WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Основная проблема развития малого бизнеса состоит в том, чтобы мобилизовать мелких предпринимателей для поддержки друг друга, но когда их немного, они редко защищают друг друга. Все объясняется просто – проблема состоит в организации коллективных действий (Olson, 1971). Однако более фундаментальной проблемой является их реальная финансовая заинтересованность. Бизнесменам не нравится конкуренция, и отрицательная позиция местных властей к конкуренции на руку тем бизнесменам, которые нашли подход к чиновникам. В исследовании (Johnson, McMillan, Woodruff, 2000), общий размер платежей чиновникам в Центральной Европе от объема продаж был на 10% ниже, чем в России. В то же время, по исследованиям Всемирного банка, розничные цены в России были, по меньшей мере, на 50% выше, чем в Центральной Европе. Это говорит о том, что российские предприниматели, занимающиеся малым бизнесом, в то время, когда процессы регулирования экономики не отвечали требованиям, получали значительные дополнительные доходы. При опросах бизнесмены, работающие в реальном секторе экономики, обычно жаловались на создавшееся положение, но они редко устраивали публичные компании протеста (за исключением случаев, когда возникала угроза ликвидации бизнеса, как в сегодняшней Беларуси). Во многих странах, понятие лоббирование бизнеса ассоциируется с крупным бизнесом.

Тем не менее, реформы в пользу малого предпринимательства в основном стоят в конце списка проводимых политических мер. Когда властные структуры начинают осознавать важность малого предпринимательства, они начинают искать радикальные методы для его продвижения. В Польше такое понимание пришло еще в 1956 году; в России – только к 2000 году. Наступившие перемены требовали от политического сообщества понимания необходимости правовой защиты интересов угнетенных групп.

Какую бы ценность ни представляли малые предприятия, их значимость не столь уж существенна в отрыве от основных рыночных тенденций, но когда малые предприятия наберут силу, они в состоянии изменить общество.

Развитие малого предпринимательства обычно происходит поэтапно.

Первоначальные меры не дают существенного эффекта, но они порождают цепную реакцию, которая, в свою очередь, запускает механизм проб и ошибок. Бум частных предприятий в Польше наблюдался в 1958 и 1969 годах, а с середины 1870 годов в стране уже наблюдается стабильная тенденция их роста (Aslund, 1985). Но реальный подъем экономики в Польше наступил тогда, когда в конце 1989 года Министр финансов Польши Лежек Бальцерович издал указ о полной отмене государственного регулирования, который привел к поразительным результатам (Johnson и Loveman, 1995). На Украине и в Киргизии также отменили государственное регулирование в отношении малых предприятий, что привело к экономическму росту в 1998 году. На Украине группа министров-реформаторов проводила одну реформу за другой, а в Киргизии Президент Аскар Акаев издал указ о введении необходимых изменений.

Постепенная отмена государственного регулирования не приводит к линейному процессу роста числа малых предприятий. Малые предприятия, когда их мало могут попасть в дореформенную ловушку, для преодоления которой обычно требуется шоковая терапия. Шоковая терапия может быть глобальной, как в Польше в 1990 году, а может быть представлена в виде нарастания реформ, которые, достигнув критической точки, прорывают барьеры устаревших представлений, так происходило на Украине и в Киргизии.

Стремительное вторжение большого количества новых мелких предпринимателей быстро сбивает цены, что особенно ярко проявилось в Польше (1990–1991 гг.) и на Украине (1998–1999 гг.), угрожая положению и активизируя действия уже существующих предпринимателей малого бизнеса. На первом этапе действующие предприниматели атакуют привилегии мелких предпринимателей, требуя лучшего контроля качества, налогов и т.д. В Москве такая реакция привела весной 1992 года к возникновению ряда новых перспективных малых предприятий. Первоначальная атака действовавших в то время предпринимателей была отбита, но цены упали с уровня, который был в то время почти оптимальным. Осознавая, что изменение цен практически необратимо, действующие предприниматели попытались сократить расходы. Расходы на регулирование и налогообложение снижаются быстро, подталкивая предпринимателей к проведению либерализации и введению более низких налогов на длительную перспективу. Затем возникают значительные силы, которые в состоянии провести либерализацию, и достигается оптимальное равновесие. Вместо того чтобы быть стабильной силой для проведения либерализации, действующие предприниматели скорее будут сметены рыночной и политической стихией, прежде чем успеют изменить политику своих предприятий.

Универсальность налога с фиксированной суммой действительно поражает. В году в Узбекистане, в котором преобладала ориентация на государственные структуры, был введен налог с фиксированной суммой для отдельных предприятий. И именно мелкие фирмы стали наиболее быстро растущим сектором в экономике этой страны. К 2001 году в Узбекистане было официально зарегистрировано уже 428 тыс. мелких фирм (Jones Luong, 2003).

Налогообложение и препятствия («стеклянный потолок») для развития малых предприятий Остановимся на обсуждении двух оставшихся тем – доходы от налогов и ловушки или дискриминационные меры, препятствующие развитию малых предприятий.

Одним из аргументов может служить следующее рассуждение: число малых предприятий может возрастать, но величина предприятий редко превышает установленный размер – не более 20 сотрудников в России (CIFIR, 2002). Однако опаснее когда малое предприятие не имеет легального статуса, что так хорошо разъяснил в своей работе (Hernando De Soto, 1989; 2000). Объем продукции, производимой мелкими предприятиями, при отсутствии государственного регулирования, мог бы достигать 20% ВНП, при этом легальное существование малого бизнеса оказывает необходимое давление на рынок, снижая цены, и, таким образом, подталкивает действующие предприятия к тому, чтобы они настаивали на снижении уровня регулирования и налогообложения.

Критичным является вопрос о том, насколько высокой может быть ставка налога с фиксированной суммой, и кто ее устанавливает. Обычно это определяется через многократный процесс проб и ошибок. Постепенно, ввиду отсутствия реакции со стороны предпринимателей, власти снижали ставку налога, уменьшали регулирование, и централизованно стандартизировали налог, после чего внезапно предприятия начинали бурно развиваться. Наилучший подход включает несколько элементов: налог с фиксированной суммой должен устанавливаться на длительный срок и его следует платить только раз в год; к налогу больше доверия, когда его устанавливает парламент страны; желательно вводить меньше видов налогов, но с корректировкой для каждого сотрудника; важно также, чтобы не требовалось ведение бухгалтерии.

Ставка налога должна быть низкой, несколько процентов от предполагаемого оборота, из расчета на рабочего средней квалификации. В настоящее время в России используется ставка налога, составляющая 6% от оборота. Очевидно, что это очень высокая ставка, при ней остается мало легально функционирующих мелких предприятий.

Для того чтобы налог с фиксированной суммой работал, он должен быть меньше чем налог, установленный коррупционно. Кроме того, должна быть установлена надбавка за риск, которая в теневой экономике может быть выше или ниже, чем в легальной. К налогу с фиксированной суммой всегда неоднозначное отношение, поскольку, будучи регрессивным и имея низкую ставку, он не вписывается в современные представления о налогообложении. Однако огромный стимулирующий эффект этого налога доказан на практике.

Претензии, которые всегда высказываются по поводу налогов с фиксированной суммой состоят в том, что они снижают уровень налоговых доходов. На начальной стадии это не так, потому что успешное внедрение налога с фиксированной суммой убеждает предпринимателей выйти из теневой экономики и работать легально. Получают стимул к развитию экономически пассивные группы населения, которые начинают проявлять определенную экономическую активность, обычно это розничная торговля или мастерские. И в юридическом, и в социальном плане вывод работников в легальную сферу дело огромной важности, хотя, более высокие налоговые поступления в этом случае не гарантированы. Правда, многие из тех, кто работает в более крупных организациях, из соображений экономии на налогах, могут утаивать статус независимых предпринимателей, но это характерно для любой экономики, в которой созданы благоприятные условия для мелких предпринимателей. Этот вопрос вызвал большую политическую дискуссию в Чехии на ранней стадии переходного периода (Johnson, 1994).

В то время сдерживание малого предпринимательства привело к «удушению» экономики.

Подобное имело место на Украине, где власти мудро воздержались от принятия решительных действий, и это значительно снизило уровень коррупции (ЕБРР, 2002).

Одним из недостатков налога с фиксированной суммой является то, что он не совместим с налогом на добавленную стоимость. Но, на самом деле, налог на добавленную стоимость (НДС) не может оказывать универсального воздействия.

Положительный эффект от использования налога с фиксированной суммой значительно превышает выгоды, получаемые от НДС, который, за исключением прибалтийских стран, не работает должным образом ни в одной из стран СНГ. Мелкие предприниматели в большинстве этих стран стремятся освободиться от НДС.

Стандартным ответом на критику налога с фиксированной суммой является раскрепощающее воздействие упрощенного варианта единого налога с оборота для предприятий большего размера – со штатом порядка 10–20 человек. В настоящее время на Украине введен упрощенный 10% налог с оборота, включая налог на добавленную стоимость (НДС), для предприятий с максимальным оборотом 200 тыс. долларов США (Thiessen, 2001).

Действиями властных структур в ответ на успешное развитие малого предпринимательство должно стать: отмена государственного регулирования и уменьшение налогового бремени, что невозможно без презумитивного (условнорасчетного) налогообложения, расширения конкурентной среды, и изменения интеллектуальной парадигмы в направлении рынка. Первое, что становиться ясным после тщательного анализа экономик стран переходного периода – предельные издержки для общества в виде высокого налогового бремени, чрезмерны. Такие выводы были сделаны для многих государствах постсоветского периода, после того как в семи из них государственные доходы стали составлять менее 25% ВНП (ЕБРР, 2002), но, несмотря на это, большая часть стран с переходной экономикой имеют достаточно высокие государственные доходы по отношению к уровню их экономического развития. Далее, необходима налоговая система с широкой базой налогообложения и низкими налогами, взимаемыми по единой ставке. В настоящее время пять посткоммунистических государств (Эстония, Грузия, Латвия, Россия и Украина) уже ввели единую ставку подоходного налога с наиболее низкой (из когда-либо существующих) ставкой и, похоже, другие страны также последуют их примеру. Эстония, которая отменила налог на прибыль, является лидером в плане таких преобразований.

Применение налога с фиксированной суммой следует рассматривать не как отклонение от нормальной практики налогообложения, а скорее как инструмент для более быстрого введения более эффективной системы налогообложения для всей экономики в целом. Необходимо признать, однако, что для того чтобы налог с фиксированной суммой пробил себе дорогу в чрезвычайно неблагоприятных экономических условиях коммунистической Польши, понадобилось не менее трех с половиной десятилетий.

Развитый сектор малого предпринимательства в Польше явился главной причиной, объясняющей успехи польской экономики.

Если ставки вводимых налогов ниже тех, которые вводятся коррупционными методами, тогда система налогообложения становится политически независимой. Большая часть мелкого бизнеса стремится выйти из «тени» и начать работать вполне открыто и легально, и государство должно поддерживать такие устремления. Есть основания считать, что упрощенная система налогообложения является сильнейшим средством в борьбе против коррупции.

Система социального обеспечения часто осложняет положение дел, но в бедных странах с переходной экономикой мелкие предприниматели не должны производить выплаты в систему социального обеспечения. Главной целью должно быть создание условий, чтобы мелкие предприниматели вышли из теневого бизнеса, а любые дополнительные ограничения уменьшают число тех, кто хотел бы «всплыть на поверхность». Когда предприятия становятся крупнее опять появляется сильная мотивация к созданию стандартной системы налогообложения (с высокими ставками налога) и развитой системы социального обеспечения. Система кредитов – также мощный стимул для налогоплательщиков (платящих налог с фиксированной суммой) иметь официальный банковский счет, поскольку банки требуют ведения бухгалтерии для оценки финансового состояния компаний.

Тем не менее, повсеместное применение налога с фиксированной суммой может быть лишь временной мерой для снижения уровня коррупции, уменьшения чрезмерного вмешательства государства и сокращения теневого сектора экономики. После того как все эти реалии будут под контролем, налог с фиксированной суммой в результате политического давления будет отменен. И все же в любом обществе налог с фиксированной суммой очень удобен для многих видов индивидуальной деятельности, например, – для артистов, мастеров и розничных торговцев.

Выводы Один из распространенных взглядов на экономическое развитие состоит в том, что оно должно поддерживаться значительными финансовыми вливаниями тех, кого мы называем элитой общества. Такие «вливания» сыграли свою ключевую роль как в подъеме Западной Европы после 1500 года (Acemoglu, Johnson, и Robinson, 2002a), так и в «Перемене Судьбы, когда на протяжении девятнадцатого столетия относительно бедные территории стали относительно богатыми и впоследствии продолжали оставаться таковыми» (Acemoglu, Johnson, и Robinson 2002b). Необходимо, чтобы инвестиции «новых» предпринимателей имели легальный статус, при этом такие инвестиции – рисковый капитал. Но как такое может происходить, если мы не соблюдаем верховенства закона, имеем слабую судебную власть и далекие от совершенства законы (Djankov, La Porta, Lopez-de-Silanes, Shleifer, 2002) Практически во всех странах мира эти важнейшие вопросы не сходят с повестки дня.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.