WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |

«Нет, он всегда приходит на лекции, внимательно слушает, но при этом как-то отстраненно, держится обособленно от группы и, что очень странно, всегда молчит, даже когда к нему обращаешься, тоже молчит, правда иногда кивает головой в знак согласия или несогласия. Поскольку парень живет в общежитии, то и там заметили странности в его поведении: никто из студентов, проживающих с ним в одной комнате, не слышит его голоса, на их вопросы сосед не отвечает, старается быть незаметным. И так как парень никому не причиняет неудобств, то и внимание на нем старалются не акцентировать. Но скоро сессия, и я очень обеспокоена, как он будет сдавать зачеты и экзамены».

Куратор попросила поговорить со студентом. Вначале я решила поговорить с социальным педагогом, которая курировала эту комнату. Она ничего плохого не могла сказать, жалоб на него не поступало. Я попросила женщину подняться со мной, чтобы не вызвать никаких подозрений у соседей по комнате. Нам повезло, кроме нужного нам студента в комнате больше никого не было, и никто не мог помешать нашей беседе. Через некоторое время педагог ушла, а я осталась в комнате, чтобы поговорить с Олегом. Но разговор не получился, это был скорее монолог, так как говорила только я, а он молчал. Но я видела, что парень меня слышит (иногда кивал головой), и только. Я предложила ему подумать обо всем, о чем перед этим с ним говорила, и прийти ко мне через несколько дней.

Олег пришел ко мне в кабинет не один, а с мамой Ларисой Викторовной. Желанием мамы было вначале поговорить со мной наедине, и она попросила сына оставить нас на некоторое время. Лариса Викторовна была сильно взволнована, очень эмоционально излагала свою версию данной проблемы. Она рассказала о своих подозрениях – что ее сын попал в секту. Раньше у него было все хорошо, и в университет поступил без особых проблем, так как был победителем олимпиады. А сейчас в его поведении стали происходить какие-то «странности»: стал замкнутым и малообщительным. С учетом своего подозрения Лариса Викторовна обратилась за помощью к местному священнику, и он согласился побеседовать с ее сыном. Но через некоторое время, сославшись на занятость, священник сказал, что больше ничем не может ему помочь. Я вспомнила об организации (Совет по делам религий), которая уже помогла одному из наших студентов, и обещала маме разобраться в данной проблеме.

Хотя эта ситуация была совсем не похожа на предыдущую, и я видела, что Олегу нужна помощь совсем других специалистов. Но я должна была вначале проверить подозрения мамы. Я связалась с Советом по делам религий, и они предложили свою помощь. Мы договорились о дате и времени встречи для моего клиента. После беседы со священником, на которую Олег также пришел с мамой, мне позвонили из данной организации и пригласили приехать. В беседе со мной священник опроверг подозрения мамы о том, что сын попал в секту. Но при этом согласился с моим мнением, что Олегу сейчас необходима помощь совсем другого специалиста – психиатра. Священник сообщил сведения о том, что между их организацией и психиатрической клиникой давно существует тесное сотрудничество. И они могут не только направить, но и сопроводить на консультацию к нужному специалисту. На этом мы и расстались, но при этом договорились, что после консультации у психиатра опять встретимся для обсуждения результатов обследования.

Наши предположения оказались верными. После посещения психиатра студента поместили в клинику и назначили курс лечения (на это время родители оформили для Олега академический отпуск).

Прошел год, и Олег снова приступил к учебе. У него была уже другая группа и новый куратор. Но через некоторое время ситуация повторилась.

Ко мне пришла мама – но уже сама, без приглашения. И вот только сейчас она рассказала правду, поделилась своими опасениями, но совсем отличающимися от прежних. Раньше у ее мальчика и правда было все хорошо. Он был здоров. Но в семье появились проблемы: муж стал поздно приходить, в доме поселилась ругань, иногда и драки. В один из таких случаев мальчик заступился за мать, и отец его ударил. Она не думала, что муж специально ударил сына так, чтобы в дальнейшем у него появились серьезные проблемы со здоровьем. Просто так получилось.

Мальчик упал и сильно ударился головой, на длительное время попал в больницу. С этого времени в поведении сына и появились странности.

Отец чувствовал вину и поэтому часто навещал сына в больнице. Если раньше он говорил, что хочет уйти из семьи, то в настоящее время этот вопрос не поднимал. Но жизнь в семье остановилась, и ничего хорошего уже не было, все жили, не замечая друг друга.

Лариса Викторовна очень много говорила о своей семье, при этом все время плакала. Мне было жаль эту женщину, но я ей ничем не могла помочь, разве только выслушать. Ее сына опять положили в больницу, а после лечения они забрали документы из университета. О дальнейшей учебе не могло быть и речи, так как Олегу было необходимо постоянное наблюдение специалистов (состояние ухудшалось).

Возможно, если бы родители «забили тревогу» раньше, не скрывали истинных проблем и ухудшения здоровья сына, а вовремя обратились за помощью к нужным специалистам, эту проблему можно было бы разрешить. Ведь не зря говорится, что все нужно делать вовремя, а здесь многое было упущено. Оставалось только набраться терпения и сил.

Понять… Простить… Выстоять… (из практики педагога- психолога Е. В. Рейс) Однажды ко мне в кабинет зашла заведующая общежитием со студентом из оперотряда и предложила подняться с ними на этаж, чтобы посмотреть на некое «шоу».

И действительно, я оказалась свидетелем незабываемого зрелища. В холле на этаже, на небольшом коврике, танцевал юноша. Все бы ничего, только вместо одежды была небольшая набедренная повязка. Он так лихо отплясывал, что вокруг собралось много «зрителей», которые подзадоривали его аплодисментами и различными возгласами. Было заметно, что студент был «навеселе» и поэтому в хорошем расположении духа. И даже мы на некоторое время увлеклись этим зрелищем, уж очень пластичны были движения под музыкальное сопровождение (рядом был включен магнитофон). Но «танцедвигательную» терапию пришлось остановить, вмешалась заведующая и пригласила данного студента пройти к ней в кабинет. При этом предложила ему сначала одеться. Он сделал так, как его просили, и через несколько минут пришел в кабинет к заведующей, где мы все его ждали. Заведующая напомнила парню о соблюдении правил проживания в общежитии и принятых нормах поведения.

После этого я предложила ему пройти ко мне в кабинет, потому что почувствовала, что за этим поведением кроется какая-то проблема. Парень согласился, но не очень охотно рассказывал о себе и своих переживаниях, был немногословен. В дальнейшем выяснилась причина такого поведения – у молодого человека просто был негативный опыт общения с психологом в школе, и времени после этого прошло слишком мало. Мне приходилось быть очень осторожной в общении с моим подопечным, чтобы он совсем не «закрылся». Его отношение ко мне стало более откровенным и доверительным только после третьей встречи. Парень стал много о себе говорить, рассказал о своей вредной привычке – о пристрастии к алкоголю, хотя раньше никогда его даже и не пробовал. А причина всего этого – развод родителей, из-за которого он очень сильно переживал. Инициатором развода был отец, он сразу создал новую семью, тем самым нанес сильнейшую травму и маме, и Игорю.

Вначале отец пытался говорить с Игорем, этим он хотел оправдаться перед сыном. Но парень был категоричен, он не мог найти оправдание поступку отца, «…ведь мама у них была всегда такая хорошая», а свою семью он считал идеальной. И после этого случая общение с отцом он считал предательством по отношению к маме. Тогда отец пошел другим путем. Он надеялся, что когда подойдет срок оплаты за обучение (Игорь учился на платном отделении), сын обратится за помощью к нему. Но он ошибся. Игорь решил для себя, что деньги будет зарабатывать сам и никогда не будет зависеть от отца. Помимо учебы, он соглашался на любую работу, чтобы обеспечить себя, оплачивать свое обучение и при этом еще помогать маме, которая в последнее время стала часто болеть.

У него все получалось, хотя физически было очень трудно. Но при этом Игорь находил время, чтобы зайти ко мне и поделиться тем, что с ним происходило.

Шло время, и парень старался понять причину такого поведения отца (ведь в душе он продолжал его любить, хотя и не хотел это признавать), но всегда в своем анализе заходил в тупик. Однако прогресс уже был – Игорь говорил об отце! При этом говорил более спокойно, без лишних эмоций. А о маме он всегда говорил трепетно и нежно, старался всячески ей помогать, часто звонил домой.

Но это была не единственная проблема. После «зажигательных танцев» на этаже в общежитии к нему стали пристально присматриваться, чаще приходить с проверками, да и отношения с социальным педагогом складывались не так, как хотелось. Этой ситуацией также воспользовались и соседи по комнате, они старались «повесить» на Игоря даже то, чего он не делал. Все это послужило поводом для выселения Игоря из общежития. После этого парню стало еще труднее, так как приходилось ездить на учебу из дома (жил он в 150 км от Минска). Но и это его не сломало, а еще больше закалило. Приятно было и то, что даже в такой ситуации он находил время приходить ко мне на консультации. И поскольку у Игоря практически не было свободного времени, то и тревожные мысли посещали его меньше, что в данной ситуации для него было более благоприятным и необходимым – было время «остыть».

Все это время я поддерживала тесную связь с факультетом, часто беседовала с куратором Игоря, которая тоже очень за него переживала.

Она не могла понять отношения к нему в общежитии. Ведь в группе у него никогда не было проблем, к нему все хорошо относятся, да и как иначе, ведь здесь Игорь самый честный и справедливый человек, с мнением которого всегда считаются.

Через год он опять заселился в общежитие, но при этом проблемы возобновились. Ну не могли студенты забыть тот «танцевальный номер».

Вернувшись вечером после занятий, зайдя к себе в комнату, он никого не увидел, но при этом там горел свет, играла музыка и было сильно накурено. Игорь еще не успел снять верхнюю одежду, как к нему зашли с проверкой. Естественно, на него составили акт (не спасло даже то, что сам Игорь не курит). В эту ситуацию вмешались я и куратор с факультета, что помогло парню остаться в общежитии. Но через некоторое время Игорь сообщил мне, что уходит из общежития потому, что не хочет подставлять меня. Он по-прежнему чувствует внимание к себе и понимает, что когда-нибудь снова возникнет неприятная ситуация с соседями по комнате. И ему не хочется, чтобы я из-за него пострадала.

После третьего курса Игорю предложили поездку за границу. Он с радостью согласился, так как была возможность заработать необходимые ему деньги, усовершенствовать иностранный язык и в некоторой степени отвлечься. Вернувшись из поездки, парень пришел ко мне. Путешествие пошло ему на пользу, он стал более спокойным и уравновешенным, с радостью делился впечатлениями. Игорь заработал большие деньги и гордился тем, что не придется унижаться перед отцом, также он привез много подарков для мамы. Благодаря усовершенствованию иностранного языка ему предложили работу в иностранной фирме, а это как никогда было кстати. Наверное, это и была награда за все те мытарства и проблемы, которые произошли с парнем за последнее время.

Студенческие годы пролетели быстро. Он окончил университет, получил диплом с отличием. И однажды пришел ко мне с приглашением на выпускной бал, где и должны были ему вручить диплом. Мне было вдвойне приятно то, что Игорь на этом вечере познакомил меня со своей мамой.

В данной проблемной ситуации для Игоря было важно найти человека, с которым он мог бы поделиться своими душевными переживаниями.

Парню не хотелось, чтобы его высмеивали, он мечтал о понимании. Ведь как считают многие, «копаться в себе» – это удел слабых и совсем не «мужское дело». Но при этом упускают тот момент, что лучший выход из проблемной ситуации – это эффективная ее проработка и анализ, которые помогут избежать трудностей в дальнейшем.

Сила добра (из практики педагога- психолога Е. В. Рейс) Как-то раз мне позвонила председатель студенческого совета с просьбой назначить консультацию для своей соседки по комнате. Сама девушка не решалась обратиться к психологу. Мы, конечно же, договорились о времени для встречи, но вероятность того, что она придет, была небольшая. Но к моему удивлению, в назначенное время Рита (так назовем мою студентку) все же пришла. Внешне она напоминала подростка, хотя училась уже на втором курсе. Девушка держалась очень скромно, нервничала, было заметно, что ей тяжело далось решение прийти ко мне и поделиться своими проблемами. Рите трудно было начать разговор, и тогда я сама начала задавать вопросы. Постепенно напряжение спало, девушка стала спокойнее. Она много говорила о себе, своих увлечениях, о том, что любит рисовать и писать стихи (с собой принесла некоторые рисунки и одно из стихотворений, которое написала недавно). Незаметно девушка перешла к той теме, которая ее волновала в данный момент, – это взаимоотношение с противоположным полом. Рита не понимала, почему у нее не получается общаться с парнями. «Я не глупа, со мной есть о чем поговорить, одеваюсь неплохо, на меня обращают внимание ребята, стараются со мной познакомиться, но почему-то эти отношения длятся недолго». Она подозревала, что проблема заключается в ней, пыталась анализировать свое поведение, но всегда заходила в тупик. В ходе наших бесед выяснилось, что каждому новому избраннику Рита посвящала стихи, с очень глубоким смыслом и сложной стихотворной формой, тем самым отпугивая их от себя (скорее всего они считали себя недостойными ее). Мы договорились, что в следующий раз, когда у девушки появится молодой человек, она, конечно же, сможет посвятить ему свои стихи, но вот читать их ему не обязательно. А озвучить можно лишь в том случае, если она будет уверена в своем избраннике и искренности его отношения к ней.

Мы с ней много беседовали и договорились о следующей встрече.

Когда Рита пришла во второй раз, я предложила ей некоторые диагностические методики (проективные на самооценку личности), для того чтобы лучше узнать свою клиентку. Она согласилась. Результаты показали, что девушка очень ранима, у нее высокий уровень тревожности, очень развита фантазия. В ее поведении и словах было много противоречий:

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.