WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 61 |

Развитие процессов в островной группировке каланов о. Беринга подтверждается данными по другим популяциям этого вида (Аляска, Алеутские о-ва): при возрастании уровня сезонной смертности (например, массовая гибель животных после аварии танкера в заливе Принца Вильяма в 1991 г. на Аляске) увеличивается смертность молодых животных и животных среднего репродуктивного возраста (до 8 лет), при стабилизации уровня смертности падеж в основном приходится на животных старших возрастных классов (от 8 лет и старше) [Бурдин и др., 2002; Kenyon, 1969; Ballachey et. al, 1994].

Можно утверждать, что исследуемые нами процессы в изолированной группировке каланов о. Беринга подчиняются общим демографическим законам, а сама островная группировка находится в стабильно-равновесном состоянии. В отличие от группировок каланов Аляски и Алеутских о-ов, где численность местных популяций сократилась на 8095% [Southwest Alaska..., 2002], состояние командорской группировки на данный момент не вызывает беспокойства.

Автор благодарит Вертянкина В. В. (Севвострыбвод), Фомина В. В.

(Россельхознадзор), Шитова Д. В. (Севвострыбвод), Бурдина А. М. (КФ ТИГ ДВО РАН) за помощь в проведении работ и в сборе материала.

1. Бурдин А. М., Рязанов Д. А., Бодкин Д. Л. Механизмы формирования внутрипопуляционной структуры и соотношения полов в популяциях калана (Enhydra lutris). Морские млекопитающие (результаты исследований, проведенных в 1995-1998 г.г.). – М., 2002. – С. 107-110.

2. Годовые отчеты Командорской инспекции СВРВ. – 1988-2003.

3. Загребельный С. В. Возрастно-половой состав павших и пространственное распределение каланов Enhydra lutris L. острова Беринга (Командорский архипелаг) // Экология. – 2004. – № 6. – С. 1-8.

4. Загребельный С. В., Фомин В. В. Некоторые показатели смертности каланов на острове Беринга в 19951999 гг. и основные тенденции развития их популяции в 1980-99 гг. // Результаты исследований морских млекопитающих Дальнего Востока в 1991-2000 гг. – М., 2001. – С. 186-190.

5. Загребельный С. В., Фомин В. В., Бурдин А. М. Динамика численности, структуры популяции каланов Enhydra lutrus L. на Командорский островах и оценка их миграционной активности между островами архипелага // Экология. – 2008. – № 1.

6. Клевезаль Г. А. Регистрирующие структуры млекопитающих в зоологических исследованиях. М., 1988.

7. Мымрин Н. И. К экологии калана о. Беринга // Морские млекопитающие: Материалы VI Всесоюз.

совещ. – Ч. 2. – Киев, 1975. – С. 23-25.

8. Рязанов Д. А., Вертянкин В. В., Никулин В. С., Фомин В. В. Изучение смертности каланов (Enhydra lutris) на Командорских островах при проведении популяционного мониторинга // Зоол. журнал. – 2002. – Т.

81. – Вып. 8. – С. 999-1007.

9. Рязанов Д. А., Маминов М. К. Определение пола и возраста по клыкам у калана (Enhydra lutris) // Зоол.

журнал. –1996. – Т. 75. – Вып. 4. – С. 593-601.

10. Севостьянов В. Ф., Бурдин А. М. Перспективы роста беринговской группы командорской популяции калана // Каланы и котики Командорских островов. ВНИРО. – Петропавловск-Камчатский, 1987. – С.

15-18.

11. Ballachey B. E., Bodkin J. L., DeGange A. R. An overview of sea otter studies // Marine Mammals and the Exxon Valdez. – Academic Press, 1994. – P. 47-59.

12. Bodkin J. L., Burdin A. M., Ryazanov D. A. Age- and sex-specific mortality and population structure in sea otters // Marine Mammal Science. – 2000. – V. 16. – № 1. – P. 201-219.

13. Kenyon K. W. The sea otter in the eastern Pacific Ocean // North American Fauna. – 1969. – № 68. – 352 pр.

14. Schneider K. B. Age determination of sea otter // Final report research Feder. Aid in Wild. Resterat. Proj. W17-4 and W-17-5. Job 8.1 OR. – 1973. – Р. 1-22.

.

График 1.

Колебания численности беринговской (1) и медновской (2) группировок каланов с 1963 по 2007 гг.

График 2.

Смертность животных разного пола, общая годовая смертность каланов о. Беринга за период с 1989 по 2007 гг. включительно Самцы Самки общий уровень Занина О. Г., Губин С. В., Максимович С. В.

ЭКОЛОГИЯ ДЛИННОХВОСТОГО СУСЛИКА SPERMOPHILUS (CITELLUS) UNDULATUS PALLAS (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИЗУЧЕНИЯ СОВРЕМЕННЫХ И ИСКОПАЕМЫХ НОР) Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (01-05-64496, 04-05-64748) На Колымской низменности в пределах севера таежной зоны и в тундре на территориях с близким залеганием многолетней мерзлоты было исследовано около двух десятков современных нор длиннохвостого суслика Spermophilus (Citellus) undulatus Pallas. Норы сусликов имеют обширную систему глубоких подземных ходов. Они используются многими поколениями животных в течение десятков и сотен лет. За время своего существования эти постройки накапливают значительное количество органических остатков, изучение которых представляет интерес для реконструкции условий природной среды. В позднеплейстоценовых толщах ледового комплекса Колымской низменности Севера Якутии изучены строение и содержимое ископаемых нор длиннохвостых сусликов возраста 28–32 тыс. лет. Сопоставление строения и содержимого ископаемых и современных нор сусликов дало возможность детализировать отличия природных условий локальных мест обитаний на Колымской низменности в голоцене и плейстоцене.

Современные длиннохвостые суслики строят сложно устроенные убежища, которые изобилуют ходами и отнорками, содержат несколько жилых и заброшенных камер и существуют на отдельных участках длительное время (десятки лет). Много лет используемые норы суслика с системой извилистых ходов, отнорков, камер имеют несколько выходов на поверхность (рис. 1). Выходы из нор обращены в разные стороны, многие ходы сквозные, не сообщающиеся с камерами. В сооружениях доминируют ходы округлой формы, диаметром до 15 см. От основного магистрального хода отходят отнорки, часть из них заполнена помётом (уборные). Гнездовая камера округлой формы, 40 см в диаметре, располагается в одном из отнорков. Она имеет несколько выходов, один из которых ведет к поверхности, изнутри часто выстлана сухой травой. В длительно используемых норах наряду с функционирующей гнездовой камерой существует несколько заброшенных (3–8), содержащих измельчённую полусгнившую подстилку, перемешанную с помётом сусликов и мелких мышевидных грызунов.

особей /// / // / / // / // / / /Ископаемые норы сусликов являлись, по-видимому, убежищами недлительного пользования, на что указывает их простое устройство по сравнению с современными.

Ископаемые жилища представляют собой двухкамерные или однокамерные сооружения с А Б В одним или двумя ходами (рис. 2). Наиболее часто камеры имеют округлую форму, достигают 40 см в поперечном диаметре и 15–20 см в высоту. Норы большего размера – единичны. В случае двухкамерного строения они соединены коротким (до 10 см) ходом. Регулярные наблюдения на протяжении ряда лет за отступающей 7-км стенкой обнажения Дуванный Яр, обследование сотен байджерахов (останцов минерального материала, возникающих вследствие вытаивания ледяных жил) в термокарстовых цирках этого и других обнажений показывает устойчивое отсутствие значительных скоплений нор и ходов сусликов в одновозрастных слоях. Это обстоятельство ставит под сомнение существование их крупных колоний в периоды накопления рассматриваемых осадочных толщ.

Проведённые исследования строения 15 нор современных сусликов в зоне близкого залегания многолетнемерзлых пород на Колымской низменности подтвердили, что днища их гнездовых камер лежат на 10–20 см выше границы сезонноталого слоя. Этот факт позволил оценить мощность сезонноталого слоя периодов сооружения нор в позднем плейстоцене в случае обнаружения хода из них на дневную поверхность. Подобный факт был зафиксирован в трех случаях. Мощность сезонноталого слоя для норы из обнажения Дуванный яр определена в 80–85 см. Два других определения проведены по ископаемым норам, расположенным в обнажениях у пос. Зеленый Мыс и Станчиковский яр. Мощности древнего СТС составляли здесь около 65 см [1].

Рис. 1. Схематический план строения современных сложно устроенных нор сусликов Условные обозначения:

А, Б – в стенках байджерахов в обнажении у пос. Зеленый Мыс.

В – на склоне коренного берега в устье р. Колымы (заимка Курьишка).

Условные обозначения:1 – камера с подстилкой, 2 – камера без подстилки, 3 – уборная, 4 – выход на поверхность, 5 – ход.

Рис. 2. Строение ископаемых нор сусликов Условные обозначения:

1 – подстилка; 2 – скопление семян; 3 – пылеватый материал, заполняющий ход; 4 – ядро сублимационного льда; 5 – помет.

Ископаемые норы сусликов делятся на гнездовые, кормовые (кладовые) и уборные [2]. Гнездовые камеры ископаемых сусликов по периферии выстланы подстилкой из остатков стеблей злаков и осок, реже встречаются веточки и листья кустарничков, фрагменты мхов. Внутренние части жилищ содержат шерсть крупных животных, которая может составлять до половины объема камеры, в отдельных случаях – скорлупу яиц и перья птиц, костные остатки грызунов и даже их мягкие ткани. В уборных преобладает помёт, перемешанный с растительными остатками. Ходы заполнены хорошо сохранившимся пометом, иногда с подстилкой, содержат сублимационный лед или плотно закупорены пробкой пылеватого материала.

Кормовые камеры преимущественно заполнены семенами. Численность семян и плодов в крупных камерах отдельных нор может достигать 600 – 800 тыс. шт. [3], но чаще не превышает десятков тысяч штук (50 – 100 г воздушно-сухого веса). Слой растительной подстилки в кладовых малой мощности часто измельчен грызунами, по составу почти не отличается от подстилки гнездовых камер. В материале содержимого кормовых камер было определенно около 50 видов растений. Деревья и кустарники представлены лиственницей и видами ив, остальные растения – травянистые, диагностирована так же группа мхов и лишайников. Ботанический анализ содержимого нор позволил диагностировать растительный покров участков, расположенных вблизи норы, как тундровый с участием нарушенных местообитаний, занятых пионерной и степной растительностью [1,4].

Из 20 исследованных современных нор сусликов, кладовые камеры были отмечены лишь в двух. Запасы семян и плодов в них в конце августа – начале сентября как в тундровой, так и в таёжной зонах не превышали 1,0–2,0 г (воздушно-сухой вес) и представлены единичными семенами осок, злаков и некоторых травянистых растений.

Кормовыми эти запасы назвать сложно. В составе подстилки нор преобладали травянистые остатки осок, злаков, мхов, единично – обломки древесины. В таежной зоне – это остатки стеблей злаков, хвоща, иван-чая, листья ивы, обрывки мхов. В тундровой – наряду с типичными тундровыми видами встречены остатки злаковой растительности, заселяющей нарушенные хорошо дренированные местообитания – обрывы, старые байджерахи. В подстилке действующих камер, при наличии вблизи норы трупов павших животных (северный олень), в значительных количествах (~ 50%) обнаружена их шерсть. Состав подстилки отражает видовое разнообразие растительного покрова прилегающей к норе территории.

Ископаемые и современные норы сусликов обладают большим сходством строения:

форма, размеры камер и ходов, функциональное назначение камер, их устройство. В отличие от современных, ископаемые норы не имеют большого количества ходов, отнорков, камер, что может указывать на короткое время их использования. Кормовые камеры в современных норах не содержат сколь-либо значительных запасов семян и отнесение их к кормовым или кладовым часто является условным.

Обнаруженные особенности строения, пространственного распределения нор и объёмов содержащихся в них кормовых запасов могут быть отнесены к существенным отличиям экологической обстановки плейстоцена и голоцена и реакцию на неё грызунов.

1. Губин С. В., Максимович С. В., Занина О. Г. Анализ состава семян растений из ископаемых нор сусликов лессово-ледовых отложений обнажения Зеленый Мыс как показатель местных условий обитания.

Криосфера Земли. 2001. – Т. V. – № 2. – С. 76–82.

2. Занина О. Г. Ископаемые норы грызунов из мёрзлых позднеплейстоценовых отложений Колымской низменности // Зоологический журнал, 2005. – Т. 84. – № 6. – С. 728 – 736.

3. Губин С. В., Хасанов Б. Ф. Ископаемые норы млекопитающих из лессово-ледовых толщ КолымскоИндигирской низменности. Докл. РАН. 1996. – Т. 346. – № 2. – С. 278–279.

4. Лопатина Д. А. Занина О. Г. Палеоботанический анализ материала ископаемых нор сусликов и вмещающих их верхнеплейстоценовых отложений низовий р. Колымы. Стратиграфия и геологическая корреляция, 2006. – Т. 14. – № 3. – С. 94–107.

Зенкова Л. В.

КАМЕНСКИЕ ПУШКИ В ЭКСПЕДИЦИИ БЕРИНГА Первая домница, принадлежащая Далматовскому успенскому монастырю, и первое поселение на р. Каменке, возникшее в 1682 г., предопределили появление Каменского казенного чугуноплавильного, чугунолитейного, железоделательного завода, который был не только первым металлургическим заводом, но и первым военным заводом России на Урале. Первые пушки и снаряды были отлиты на Каменском заводе. Сто пятьдесят лет «железные караваны» доставляли каменские артиллерийские орудия в Москву, СПетербург и другие города России. Вторая Камчатская экспедиция В. Беринга была оснащена каменскими пушками.

Каменский «водяной железный завод» (в отличие от «ручного» монастырского) был построен на левом берегу р. Каменки. 15 октября 1701 г. из каменской домны был получен первый чугун. Первые три пушки и две мортиры были отлиты в декабре 1701 г. А в феврале 1702 г. в Москву повезли уже 45 орудий общим весом 682 пуда и 210 пудов металла. Пушки эти были успешно испытаны в Москве. В 1703 г. завод выпускает рекордное количество орудий – 522. За первые три года работы Каменский завод отлил 854 орудия, из которых в Москву отправил 567. Однако при испытаниях многие пушки разрывались. Сказалась спешка в организации производства, отсутствие опыта, нехватка специалистов, а также то, что техника производства чугунных пушек стояла еще на низком уровне. Еще в декабре 1701 г. тобольский воевода князь М. Я. Черкасский, в ведении которого был завод, писал Петру I, что «для литья пушек, мортир, гранат и бомб нужны мастера искусные, такие, как Ян Бигин», и перечислил еще ряд имен. «И без них де на сибирских заводах быть не возможно, и делу де всякому без них будет остановка», что «знающих» мастеров на заводе нет и лить бомбы никто не умеет, а присланный в г. на Каменку «тюменский сын боярский А. Колокольников для дела пушечных и мозжерных болванов бежал [1]. В ноябре 1705 г. производство орудий на заводе было прекращено. Известно, что к этому времени каменскими пушками было оснащено более 20 уральских крепостей, острогов и слобод.

После десятилетнего перерыва литье орудий на Каменском заводе возобновилось.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 61 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.