WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 13 |

На одной из следующих консультаций Аня озвучила еще одну проблему: «Я стесняюсь выходить из дома без макияжа». В ходе работы мы пришли к тому, что девушка очень боялась показаться кому-либо без косметики, но в то же время осознавала, что ее внешность достаточно привлекательна сама по себе. Я решила пойти по пути провокации и стала говорить о том, что Ане ни в коем случае нельзя выходить из дома без макияжа. Девушка включилась в эту игру и в итоге с жаром переубеждала меня. «Ну, нет уж! Я крашусь, когда хочу!», – сказала она. Я попросила повторить эту фразу. «Да! Правда! Я теперь поняла, это свобода быть собой…». Этот момент был очень важным, она поняла, что до сих пор пряталась за макияжем, теперь же у нее появилось ощущение свободного выбора. Аня вспомнила, что когда она была подростком, отец часто говорил ей: «Ну помажь хоть чем свои больки», и это сильно задевало ее. Даже когда кожа стала здоровой, она продолжала наносить слишком сильный макияж, позабыв первопричину этого действия. Я попросила Аню представить на пустом стуле ее отца, затем пересесть на это место и посмотреть на себя глазами родителя. «Как ты думаешь, зачем он это тебе говорил» – спросила я. «Он всегда хочет лучшего для меня! И тогда тоже хотел». Аня вернулась на свое место и, глядя на стул, произнесла:

«Спасибо тебе, папа!».

Через некоторое время моя клиентка позвонила и рассказала, что записалась в любительскую театральную студию, успешно репетирует, пригласила на постановку. В голосе не было ни тени робости и застенчивости… Жила-была девочка… (из практики педагога-психолога О. В. Куткович) Во время зачетной сессии ко мне за консультацией обратилась студентка первого курса Александра (имя изменено). Проблему она сформулировала таким образом: невозможно сосредоточиться, трудно сесть за конспекты, тяжело запомнить материал. В ходе консультации мы выяснили, что корни этой проблемы лежат в страхе не сдать сессию, а страх в свою очередь вызван ответственностью перед матерью.

Родители Саши несколько лет назад развелись, мама одна воспитывала девочку и ее младшую сестру. Мама очень хотела, чтобы дочь поступила на бюджетное отделение, и была сильно огорчена, когда Саша не добрала несколько баллов до необходимого уровня. Девушку буквально сковывал страх разочаровать маму во второй раз. Она была настроена сдать сессию на «отлично» и по возможности перейти на бюджетное отделение, сняв с мамы необходимость вносить оплату за обучение. Мы говорили о возможностях, о путях достижения своей цели. Но главное – мы говорили об ответственности, о том, что Саша сама выбрала этот путь, свою специальность, о ее желании получить именно это образование, стать хорошим специалистом. В итоге Саша приняла ответственность за происходящее с ней, приняла тот факт, что все зависит от нее самой, а мамины ожидания и требовательность – это лишь один из стимулов добиваться своих целей.

В ходе второй консультации Саша сказала, что еще одной проблемой, мешающей готовиться к сессии, являются ее отношения с молодым человеком. Парень был одноклассником девочки, в свое время упорно добивался ее. Саша уступила его ухаживаниям, он ей нравился, но девушка не была влюблена. Виталий требовал внимания, это ее раздражало, он обижался, что вместо встреч с ним Саша читает конспекты.

Девушка просила помочь разобраться, зачем ей нужны эти отношения, ведь они не приносили радости, но и разорвать их она не могла. Мы стали анализировать особенности коммуникации, чувства Саши, что она получает в процессе общения с Виталием. Ей было спокойно, он защищал, берег, окутывал ее заботой. Но в то же время Саше не давало покоя ощущение, что это не ее человек, что ей приятно его отношение, но не он сам. Я спросила: «От кого бы ты хотела получать эту заботу, такое же отношение». «От отца!» – сказала Саша и заплакала. Отец жил один, Саша испытывала острую жалость, вину за то, что он ушел, очень ценила редкие моменты общения. Она хотела показать отцу, что он очень важен для нее, но не знала как. Я попросила сказать: «Папа, я люблю тебя». Саша прислушалась к себе и сказала, что это именно то, что она чувствовала, что хотела бы ему сказать, но ее всегда сковывало то, что в семье не принято было говорить о чувствах. Теперь она знала, что обязательно скажет отцу, как он важен для нее, и какие слова для этого ей нужны.

На третьей консультации мы говорили о ресурсах, о том, что помогает Саше справляться с трудными жизненными ситуациями на данном этапе, о поисках силы и мудрости. Итогом нашей работы стала сказка, которую мы написали вместе с Сашей.

Жила-была девочка, звали ее Синеглазка. И был у нее синий щенок.

Она его очень любила и могла играть с ним часами. И все в деревне завидовали девочке, ведь щенок был ее лучшим другом, они так забавно играли и, кроме того, ни у кого больше ведь не было щенка такого необычного цвета. Синеглазка так привязалась к нему, что когда щенок вырос во взрослого сильного пса и ушел в горы охранять стада овец, она тосковала по нему и не находила себе места. Однажды Синеглазка пошла в лес и встретила там женщину. На женщине был красивый синий шарф. Он так понравился девочке, что та попросила его у женщины.

Синеглазка думала, что он будет напоминать ей ее любимого друга.

А женщина та оказалась колдуньей. Она не дала свой шарф, но сказала:

«Раз тебе так нравится этот шарф, то я дам тебе больше, ты теперь все будешь видеть синим, весь мир будет таким для тебя». И стала девочка видеть все в синем цвете. Дома, люди и даже деревья и трава были для нее не зелеными, а синими. И однажды встретила Синеглазка принца, который тоже был синим. Она играла с ним, разговаривала, он стал для нее хорошим другом и дарил разные подарки. Но странные вещи стали происходить с девочкой. Когда принц дарил ей цветы и подарки синего цвета – васильки, ирисы, синее зеркальце, то Синеглазка видела и принимала эти дары, а когда он дарил ей красные розы, белые лилии, розовое платье, то эти подарки исчезали, терялись, пропадали, и она даже не помнила о них. Принц удивился и спросил, почему так, но Синеглазка его не поняла, ведь даже не помнила о других подарках, кроме тех, которые были синего цвета и которые она бережно хранила. Принц обиделся и перестал с ней играть, он подумал, что не важен для девочки, что ей не дороги его подарки. Синеглазка плакала горькими слезами, она потеряла одного друга и боялась потерять другого. Она возненавидела синий цвет и весь мир ей был ненавистен. И Синеглазка бросилась к реке, ее горе и отчаянье были так сильны, что она даже хотела утопиться, чтобы синие воды реки навсегда забрали ее. Но в тот момент, когда девочка подбежала к реке, она увидела себя в отражении воды. И странно, но только тогда она вдруг поняла, что ее глаза – синего цвета! И только она об этом подумала, как стала видеть остальные цвета. Восхитилась Синеглазка, как прекрасен мир и как много красок в нем. И не осталась и следа от печали в ее сердце. И поняла девочка, что кусочек синего есть в ней самой и он всегда будет независимо от того, какого цвета будут ее друзья. И стало ей спокойно и хорошо, ушли все горести. Вернулась Синеглазка в деревню. И по дороге встретила она принца, который уже не был синего цвета. Но это была совсем другая сказка.

Свой среди чужих, чужой среди своих (из практики педагога- психолога Е. В. Рейс) Этот случай произошел давно (более 8 лет назад), когда я еще только начинала свою работу в университете. Ко мне обратилась социальный педагог одного из общежитий с просьбой помочь в проблемной ситуации. Она сообщила, что с одним из студентов что-то происходит (это заметили и соседи по комнате). Парень стал замкнутым (хотя до этого был очень общительным), он как будто «ушел в себя», все время где-то пропадал (уходил из общежития рано, а приходил, когда в комнате уже спали), с соседями по комнате перестал общаться. Социальный педагог пыталась с ним поговорить, но он под любым предлогом уходил от разговора. О разговоре с парнем она попросила меня, но при этом предупредила, что сам он ко мне не придет.

При очередной встрече педагог сообщила юноше о том, что в общежитии есть психолог, к которому можно обратиться по любому интересующему вопросу. На что последовал ответ: «Мне не нужна помощь психолога, у меня нет проблем». И тогда мне пришлось пойти на хитрость, чтобы вызвать студента на контакт. Социальный педагог рассказала мне о его интересах и увлечениях, а мне в этих вопросах «понадобилась его консультация». Это сработало – мне удалось расположить к себе студента.

А через несколько дней Андрей (имя вымышленное) пришел в кабинет психолога сам. И буквально с порога он начал говорить и говорить… Я не останавливала парня, потому что видела, что ему сейчас необходимо выговориться. Он говорил о семье: о своих родителях, братьях (их у него двое), о бабушке. Андрей вырос в деревне, часто помогал родителям по хозяйству, так как понимал, что им трудно. Парень был старшим в семье, поэтому на его плечи ложилось больше забот. Он старался не акцентировать внимание даже на том, что о нем особо не переживали, потому что Андрей не создавал родителям никаких проблем (хорошо учился в школе, помогал по дому, ухаживал за младшими). Он не обижался на родителей, ведь они много работали, уставали, старался оправдывать их поступки и чаще винил себя, но не понимал, почему же ему так трудно с ними. Время шло, Андрей окончил школу с золотой медалью и без проблем поступил в университет, чему был безмерно рад. Тогда впервые он и увидел в глазах родителей гордость за своего ребенка, но при этом без особого проявления чувств и эмоций по отношению к нему. Учеба в университете полностью захватила его и отвлекла от тревожных мыслей о доме. Андрею все удавалось, это заметили преподаватели и часто ставили его в пример. У него появилось много друзей и знакомых, которые обращались к нему за помощью и впервые его за что-то благодарили, чего никогда не делали в семье. И все бы хорошо, но парню так не хватало заботы и участия родителей.

И вот однажды на улице к нему подошел мужчина и о чем-то спросил (а Андрей даже после и не вспомнил – о чем). Человек оказался интересным собеседником, в некоторых вопросах Андрею показалось, что говорит не новый знакомый, а он сам (настолько похожи были их взгляды и суждения). Мужчина предложил ему встретиться еще раз и познакомиться с новыми друзьями, «…которые, я думаю, тебе понравятся, и ты сможешь задать им интересующие тебя вопросы, разочарован не будешь». И действительно, место, куда пришел юноша, не вызвало у него никаких подозрений, и время прошло незаметно. Андрею было с ними комфортно и хорошо, он чувствовал заботу и внимание к себе, им интересовались, его старались выслушать и помочь, ему были просто искренне рады, чего давно, а может быть и ни разу в своей жизни он не испытывал. Раньше в парне всегда нуждались, но его проблемы оставались только его проблемами.

Не знаю, догадались ли вы, что наш студент попал в секту, но сам он этого не хотел признавать. На его взгляд (так считают многие), секта – это какое-то плохое сообщество, где зомбируют людей, а оказавшись там, парень заметил, что это не так. Там собираются интересные люди, о многом разговаривают, советуются, помогают друг другу.

Андрей часто ко мне приходил, мы подолгу с ним беседовали, и нужно было вести себя очень осторожно, потому что он «ловил» каждое мое слово. Поскольку человек он был неглупый, необходимо было отслеживать не только свое поведение и слова, но и действия людей, которые за него переживают. А это были и соседи по комнате, одногруппники, которые тоже «забили тревогу», и социальный педагог, по просьбе которого произошла наша встреча со студентом, и родственники (семья тети, которая жила в Минске). Мы объединили свои усилия и стали действовать сообща, ведь ситуация не из простых и нельзя было совершать ошибок. Ребята из группы, соседи по комнате очень помогали.

Они рассказывали о том, что происходило в мое отсутствие, старались больше времени проводить с Андреем, чаще обращались к нему за помощью и помогали сами (чаще без надобности, с целью просто отвлечь).

Мною был предложен перечень литературы, посвященный данной теме, но Андрей не хотел ничего читать. Он не видел в этом проблемы и считал, что в любой момент может прекратить общение с данной группой людей. Тогда я обратилась в Совет по делам религий, рассказала о проблеме и попросила о помощи. Они стали сотрудничать со мной. Об этом я рассказала Андрею и предложила ему поделиться своими взглядами с людьми, которые более компетентны в данном вопросе. Он согласился.

После беседы со священником ему было предложено посетить группу людей, которые попадали в подобные ситуации. При этом не обязательно было принимать активное участие в работе этой группы, можно было просто быть наблюдателем. Он посетил эту группу в качестве наблюдателя несколько раз, а потом стал активным ее участником. Это имело огромное значение, так как парень наконец решился поделиться своими мыслями и чувствами. Та информация, которую он получал, стала восприниматься им более спокойно, а не так категорично, как раньше. Но все равно было еще трудно, иногда казалось, что ничего не получается. Но результаты в лучшую сторону были заметны. Это я поняла из слов Андрея, когда он мне как-то сказал: «Я чувствую, что вы меня держите. И держите очень крепко. Спасибо». Это была наша, пусть и маленькая, победа.

А в это время семья тети Андрея, которая также переживала за него, предложила ему пожить с ними, на что он с радостью согласился. И только родители не видели и не понимали проблему и ничего не предпринимали в этой ситуации.

Но произошел случай, изменивший ход событий. У Андрея заболела бабушка, которую он очень сильно любил. И на семейном совете решили (но при этом учли пожелание Андрея), что он переведется на заочное отделение для того, чтобы помогать ухаживать за бабушкой. Парень уехал домой, но каждый раз, когда появлялся в Минске, приходил ко мне.

Мы с ним подолгу общались, я старалась отвечать на все его вопросы.

К этому времени и родители пересмотрели свою позицию. Раньше они говорили: «Мы тоже были молодыми, у нас было много проблем, и наши родители тоже не обращали на многое внимание, но мы же на них не обижались!», но они поняли, что сейчас другое время и дети другие.

А Андрея они очень любят, да и как по-другому, ведь он все-таки их сын.

Это радовало, потому что наконец-то и сам Андрей почувствовал, что у него есть настоящая семья, где его любят и за него переживают.

Ситуация стала налаживаться.

горькая правда, или В чем важность своевременного решения проблемы (из практики педагога- психолога Е. В. Рейс) Как-то ко мне обратился куратор учебной группы, обеспокоенный тем, что с одним из студентов (на его взгляд), не все благополучно.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.