WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Биржевой Крах и Великая Американская Депрессия: римейк возможен А.В. Смирнов – Начальник финансово-аналитического управления банка Москва-Сити «Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»;

но это было уже в веках, бывших прежде нас.

Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после».

Екклесиаст В настоящий момент США и вся мировая экономика входит в кризисную полосу.

Ряд экономистов и политиков полагают, что это наиболее тяжелый кризис, начиная со времен Великой Депрессии 1929 г. Возможно ли сейчас повторение кризиса в США в наблюдавшихся тогда масштабах Внезапно и наша экономика стала «заползать» в кризис, характеризуемый глубоким падением фондового рынка, стагнацией межбанковского рынка, дефицитом ликвидности, намечающимися признаками экономического спада. Длительные периоды финансовой «безоблачности» приводят к тому, что финансисты, риск-менеджеры и регуляторы теряют бдительность. Некоторые кризисы приходят как будто неожиданно, но их последствия умножаются в первую очередь благодаря множественным ошибкам государства. Полностью проецировать события того времени на сегодняшнюю среду было бы не совсем правильным – финансовые институты и меры государственного регулирования экономики ушли далеко вперед. Тем не менее история Депрессии, опыт ее санации является одним из самых поучительных примеров в истории мировых финансов.

Американское «просперити» В 1920-х годах экономика США находилась на подъеме, за период с 1925 г. по 1929 г. ВВП вырос на 14,3 % – с 90,5 до 103,6 млрд долл. Появились новые, «инновационные» по тем временам виды товаров – автомобили, радио, самолеты и пр. Развивались автомобильная, химическая, электротехническая, радиотехническая и пр. отрасли. Об огромной мощи экономики США свидетельствовал тот факт, что в 1929 г. автомобильная промышленность выпустила около 5,4 млн автомобилей, общее число машин в эксплуатации составляло около 26,5 млн. Развитие экономики привело к росту жизненного уровня населения, повышению объема его сбережений, что также позитивно повлияло на развитие фондового рынка. С 1925 по 1929 гг. капитализация рынка акций выросла примерно в 3,3 раза – с 27 до 89 млрд долл. Капитализация фондового рынка накануне кризиса 1929 г. составляла около 86 % от ВВП. Инфляция не была значительной, индекс цен (100% – 1947 г.) в течение 1927–1929 гг. составлял 74,2, 73,3, 73,соответственно. ФРС проводила «мягкую» денежную политику, учетная ставка за период с 1921 г. по 1927 г. снижалась с 6,5 до 4,0%. В экономической идеологии того времени доминировала доктрина невмешательства государства в экономику – "laissez faire", постулирующая, что рыночные силы имеют неограниченные возможности для саморегулирования. Экономическое процветание породило теорию «просперити» (prosperity) – вечного экономического процветания, на деле оказавшейся иллюзией.

К 1928 г. экономический цикл подошел к состоянию замедления, что нашло отражение в снижении потребительского спроса и сокращении капиталовложений в экономику. Несмотря на стремительный рост новых отраслей промышленности, в некоторых традиционных – легкой, угледобывающей промышленности, сельском хозяйстве стали проявляться признаки перепроизводства. Наибольшие проблемы были в аграрном секторе. Началось падение доходов фермеров, разорение и укрупнение сельских хозяйств. Продолжался процесс концентрации производства, при котором тысячи мелких и средних предприятий поглощались более крупными. Около 200 крупнейших корпораций, среди которых выделялись финансовые группы Рокфеллера, Моргана, Меллона, Дюпона, контролировали до 50% национального богатства США. Концентрация капитала приводила к значительному социальному расслоению – около 0,1% самых богатых граждан США имели около 34% всех сбережений, при этом около 80% граждан сбережений не имели. Такая ситуация негативно влияла на совокупный спрос, чтобы его стимулировать компании стали развивать потребительский кредит – объем продаж в рассрочку составил от 5 до 8 млрд долл.

ФРС предприняла попытку противостоять «посадке» и в 1927 г. увеличила объем денежной и кредитной эмиссии. Это была одна из первых попыток оживления делового цикла. В августе 1927 г. ФРС снизила ставку до 3,5%. В то же время основной объем финансовых ресурсов попал не в промышленность, а на фондовый рынок, спекулятивные операции на котором стремительно раздували «мыльный пузырь». Б. Андерсон, главный экономист Чейз Манхэттен Бэнк, комментируя решение ФРС, уже тогда высказал самые серьезные опасения: «мы подносим спичку к бочке с порохом» и «выпускаем на волю непредсказуемые психологические силы спекулятивной заразы». За период с начала г. по сентябрь 1929 г. индекс Dow Jones вырос с 190 до 382, т.е. почти в два раза.

Денежные власти не смогли ввести в нормальные рамки бесконтрольное развитие фондового рынка. Биржевой кредит был достаточно доступен, маржинальное обеспечение составляло около 10%, т.е. под 90% купленных акций можно взять новый кредит. Росту спекуляций способствовала доступная процентная ставка по кредиту, составлявшая для брокеров около 12%. Инвесторы активно строили «пирамиды»: закладывались купленные акции, на полученный кредит покупались новые акции и т.д. И пока котировки росли, такая стратегия позволяла получать хороший доход. Некоторые из акций были по сути «пустышками», не обеспеченными реальными активами. По некоторым оценкам, число маржевых счетов составляло от 0,6 до 1,0 млн, общее число брокерских счетов – около 1,млн. Тогда же стали активно появляться инвестиционные компании, покупавшие акции на средства пайщиков. Широкий масштаб приняло манипулирование ценами и сговоры между спекулянтами, которые, опираясь на мощную информационную и финансовую поддержку, взвинчивали цены на нужные им бумаги. Превращая рынок в инструмент получения легких доходов, игроки постепенно подрывали его стабильность. В то же время отношение P/E (цена/прибыль) для большинства компаний было нормальным, составляя в 1929 г. по разным группам акций около 14–19.

В биржевую лихорадку оказалась вовлеченной значительная часть населения – по некоторым оценкам, от 15 до 25 млн человек при общей численности примерно 120 млн человек, в первую очередь наиболее обеспеченные слои. Биржевые данные передавались по телеграфу, котировки писались в многочисленных брокерских конторах мелом на школьных досках. Пессимисты считали, что в погоне за наживой американцы полностью потеряли благоразумие и такое безрассудство будет рано или поздно наказано.

Стремительный рост акций, в свою очередь, еще более способствовал оттоку ресурсов из реального сектора, что стимулировало снижение его показателей. Рост фондового рынка порождал иллюзию экономического процветания. Президент Гувер заявил, что у него нет опасений за будущее страны. Несмотря на ряд предупреждений, финансовая элита того времени в основной массе давала позитивные прогнозы. Например, таким «оптимистом» был профессор Йельского университета Ирвинг Фишер, известный авторитет в области денежной теории, игравший на бирже. Ведущие финансовые газеты продолжали «заряжать» обывателя, поддерживая иллюзии «вечного двигателя».

Биржевой крах 1929 г.

В канун кризиса ФРС предприняла меры по стабилизации рынка, и за период январь – июль 1928 г. подняла ставку с 3,5 до 5%. Однако при этом ФРС не смогла поддержать адекватное денежное предложение. Если в 1926 г. объем денежной массы М2 составлял 43,7 млрд долл., в 1927 г. – 44,7 млрд (рост – 2,2%), в 1928 – 46,42 млрд (рост – 3,8%), то в 1929 г. агрегат М2 достиг 46,6 млрд долл. (рост – 0,38%). В то же время в экономике увеличивался объем денежных суррогатов, в основном векселей. Весной г. ФРС запретила банкам – членам ФРС выдавать кредиты на покупку акций. В марте г. произошло некоторое падение рынка, однако затем котировки возобновили рост. августа, незадолго до кризиса, ФРС еще раз подняла ставку – с 5 до 6%. Несмотря на ряд предупреждений, практически все верили в то, что рынок будет расти. В то же время наиболее серьезные игроки, такие как Бернард Барух, Джон Раскоб и пр., уже к весне заблаговременно закрыли свои позиции.

3 сентября 2009 г. индекс достиг своего максимума – 381,17. 5 сентября финансовый консультант Роджер У. Бэбсон высказал предположение о надвигающейся катастрофе.

Однако тот же И. Фишер тут же опроверг эту оценку: «Падение цен акций возможно, но ничто, что походило бы на крах, нам не грозит». Через некоторое время он еще более обнадежил инвесторов: «Биржевые цены достигли уровня, который похож на постоянно высокое плато». Тем не менее рынок стал постепенно сползать вниз.

До катастрофы оставалось немного. Уже 24 октября (так называемый «черный четверг» – «Black Thursday») на Нью-йоркской фондовой бирже произошел обвал: уже через час после открытия торгов курсы акций стали падать, и к 12.00 возникла паника – практически все стремились продать свои пакеты акций. Паника охватила весь рынок, все со страхом следили за падением котировок. В этот день индекс Dow «просел» с 305,85 до 272,32 (т.е. на 11%) и закрылся на уровне 299,47 после некоторой поддержки. Было продано около 12,8 млн акций. Артур Рейнольдс, руководитель Continental Illinois Bank of Chicago заявил: «Этот крах не будет иметь серьезных последствий для бизнеса».

Чтобы спасти ситуацию, группа банков (во главе с Томасом Ламонтом, заместителем Д.П. Моргана) решила поддержать рынок и, собрав сумму около 25 млн долл., вышла на рынок в качестве покупателя. На некоторое время это задержало спад, но затем все покатилось по наклонной. В понедельник 28 октября («черный понедельник» – «Black Monday») рынок продолжил падение, снизившись на 13,47%, объем продаж превысил 9 млн акций.

Но более известным стал следующий день – 29 октября (так называемый «черный вторник» – «Black Tuesday»), когда на Нью-йоркской бирже был поставлен рекорд Гиннеса – объем продаж достиг 16,4 млн акций. В этот день индекс Dow упал до 240,07, или на 11,73%. Ходили слухи, что ФРС снизит ставку. Рынок опять охватила паника.

Стало ясно, что никакой группе поддержать котировки не удастся. Обесценение акций потребовало пополнения маржевого обеспечения, банки стали требовать возвращения кредитов у брокерских контор, последние вынуждены были сливать акции по любым ценам. Этот процесс еще сильнее работал на «медведей».

Источник: www.wikipedia.com Рис. Динамика индекса Dow Jones в 1929–1930 гг.

1 ноября ФРС снизила ставку до 5,5%, а 15 ноября до 4,5%. Однако, несмотря на эти меры и небольшие «отскоки», рынок падал. 13 ноября Dow снизился уже до 199, потеряв по сравнению со своим максимумом около 48% примерно за 2 месяца. Потери инвесторов за октябрь–ноябрь 2009 г. составили 25–30 млрд долл., что соответствовало примерно 30% ВВП. С сентября 1929 г. по 1932 г. индекс Dow упал с 381,17 до 41,22, т.е. в 9 раз.

Выйти на докризисные значения рынку удалось только в 1954 г., период восстановления составил почти 25 лет. Падение перешло на европейские рынки (Лондон, Париж, Берлин).

Поначалу среди населения, не занимавшегося игрой на бирже преобладало настроение злорадства – алчность наказана. Однако затем в США начались массовые разорения компаний и частных лиц, по цепочке неплатежей кризис охватил всю экономику. Стала обесцениваться недвижимость. Начался резкий экономический спад, признаки которого существовали еще до биржевого краха. Кризисные явления перекинулись и на европейские страны.

Реакция Правительства: обещания и результаты Американский истеблишмент, исповедавший доктрину невмешательства государства в дела рынка, поначалу считал, что все придет в порядок само собой примерно за месяца, чем и была обусловлена слабость экономических мер президента Гувера. Герберт Гувер и министр финансов Эндрю Меллон призывали набраться терпения – они обещали, что оживление экономики должно вот-вот начаться. Когда провал был осознан, некоторые, по сути, правильные меры (государственные закупки сельскохозяйственной продукции, оказание помощи банкам и компаниям) были предприняты, но они проводились нерешительно и непоследовательно. В результате, кризис продолжался.

Любое вмешательство государства требовало роста расходов и дефицитного финансирования бюджета, что решительно противоречило экономическим традициям того времени. Нужно различать либеральные идеи экономистов, заботящихся об эффективности экономики, и политическое использование этих идей национальными элитами, желающими повышать концентрацию своей экономической власти и часто – уходить от социальной ответственности.

Экономику и финансовую систему необходимо было спасать за счет денежных вливаний и расшивки неплатежей. В этот период правительство и ФРС США совершили еще одну, оказавшуюся роковой ошибку, отказавшись от активного вмешательства в ситуацию. С февраля по июнь 1930 г. ФРС последовательно снижала ставку с 4 до 2,5%, однако эти меры не смогли остановить кризис. Денежная масса М2 сокращалась. Если в 1929 г. объем М2 составлял 46,6 млрд долл., то в 1930 г. – 45,73 млрд, 1931 г. – 42.млрд. Но уже в 1932 г. объем М2 упал до 36,05 млрд долл. (на 15,5%), в 1933 г. до 32,22 млрд, снизившись за год на 10,6%. Сокращение денежного предложения ударило по совокупному спросу, началась дефляция, внешне выглядевшая как кризис перепроизводства – полки магазинов ломились от товаров, которые не находили покупателей.

Банковский кризис В начале 1920-х годов в США насчитывалось около 30 тыс. банков. В их активах значительную часть составляли ценные бумаги, ссуды под залог ценных бумаг, городской недвижимости и сельских земель. После биржевого краха большая часть ценных бумаг и недвижимости резко обесценилась, а значительная часть ссуд стала невозвратной, при этом произошло резкое сокращение ресурсной базы банков за счет массового изъятия вкладов населения, снижение остатков предприятий. Активы и пассивы банков стали «усыхать», банкротства банков приняли массовый характер. Население стремилось изъять деньги, чтобы спрятать их «под матрас». За период 1929–1933 гг. объем депозитов банковской системы США сократился на 37% – с 46,3 до 29,1 млрд долл. За тот же период объем ссуд уменьшился с 36,0 до 16,2 млрд долл., т.е. в 2,2 раза. В результате финансового кризиса объем инвестиций с 1929 г. по 1933 г. упал на 85%. В 1932 г.

значительная часть банков пыталась ограничить выдачу наличных своим вкладчикам.

Первый прецедент создал штат Невада, закрывший в октябре 1932 г. все банки штата.

Банковский кризис в США начал свое шествие в феврале 1933 г., когда в Детройте рухнул один из крупных банков. В штате Мичиган 14 февраля губернатор закрыл все банки, чтобы защитить их от банкротства. Волна закрытий банков прокатилась по многим штатам.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.