WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Средовые влияния Их значение обнаруживается даже в этологических исследованиях. Классические эксперименты Г.Харлоу и его сотрудников с обезьянами, выполненные на собаках исследования В.В.Антонова и М.М.Хананашвили показывают, что животные, в раннем возрасте лишенные необходимых средовых влияний (прежде всего, контакта с матерью и сверстниками), в последующем не способны ни к адекватной коммуникации, ни к спариванию, ни к родительскому поведению. Об этом же говорит и изучение «брошенных детей»: они испытывают больше трудностей в социальной адаптации и чаще, чем это бывает у выросших в благополучных семьях, ощущают дефицит чадолюбия и родительских чувств.

Уяснить содержание и природу половых различий можно, лишь задавшись вопросом о том, что в них не зависимо или зависимо от среды, что в среде и культуре способствует закреплению и развитию одних врождённых программ и свёртыванию других, какие влияния среды приводят к более или менее самостоятельным результатам.

Первые этапы взаимодействия ребёнка со средой обеспечиваются в семье, а с возрастом в это взаимодействие все больше включаются и другие факторы половой социализации. Ни одно из этих влияний не выступает совершенно изолированно от других, само по себе, всегда прямо или косвенно отражая особенности психосексуальной культуры.

Большинство современных культур маскулинно оринтировано. При анализе американской литературы для детей в 1965-1971 гг. соотношение мужских и женских персонажей составило в изображении людей 11:1, животных – 95:1, и заголовках – 8:3. % главных героев книг для детей 2-6 лет, выпущенных в 1971 г. в Калифорнии, – это мужчины. При анализе 2760 рассказов в 134 сборниках соотношение мужских и женских персонажей составило в детских книгах 5:2, во взрослых – 3:1, в биографиях – 6:1, в историях о животных – 2:1.

Восприятие влияний маскулинно ориентированной культуры отражается и в детских рисунках. По данным П.Браун, в раннем детстве девочки, как и мальчики, при просьбе нарисовать человека рисуют фигуру своего пола, но по мере взросления все чаще переходят к рисованию мужской фигуры. Было проанализировано более 1000 рисунков детей 5-15 лет: мальчики во всех возрастах рисовали мужскую фигуру, тогда как 84 % девочек 5-7 лет – женскую, а 78 % 14-15-летних – мужскую. Однако однозначные выводы из этих чрезвычайно, казалось бы, демонстративных результатов были бы опрометчивы, так как, по данным Т.И.Юферевой и А.М.Прихожан, в «образах будущего» у девочекподростков представления о муже занимают гораздо большее место, чем представления мальчиков о жене; значение этого факта усиливается и опережающим созреванием девочек по сравнению с мальчиками.

Хронологически первым этапом психосексуальной социализации является социализация в семье.

Культурные стереотипы и собственный опыт подсказывают родителям, каким должен быть мальчик и какой девочка. Считается, что родители более определённо отождествляют себя с ребёнком своего пола и хотят быть моделью для него. На общение с детьми более или менее явно переносится стиль отношения между полами, так что отношение отцов к дочерям – это всегда немного отношение как к маленьким женщинам, а матерей к сыновьям – как к маленьким мужчинам. В свободном, неофициальном общении мужчина скажет о жене и дочери «мои женщины» или «мои девочки», а женщина о муже и сыне – «мои мужчины» или «мои мальчики». Р.Грин, суммировав данные многих исследователей, показал, что поведение родителей с сыновьями и дочерями различается и по менее осознаваемым параметрам, например по интенсивности телесного контакта, тону обращённой к ребёнку речи и т. д.

Решающее значение в половой социализации принято отводить матери, проводящей с детьми больше времени. Однако все чаще подчёркивают, что роль матери и отца не может определяться количественной меркой «больше-меньше». М.Табер, к примеру, показал, что дети реагируют не просто на поведение родителей, а на их поведение в связи с полом, и допустил, что роль отца (особенно для мальчиков] может быть не только не меньшей, но и большей, чем роль матери; решающая роль принадлежит все же отношениям.

Особый канал половой социализации в семье связан с сексуальным поведением.

Укажем лишь на самые общие моменты, с тем, чтобы без риска повториться, проанализировать эти моменты в контексте возрастного развития.

Первый из них связан с тем, что даже самые сдержанные родители, так или иначе, демонстрируют своим поведением отношения мужчины и женщины: забота, прикосновения, объятия, поцелуи, легкие эротические реакции и т. д.

Второй момент поначалу выглядит неожиданным. Р.Грин, Р.Уикс и другие исследователи интересовались развитием детей в необычных семьях, где родители, были представлены мужскими или женскими гомосексуальными парами либо парами, один из членов которой хирургическим путем менял свой пол. У всех детей формировалось свойственное большинству людей гетеросексуальное влечение.

Направление сексуальной ориентации, стало быть, не передается генетически и не зависит от сексуальной ориентации родителей. Окончательных объяснений пока нет. Но можно допустить, что:

• во-первых, имеют значение врожденные (хотя и не наследственные) причины, которые проявят себя в более позднем возрасте;

• во-вторых, дети воспринимают не недоступное пока их пониманию содержание сексуальной ориентации и психосексуальной идентичности родителей, а содержание и стиль их отношений;

• третий момент, связанный с отношением взрослых и проявлениям сексуальности у детей, мы рассмотрим на примерах проведенных исследований.

И мужчины, и женщины воспринимали детскую сексуальность как нечто, присущее лишь мальчикам и, безусловно, отрицательное, хотя и проявляющее себя не так сильно и активно, как взрослая сексуальность. В оценке и мужчин, и женщин детская сексуальность связывалась, в отличие от взрослой, с представлениями о болезни, которая пугает, вызывает чувства стыда и брезгливости.

Оценивая семью как фактор психосексуальной социализации в целом, отметим, что:

1) хотят того родители или нет, они неизбежно влияют и на психологическое, и на сексуальное развитие детей;

2) семья влияет на ребёнка через систему отношений: родителей между собой, каждого из них и обоих вместе с ребёнком;

3) успешность влияний семьи существенно зависит от степени согласованности их с существующими у ребёнка врожденными особенностями маскулинностифемининности;

4) семья служит своего рода преломляющим восприятие фильтром на путях вхождения ребёнка в психосексуальную культуру.

Роль сверстников в психосексуальной дифференциации может быть оценена в двух аспектах.

Первый – он упоминается чаще – состоит в том, что независимо от социального положения, расы, религии, наличия и отсутствия в школе курса полового воспитания 90 % детей узнают о различии полов и сексуальности от сверстников и друзей.

Информация, предоставляемая сверстниками, столь же неточна, сколь откровеннонатуралистична, но взрослым редко удается проникнуть в потаённую, развивающуюся и существующую по своим законам психосексуальную культуру детства, а тем более эффективно повлиять на неё. В этой культуре есть свой язык – сексуальный фольклор, который даже необходим для нормального развития ребенка.

Второй аспект обсуждается реже, но значение его для детского развития не меньше. В среде сверстников ребёнок испытывает себя как представитель пола, «обкатывает» полученные в семье полоролевые стереотипы и корректирует их в самостоятельном, не регламентируемом взрослыми общении. В детской среде, особенно дошкольной, полоролевое поведение становится одним из главных параметров оценки ребёнка, а обращение детской компании прежде всего к эмоциям, а не к рассудку оказывает сильное воспитательное влияние. Недооценивать его, а тем более конфликтовать из-за него, значит, многое в воспитании непоправимо упускать.

Роль воспитателя в психосексуальном развитии ребенка Воспитатель не только больше или меньше, лучше или хуже, предвзято или свободно оценивает культуру и ее влияние на психосексуальное развитие. Он сам – часть этой культуры, её дитя, продолжающее и перерастающее её. И одновременно он – дитя природы. Профессиональные задачи выдвигают перед ним не задачу поиска «золотой середины» (между природой и культурой), а задачу построения «золотого сечения», совершенного благодаря своей асимметричности. Далеко не в последнюю очередь это касается поиска воспитателем своего места в психосексуальном воспитании новых поколений. Требования к маскулинности мальчиков в целом жёстче, чем к фемининности девочек, и мальчики в процессе психосексуальной социализации испытывают большее средовое давление. В последние десятилетия наметились довольно тревожные сдвиги в этой области. Жёсткость требований к маскулинности мальчиков обрела преимущественно декларативный характер. Мальчик в ходе феминизированного воспитания переходит из одних женских рук в другие (мать — воспитательница — учительница — женщина-начальник), и, какими бы ни были призывы воспитания, сколько бы мальчик ни слышал от женщин, каким должен расти мужчина, он воспитывается, прежде всего, как «удобный в обращении» для женщин. Жёсткость требований к маскулинности растёт параллельно с социальными барьерами на путях маскулинизации, создавая мощный эмоционально-когнитивный диссонанс, способствующий либо полоролевой растерянности, либо утрированно-маскулинным полоролевым ориентациям.

В связи с этим требования к фемининности девочек прогрессирующе уменьшаются, в диапазон их полоролевых ориентаций всё больше и больше включаются маскулинизированные стереотипы поведения взрослых женщин. Наконец, сопряжённые со многими трудностями отношения мужчин и женщин проецируются не просто на отношения мальчиков и девочек, а на усвоние детьми дисгармоничных, потенциально конфликтных установок маскулинности-фемининности.

В связи со всем сказанным свойственные массовому сознанию последнего метания между крайними мнениями о феминизации мужчин и маскулинизации женщин едва ли можно признать корректными, а тем более воспитательно-продуктивными. Дело не в том, что такие крайние мнения объективно существуют, но в эмоциональной окраске их обсуждения. Изменения стереотипов маскулинности и фемининности одинаково трудны и для мужчин, и для женщин. Уменьшить эти трудности можно, лишь изменяя отношения, а, не осуждая людей. Кто как не педагог больше и лучше других должен чувствовать и понимать, что фронтальная атака на явление оборачивается атакой на личность, а наиболее эффективные пути воспитания пролегают через помощь личности, тем более развивающейся в её свободной и позитивной самореализации! Возрастная динамика формирования сексуальности Психофизиологическая характеристика парапубертатного, препубертатного и пубертатного периодов На основе статистического анализа сексологически здоровых мужчин весь диапазон явных специфических секологических проявлений можно разделить на четыре периода: пубертатный, переходный, зрелой сексуальности, инволюционный.

Каждый из этих периодов имеет свои особенности.

В пубертатном периоде пробуждается сексуальное либидо, а затем наступают первые эякуляции (чаще при ночных поллюциях), что у большинства (73,5 %) служит толчком к началу мастурбации. Основная тенденция пубертатного периода – стремление к самоутверждению всех сторон личности – находит проявление и в половой сфере, в большинстве случаев завершаясь началом половой жизни (у большинства обследованных – в возрасте около 19 лет).

Переходный период характеризуется беспорядочными, случайными половыми связями. Для него наиболее типично чередование эксцессов с более или менее длительными абстиненциями, протекающими на фоне суррогатных (мастурбации, петтинг) или викарных (ночные поллюции) форм половой активности. Этот период у большинства молодых мужчин завершается вступлением в брак. Переходный период в большинстве случаев накладывает свой отпечаток и на начальный период брачных отношений, что проявляется эксцессами медового месяца.

Период зрелой сексуальности характеризуется установлением уровня половой активности, приближающегося к индивидуальным данным, определяемым половой конституцией, системой взглядов и условиями жизни.

Инволюционный период характеризуется постепенным снижением половой активности, ослаблением интереса к половой сфере.

Однако наряду с явными специфически сексологическими проявлениями задолго до собственно пубертатного периода у юных представителей обоих полов происходят психофизиологические процессы, которые на первый взгляд имеют лишь косвенное отношение к сексуальной сфере, но в действительности играют чрезвычайно важную роль в формировании сексуальности. Эти процессы развертываются в парапубертатпый и препубертатный периоды.

Парапубертатный период Парапубертатный период (1—7 лет) соответствует первому этапу психосексуального развития, на котором происходит формирование полового самосознания. Полное соответствие возрастных периодов и этапов психосексуального развития характерно для гармоничного созревания сексуальности. Процесс формирования полового самосознания в парапубертатном периоде можно разделить на две фазы:

• в первой из них происходит осознание собственной половой принадлежности;

• во второй – возникает любопытство, направленное на половые признаки.

Именно на этом этапе сексуальная аутоидентификация приобретает законченный и необратимый в последующем характер Правильное представление о своей половой принадлежности формируется к 1,5-2 годам, причем осознание пола происходит вне связи с какими-либо конкретными признаками по механизму установки.

К 3-4 годам постепенно складывается комплекс дифференциации людей по внешним признакам (одежде, длине волос, тембру голоса и т. д.) Если до этого возраста в речи ребёнка встречались родовые аграмматизмы, они постепенно исчезают.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.