложенным «реэстром», в котором говорилось о 24 трехфунтовых и двухфунтовых пушках «на вертлюгах» [7]. Местом изготовления пушек Геннин избирает Уктусский завод, т.к. Каменский сильно пострадал от паводка. Заводской управитель прапорщик Л. Прокофьев известил его, что с 1 по 4 мая «вода была великая», завод буквально смыло и его «спасти от оной большой воды никако было не возможно» [8].

К 28 июня на Уктусском заводе была изготовлена пробная партия из четырех пушек, при испытании три разорвались [9]. Тогда Геннин решил отливать пушки на Каменском заводе. Он поторапливает с ремонтом, проявляет недовольство и считает, что столь губительных последствий от весеннего паводка можно было избежать, если бы «управитель был не такой, как имеетца» [10]. По словам Генина, Прокофьев плохо разбирался как в заводских, так и в конторских делах. Приехав на завод в начале июля и увидев, как много еще не сделано, Геннин дает команду лить пушки на Екатеринбургском заводе, а обтачивать на Уктусском.

В конце июля Каменский завод был восстановлен. «28 июля в начале 5 часа доменная печь пущена», – рапортовал Прокофьев [11]. На заводе имелись отлитые в прежние годы орудия – 31 пушка двухфунтового калибра. В начале августа К. Гордеев, горный офицер, порученец Геннина, сообщает ему, что он «опробовал» их «большим зарядом», все они «устояли» [12].

3 августа Геннин принимает окончательное решение: т.к. «на здешнем заводе (Екатеринбургском) руда к литью пушек не такова угодна, как на Каменском», то лить пушки там [13]. В тот же день с Уктусского завода на Каменку был послан фурмовой мастер П. Ефтифеев «с литейщики». 14 августа Геннин дает распоряжение об отливке свинцовой доски для печатания надписей на пушках управителю Екатеринбургского завода Бекетову. И на этой доске «вырезать словами тако: Каменской завод и год 1733. А как зделана будет отослать на Каменский завод и велеть на тех пушках помянутые надписи выливать…» [14]. Указанная доска была сделана быстро и 15 августа доставлена на Каменский завод, о чем сообщил Прокофьев. Спешка в изготовлении доски, очевидно, объясняет ошибку – «КАМЕНЪСКО» вместо «КАМЕНЪСКОЙ» [15]. В помощь П.

Ефтифееву по его просьбе из Екатеринбурга на Каменский завод командируют трех фурмовых учеников: А. Сатина, С. Бормотова и Ф. Устинова с приказом прислать их обратно, как только литье пушек закончится [16].

Из Сибирской губернской канцелярии в Сибирский обербергамт Геннину идут промемории: поспешить отлить пушки и послать их по первому зимнему пути [17].

21 сентября решено было послать на Каменский завод солдата Енисейского полка И.

Гашева с инструкцией и чертежами для отливки ядер и дроби. К каждой пушке необходимо было вылить 200 ядер и 300 пудов дроби. Согласно инструкции, каменский управитель должен был рапортовать о сделанных пушках «понедельно» [18]. Прокофьев, в свою очередь, обещает Геннину, что к 1 октября на заводе будут вылиты все необходимые пушки: 24 трехфунтовые и 48 двухфунтовых, просит еще одного «свирельщика» и 20 «лошек» для литья ядер и дроби [19]. С Уктусского завода посылают свирельщика О. Фомина. Указанное число пушек лить в срок не успевают. Кроме того, выясняется, что двухфунтовые пушки разрываются, т.к. стенки их тонкие. В связи с этим Геннин посылает чертеж «с прибавкою в стенах толщины» и приказывает лить пушки по новому чертежу [20].

В октябре, по указу Генина, на Каменские заводы выезжает его помощник и горный специалист Н. Клеопин для проведения испытаний готовых пушек [21]. В начале ноября он докладывает, что в результате проб из 56 двухфунтовых пушек, которые сделаны по старому чертежу с тонкими стенами, разорвались со второго заряда 3 пушки, а у одной «крюк отшибло». Сделанные же по новому чертежу 9 пушек устояли все [22]. Отливка орудий продолжается, но к концу года все равно не успевают изготовить нужное количество. Наконец, 10 января Прокофьев рапортует Геннину, что просверлены и опилованы последние пушки. В итоге к экспедиции было отлито 28 пушек трехфунтовых, весом каждая по 20 п. 35 ф., и 92 пушки двухфунтовые, из них 51 с тонкими стенками весом 8 пуд, остальные «в стенах толше» по 9 п. 20 ф. Годными на вооружение после испытаний оказались 22 трехфунтовые и 83 двухфунтовые пушки [23].

2 февраля 1734 г. капитан «Сибирского гарнизона Енисейского полка» П. Шарыгин получил на Каменском заводе 21 трехфунтовую пушку «длиною 20 калибров», 48 пушек двухфунтовых «длиною 16 калибров» и 3 двухфунтовые пушки отливки 1724 г., весом каждая 17 пуд 15 фунтов, а также ядер в общей сложности 2880 штук и дроби 130 пудов [24]. Общий вес груза был 1230 п. Чтобы довезти его из Каменска до Тобольска, потребовалось 49 подвод [25]. В конце марта 1734 г. А. И. Чириков из Тобольска сообщил Геннину, что «два фальконета явились с великими раковинами внутри», и просил замену [26]. Н. Клеопин опять едет на Каменский завод, выбирает две двухфунтовые пушки 1724 г. выпуска весом каждая по 34 п. 30 ф. и их отсылают в Тобольск с конторским служащим Л. Харчевниковым на двух подводах [27].

На пушках 1724 г. выпуска имелось клеймо «SIBIR: КВ 1724». Рисунок клейма сделал сам Геннин еще в 1723 г. и приказал: «…на каждой пушке между ушами лить латинскими литерми…токмо литеры надлежат быть большие и зрачные» [28].

Аббревиатура КВ означает: К – КАМЕНСКИЙ, В – BETRIEB, что в переводе с немецкого – предприятие, завод. Пушки отливали фурмовой мастер Я. Дейхман и подмастерье П.

Ефтифеев.

Как известно, на пакетботе «Св. Петр» находились 14 каменских пушек двух типов:

пять двухфунтовых 1724 г. и девять трехфунтовых 1733 г. выпуска. В 1741 г. после высадки команды на остров они были сняты с пакетбота и сложены штабелем на берегу, где пролежали почти 200 лет. В 1935 г. их удалось сфотографировать корреспонденту «Комсомольской правды» Г. Санько. В 1940 г. одну двухфунтовую пушку вывез на материк сотрудник Камчатского областного краеведческого музея Н. И. Моргалев [29]. В 1946 г. две пушки двух- и трехфунтовые были вывезены в село Никольское жителями острова С. А. Яковлевым и Тимошенко. Несколько лет они находились у памятника В.

Берингу, а в 1956 г. по решению правительства были переданы в дар родине В. Беринга – Дании [30]. В 1981 г. экспедиции Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР удалось обнаружить и поднять 7 пушек, залегавших на глубине трех метров. Шесть были трехфунтовыми, одна – двухфунтовая. Летом 1991 г.

на о. Беринга прибыла совместная российско-датская экспедиция «Беринг-91», которая подняла из толщи береговых отложений последние 4 орудия. В результате этих экспедиций каменские пушки с пакетбота «Св. Петр» сейчас находятся в музеях г.

Владивостока – 2, г. Петропавловска-Камчатского – 3, села Никольского – 7, г. Хорсенс – 2. В краеведческом музее г. К-Уральского хранятся два орудийных ствола 1733 г.

выпуска, не взятые в экспедицию.

Эти пушки – славные реликвии эпохи великих географических открытий и дань памяти нашим уральским мастерам.

1. РГАДА. Ф. 151. Д. 47. Л. 241.

2. Струмилин С. Г. История черной металлургии в СССР. – Т. 1. – М., 1954. – С. 449.

3. ГАСО. Ф. 24. Оп. 1 Д. 46. Л. 210.

4. Д. 48. Л. 5. Там же. Л. 352–354.

6. Леньков В. Д., Силантьев Г. Л., Станюкович А. К. К истории артиллерийского вооружения пакетбота «Св. Петр». – С. 7.

7. Д. 464-а. Л. 2 об.-3.

8. Д. 424. Л. 1245.

9. Д. 464-а. Л. 18–10. Д. 425. Л. 73.

11. Там же. – Л. 243.

12. Там же. – Л. 29 об.

13. Д. 464-а. Л. 23.

14. Там же. – Л. 15. Там же. – Л. 29.

16. Там же. Л. 31.

17. Там же. – Л. 35–35 об.

18. Там же. – Л. 38–38 об.

19. Там же. – Л. 43, 20. Д. 425. Л. 503.

21. Там же. – Л. 506.

22. Там же. – Л. 23. Д. 464-а. Л. 144.

24. Там же. – Л. 25. Там же. – Л. 127–128.

26. Там же. – Л. 209.

27. Там же. – Л. 216.

28. Д. 22. Лл. 1046-1047.

29. Леньков В. Д., Силантьев Г. Л., Станюкович А. К. К истории артиллерийского вооружения пакетбота «Св. Петр». С.3.

30. Там же.

Зубова И.Н.

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ТИПЫ И РАЗНОВИДНОСТИ ВЫСКАЗЫВАНИЙ В РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ Перемещаясь в эпоху Г. В. Стелера, его сподвижников и соплеменников, для лингвистов сразу выявляются две системы соотношений, с которыми приходилось считаться немцам, состоящим на службе Российского государства. С точки зрения целевого назначения, устанавливаемого говорящим (пишущим), высказывания в любом языке делятся на два основных функциональных типа: повествовательный и вопросительный [Валимова, 1967]. Повествовательный тип имеет коммуникативной целью сообщение какой-либо информации, а коммуникативная цель вопросительного типа – запрос говорящего на получение информации.

Что касается побудительных предложений, то «они по своей предназначенности в акте речевого общения представляют собой лишь одну из разновидностей повествовательных предложений: говорящий использует их также с целью передать собеседнику некоторую содержательную информацию, но при этом рассчитывает еще на специфическую реакцию со стороны собеседника.

[Распопов, 1973; Вафеев, 1982].

Аналогично следует квалифицировать так называемые оптативные предложения, предназначенные для сообщения о каком-либо желании (пожелании) говорящего.

Данная функциональная типология высказываний, основанная на учете их целевой установки, носит общий характер. Задача системного анализа актуально-коммуникативной структуры высказываний с неизбежностью приводит к изучению и описанию функциональных (коммуникативных) разновидностей в рамках каждого из названных типов. Изучение указанных разновидностей может иметь разную теоретическую основу (в зависимости от того, какие средства их формирования учитываются при описании), в частности, учет способа выражения актуального членения и местоположения ремы. При этом в ту или иную функциональную разновидность высказывания включаются те его актуально-коммуникативные структуры, которые характеризуются одинаковым способом выражения актуального членения и одинаковой позицией ремы в линейной структуре высказывания. Способ выражения актуального членения определяется в зависимости от того, какой речевой акцент – фразовый или логический – применяется для актуализации ремы (или ее смыслового центра – непосредственного носителя речевого акцента).

Таким образом, учитывая способ выражения актуального членения, получаем функциональные разновидности повествовательных высказываний, в которых: 1) рема сигнализируется фразовым ударением; 2) для сигнализации ремы применяется логический акцент. Высказывания первой разновидности мы называем констатирующими (далее KB), второй – выделительно-констатирующими (далее ВКВ). Примеры:

1) Муж Насти // работал до войны на цементном заводе (К. Паустовский);

Nastya’s Mann // arbeitete vor dem Krieg auf dem Zementbetrieb – КВ;

2) Донести он хочет на меня (М. Горький);

Denunzieren will er auf mich – ВКВ.

КВ в сопоставляемых языках характеризуются следующими существенными общими признаками: 1) общим значением «неэмоциональной констатации фактов»; 2) наличием фразового ударения и отсутствием ударения логического; 3) постпозитивным по отношению к теме расположением ремы; 4) относительно высокой степенью автосемантии. Специфическими признаками КВ являются: наличие второго варианта порядка Т – Р + тематическое сказуемое в немецком и отсутствие этого варианта в русском.

Перечисленные признаки KB обусловливают их функционирование в соответствующих конситуациях, предполагающих относительную автосемантию в условиях стилистически нейтрального эмоционального покоя. Поэтому КВ в русском и немецком языках в основном употребляются:

а) в качестве высказываний-коммуникатов — 15 декабря // состоится вечер отдыха; Am 15.

Dezember // findet der Erholungsabend statt.

б) в абсолютном начале повествования — Санька Журавлев // рассказал диковинную историю (В. Шукшин); Sanka Shurawljow // erzhlte eine seltsame Geschichte.

в) в описаниях и повествованиях с так называемыми параллельной или цепной связью между высказываниями [Солганик, 1973] – Родительские собрания // проводятся не реже одного раза в четверть. Они всегда проходят // вечером или в субботу утром. (М. А. Денисова. Лингвострановедческий словарь);

Die Elternabende // finden nicht seltener, als einmal pro Vierteljahr statt. Sie werden // am Abend oder am Sonnabend am Morgen abgehalten.

г) сравнительно редко в качестве ответных реплик вопросо-ответного единства, когда по каким-либо, подчас субъективным, причинам говорящий (отвечающий) предпочитает полную форму ответной реплики редуцированной:

[Твои родители рабочие] – Да, мои родители // рабочие (вместо: Да, рабочие.);

[Sind deine Eltern Arbeiter] – Ja Meine Eltern sind Arbeiter (вместо: Ja, Arbeiter).

Нетрудно заметить, что степень автосемантии KB уменьшается в направлении от высказываний-коммуникатов (наивысшая степень) к ответным репликам диалога (наименьшая степень).

Выделительно-констатирующие высказывания в сопоставляемых языках существенно отличаются от КВ. Эти различия сводятся к следующему:

1. На общее значение констатации, свойственное и КВ, накладывается, сверх того, «эмфатическое выделение «нового» с противопоставлением интеллектуальных и эмоциональных контрастов и с выражением дополнительных экспрессивноэмоциональных наслоений, обусловленных ситуативно» [Цахер, 1072; Вафеев, 1982].

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 61 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.