WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

24/В своем кратком выступлении я хотел бы сформулировать некоторые из них, акцентировав ваше внимание на тех вопросах, которые мы сегодня обсуждаем. Я имею в виду и доступ к правовой информации, и то, как этой правовой информацией и первоисточниками пользуются адвокаты. И конечно же, отметить те реальные вещи, которые мы сегодня имеем, а именно грубейшие нарушения прав человека, прав самих адвокатов.

Многого из того, что сегодня происходит, еще несколько лет назад, до того как войти в наш пресловутый, извините, рынок, который никак не устоится, не было. Даже на уровне высших органов государственной власти и структур мы видим людей, которым доверено управлять нашим обществом и которые недобросовестно употребляют свои права. Даже это сегодня видим! Я возьму обычную сферу уголовного или криминального, как сейчас говорят, беспредела. Несколько лет назад, при так называемом социализме, в котором мы жили, мы не имели тех проблем и тех опасений, которые сегодня имеем. Я имею в виду в сфере правоприменения, я имею в виду в сфере защиты прав человека.

Если, с одной стороны, у нас не было возможности говорить всё гласно и открыто, то, по крайней мере, та система права, которая существовала в несвободном обществе, давала хоть какую-то возможность, правильно меня поймите, спокойствия за своих детей, за то, что они приходят вечером домой и ты не волнуешься, если это после девяти вечера.

Сегодня совершенно иная ситуация. Мы уже привыкли совершенно спокойно слышать каждый день по радио, по телевидению об очередном «громком» убийстве, об очередном случае, когда человек потерял свою жизнь при выполнении своих обязанностей или просто о предпринимателе, который захотел использовать предоставленные ему права для равного участия в рыночных отношениях.

Государство в условиях демократии должно обеспечить каждому равные права и равные возможности, с тем, чтобы люди работали на общество, чтобы каждый отдельный человек, используя законные средства и способы, мог достичь благополучия. К сожалению, даже те, кто хочет добиться благополучия законным путём, сегодня не гарантированы от беспредела не только со стороны конкурентов, но и представителей властных структур. Это мы сегодня имеем, и это очень серьёзная проблема.

Нам, адвокатам, приходится защищать и представителей властных структур, и представителей преступного мира, когда они к нам обращаются, нам деваться некуда, у нас такая профессия.

Сегодня мы имеем, при том, что сами не защищены, я бы сказал так, «нулевой» законодательный фундамент для реализации прав человека в нашей сегодняшней российской действительности.

Сравнивая те реалии, которые произошли, я бы отметил, например, что в судебной системе судьи стали более независимы, их корпус стал, я бы сказал, даже более закрытым, чем при социализме. У них появились какие-то определённые льготы, блага, у них появились определённые возможности для выполнения своих функций.

25/Наша уважаемая прокуратура, которой уже 275 лет, тоже преуспела в защите прав своих работников. Вы знаете, что прокуратура по-прежнему и возбуждает дела, и расследует их, и принимает решение о заключении под стражу, надзирает за законностью и поддерживает государственное обвинение в суде. Несмотря на то, что она обременена огромной властью, которой, наверное, давно уже можно поделиться за 275 лет, прокуратура по-прежнему, несмотря на все рекомендации Совета Европы, имеет тот самый баланс прав и возможностей, с которым никакой адвокат сегодня не сравнится. Как нам, адвокатам, можно быть равными участниками процесса, если адвокат, я ещё раз повторяю, не имеет даже приближённого равенства прав как участник процесса Я бы с радостью согласился, чтобы функции прокуратуры сосредоточились именно на защите прав граждан, которая, действительно, с моей точки зрения, страдает, но в сегодняшних условиях, когда она выполняет многие несвойственные ей функции, это маловероятно. Мне кажется, что прокуратура должна распрощаться со следствием. Она должна сосредоточить своё внимание на законности, на надзорной, функции и следить очень жёстко за тем, кто и как нарушает законы новой России. Вот тогда она станет органом защиты прав человека.

Я не хочу говорить о том, что сегодня у нас органы внутренних дел, обладают огромным комплексом прав, предоставленных им законом, и не всегда пользуются этими правами по назначению, для борьбы с преступностью, с криминалом. Сегодня есть вещи, которое мне представляются очевидными. Скажем, оперативно-розыскная деятельность без необходимости осуществляется в отношении людей, которые известны обществу, которые не очень существенно нарушили закон.

Вы помните, как поступили с Собчаком, довели его до крайнего состояния, человек фактически чуть не погиб. Почему у нас крайние меры применяют к человеку, который не является организатором преступления, который, если сравнить по статусу, является «стрелочником», простым соучастником У нас же по-прежнему, как в «старые добрые времена», все эти меры применяют к «стрелочникам». Организаторы преступлений, наиболее громких, наиболее известных, которые беспокоят общество, уходят от ответственности. Фактически ни одно не раскрыто, обвинение не предъявлено, не расставлены точки над «i», ни по одному из таких преступлений.

И вот теперь вернемся к нашей адвокатуре. Я хотел бы напомнить из истории российской адвокатуры, что по Судебной реформе 1864 года, два города в России, Санкт-Петербург и Москва, имели советы присяжных и, когда в каком-то из городов было свыше двадцати адвокатов, уже можно было образовывать Совет гильдии.

Сегодня у нас в России наш адвокатский корпус, наше сословие, поделено на несколько частей. Вот, например, наша Гильдия. Это единственное сегодня профессиональное объединение, состоящее из 55 коллегий адвокатов. Оно объединило новые адвокатские образования, которые возникли в последние 5-10 лет.

Я совершенно искренне говорю, я не хочу никого обидеть. Я не хочу говорить про таких субъектов Российской Федерации, как Башкирия, Чечня, Ингушетия. Их коллегии хотят быть самостоятельными и приезжают на наши российские мероприятия из уважения и личных чувств дружбы и товарищества. Но у нас есть даже внутри, в российской глубинке, коллеги адвокатов, которым выгодна разрозненность. Ни в Федеральный Союз адвокатов, который мы создали, ни в Ассоциацию адвокатов России, которая действует с 1990 года, ни в Гильдию адвокатов, которая существует с сентября 1994 года, они не вступают. Им просто невыгодно вступать, потому что 26/нужно соблюдать правила профессиональной этики адвоката, основанные на кодексе адвокатов стран Европейского Сообщества (мы его опубликовали недавно в «Вестнике Гильдии адвокатов»).

Эти адвокаты ориентированы исключительно на одну категорию дел, а именно уголовные дела. А широчайшая сфера рыночных отношений А защита личности при покупке недвижимости А участие в различных мероприятиях, в которых русского человека по-прежнему дурят самым элементарным образом Где оказываемся мы, адвокаты, как помогаем людям защитить свои права Если сегодня в России примерно 23600 адвокатов, то из них лишь около 8500 входят в гильдии адвокатов, а все остальные разбросаны, и учебы никакой нет. Поэтому недавно было принято решение об открытии Российской академии адвокатуры образовательного учреждения, предназначенного для того, чтобы научить наших людей - и тех, которые со старым багажом и тех, которые уже сегодня обслуживают банки, акционерные общества, коммерческие структуры - войти в этот мир, получить доступ к правовой информации, эффективно защищать людей.

Возобновили спустя сто лет издание журнала «Российский адвокат». Недавно на пятитысячный рубеж вышел тираж «Вестника Гильдии адвокатов», его получают все коллегии адвокатов в России, там публикуется всё, что необходимо в работе. Делается и многое другое.

Но сегодня мы видим новый момент, на который я хотел бы обратить внимание, грустный момент. На адвокатов, которые стараются помочь своим клиентам законными средствами и способами, оказывается немыслимое давление. Особенно в Самаре, в Нижневартовске, в Приморском крае, где имеют место серьезнейшие нарушения прав человека, в том числе в отношении адвокатов.

Вы можете себе представить: в юридическую консультацию - не в юридическое лицо, не в организацию, а в юридическую консультацию, которая не является стороной по договору, не является субъектом налоговых и иных правоотношений - врываются с автоматами и говорят: а вот, мы пришли проверить документы вашей консультации.

Подобный случай был у нас в Самаре, в подразделении коллегии «Самара-адвокат» где работают 65 адвокатов - очень грамотные, современные адвокаты. Заведующий коллегией - кандидат юридических наук. И вот их задерживают и начинают угрожать, с тем, чтобы адвокаты прекратили защиту интересов двух братьев, которых кто-то считает лидерами преступных группировок, одна из которых контролирует полСамары, и пол-Самары - другая. И давят на адвокатов.

Вы понимаете, куда мы идем и что сегодня происходит Адвокат сегодня не защищен, с ним могут поступить как угодно. Поэтому я, пользуясь случаем, хотел бы задержать ваше внимание еще на нескольких серьезнейших аспектах, потому что любой из нас может оказаться в сфере предварительного следствия, где по прежнему существуют принципы и правила 30-х годов. Посмотрите, какой проект УПК Российской Федерации внесен на рассмотрение Государственной Думы. Что мы там видим За редким исключением, пол-шага вперед, три шага назад - так бы я это сформулировал.

Что мы видим с вами по другим законодательным актам, закону «Об адвокатуре», наконец Президент Российской Федерации, который внес этот закон, просит его отозвать. Мы добиваемся, чтобы Президент Российской Федерации внес изменения в законопроект, исходя из рекомендаций Совета Европы. Об этом договорились три 27/адвокатских сообщества и подготовили письмо, которое направлено в Государственную Думу. Оно в Думе с июня месяца, однако законопроект Президенту не возвращают. Если бы его вернули, мы бы в течение месяца его доработали. Почему Дума держит Потому что господин депутат Иванов от Коммунистической фракции считает, что это наиболее оптимальный вариант закона, поскольку там сформулирована главная с его точки зрения позиция, что должна быть одна коллегия в одном субъекте Российской Федерации, если иное не предусмотрено законодательством самого субъекта. Вот такая формулировка.

Ну до каких пор мы будем сохранять вот эти монополистические традиции Мне представляется, чем больше коллегий в субъекте Российской Федерации, тем больше выбора имеют люди, тем больше будет падать в цене юридическая помощь. У людей должно быть право выбора. А нас опять хотят загнать в одну корпорацию, которая как хочет, так и будет диктовать свои условия.

Для примера, сегодня в Москве 15 коллегий адвокатов, из них 13 - члены Гильдии адвокатов. Только Московская городская и Московская областная коллегии не входят, но они с нами тесно сотрудничают. Мы с Генри Марковичем Резником возглавляем Комитет по награждению золотой медалью Плевако, работаем вместе в редакционном совете журнала.

Сегодня мы имеем фактически отсутствие реального, конкретного подхода к решению проблем адвокатуры. Я предлагаю поступить очень просто: возвратиться к истокам российских традиций. Пусть будет не одна коллегия, а скажем, один совет, одна палата адвокатов субъекта Российской Федерации. Пусть эти 14-15 московских коллегий и пять коллегий адвокатов Санкт-Петербурга, и три коллегии адвокатов Нижнего Новгорода, Волгограда либо образуют ассоциацию коллегий адвокатов, либо Гильдию адвокатов субъекта Российской Федерации, либо, как до революции, совет адвокатуры.

Кстати, такой совет уже создан в Санкт-Петербурге и он успешно функционирует. Все пять коллегий -две старых, как мы их называем, созданных в 30-х годах, и три новых, которые возникших в несколько последних лет, в этом совете представлены.

А на уровне Российской Федерации должен быть добровольный орган адвокатского самоуправления из числа представителей субъектов Российской Федерации, который может организованно защищать общие интересы нашего адвокатского корпуса.

А вообще, я не считаю принципиальным, что принять за основу в законе - множественность коллегий либо одну коллегию. Лично для меня, какая есть данность, этого достаточно. Для меня более важно, какие гарантии адвокатской деятельности будут закреплены в законе, как адвокаты, с помощью каких средств смогут защищать своих клиентов-россиян.

Вот на этом нам нужно сосредоточиться, и поэтому я бы просил бы представителей Государственной Думы, юридическую общественность понять, наконец, что адвокатура как институт гражданского общества, независимый от государства, должен быть поддержан всем обществом. Адвокатура, если хотите, должна стать совестью народа. Потому что если пять-десять именитых адвокатов живут хорошо, скажем, Резник, Мирзоев или Падва, то в глубинке у нас адвокаты получают в среднем по 600700 тысяч рублей. А в некоторых регионах, там, где нет вообще денежной массы, адвокатам несут, извините, вместо гонорара какую-нибудь курицу. Такова сегодня наша российская действительность. Нам нужно добиться, чтобы эта профессия стала такой же престижной, как в Америке.

28/Завтра в Центральном доме адвоката состоится заседание Совета коллегий адвокатов.

Туда приглашены представители Правительства, Администрации Президента, правоохранительных органов, всех адвокатских объединений. Мы будем обсуждать, вопервых, факты произвола в отношении адвокатов. Наше обращение о незаконных действиях в отношении адвокатов, подписанное мною и Резником, уже опубликовано в средствах массовой информации. Во-вторых, мы будем обсуждать рекомендации Совета Европы относительно внедрения в России института личного, семейного адвоката. Мы уже получили отклики от органов внутренних дел, ФСБ, прокуратуры.

Мы направили им образцы наших соглашений международного образца, в соответствии с которыми каждый гражданин Российской Федерации имеет право, на основании статьи 48, части 1, Конституции России, на квалифицированную юридическую помощь со стороны личного или семейного адвоката.

Мы даем возможность каждому человеку получить такое свидетельство. Если, упаси Боже, его задержат органы милиции, ФСБ или прокуратуры, он может, как это принято на Западе, заявить: «Обратитесь к моему адвокату, я буду говорить только в присутствии моего адвоката».

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.