WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 61 |

Поповой, А. А. Алексеева, С. А. Алексеевой, М. Х. Белянской. Но в этих работах не освещен вопрос, касающийся нашей проблемы – погребения шаманов, кроме работы Поповой «Пережитки шаманизма у эвенов». В своей работе она пишет, что в прошлом умерших шаманов эвены хоронили с таким же почетом, как глав и вождей рода, а затем – как старост официальных административных родов. Среди тауйских эвенов еще живы воспоминания о том, как в прошлом веке умерших «заслуженных» шаманов и старейшин хоронили, согласно древним погребальным обрядам, воздушным способом (урадан): на специальных площадках, устраиваемых на четырех сваях-столбах. [7]. По этому поводу Р.

И. Бравина отмечает, что вплоть до середины XIX в. шаманов хоронили на арангасах (лабазах), «легковерно мысля, будто бы он, не быв на земле, прямо пойдет к своему дьяволу, которому в жертву вешают на дерево с убитой на сем месте жирной скотины кожу с головою и ногами…» [1].

Среди трудов ученых-этнографов XVIII-XIX вв. следует отметить работу И. Г.

Георги, в которой отмечается, что «шаманы (тунгусские) и другие хотят истлеть на чистом воздухе, почему и покрывают их только камнями и хворостом, у первых же вешают еще и барабан (бубен)» [2]. Здесь можно отметить, что наземный и воздушный способы погребений в это время были доминирующими, особенно при погребении шаманов.

Также среди материалов, относящихся к XVIII в., можно отметить сведения И. Э.

Фишера об особом обращении с умершими шаманами среди юкагиров. «Когда шаман чувствует, что он скоро умрет, то завещает свои кости лучшему другу или друзьям. После смерти последние приходят и делят его тело, каждый берет свою долю; режет и скоблит мясо с костей. Мясо сжигают, а золу собирают в горшок. Горшок вместе с костями укладывают на оленей и везут с собой. На оленя, который вез кости шамана, в дальнейшем нельзя ничего нагружать, кроме этих священных костей. В юртах эти кости зашивали в мешки, а в места, где должны были быть глаза, рот, шея и т.д., пришивали бусины» [11].

Также Я. И. Линденау отмечает интересный факт у юкагиров. Он пишет, что «бубен у них совершенно особый. Он сделан из кожи шаманов, которую они сдирают после их смерти и натягивают на деревянную основу. С костей соскабливают мясо и кости собирают в скелет, одевают в платье как человека и почитают скелет как божество» [5].

В своей работе К. М. Рычков пишет, что тунгусы «шаманов и шаманок хоронят и теперь на лабазах. В гроб кладут шайтанов (идолов) шамана, а шаманское одеяние складывают в кучу, недалеко от лабаза, на западной стороне и закрывают лесом» [8]. По этому поводу А. И. Мазин отмечает, что шаманскую атрибутику на долгое хранение обычно оставляли в специально срубленном и крытом сверху лабазе. После смерти шамана его атрибуты развешивали на сухой лиственнице мукдыкен в глухом, редко посещаемом месте. Автор также утверждает, что по наследству они (шаманские атрибуты) не передавались [6].

К. М. Рычков отмечает, что «лабазы шаманов отличаются от обыкновенных большим количеством зажимающих колоду шестов, на концах которых прикрепляются деревянные изображения птиц. Как общее правило, при похоронах шамана родственники приготовляют из гнилого дерева следующие изображения духов, которые служили ему при жизни: 16 лебедей, 8 волков, 2 медведя, одну собаку и человекообразное изображение, олицетворяющее собой духа предка шамана, причем все упомянутые изображения бросают около лабаза головами на запад. Стойки лабаза обычно оскабливаются и обмазываются кровью убитого оленя [8].

И. С. Гурвич отмечает, что «до недавнего времени в верховьях Омолон, по Бытантаю (Саккырырский район Якутии), еще стояли арангасы – погребения на столбах». Он, по словам своих информаторов-тюгясиров (ламунхинская группа эвенов), пишет, что на лабазах хоронили до того, как эвены были крещены, т. е. до середины XIX в. «Шаманов хоронили и позже не в земле, а в сайбах – наземных срубах в виде небольшого ящика с крышей, внутри сруба помещали гроб. Около поселка Тюгясирского наслега сохранилась разрушенная сайба. При покойнике были копье, лук, стрелы, посох» [3].

Я. И. Линденау, по представлениям ламутов, отмечает, что «когда умирает шаман, то его место занимает сын, если он толковый, или близкий родственник. К тому, который избирается в шаманы как достаточно способный, умерший шаман посылает своих дьяволов, которые являются избранному во сне. Души шаманов не переходят к дьяволам, а находятся отдельно от них. Те шаманы, которые при жизни считались сильными в своих действиях, после смерти якобы делаются слабыми; те же, которые при жизни были незначительными, после смерти делаются сильными» [5].

Интересные факты мы находим также в монографии Р.И. Бравиной, где автор объясняет представления якутов о покойном шамане. Она пишет, по представлениям якутов, что «шаманы не умирают естественной смертью, т.е. их не съедает абасы (злой дух): шаманы умирают в борьбе с другими шаманами. Смерть шамана сопровождалась несчастием для его сородичей: за умершего шамана духи брали в качестве жертвы когонибудь из родственников» [1]. Здесь можно отметить, что именно поэтому страх перед умершими шаманами у якутов и других народов Якутии был чрезвычайно велик. По этому поводу И. А. Худяков пишет, что «всякий шаман – страшный человек; простые якуты не только боятся подходить к нему близко или дотронуться до его бубна, они страшатся даже смотреть» [10].

Шамана хоронили по его предсмертному завещанию, любое отклонение от этого, как указывает Р. И. Бравина, могло вызвать месть со стороны умершего шамана.

«…Похороните меня в праздничной одежде, – говорил знаменитый шаман Жохсогон, – не в дупле дерева или в лабазе, а в земле в сидячем положении, на коне…» [1]. Далее Бравина отмечает, что в старину черных шаманов «хоронили ничком, притом в согнутом положении. Делалось это для того, чтобы шаман не мог встать. В руки вкладывали землю, чтобы она также не позволяла встать, была бы для умершего «якорем»… При этом некоторых особенно опасных шаманов хоронили ничком без гроба в могиле, заполненной золой с углями. В рот таких шаманов иногда клали камень, ориентируя их на восток» [1].

Аналогичные сведения мы находим у А. А. Саввина, который исследовал погребальный обряд северных якутов Верхоянского района. Автор отмечает, что известного черного шамана хоронили лицом вниз, а на затылок клали черный камень, чтобы он не возвращался в мир людей, и таким образом предотвращали возможные негативные действия от него [9].

Другой особенностью похорон шаманов был обычай их повторного захоронения.

Могущественных шаманов, как отмечает Р. И. Бравина, якуты перехоранивали трижды.

«Родственники по мере обветшания и разрушения могилы шамана должны были трижды «поднимать его кости», т.е. трижды повторить похороны. Согласно преданиям, при этом обновлялись арангас и одежда, приносились в жертву кони определенной масти. Обряд проводился при посредстве трех, шести и девяти шаманов. Такой обряд сохранился у якутов до XX в., даже известны единичные случаи повторного захоронения шамана, совершенные в 30-х гг. После третьего поднятия останки шамана хоронили в землю» [1].

Аранас (лабаз) шаманов сооружали парни, которые еще не имели полового сношения с женщинами [4].

У. Г. Попова пишет, что «позднее умерших шаманов хоронили, как и всех крещеных, погребением в земле. Исключения делались для особо заслуженных из них и в случае завещания умершего. Имеются предания о том, что обряд погребения покойного шамана совершался и должен был совершаться людьми чужими, неродными, относившимися по происхождению к экзогамному роду, противоположному тому, к которому принадлежал шаман. Места для могил вообще выбирались на возвышенных местах. Для умершего шамана могилу копали глубокую. Существовали правила, определяющие глубину могил для захоронений покойников: для умерших молодых людей и детей глубина могилы должна быть по пояс взрослому человеку, для старых – по плечо, для «высокопоставленных» – выше роста человека. В отличие от других, рядовых похорон гроб с телом умершего шамана, прежде чем быть опущенным в могилу, ставился на небольшой помост, специально устраиваемый рядом с могилой, с правой стороны. Он своими размерами соответствовал гробу. Вслед за гробом, после покрытия его частью покрышки чума шамана, опускался и этот помост, и затем могила засыпалась землей.

После заполнения могилы до половины в ногах умершего ставился православный крест (кирэс), после чего могилу закапывали полностью, до образования холмика.

Надмогильные христианские кресты, как правило, эвены делали семиконечными (похожими на старообрядческие), первые две перекладины ставились прямо, параллельно друг другу, а третья – наискось. На верху основной стойки креста вырезали фигурку птички в стилизованном резном изображении – символ отлетевшей души умершего.

Нередко такие вырезанные из дерева фигурки птицы прикреплялись на обоих концах первой перекладины креста» [7].

Могила шамана была запретна для посещения, особенно после трех лет со дня смерти. Мимо нее в сумерках и ночью ходить было нельзя, так как злые духи мертвых – аринкал – могли напугать, наделать вреда. Проходя днем мимо могилы, надо было принести дар духам, чтобы их отвлечь: кинуть монету, посыпать табачком, побрызгать водой, вином, повесить на крест красивую ленточку, ткань и т.д. [7].

Таким образом, погребения шаманов отличались от рядовых погребений. Похоронам шаманов уделялось больше внимания, так как люди очень боялись шаманов. Главная функция этих обрядов – не допустить «возвращения» умершего шамана в образе злого духа в мир людей. Таким образом, можно сказать, что погребальные обряды эвенов и других народов Якутии были довольно сложные. В них входили представления о душе, посмертном существовании, жизни и смерти и т.д.

1. Бравина Р. И. Погребальный обряд якутов. – Якутск, 1996.

2. Георги И. Г. Описание всех в Российском государстве обитающих народов, также их житейских обрядов, вер, обыкновений, жилищ, одежд и прочих достопамятностей. – Ч.3. – СПб., 1777.

3. Гурвич И. С. Предварительный отчет о работе этногр. экспедиции ИЯЛИ в Верхоянском, Саккырырском, Усть-Янском, Булунском, Жиганском районах. 1954. – Архив ЯНЦ СО РАН. Ф. 5. Оп. 1.

Д. 258.

4. Кондаков В. А. Тайны сферы шаманизма. – Ч. 3. – Якутск, 1999.

5. Линденау Я. И. Описание народов Сибири (1 пол. XVIII в.): Историко-этногр. материалы о народах Сибири и Северо-востока. – Магадан, 1983.

6. Мазин А. И. Традиционные верования и обряды эвенков-орочонов (конец XIX–началоXX вв.). – Новосибирск, 1984.

7. Попова У. Г. Пережитки шаманизма у эвенов // Проблемы истории общественного сознания аборигенов Сибири (по материалам 2 пол. XIX–нач.XX вв.). – Л., 1981.

8. Рычков К. М. Енисейские тунгусы// Землеведение. Кн. 1-2 / Под ред. Д. Н. Анучина, А. А. Крубера. – М., 1922.

9. Саввин А. А. Погребальные обычаи якутов Севера: Рукопись. 1936–1941. – Архив ЯНЦ СО РАН. Ф. 4.

Оп. 12. Д. 19.

10. Худяков И. А. Краткое описание Верхоянского округа. – Л., 1969.

11. Шишигина А. Н. Научное изучение Якутии в XVIII в. – Якутск, 2005.

Гашев С.Н.

РОЛЬ К. ЛИННЕЯ И ДРУГИХ НАТУРАЛИСТОВ ИЗ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ В ОПИСАННИИ ВИДОВ ПОЗВОНОЧНЫХ ЖИВОТНЫХ ТЕРРИТОРИИ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ Фауна позвоночных этой территории (тогда еще Тобольской губернии) начала описываться давно (еще до академических экспедиций 1771, 1786 и 1788 гг., которыми руководил П. С. Паллас). Это описание в поном объеме не закончилось и до настоящего времени: так, например, лишь в начале XXI века здесь описано обитание нового вида барсука – барсук азиатский (Meles leucurus Hodgson, 1847), заменившего на этой территории обыкновенного барсука (Meles meles Linnaeus, 1758). И таких примеров много, процесс описания фауны идет постоянно. Тем не менее, к концу XX–началу XXI вв., после опубликования сводных статей по отдельным группам (Гашев, 1998; Шамшурина, Гашев, 1999; Селюков, Гашев, 2000; Гашев и др., 2006 и др.), основной фаунистический список позвоночных Тюменской области можно считать составленным.

Если проанализировать современный список позвоночных животных Тюменской области (см. табл.), то можно обнаружить, что он включает 566 видов из Классов Круглоротых и Рыб (Рыбообразные), Земноводных, Пресмыкающихся, Птиц и Млекопитающих.

В научном описании этих видов приняли участие 113 ученых-натуралистов.

Подавляющая их часть представлена выходцами из Западной Европы (иногда впоследствие обрусевших), и лишь 15 (13,3 %) из них представлены русскими или представителями Восточной Европы. Нисколько не умаляя вклад отечественных ученых, мы должны признать роль европейской науки в описании нашей фауны в силу существующих в XVII–XIX вв. научных традиций весьма значительной. Но и среди европейских натуралистов по количеству описанных ими видов позвоночных животных выделяется группа из четырех человек: это знаменитый шведский естествоиспытатель Карл фон Линней (13. 05. 1707 г.–10. 01. 1778г.), немецкий естествоиспытатель, географ и путешественник Петр Симон Паллас (22.09.1741г.–8.09.1811г.), путешественникнатуралист Иоганн Георг Гмелин старший (1709–1749гг.) и голландский натуралист Конрад Темминк (Coenrad J.Temminck, 1778–1858гг.).

Около 47% видов позвоночных рассматриваемой нами территории были описаны К.

Линнеем (см. рис.). Это 271 вид, из которых 202 – птицы. Еще 13 процентов (73 вида) описал Петр Паллас. Таким образом, этими двумя натуралистами описано 60% всех видов позвоночных Тюменской области. На долю И. Гмелина и К. Темминка вместе приходится еще 26 видов (5%).

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 61 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.