WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

Так что же можно сделать в этом смысле Я все-таки думаю, что Владимир Борисович Исаков не совсем прав, когда он думает, что самое главное звено в этом смысле - это районные библиотеки, которые могут оказать какую-то помощь. На мой взгляд, юридическое сознание, культуру прав человека могут развивать и укреплять только юристы, профессионалы. Это могут быть центры по правам человека, это могут быть союзы юристов, это может быть общество «Знание». И самое главное, будущее нашей страны лежит, конечно, в учебных заведениях, оно лежит в школе. Поэтому центральный момент - это преподавание курса прав человека в средней школе и в вузах. Это, мне кажется, самое главное.

38/Проблема достаточно сложная. Упирается она в конце концов в проблему денег. У нас достаточное количество квалифицированных юристов. Но о Совете Европы у нас знают очень плохо. Может быть где-нибудь в Уэллсе или где-нибудь в Швеции, в далеких деревнях шведских, люди ходят и все время думают только о Совете Европы. У нас пока этого нет. Может быть, когда-нибудь и мы до этого дойдем. Но, во всяком случае, мы с высочайшим уважением относимся к Совету Европы. И будем сотрудничать с вами.

Самая главная проблема, тем не менее, это проблема денег. Социально-экономический кризис в нашей стране привел к тому, что у нас нет средств. В частности, я написал учебник по правам человека для вузов. Нет такого издательства, которое бы не спросило: а где у вас деньги Автор должен принести не только идеи свои, но и деньги свои. Вот до тех пор, пока у нас не будет минимума средств, мы не сделаем ничего.

Конечно, обращаться к Совету Европы и говорить, видите ли, мы вносим деньги в Совет Европы, дайте нам, пожалуйста, эти деньги, я думаю, не совсем корректно. Мы должны найти свои собственные деньги. Но во всяком случае, финансовая проблема - это самая главная проблема в области правовой информации. Может быть, и в государственном бюджете надо выделять какие-то средства на эти цели.

Благодарю за внимание.

Исаков В.Б. Спасибо, Феликс Михайлович. Спасибо за очень интересное многоплановое выступление.

Позвольте предоставить слово Георгию Васильевичу Тюрину, президенту правозащитной Ассоциации «Отцы и дети». А пока Георгий Васильевич не начал, я информирую, что жюри конкурса сейчас как раз завершает все подсчеты и оформление документов, как только они закончат, мы тут же объявим результаты конкурса, который состоялся вчера.

Извините, Георгий Васильевич, пожалуйста.

Тюрин Г.В. Благодарю.

Здравствуйте, уважаемые коллеги, уважаемый председатель! Передо мной было два прекрасных выступления специалистов по международному праву и правозащите. Но они сделали, на мой взгляд, не совсем правильные выводы, касающиеся информационной политики в области прав человека.

Один вывод был о том, что у нас в России недостаточное финансирование, и только изза этого не соблюдаются права человека. И второй вывод о том, что у населения, у граждан нашей страны, не хватает общей культуры, и из-за этого не соблюдаются права человека.

Я бы хотел возразить обоим авторам и сделать другой, свой вывод. Но при этом оговорившись, что все, что касается их выступлений до этих выводов, я с ними полностью согласен, они сказали все абсолютно правильно.

Я говорю не только от своего имени, но и от имени нашей правозащитной Ассоциации.

В двух словах, если кто-то не знает, Ассоциация «Отцы и дети» была образована семь 39/лет назад отцами, которые в одиночестве воспитывают своих детей и меня избрали ее президентом. Семь лет я ее возглавляю. Мы потихоньку с переменным успехом работаем. И наработали те выводы, которые я и хочу сейчас донести до вас. Как говорится, на собственном опыте, на опыте членов нашей Ассоциации, на живом опыте.

На наш взгляд, ущемление прав человека начинается с того момента, когда гражданин, любой, Иван Петрович Иванов, приходит в милицию, прокуратуру, или в суд с заявлением о нарушении своих прав как гражданина. Любых прав - жилищных, трудовых, гражданских, других.

Что делают в этих так называемых правоохранительных органах Там всеми силами стараются не принять у него это заявление. Его стараются выгнать из этих органов, чтобы не начинать работу по этому заявлению. То есть они не хотят восстанавливать нарушенные права гражданина.

У нас очень много демонстрируется телепередач, в которых выступают руководители правоохранительных органов. Это и Генеральный прокурор, и Председатель Верховного Суда, и главный милиционер, их заместители. И все они в своих выступлениях говорят: это частный случай, когда происходит вот такое нарушение прав гражданина, это один случай из ста, с которым мы успешно боремся, и мы подобные случаи ликвидируем.

Все эти их заявления являются по меньшей мере ложью. Это система нашей так называемой, я подчеркиваю это слово, официальной лжи. Правоохранительные органы построены таким образом, чтобы не принимать жалоб и заявлений граждан и не восстанавливать их права. Почему Потому что тогда, когда они создавались и строились, задача этих органов была другая. Тогда они назывались карательными органами государства, направленными на защиту правительства, которое существует в этом государстве, от тех же самых граждан.

С тех пор не изменилось абсолютно ничего. Это те самые правозащитники, которые пришли на волне за последние 5-7 лет после того, как началась реформа в нашем государстве. Только с их помощью и можно найти такого человека, назначить на должность Уполномоченного по правам человека, который будет противостоять правовому беспределу, который сейчас творится.

У нас говорится, что граждане не соблюдают законы. И это правда, они их не соблюдают. И не только потому, что они их не знают. Многие их не соблюдают сознательно, потому что те законы, которые у нас существуют, соблюдать невозможно.

Сейчас то, что нужны другие законы, хорошие законы, которые будут соблюдать граждане - это другой вопрос. Они их не соблюдают не в последнюю очередь потому, что их не соблюдают руководители и работники самих правоохранительных органов.

Во многих милицейских районных отделениях существуют просто-напросто бандитские группировки, которые, маскируясь формой и удостоверениями Министерства внутренних дел, занимаются вымогательством на подведомственной им территории. Настоящие бандитские группировки.

Нужна реформа существующих правоохранительных органов, МВД, суда и прокуратуры. Здесь об этом тоже уже говорили выступающие. Причем, коренная реформа. Я не буду говорить, какая, потому что я знаю какая, я бы мог довести это до 40/вашего сведения. Об этом нигде не писалось и не говорилось, то есть у нас есть свой, немножко особый взгляд на это. Смысл в другом - в том, что без реформы существующих правоохранительных органов не будут восстанавливаться права человека.

Я об этом говорю с полной уверенностью, потому что до работы в правозащитной организации я сам десять лет проработал в прокуратуре. И в то время права граждан восстанавливались, как это ни странно. И не странно это потому, что те же самые милиционеры и прокуроры имели сильнейший дамоклов меч, который над ними висел.

Это были органы КПСС. То есть положишь партбилет на стол, и все. Вот это было страшнейшее оружие. И они работали. После того, как это оружие убрали, не стало никакого. Ему нужна замена. Вот эта замена и должна быть в виде Уполномоченного по правам человека. К сожалению у нас его пока нет.

Так вот, что касается основного тезиса, почему у нас в России не соблюдаются права человека, и не будут соблюдаться в ближайшее, я не знаю какое, энное время. Это потому что у нас нет правоохранительных органов, нет правоохранительной системы.

К большому нашему сожалению, даже Конституционный Суд, лучшее образование из всех, которые у нас существуют, иногда занимается политическими делами, либо не всегда старается восстановить нарушенные права граждан.

Я это говорю опять не понаслышке, а потому что пять лет назад, в 1992 году, мы, наша Ассоциация как юридическое лицо, обратились в Конституционный Суд с заявлением о признании неконституционной судебной практики по передаче детей на воспитание по определению их места жительства. Это большой, глобальный вопрос. Пять лет прошло, а наше заявление до сих пор не рассмотрено, и когда мы пытаемся узнать, как с ним, какие подвижки, нам говорят, что его вроде бы успешно потеряли.

То есть даже эта, лучшая и наиболее авторитетная правовая структура работает у нас не должным образом, хотя с уважаемым мною господином Баглаем мы сидели рядом на одной скамье в Конституционном совещании, когда принималась ныне действующая Конституция, вместе с ним работали над ее усовершенствованием.

Вот, на мой взгляд, именно поэтому не соблюдаются права человека в России и не будут соблюдаться еще энное количество времени.

Что касается глубокоуважаемого Совета Европы, то наша Ассоциация имела приглашение от директора социальных и экономических программ господина Гатри на одну из конференций, которые проводил Совет Европы. Мы в ней участвовали. Очень все было хорошо, просто прекрасно.

Я там говорил то, что сейчас повторю здесь для тех, кто там не присутствовал. На наш взгляд, финансирование, дополнительное финансирование всех правоохранительных органов излишне и опасно. И милиция, и суд, и прокуратура, когда их спрашивают, что им нужно для того, чтобы они лучше работали, всегда говорят только одно и то же на все вопросы: нам нужно больше денег, тогда мы будем работать лучше.

Вот я вам говорю: это неверно в корне. Им нужно резко уменьшить финансирование.

Нужно резко уменьшить количество работающих там лиц. И тогда резко сократится волна преступности. Потому что, я уже об этом сказал, большинство милиционеров совершают преступления, прикрываясь формой и удостоверением о том, что они там 41/работают. То есть дополнительное финансирование этих структур со стороны того же Совета Европы либо каких-то других западных демократических институтов будет вредить нашей развивающейся демократии. Вот такой вот нонсенс у нас сегодня в России.

Благодарю вас за внимание.

Исаков В.Б. Спасибо, Георгий Васильевич. Хотя сразу скажу, что большинству присутствующих юристов некоторые ваши рекомендации покажутся небесспорными.

Вопрос Реплика Пожалуйста.

Собакин В.К. Честь мундира надо защищать, поскольку Конституционный Суд был тут обвинен, что мы потеряли обращение.

А дело в том, что, как это не странно, оратор сам способствовал тому, чтобы это дело не рассматривалось, поскольку Вы принимали участие в сочинении новой Конституции. Так вот, по новой Конституции - Конституционный Суд лишен права разбирать дела о соответствии судебной практики или вообще правоприменительной практики Конституции России. Мы больше не можем этого делать. Не потому, что там в канцелярии что-то потеряли, а потому, что это больше не входит в нашу компетенцию.

Исаков В.Б. Точно также, вы не имеете права возбуждать дела по собственной инициативе. К сожалению, такого полномочия Конституционный Суд лишился. Но я бы в противовес сказал: очень хорошо, что он вообще существует на этом очень сложном переходном периоде, который переживает сегодня Россия. Само существование Конституционного Суда, это колоссальное завоевание. И это начинают постепенно сознавать не только специалисты, но и все общество.

В начале, в первый период своей деятельности, Конституционный Суд был наделен очень широкими полномочиями. И столкнулся с другими властными институтами, президентом. Причем, признаюсь, я был и остаюсь в этом конфликте на стороне Конституционного Суда. Я считаю, что Конституционный Суд был полностью прав. Но результатом стало ограничение полномочий Конституционного Суда. Хотя, повторяю, само по себе громадное завоевание, что в России появился суд, который может судить власть. В России тысячу лет никогда, никто власть не судил. Теперь ее могут судить и признать неправой.

Позвольте далее предоставить слово Пархитько Всеволоду Петровичу, первому заместителю Главного редактора «Московского журнала международного права», профессору Российского института международного права и МГИМО МИД Российской Федерации.

Пожалуйста, Всеволод Петрович.

Пархитько В.П. Дорогие друзья! Международное право, как правильно до меня сказал Павел Александрович Лаптев, это огромный пласт всех наших юридических институтов. Я хотел бы остановиться только на двух проблемах.

42/Ну и, поскольку нам прекрасный пример вчера подал Владимир Борисович Исаков, который начинал свое замечательное выступление, вспомнив Достоевского, потом представитель Лорда-канцлера Великобритании господин Глэдвел добавил свои воспоминания относительно Диккенса, я тоже хотел бы вспомнить кое-что из литературы, чтобы у гостей осталось впечатление, что юристы не только анекдоты знают, и умеют прекрасно их рассказывать, но и литературу тоже немножко.

Так вот, был у нас великий классик одной, как говорят, драмы, комедии, поэмы - Александр Сергеевич Грибоедов. В своём произведении «Горе от ума», классическом, блистательном, он вывел в качестве персонажа «французика из Бордо», который рассказывал, как он приехал в Россию, к варварам, со страхом и слезами, но увидел, что «ласкам нет конца, ни русского слова, ни русского лица не встретил, будто бы в Отечестве с друзьями».

Я вспомнил это, потому что в этом году мне пришлось бывать в разных краях нашего Отечества: в Екатеринбурге, в Казани и под Москвой, где проводились семинары с участием и представительством очень большим из Западной Европы. Вот в Екатеринбурге, кстати говоря, Владимир Борисович Исаков тоже участвовал и прекрасно выступал.

Приезжают к нам в основном для того, чтобы рассказать и показать, как там у них. И рассказывают, конечно, с расчётом на то, что, откровенно говоря, здесь одни медведи живут. Но вы извините, у нас кроме медведей есть ещё и медвежатники. Вот об этих «медвежатниках», наших юристах (я не знаю, как вы там переводите, переводчики, это очень сложно перевести) ну, в общем, охотниках, которые ломают медведей, я и хотел бы рассказать.

Тут уже прозвучало несколько слов о гордости за нашу юридическую науку. В этом плане я хотел бы продолжить и рассказать одну маленькую историю.

Весной этого года я увидел, что наш главный редактор Юрий Михайлович Колосов начал уединяться, что-то очень много пишет, на работу перестал аккуратно ходить. Ну, в общем, занялся каким-то важным делом. Я спрашиваю: «Что ты делаешь» Он отвечает: «Да вот, доклад пишу. ООН разослал в разные страны Европы приглашения, по одному представителю от каждой страны. Доклад надо подготовить к 50-летию Комиссии международного права. Вот я и пишу. Задание ООН».

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.