WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
Экономическая политика Банкротства в двухтысячные годы:

от инструмента рейдеров к политике «двойного стандарта» Елена АпЕвАловА 1. Введение старший научный сотрудник ИПЭИ АНХ при Правительстве РФ оль банкротства в рыночной экономике хорошо известна Александр РАдыгин Ри во многих аспектах (как по­ доктор экономических наук, профессор, зитивных, так и негативных) описа­ декан экономического факультета на в обширной литературе. Угроза АНХ при Правительстве РФ банкротства корпорации при оши­ бочной политике менеджеров на рынках (в наиболее жестком вари­ анте переход контроля к кредиторам) стандартно рассматривается в качест­ ве внешнего инструмента корпора­ См., например: Aghion P., Hart O.,  Moore J. Insolvency Reform in the UK: A Revised Proposal // Insolvency Law and Practice. 995.

Vol.. P. 67—74; Bebchuk L. A New Approach to Corporate Reorganizations // Harvard Law Review. 988. Vol. 0. P. 775—804; Berkovich E.,  Israel R., Zender J. The Design of Bankruptcy Law: a Case for Management Bias in Bankruptcy Reorganizations // Journal of Financial and Quantitative Analysis. 998. Vol. 33. P. 44 — 464; Bolton P., Scharfstein D. Optimal Debt Structure and the Number of Creditors // The Journal of Political Economy. 996. Vol. 04.

P. —25; Hart O. Firms, Contracts and Financial Structure. Oxford: Clarendon Press, 995; Hart O.,  La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Moore J. A New Bankruptcy Procedure That Uses Multiple Auctions // European Economic Review. 997.

Vol. 4. P 46 —473; Hotchkiss E. Postbankruptcy Performance and Management Turnover // The Journal of Finance. 995. Vol. 50. P. 3—2 ;

Merton R. On the Pricing of Corporate Debt:

The Risky Structure of Interest Rates // The Journal of Finance, 974. Vol. 29. P. 449—470;

Ogden J., Jen F., O’Connor P. Advanced Corporate Finance: Politics and Strategies. Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall, 2003; Rubinstein A.

Perfect Equilibrium in a Bargaining Model // Econometrica, 982. Vol. 50. P. 97— 0; White M.  Corporate Bankruptcy as a Filtering Device // Journal of Law, Economics, and Organization.

994. Vol. 0. P. 268—295; Resolution of Financial Distress: An International Perspective of the Design of Bankruptcy Laws / S. Claessens, S. Djankov, A. Mody (eds.). Washington: World Bank, и др.

O I K O N O M I A • P O L I T I K A µ • Plt П р а к т и к а 92 Банкротства в двухтысячные годы: от инструмента рейдеров к политике «двойного стандарта» тивного управления. Очевидным ожидаемым итогом применения такого механизма (независимо от плюсов и минусов конкретных страновых моде­ лей — прокредиторских или продолжниковых) должны быть оздоровление финансов и повышение эффективности деятельности корпорации, ставшей объектом соответствующих процедур.

В принципе, все модели банкротства находятся в промежутке между двумя крайними группами, ориентированными ( ) на должника (США, Франция) и (2) на кредитора (Великобритания, Германия)2.

Так, модель, сложившаяся в Германии, нацелена на повышение эффек­ тивности удовлетворения требований кредиторов, при этом реабилитацион­ ные процедуры направлены на максимизацию активов должника для последующего распределения среди кредиторов. Модель, характерная для Великобритании, призвана защитить кредитное обращение, создать эффек­ тивные и оперативные механизмы распределения активов должника среди кредиторов. В течение процедуры банкротства контроль над предприятием получает третья сторона, действующая от имени кредиторов. Очевидным недостатком этой модели является тот факт, что в ее рамках явное предпоч­ тение отдается ликвидации предприятия, а не его оздоровлению, поскольку кредиторы заинтересованы в первую очередь в продаже активов попавшей в трудное положение компании, а не в ее спасении.

Во Франции, а также в США принятые модели базируются на сочетании решения макроэкономических задач по обеспечению стабильности и устой­ чивого роста экономики и задач по созданию эффективных механизмов распределения активов должника. В частности, во Франции институт несо­ стоятельности в существенной мере ориентирован на защиту интересов должника, на проведение его реструктуризации. Законодательство США поз­ воляет должнику сохранять контроль над неплатежеспособным юридическим лицом и обеспечивает должника исключительным правом предоставить свой план реорганизации компании в течение определенного периода времени.

Распределение прав в пользу должника — во многом политический выбор, поскольку приоритетным в этом случае признается сохранение компаний, против которых возбуждено дело о банкротстве, в качестве функциониру­ ющих предприятий, а не прекращение их деятельности путем ликвидации.

Существенный недостаток данной модели — возможность злоупотребления должником своими правами.

Все промежуточные модели различаются прежде всего с точки зрения того или иного соотношения (баланса) между степенью ущемления инте­ ресов кредиторов и сохранением действующих предприятий. По оценкам Европейского банка реконструкции и развития, законодательство стран с пе­ реходной экономикой, посвященное процедуре банкротства, развито слабее, чем законодательство в других сферах коммерческого права. Это прежде всего относится к эффективности применения данного законодательства.

Несмотря на то что в последние годы в странах Центральной и Восточной Европы, Балтии и СНГ предпринимались серьезные шаги по усовершенство­ ванию как законодательства, так и практики в сфере банкротств компаний, каких­либо значимых улучшений в этой области не наблюдается3.

Вместе с тем опыт развитых зарубежных стран не позволяет однознач­ но утверждать, должно ли регулирование несостоятельности строиться на См., например: Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М.: Статут, 999; Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М.: WaltersKluwer, 2004.

EBRD Transition Reports, 999—2008.

Елена АПЕвАловА, Александр РАдыгИН основе исключительно приоритета кредиторов либо же оно в первую оче­ редь должно быть направлено на защиту интересов должника или госу­ дарства. Характерная черта большинства современных развитых систем регулирования несостоятельности — наличие и развитие реабилитационных процедур по сохранению бизнеса в дополнение к такому классическому механизму банкротства, как распродажа активов должника в ходе конкурс­ ного производства.

К настоящему времени в России сформировались все основные элементы института несостоятельности. Модель банкротства, получившая свое воп­ лощение в современном — третьем — законе о банкротстве, со всей оче­ видностью несет в себе черты компромисса, формировавшегося на первых этапах ее становления4. Вместе с тем, институт банкротства в России пока нельзя рассматривать как стабильный и эффективный механизм, направ­ ленный на оздоровление управления и финансов компаний. Существующий институт несостоятельности, несмотря на рост количества дел о признании должников банкротами, не решает и макроэкономическую задачу вывода неэффективных предприятий с рынка, а также не обеспечивает предсказу­ емого распределения рисков для кредиторов.

2. Основные этапы формирования российского законодательства о банкротстве Справедливости ради следует отметить, что правовая история банкротства в современной России началась еще до обозначенного первого этапа5. Тем не менее на данный момент можно выделить три основных периода в развитии института несостоятельности в России:

) с конца 992 года — по начало 998 года: период действия Закона Российской Федерации от 9 ноября 992 г. № 3929­ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» (далее — первый закон о банкротстве);

2) с начала 998 года — по конец 2002 года: период действия Федерального закона от 8 января 998 г. №6­ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — второй закон о банкротстве);

3) с конца 2002 года — по настоящее время: период действия Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 27­ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — третий, или новый, закон о банкротстве).

Первый закон о банкротстве был принят в России примерно в то же время, что и в других странах с переходной экономикой. В 995— 997 годы число исков о банкротстве, поданных в арбитражные суды, заметно возросло, одна­ ко процедура банкротства не получила в России широкого распростране­ ния по сравнению с другими странами с переходной экономикой. В основу данного закона был положен принцип неоплатности, базирующийся на рас­ смотрении соотношения стоимости активов и стоимости пассивов, при этом Подробно см.: Радыгин А.Д., Симачев Ю.В., Энтов Р.М. и др. Институт банкротства: ста­ новление, проблемы, направления реформирования. М.: ИЭПП­CEPRA, 2005; Радыгин А.Д.,  Симачев Ю.В. Институт банкротства в России: особенности эволюции, проблемы и перспек­ тивы // Российский журнал менеджмента. 2005. Т. 2. № 2. С. 4370; Радыгин А.Д., Симачев Ю.В.

Банкротства // Экономика переходного периода. Очерки экономической политики постком­ мунистической России, 998—2002 / Под ред. Е.Т. Гайдара. М.: Дело, 2003. С. 498—5 2.

Указ Президента РФ от 4 июня 992 г. № 623 «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур», распоряжение Госкомимущества РФ от 5 ноября 992 г. № 7 7­р «Об утвержде­ нии типового положения о проведении конкурса по продаже предприятия­банкрота и его имущества».

94 Банкротства в двухтысячные годы: от инструмента рейдеров к политике «двойного стандарта» если сумма кредиторской задолженности превышает стоимость имущества предприятия, то оно является неплатежеспособным на балансовой основе.

На данном этапе наиболее существенными внешними факторами, опре­ делявшими интересы сторон в сфере несостоятельности, были следующие:

• в качестве условия для объявления предприятия банкротом устанав­ ливалось превышение суммы его долга над стоимостью имущества, что определяло значительные трудности в инициировании процедур банкротства;

• в государственной или смешанной собственности сохранялось значи­ тельное число крупных привлекательных предприятий;

• для экономики был характерен высокий уровень бартеризации расче­ тов, острой являлась проблема неплатежей, в том числе государству по налогам и обязательным платежам.

Первый российский закон о банкротстве в настоящее время, как прави­ ло, характеризуется как весьма несовершенный. Подавляющее большинство авторов сходится на том, что этот закон был излишне лоялен по отношению к должникам. В нем под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность должника удовлетворить требования кредитора по оплате това­ ров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные плате­ жи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или неудовлетворительной структурой баланса должника. Практика применения этого закона показала, что права кредиторов существенно ограничивались в силу трудностей оценки реальной стоимости имущества арбитражным судом и соответственно затягивания решений о при­ знании должника несостоятельным. Действовавшие в этот период легальные понятия и признаки банкротства защищали недобросовестных должников и тем самым разрушали принципы имущественного оборота6.

В числе причин недостаточно активного применения первого закона назывались также отсутствие систематической практики применения про­ цедур банкротства со стороны государства как налогового кредитора и его ориентация на использование таких инструментов, как наложение штра­ фов за просрочку. Обычным кредиторам было бессмысленно инициировать процедуру банкротства, поскольку все ликвидные активы при этом шли в погашение задолженности государству как привилегированному кредито­ ру. Из­за существенных недостатков первый закон о банкротстве не оказал сколько­нибудь значимого воздействия на российскую экономику7. В итоге в этот период банкротство не стало ни серьезной угрозой для неэффективных руководителей большинства российских предприятий, ни способом обеспе­ чения прав внешних кредиторов.

В качестве основной причины принятия второго закона о банкротстве чаще всего называется недостаточная эффективность ранее действовавше­ го закона, ставшая следствием его чрезмерной лояльности к должникам, а главным его новшеством признается кардинальное изменение подхода к определению критериев несостоятельности (банкротства) должников — юридических лиц, существенно усиливающее позиции кредиторов. В основу второго закона был положен принцип неплатежеспособности: рассматривается неспособность предприятия выполнять свои обязательства по мере наступ­ Витрянский В.В. Новое законодательство о несостоятельности (банкротстве) // Хозяйство и право. 998. № 3.

Сонин К., Журавская Е. Банкротство в России: ни защиты кредиторов, ни реструктуриро­ вания. Специальный доклад // Обзор экономики России. Основные тенденции развития. М.:

РЕЦЭП, 2000.

Елена АПЕвАловА, Александр РАдыгИН ления сроков погашения, в этом случае предприятие считается неплате­ жеспособным на кассовой основе. Это обеспечило значительное снижение барьеров для инициирования процедур банкротства.

В результате масштабы применения в экономике процедур несостоятель­ ности стали быстро расти (рис. ). Рост количества случаев банкротства рас­ сматривался, в частности, как следствие ужесточения бюджетных ограниче­ ний для российских предприятий в связи со вступлением в действие второго закона. Другими словами, резкое увеличение количества банкротств было связано с тем, что большинство российских фирм накопило значительную задолженность перед федеральным и региональными бюджетами, а также перед частными кредиторами до 998 года из­за отсутствия эффективных постановлений об осуществлении банкротства.

В то же время опыт применения второго закона продемонстрировал лег­ кость инициирования процедур банкротства в отношении крупных пред­ приятий при небольшом уровне задолженности последних по отношению к масштабам бизнеса. Согласно второму закону кредитор мог обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, когда последний не исполняет свои обязательства в течение трех месяцев, а сумма задолжен­ ности превышает 500 МРОТ. В итоге оказалось, что принцип неплатежеспо­ собности в заметно большей степени служит решению задачи обеспечения платежной дисциплины, создает равные возможности для кредиторов по инициированию процедуры банкротства, в принципе не требует наличия специальной высокопрофессиональной подготовки для принятия решения в суде по существу иска, но в то же время не учитывает масштабов бизнеса и возможных кассовых разрывов, не свидетельствующих о неэффективной деятельности предприятия.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.