WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

3. Продолжительность жизни в кризисный период 1990-х годов С 1990 года начался кризис последних дней советского режима, который с конца 1991 года перерос в трансформационный кризис, связанный с распадом СССР, а затем с шоковым переходом к рын­ ку и политическими потрясениями. Этот кризис продолжался до 1998—1999 годов и привел к снижению ВВП России в 1,8 раза, про­ мышленности — в 2,2 раза, инвестиций — в 5 раз, реальных доходов — в 1,9 раза. Более 11 млн человек стали безработными. А с 1993 года в стране начался процесс депопуляции: число умерших превысило число рождаемых. Депопуляция постепенно нарастала и достигла мак­ 140 Достижение высшего уровня продолжительности жизни в России симума в 1998—2000 годах, когда население страны по естественным причинам ежегодно сокращалось на 900—950 тыс. человек.

Особенно стремительно средняя продолжительность жизни со­ кращалась в период с 1991 по 1994 год, когда Россия достигла ми­ нимального показателя продолжительности жизни с 1950­х го­ дов — 63,85 года. Этот показатель по сравнению с 1986—1987 годами сократился более чем на 6 лет.

В следующие десять лет этот показатель вначале немного вы­ рос, достигнув в 1998 году 67,07 лет, а затем, как ни странно, стал вновь снижаться и достиг нового минимума в 2003 году, примерно — 64,95 года. Я написал «как ни странно», потому что с 1999 года, когда показатель продолжительности жизни стал снижаться, в экономике России начался довольно интенсивный подъем. В 2000 году цена на нефть удвоилась, экспорт за год вырос на 42% и впервые превысил 100 млрд. Россия получила огромную по тем временам валютную выручку. Поэтому на 12% поднялись реальные доходы после их зна­ чительного снижения в предыдущие годы. И у страны были возмож­ ности значительно улучшить сферу здравоохранения, социальную сферу и остановить продолжающийся рост смертности. Но ничего сделано не было.

4. Последнее десятилетие — тренд повышения продолжительности жизни Затем, с середины первого десятилетия 2000­х годов, ожида­ емая продолжительность жизни стала ежегодно расти. Во многом этому способствовало осуществление национальной программы «Здравоохранение», посредством которой на медицину выделялись дополнительные деньги, расходовавшиеся значительно эффективнее основных бюджетных затрат на эту сферу.

Большое внимание было уделено улучшению кардиологической помощи, в регионах страны стали открываться современные кардио­ логические клиники. Во многих регионах начала повышаться зарплата врачей, намного улучшилось оснащение поликлиник и больниц со­ временными приборами и оборудованием. Улучшилось лекарственное обеспечение благодаря массовым закупкам лекарств за рубежом.

В целом, здравоохранению было уделено значительное внимание, особенно заметное на фоне предшествующего безразличия к этой важнейшей отрасли. С 1995 года здесь сменилось 12 министров, что говорит само за себя.

В последние несколько лет данная отрасль демонстрирует стабиль­ ность и ежегодный рост финансирования. Поэтому смертность от сер­ дечно­сосудистых заболеваний (главная причина смертности в стране, особенно у мужчин в трудоспособном возрасте) стала заметно снижать­ ся. Еще больше снизилась смертность от производственного травматиз­ ма, от алкоголизма — в связи с запретом использования «технического» Абел АгАНбегяН спирта не по назначению; сократилось число убийств и самоубийств.

Все это также повлияло на увеличение продолжительности жизни.

Ежегодно весьма значительными темпами снижалась детская смерт­ ность. За шесть лет она сократилась вдвое (с 15 до 7,5 на 1000 родив­ шихся живыми) — во многом благодаря специально принятым мерам по снижению детской и материнской смертности.

Средний коэффициент смертности в России на 1000 человек на­ селения снизился с 16,1 в 2005 году до 13,5 в 2011 году. При этом на 100 тысяч человек населения смертность от болезней системы кровообращения сократилась с 908 до 798 (на 12%); от внешних причин смертности — с 221 до 144 (на 35%), в том числе от случаев отравления алкоголем она снизилась втрое; от транспортных травм в связи с ужесточением правил дорожного движения — в 1,5 раза.

Число самоубийств снизилось с 32 до 23 (на 18%), а число убийств с 25 сократилось вдвое. Смертность от болезней системы дыхания снизилась с 66 до 52 (на 11%), от инфекционных и паразитарных болезней — с 27 до 23 (на 15%). К сожалению, практически не снизилась и даже немного повысилась смертность от злокачест­ венных новообразований, а также смертность от болезней органов пищеварения.

Помимо причин сокращения смертности, обусловленных прогрес­ сивными тенденциями в здравоохранении и улучшением работы пра­ воохранительных органов, определенное влияние на этот показатель оказал общий рост реальных доходов населения.

За 2000—2011 годы реальные доходы на душу населения России вы­ росли в 2,3 раза, вдвое сократилась бедность, ускоренными темпами формировался средний класс. По мере повышения благосостояния и удовлетворения первичных потребностей люди начали больше вни­ мания уделять своему здоровью и здоровью своих близких, и прежде всего детей. Это также стало важнейшим фактором повышения про­ должительности жизни.

6. Продолжительность жизни в России в сравнении с другими странами Вместе с тем, продолжительность жизни в современной России продолжает оставаться крайне низкой. К сожалению, В.В. Путин был введен в заблуждение, когда, говоря о достижении в России ожидае­ мой продолжительности жизни в 70,3 лет, добавил, что «это показа­ тель — абсолютно сопоставимый с европейским» (РИА «Новости»).

К сожалению, это далеко не так.

Продолжительность жизни в 2009 году в Испании, Италии, Франции, Швеции, Швейцарии составила около 82 лет, в Нидерландах, Люксембурге, Великобритании, Австрии, на Кипре — около 81 года, в Германии, Греции, Бельгии, Ирландии, Финляндии — 80 лет. Таким образом, разница в продолжительности жизни в 2010—2011 годы с За­ 142 Достижение высшего уровня продолжительности жизни в России падной Европой у нас составляет 10—12 лет, против пяти лет 25 лет назад, а 45 лет назад она вообще отсутствовала.

Если рассматривать бывшие социалистические страны Центральной и Восточной Европы, то здесь продолжительность жизни в Словении составляет 79,5 лет, в Чехии — 77,5 лет, в Польше — 76 лет, в Эсто­ нии и Словакии — 75 лет, в Венгрии — 74,5 года, в Латвии и Лит­ ве — 74 года, в Болгарии и Румынии — 73,5 года.

Другими словами, даже со странами Восточной и Центральной Европы разница в уровне смертности в России составляет в среднем около 5 лет.

Что касается стран СНГ, то ниже России по продолжительности жизни находятся только Киргизия и Казахстан. В Белоруссии и Уз­ бекистане этот показатель — на уровне российского. В Таджикистане и Туркмении — 72 года, в Азербайджане — 73 года, в Армении — 74 года.

В Китае, где уровень экономического развития (валовой внут­ ренний продукт на душу населения) в 2,5 раза ниже, чем в России, а реальные доходы в 3 и более раз ниже, средняя продолжительность жизни составляет 73 года. В Аргентине — 75 лет, в Мексике — 76 лет, в Чили — 79 лет, в Бразилии — 72 года, в Алжире — 72 года, в Ма­ рокко и Иране — 71 год, в Турции и на Филиппинах — 72 года, в Индонезии — 70,5 лет. Ниже, чем в России, смертность остается в Боливии, в отсталых странах Африки (Египет — примерно на уров­ не России), в Пакистане и Индии. В Европе нет ни одной страны, где смертность была бы ниже, чем в России.

Так что гордиться мы можем только по сравнению со своим же прошлым, констатируя все большее отставание России по уровню смертности от других, в том числе от слаборазвитых стран.

Россия по­прежнему является страной с непомерно высокой смертно­ стью, занимающей среди мировых стран место в начале второй сотни.

Как видим, нам требуется не просто продолжать прилагать усилия по повышению продолжительности жизни в России — необходимо делать это с удвоенной и утроенной силой, неуклонно наращивая темпы.

7. Ожидаемая продолжительность жизни и общий уровень смертности При ожидаемой продолжительности предстоящей жизни в раз­ мере 70,3 лет в России общий уровень смертности в 2011 году был 13,5 человек на 1000 населения. За год умерли немногим более 1,9 млн человек.

Сопоставимый показатель смертности в Западной Европе состав­ ляет около 9 человек. Если бы в России был такой же уровень смерт­ ности, как в передовых странах Европы, как это было у нас самих в 1964—1965 годах, в стране умерли бы менее 1,3 млн человек, или на 600 тысяч меньше.

Абел АгАНбегяН Сопоставимый уровень смертности в развивающихся странах и постсоциалистических странах Европы, приблизительно с таким же или даже вдвое более низким уровнем экономического развития, составляет 11 человек на 1000 населения при средней продолжитель­ ности жизни 74 года. Если бы Россия имела такой же коэффициент смертности, то общее число умерших было бы здесь менее 1,6 млн человек, или на 300 тысяч меньше в годовом исчислении.

При минимальных оценках возможной стоимости жизни в разме­ ре 150 тыс. долл. потери нашего общества от излишней смертности в сравнении с развитыми странами ежегодно составят 90 млрд долл., или 2,7 трлн руб. Соответственно ущерб от чрезмерной смертности в России в сравнении с развивающимися странами и постсоциалисти­ ческими странами Европы будет вдвое меньше — 45 млрд долл., или 1,35 трлн руб.

ВВП в России в 2011 году превысил 53 трлн руб., из которых на цели здравоохранения использовано около 2,5 трлн руб. Таким обра­ зом, ущерб от излишней смертности населения в России в сравнении с развитыми странами несколько превышает весь годовой объем расхо­ дов на здравоохранение в стране, включая и государственные расходы, и расходы населения. А по сравнению с развивающимися странами и постсоциалистическими странами Европы ущерб составляет более половины всех расходов страны на охрану здоровья населения.

Таким образом, сокращение смертности — это не благотворитель­ ная акция, а реальный путь к повышению эффективности всей нашей социально­экономической системы.

Оговоримся еще раз, что мы взяли самую низкую оценку стоимости жизни в России. Если же применить западные методики подсчета стоимости жизни и принять показатель стоимости жизни в России в 2—3 раза ниже аналогичного показателя для развитых стран (это соответствует сравнительному уровню реальных дохо­ дов России и передовых стран мира), то стоимость жизни в России составит 300—450 тыс. долл., а ущерб от излишней смертности — 9—14 трлн руб., то есть 20—30% всего ВВП.

Такова цена, что мы платим за отсутствие целеустремленной и эф­ фективной демографической политики и за явную недостаточность расходов на здравоохранение, которые до сих пор вдвое ниже по от­ ношению к величине ВВП в сравнении с западноевропейскими стра­ нами и в 1,5 раза ниже средних расходов в развивающихся странах, с постсоциалистических государствах Европы.

8. Приоритетные меры по увеличению продолжительности жизни Сокращение детской смертности Детская смертность (0—14 лет), младенческая смертность (0—1 год) в России, примерно, вдвое выше, чем в Западной Европе. В 2011 году 144 Достижение высшего уровня продолжительности жизни в России детская смертность в России составила 7,3 на 1000 родившихся де­ тей. В 2009 году в Германии младенческая смертность составляла 3,5, в Испании — 3,3, в Италии — 3,9, в Великобритании — 4,7, во Франции — 3,9, в Греции — 2,5, в Финляндии — 2,6.

Отметим, что до 2012 года коэффициент младенческой смертности в России измерялся по несколько другой методике, чем на Западе, что занижало этот показатель. Это видно на примере Казахстана, когда при переходе на регистрацию детской смертности по рекомендациям ВОЗ она повысилась на 42% — с 14,68 в 2007 году до 20,8 в 2008 году.

Серьезно отстает Россия по уровню младенческой смертности и от постсоциалистических стран Европы. В Венгрии в 2009 году смерт­ ность составила 5,1, в Литве — 4,9, в Эстонии — 3,6, в Польше — 5,6, в Словакии — 5,7, в Словении — 2,4, в Чехии — 2,9. Выше россий­ ских показателей младенческая смертность только в Болгарии (7,8) и в Румынии (10,1).

Среди стран СНГ Россия значительно уступает показателям Белоруссии — 3,7, но зато существенно превосходит Украину — 9,4, Молдову — 12,1, Азербайджан — 11,3, Армению — 18,2, Киргизию — 252, Казахстан — 18,2, Туркменистан — 25,4 и Узбекистан — 13,7.

Младенческая смертность — весьма значимый фактор для ожида­ емой продолжительности жизни. От 0 до года умирают почти вдвое больше детей, чем в последующий период — до 15 лет.

Кроме того, состояние здоровья новорожденного во многом опре­ деляет последующую жизнестойкость человека. Подавляющая часть младенческой смертности приходится на смертность в перинатальном периоде. Более 60% умерших младенцев являются мертворожденны­ ми. Еще 37% умирают в возрасте до 7 дней.

Если сгруппировать причины младенческой смертности, то 46% умирают от конкретных болезней, возникающих в перинатальном периоде. Еще 24% умирают от врожденных аномалий (пороков раз­ вития), деформаций и хромосомных нарушений, по 6% умерших мла­ денцев имеют болезни органов дыхания и внешние причины смерт­ ности. Из значимых причин отметим также смертность от некоторых инфекционных и паразитарных болезней — 4%.

Отметим, что ежегодно в России младенческая смертность со­ кращается. В 1995 году на 1000 родившихся живыми умерли 18,1, в 2000 году — 15,3, в 2005 году — 11, в 2010 году — 7,5 и в 2011 году — 7,3. При средней смертности 7,5 коэффициент смертности мальчи­ ков составил 8,3, а девочек — 6,7. Как видим, разница составляет около 25%.

Большие резервы сокращения младенческой смертности даст пере­ оснащение родильных отделений современным оборудованием, со­ Регистрация смерти новорожденных в соответствии с рекомендациями ВОЗ в Киргизии осуществляется с 2004 года и в Казахстане — с 2008 года. Но и до этого младенческая смертность в этих странах была выше, чем в России.

Абел АгАНбегяН храняющим жизнь недоношенных младенцев с пониженным весом.

Сокращение числа мертворожденных во многом зависит от работы с беременными женщинами, от более тщательного контроля за тече­ нием беременности.

В России, к сожалению, роддома по большей части не являются отделениями клинических больниц, поэтому опытные реаниматоры и другие необходимые в экстренных случаях специалисты зачастую в роддомах отсутствуют. Статистика показывает, что родильные отде­ ления в больницах имеют существенно лучшие показатели выживае­ мости младенцев, несмотря на то, что в родильные отделения боль­ ниц обычно обращаются много женщин с серьезными болезнями, которым требуется тщательный уход. Поэтому объединение роддомов и больниц там, где это возможно, и подключение к роддомам опыт­ ных врачей дало бы в нашем случае ощутимый эффект.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.