WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

Консультирование напоминало сказку про «белого бычка». Даше от меня были нужны четкие указания, как поступить в той или иной ситуации, будто больной просит у врача таблетку и верит, что именно эта таблетка сделает его здоровым. Все разговоры об ответственности за свою жизнь не приводили ни к чему. Глаза у Даши становились пустыми, она кивала головой, а в конце спрашивала: «Так что же мне надо делать». Мешало завершить с ней работу то, что в экстремальных случаях она умела действовать решительно. Когда закрывалось на ремонт общежитие, ей пришлось искать квартиру. Она справилась с этой задачей абсолютно самостоятельно. Мало того, что Даша нашла себе жилье, так еще сумела бесплатно прописаться в Минске. Это давало мне повод думать, что она сумеет справиться и с другими вопросами. На тот момент основную проблему можно было сформулировать так: «Я всего хочу, но делать при этом ничего не желаю». В это время я набирала группу для работы по целеполаганию, пригласила ее прийти. Результат можно было предвидеть, целей (вернее желаний) было много, а средств достижения мало. Все средства были внешними, например краткосрочная цель – купить новую кофточку, средства – мамины деньги. На очередной вопрос, чего же Даша хочет от меня, тот же ответ: «Что мне надо делать». Было желание нагрубить ей и прервать контракт работы, но я снова сдержалась. Даше было плохо, и я была не вправе отпускать ее в таком состоянии. В который раз я оказалась ее заложницей. Я понимала, что у Даши жизненный сценарий золушки. Этот сценарий возникает не только тогда, когда родители в разводе. Он возникает еще и тогда, когда мать желает, чтобы ее дочь была самой лучшей, но при этом ограничивает возможности, не оказывает поддержки, ведет себя во многом как мачеха. Чтобы не испытывать постоянный стресс, девочки выбирают для себя в качестве психологической защиты пассивность, ведь как не старайся, все равно не похвалят. Могут всю жизнь прожить в надежде, что встретят добрую фею, которая сделает их счастливыми. На том отрезке времени Даша верила, что я и являюсь той феей, что скажу волшебное слово, и она станет счастливой.

Жизненный сценарий изменить очень сложно, для этого необходимо огромное желание самого человека. С Дашей не работала ни одна психотерапевтическая техника, мне казалось, что я вижу, как мои слова пролетают мимо ее ушей.

Однажды она пришла очень окрыленная и сообщила, что знает, чего хочет: «Мне надо выйти замуж за богатого человека. Я буду хорошей женой». Я внимательно выслушала, какой женой она себя видит и, чтобы предупредить ее запрос ко мне, объяснила, что не занимаюсь женским пикапом и вряд ли смогу помочь ей в поисках мужа.

Мне понравилась энергия, которая в тот момент исходила от Даши, она ведь уже показывала, что может в экстремальных ситуациях решать возникшую проблему. Я пожелала ей удачи, посоветовала пойти к другому психологу, который, возможно, поможет ей в этой проблеме. Так закончилась моя работа с Дашей, я не стала для нее доброй феей.

Для меня это был хороший урок. Одного желания психолога помочь клиенту мало, здесь не помогут ни опыт, ни знания. Первично желание клиента работать, меняться самому, изменять свою жизнь. Об этом много написано в учебной литературе, но важно испытать, пережить подобную ситуацию на практике. У братьев Стругатских есть замечательная книга «Трудно быть Богом». Часто клиенты возлагают на психолога большие надежды, и очень важно осознавать свои возможности.

лунный мальчик (из практики педагога-психолога В. К. Абрамович) Ко мне пришла заведующая общежитием. Ее переполняло чувство возмущения. Женщина находилась на вахте общежития, когда мимо нее прошел студент, поразивший ее своим внешним видом. Она сделала ему замечание, в ответ услышала, что он ничего не нарушает, не пьян, соблюдает нормы проживания в общежитии, а как выглядит – не должно никого беспокоить. Запрос от заведующей был такой: «Сделайте с ним что-нибудь, он явно ненормальный». Я не стала интересоваться, чем же таким этот студент ее поразил и чья это проблема, социальный заказ неизбежен в нашей работе, и его надо выполнять. Заведующая назвала номер комнаты, где проживает парень, и его фамилию, попросила идти немедленно, пока он никуда не ушел. У меня было мало времени, чтобы найти предлог для своего посещения, поэтому я решила, что пойду с «голой» правдой. Когда я постучала и меня пригласили в комнату, получилась немая сцена. Парень не знал, кто я такая и что мне надо, я соответственно пыталась справиться со своим изумлением. У него были длинные волосы, заплетенные в косички, на которых плотно были надеты разноцветные резинки для волос. Внутри проходила проволока, поэтому все косички торчали в разные стороны в виде веера. Дополнялось все это рваными джинсами и яркой курткой на голое тело. Меня трудно удивить внешним видом, но то, что я увидела, было настолько весело, забавно, что он один создавал атмосферу карнавала и какого-то праздника. Я об этом парню сразу и сообщила, затем представилась, объяснила, зачем пришла. Он не захотел разговаривать в комнате, ко мне в кабинет идти отказался. Место для общения мы выбрали в холле на подоконнике. Надо было с чего-то начинать разговор, я спросила, какое течение в молодежной культуре он представляет. Оказалось, что никакое, просто было грустно, просто хотелось всех «достать» и т. п.

Сейчас, на бумаге, разговор выглядит гладким. На самом деле парень был очень ершистым, первой фразой его было, что он в услугах психолога абсолютно не нуждается, и если я уже на него насмотрелась, то могу быть свободной. Тем не менее мы проговорили с ним больше часа.

Темой разговора вначале была музыка, он все время меня «прощупывал», стою ли я того, чтобы со мною общаться. Разумеется, в музыке его интересовала не «попса» (благодаря сыну я знаю многие достойные музыкальные группы). Потом незаметно разговор перешел на литературу.

Здесь мне просто повезло, я очень большой любитель фантастики, и он оказался таким же. Я уже не была для него психологом, нам просто было интересно разговаривать. Для себя я сделала заключение, что молодой человек адекватен и угрозу обществу не представляет, определенный вызов бросает, но не агрессивный, а скорее с целью привлечения внимания. Каково же было мое изумление, когда он сообщил, что пишет сам рассказы и рисует к ним иллюстрации, такой откровенности я не ждала.

Разумеется, я попросила его показать их мне. Парень тут же сделал шаг в сторону, как будто испугался. Закончился разговор тем, что я оставила ему свой номер телефона с предложением звонить.

Он пришел, но не сразу, недели через две. Заскочил на минуту, оставил папку с рассказами и рисунками, сказал, что очень спешит, пообещал позвонить и ушел. Надо сказать, что вид у него был очень приличный, волосы были распущены, но чистые, одет вполне достойно. Я не стала на этом акцентировать внимания.

Рассказы оказались графоманские, единственное, что вызвало мой интерес как психолога, – это роль главного героя: во всех рассказах он был мессией, который в конечном итоге спасал мир. Но все произведения имели счастливый конец, и это успокаивало. Другое дело рисунки. Они все были выполнены простым карандашом либо черной гелиевой ручкой.

Я не очень разбираюсь в стилях живописи, но содержание рисунков в сочетании с цветом было депрессивное, с надрывом и противоречило рассказам со счастливым концом.

Когда парень пришел в следующий раз, я сказала, что могу высказать свое мнение просто как любитель фантастики, а могу еще и добавить мнение с позиции психолога. Он выбрал второе, объяснив, что не забыл о моей специальности. В конечном итоге я предложила парню разобраться с тем, что его беспокоит, сразу обезопасив свое предложение тем, что если это вопросы поиска смысла жизни, то в его возрасте это закономерно, все через это проходят. Пообещав подумать, парень ушел.

Его не было очень долго. Когда парень вновь пришел, я объяснила, что теперь он посетил психолога, надо оговорить условия работы и выяснить его запрос ко мне. Ответом была явная агрессия. По его мнению, это я от него чего-то хотела, а у него ко мне вопросов нет, просто ему со мной «прикольно» общаться. Реально у меня было желание сказать парню, чтобы он больше не приходил, не знаю, почему я этого не сделала. Я напомнила ему, что в прошлый визит предложила разобраться с тем, что его беспокоит, и приняла его приход за согласие работать.

Контракт был заключен. Мы договорились, что приходить молодой человек будет раз в неделю, обсуждать мы будем его взгляды на жизнь.

Мне отводилась роль слушателя и эксперта, при этом я в душу к нему не лезу и личных вопросов не задаю. Что-то тревожило меня в его рисунках, поэтому я согласилась на такие «драконовские» условия.

Приходил он регулярно, очень много философствовал, приходилось терпеть, контракт надо было соблюдать. Я уже видела его проблему, его раскачивало как маятник от высокомерия к самоуничижению, только говорил он не о себе, а прятался за абстрактную теорию о человечестве в целом. На протяжении одной встречи он утверждал, что человек должен оставить свой след на земле, обязательно добиться успеха, стать богатым, спасти мир (прямо как мессия в его рассказах), во время другой доказывал, что человек – червь, кормовая база для инопланетян (фильм «Матрица»). Пребывать в таком состоянии очень тяжело, это постоянные перепады настроения от позитива к негативу. Чем дольше ты находишься в одном состоянии, тем сильнее интенсивность второго. Чтобы нормализовать состояние, надо знать причину его возникновения. Но задавать вопросы было еще рано, он не был мотивированным клиентом, и это следовало учитывать.

Изменилось все неожиданно. На очередной встрече он обратил внимание на то, что у меня исцарапаны руки. Я рассказала ему про свою кошку, ее характер, как она слушает мужа и сына и в грош не ставит меня. Удивительно, но мой клиент откликнулся, плотина недоверия была сломана, можно было начинать работать. Немотивированные клиенты тем и тяжелы, что подготовительный этап занимает порою больше времени и отнимает больше сил, чем сама работа.

Первой задачей, которую я поставила себе, – было выявление травматического опыта молодого человека. Выяснилось, что на самом деле он мог быть не единственным ребенком в семье. Был еще брат-близнец, который при родах умер. Это не скрывалось в семье. К чести родителей, они никогда не говорили о том, каким мог вырасти второй сын и как бы сложилась его жизнь. Не было никаких случайных упреков, наоборот, мой клиент был окружен любовью и заботой.

Начались проблемы, когда парень стал задумываться о смысле жизни.

Не давал покоя вопрос: «Почему в живых остался я». Усугублялось это еще тем, что в детстве при падении с веревочных деревенских качелей веревка захлестнулась вокруг шеи, но мама была рядом и успела его спасти. След от веревки был долго виден. По его словам, раз он дважды остался жив, значит, должен прожить жизнь не напрасно, что-то совершить уникальное, в крайнем случае жить за двоих – и за себя и за брата. Он очень старался. Все было бы хорошо, если бы у него это получалось, но парень считал, что не обладает талантами и даже в учебе у него не все гладко. Когда начинал какое-то новое дело, ему казалось, что именно здесь он добьется успеха, но ничего, по его словам, не получалось, и тогда приходило чувство вины и все тот же вопрос: «Почему я». Наступал этап другой крайности: парень начинал испытывать судьбу, прыгал с парашютом, переходил улицу по «диагонали», пытался пить.

От наркотиков удержала любовь к родителям.

Следующим шагом было то, что я предложила своему клиенту пофантазировать на тему его действия в случае, если бы он был действительно избранным: что бы стал делать и чего бы добился. Когда образ достаточно четко вырисовался, спросила, что он чувствует. Комфортно ли ему Что будет делать дальше При работе с образом использовала технику двух стульев. В конечном итоге оказалось, что это не его роль, ему не нужна эта ответственность за нажитый капитал, за людей, которыми он бы управлял.

Аналогичным способом поступили с образом неудачника. Выяснилось, что этот образ не так уж и страшен, но тоже не имеет к моему клиенту никакого отношения.

Я планировала, что будем работать еще с образом брата, но этого не потребовалось. Парень нашел точку опоры в себе, принял себя, стал намного спокойнее. Обрезал волосы (мне их было очень жалко, они были красивыми). Я его достаточно часто видела, пока он учился в университете, мы здоровались.

Думая о нем, я искала ответ на вопрос: «Как сложилась бы жизнь этого человека, не окажись я у него на пути». Возможно, он ставил бы себе грандиозные цели и какую-нибудь из них достиг Как знать..

гадкий утенок (из практики педагога-психолога О. В. Куткович) Аня. Робкая, застенчивая девушка.

Скромная, приятная в общении, держалась в тени, но всегда была важным участником тренинговой группы, давая мягкую поддержку и внося в работу искорку юмора и позитива. Как правило, держалась в сторонке, в разговоре скромно опускала глаза, но при случае могла точно прокомментировать происходящее, удивительно тонко подмечала детали. Привлекала внимание и в то же время избегала его. Подошла ко мне после очередного тренингового занятия и попросила поговорить. «Как мне стать уверенной в себе» – был ее вопрос. Я спросила: «А что для тебя значит быть уверенной». Аня долго молчала, потом стала рассказывать: «Я из глубинки, из Полесья. У нас принято говорить на «трасянке». Дома я всегда была душой компании, веселой, заводной, любила пошутить. А здесь боюсь слово сказать, все смеются над моим произношением». Аня просила однокурсниц исправлять ее ошибки в речи, сигнализировать, когда она переходит с русского языка на диалект, но этого оказалось недостаточно.

За четыре года она все еще не привыкла уверенно и чисто говорить порусски, в компаниях держалась в сторонке, стесняясь, не отвечала на приглашение молодых людей сходить в кино, на свидание. Приезжая домой, к родителям, девушка тоже чувствовала себя неловко, ведь там смеялись над ее уже «столичным» произношением.

Мы стали искать возможные пути решения этой проблемы. Результатом первой консультации стала выработанная нами стратегия работы, план самостоятельных занятий. Аня выбрала путь регулярной речевой практики посредством разработанных нами упражнений, попросив меня оказывать ей эмоциональную поддержку в те моменты, когда она почувствует необходимость в этом.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.