WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Transcaucasus Тамаз Асатиани Михаил Токмазишвили Экономическая политика Грузии до и после «Революции Роз» Предисловие Пятнадцать лет назад, после развала Советского Союза, у Грузии появилась реальная возможность перехода от неэффективного централизованного планового хозяйства к рыночной экономики. Однако, начало 90-х принесло Грузии спровоцированные этноконфликты и целую вереницу вооруженных противостояний на любой вкус. Лишь с 1995 года, позже всех стран на всем постсоветском постранстве, в Грузии начинается мирное государственное строительство и трансформация экономики. В сравнении с другими Новыми Независимыми Государствами на этот период ВВП Грузии было самым низким. Только за период 1992-1993 гг ВВП уменьшилось на 80 процентов. Экономика переместилась в теневой сектор, плоды же этого процесса пожинаются обществом и по сей день. Начиная с этого периода, характеризовавшимся катастрофической инфляцией, а позже и на фоне увеличения масштабов теневой экономики, возрастал коэффициент долларизации и к периоду предшествующему «Революции Роз», т.е. к концу 2003 года, достиг своего максимального значения и составил 86 процентов. То есть в Грузии реально существовала двухвалютная зона: национальная валюта обеспечивала текущие налоговые платежи и мелкие предпренимательские и пользовательские расходы, а доллар использовался для заключения крупных сделок и инвестиционных вложений.

Исходя из реалий того периода, молодое государство было не в состоянии обеспечить как финансовую стабильность, так и сбор налогов. Удельный вес государственного бюджета в ВВП был незначительным. Если этот параметр к 1995 году составлял 5 процентов, то при незначительном росте к 2004 году все таки не превысил 12 процентов, что является одним из самых низких показателей на всем постсоветском постранстве. Исходя из слабых финансовых возможностей государство было не в состоянии проводить сколько нибудь серьезные преобразования в обществе.

Transcaucasus В 1994-1998 годах поводились реформы направленные на достижение стабилизации и либерализации экономики, которые основывались на концепции известной как «Вашингтонский консенсус». В соответствии с концепцией изменениям подверглась банковая система, была введена национальная валюта – лари, началась приватизация малых и средних предприятий, произошла либерализация торговли. Эта была реформа экономической стабилизации и структурных изменений, целью которой было прекращение гиперинфляции, сбалансирование экономики страны и создание институциональных условий для формирований рыночной экономики. Нельзя не отметить, что после проведения реформ довольно таки резко вырос национальный доход, хотя кроме реформ этому содействовало и строительство нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Однако уровень развития Грузии все таки был недостаточным для того, чтобы получить результаты предполагаемые «Вашингтонским консенсусом».

После резкого спада в 1990-1994 годах подьем 1995-1998-х был краткосрочным. В эти годы темпы роста ВВП составляли 10-11 процентов. Это был период, когда резко возросли доходы населения, зарплаты, пенсии, постепенно заработал малый и средний бизнес, сократилось число безработных. К сожалению длилось это не долго. Как следствие глобального валютного кризиса 1998-1999 годов, в Грузии резко снизились темпы роста и оставались низкими до 2004 года. Если сравнивать с 1990 годом уровень экономики 1994 и 2003 годов, то мы получим соответственно 18,7 и 73 процента1. Заметно, что развитие происходило умеренно низкими темпами. Грузия оказалась не подготовленной к внешним шокам и не способной потивостоять влиянию валютных кризисов в России(1998) и Турции (2000). Все это явилось следствием проведения непоследовательной макроэкономической политики, половинчатых структурных реформ и нетранспарентной финансовой системы, что в итоге привело к резкому росту коррупции.

World development indicators. World Bank. 2002, Данные Гос.департамента статистики Грузии.

Transcaucasus «Период застоя» в Грузии После Российского валютного кризиса 1998 года резко замедлились темпы проведение структурных реформ и экономического роста. В Грузии начался «Период застоя».

Мы не согласны с бытующим мнением, что «революцию роз» предопределил экономический кризис. Худо-бедно, но Грузия все-таки развивалась умеренно низкими темпами. Социальноэкономический анализ Грузии последних лет как раз и указывает на «застой» переходного периода. В период общественного ожидания проведения социально-экономических и политических изменений, со стороны власти наблюдалось консервативное бездействие. В этот период не происходило никаких изменений. Как следствие этого постепенно усиливалась социальная дифференциация населения и увеличивались масштабы теневой экономики. Период консервативного бездействия и застоя продолжался около 6 лет и в течении этого периода темпы экономического развития составляли всего 3-3,5 процента.

Заморозились пенсии, зарплаты и соответственно увеличивалось богатство малочисленной элиты. Средняя зарплата в этот период составляла 60-70 процентов от прожиточного минимума, а пенсии всего 10 процентов.

Наметилось противостояние между нелегально разбогатевшими и обнищавшими слоями населения. Между ними находился не средний слой населения, а власть. Власть в силу своей традиционной политики не способствовала формированию и развитию среднего класса. А ведь именно средний класс должен был играть основную роль в укреплении и развитии государства. Экономической основой формирования среднего класса служит развитие малого и средего бизнеса, использование знаний и образования, однако за последние 6 лет эти условия так и не были сформированы и поддержаны государством..

В 2003 году удельный вес продукции произведенной малым и средним бизнесом в экономике Грузии составил лишь 18 процентов, в то время как в странах с развитым средним слоем населения (Англия, Германия, Франция, Итялия, США, Япония, ) этот показатель составляет Transcaucasus не менее 40 процентов.2 Исходя из вышесказанного в экономике до сих пор не существует той осовной движуещей силы, которая и должна была бы обеспечить успешное развитие Грузии.

По официальным данным безработица в этот период составила 11-14 процентов. В этих данных не учтено сельское население, которое составляет около половины всего населения страны и по действующему законодательству они не считаются безработными, т. к. на их семьи оформленны земельные участки в 0.8-1 га. Годовой доход полученый с земельного участка колеблется от 150 до 500 доларов США, и соответственно крестьяне и мелкие фермеры относятся к бедным и беднейшим слоям населения. Исходя из этого можно предположить, что реально в Грузии безработный каждый третий. Официально уровень бедности в Грузии составлял 52 процента.

Основными экономическими субьектами являлись именно те лица, которые и создавали такие экономические правила, при которых в экономическую деятельность вовлекались и предпрениматели и гражданское общество, наравне с властью держащими и криминальным миром. И если провести аналогию с известной Крыловской басней «Лебедь, рак и щука», то каждый из экономических субьектов тянул воз грузинской экономики в свою сторону со всеми вытекающими из этого последствиями.

Это был именно тот период, когда государство нуждалось в новой концепции.3 Стало ясно что теория «Вашингтонского консенсуса» изжила себя и она уже не могла быть идеологической основой стратегического развития. Мы не будем спорить насколько она реализовалась и какие причины помешали достичь полноценных результатов заложенных в концепцию. Остаётся фактом то, что идеологическая база стран переходного периода нуждалась в новом подходе, без которого невозможно был бы последующее стратегическое развитие.

Орлов В. Предпринимательство в России. ж Вопросы экономики, 2001, № 10 стр. 70-80. World Development Indicators. World Bank. 2003.

надо подчеркнуть, что с 1997 года всемирный Банк изменил отношение к странам с переходной экономикой и вместо автоматического регулятора рынка акцентировал внимание на значении роли государства. см.

"Государство в меняющемся мире".Всемирный Банк, 1997.

Transcaucasus В следствии проведенных реформ в переходном периоде сформировавшиеся в Грузии рыночные силы оказались не способными автоматически выполнять роль государственного регулятора и их отношения с властью приобрели иррационально-коррумпированную форму.

И как следствие, не сформировалась институциональная среда для экономического роста.

Политические и экономические институты были слишком слабы для обеспечения условий ускорения экономического роста. В текущей государственной политике не учитывались факторы социального согласия, без которых становилось невозможным строительство нового государства В таких условиях каждая из стран переходного периода начала процесс формирования демократических ценностей своими силами. Именно формирование демократического менталитета должно было предопределить вывод Грузии из статического положения, что фактический вместе с укреплением экономической либерализации, требовало радикальных изменений в государственных институтах и формирование революционной политической демократии. Такой переход в Грузии начался с Ноября 2003 при участии широких слоев населения. «Революцию Роз» можно представить как радикальный путь проявления гражданами желания выбраться из застойного положения и надежды на прогрессивное государственное управление.

Экономические затраты «Революции Роз» Известно, что каждое революционное изменение имеет собственные транзакционные затраты, нести которые выгодно обществу для того, чтобы в будущем получить наибольшую выгоду от проишедших в обществе изменений. Величина этих затрат зависит от уровня противодействия со стороны власти и веры народа. Соответственно это появляется и в экономических показателях. Приведем тольько основной показатель – инфляцию, которая сама по себе является квинтессенцией всех политических и экономических изменений. В Январе-Октябре 2003 года инфляция составила 1,9 процентов, во время Ноябрьских событий 2003 года она выросла до 4,8 процентов, что было вызвано нестабильной политической ситуацией и антиреволюционными заявлениями тогдашней власти. Все это увеличивало страх инфляционных ожиданий, хотя по итогам 2003 года годовая инфляция оказалась в Transcaucasus пределах запланированных 7 процентов. Финансово-кредитная система осталась стабильной и это была единственная система отличавшееся стабильностью и в предреволюционном периоде. Здесь же надо подчеркнуть, что экономический рост в 2003 году достиг 8,процентов в основном за счет нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и революция ни как не повлияла на эту строительство. Исходя из вышесказанного влияние «Революции Роз» на экономику можно назвать нейтральным,4 из чего можно заключить, что революция народу обошлась не слишком дорого. Вера народа в новое правительство была крепкой и абсолютной.

Цели и стратегические задачи новой власти В первом десятилетии ХХI века Грузия имеет стратегические планы, которые определены «Програмой экономического роста и преодоления бедности». Эта программа была разработанна в 2001-2003 годах с привлечением широких слоев населения. Несмотря на то, что программа была поддержанна как обществом, так и международными организациями и на сегодняшний день является единственным стратегическим документом, аналогов которого в Грузии не создавалось, но для его реализации у старой власти не было необходимого управленческого ресурса и воли, что и проявлялось в недоверии народа к власти. «Программа экономического роста и преодоления бедности» явилась единственным наследием признанным нынешней властью.

В отдаленной перспективе правительство Грузии предпологает вступление страны в Евросоюз. Но до решения проблем бедности эти желания так и останутся благими намерениями. Для решения этой задачи в средний период запланировано стабильное ежегодное 6 процентное развитие, индекс потребительских цен не должен превышать процентов, рост государственного бюджета до уровня не менее 20 процентов от ВВП, увеличение занятости. Все это всовокупности и должно привести к уменьшению разницы между Грузией и странами Евросоюза.

В. Папава, Макроэкономика «Революции роз», Газ. Свободная Грузия, 1 июня 2004.

Transcaucasus Хотя здесь же надо отметить, что запланированный рост в 6 процентов может оказаться недостаточным для приближения к странам Евросоюза. При таких темпах развития чтобы приблизиться хотя бы к Турецкому показателю ВВП на душу населения, не говоря уже о более развитых странах, Грузии понадобилось бы приблизительно 20 лет. Все это может создать в обществе пессимистические ожидания, однако интеграция в Евросоюз является для Грузии одним из главных ориентиров.

В геополитическом аспекте одной из основных задачь надо считать восстановление территориальной целостности и единого законодательного пространства Грузии. Это предполагает размораживание и решение этно- и других конфликтов, «замороженных» прошлой властью, что поможет Грузии приобрести имидж антитеррористического и антикорупционного государства в регионе. Решение этих проблем будет способствовать уменьшению масштабов теневой экономики и экономическому росту страны. Работа в этом направлении уже началась и первые результаты видны на примере Аджарской автономии.

Со дня обретения Грузией независимости Аджария пыталась остаться вне единого законодательного пространства Грузии. События 6 Мая 2004 года являлись продолжением «Революции роз». Основной проблемой между регионом и центром являлось присвоение руководством автономии средств предназначенных для центрального бюджета. Реально это была «бюджетная война». К тому же представителями клана лидера автономии были незаконно присвоены богатства Аджарии, что вызывало справедливое возмущение со стороны населения автономии. После известных народных выступлений лидер автономии вынужден был покинуть Аджарию. В Аджарии прошли выборы, были внесены иззменения в законодательство как Грузии, так и Аджарии и можно отметить, что автономия и де-юре и дефакто интегрировалась в единое законодательное пространство Грузии.

Относительно другая ситуация в Абхазии и Южной осетии. Как следствие «законсервированности» этих конфликтов в период «застоя» в автономиях удерживают власть военизированные группировки, основной доход которых поступает от контрабанды и нелегальной торговли и в их интересах оставить эти территории как зоны этноконфликтов.

Решение данной проблемы возможно лишь путем тесного сотрудничества Грузии с другими Transcaucasus странами, и особенно с Россией, в планировании и проведении антитеррористических и антиконтрабандных мероприятий.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.