WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

Мы контактируем с рядом международных организаций, представительств, таких как известный Ричард Шарпензил из Организации Объединенных Наций, уважаемый Секретариат Совета Европы, активно с нами работают организации Института юстиции США. Как выглядят эти три структуры относительно друг друга, и что бы нам хотелось Сегодня, к сожалению, Совет Европы выглядит очень пассивно в сравнении с американскими коллегами, скажем так, занимает последнее место по своему взаимодействию с Российской Федерацией, в том числе и с нашей командой.

Представитель ООН, о котором я упомянул, каждые полгода посещает Россию, и огромное количество икры, русской водки потрачено на то, чтобы закрепить эти контакты. Я хотел бы хотя бы половину этого количества предоставить делегации Совета Европы для того, чтобы мы могли наладить действенные контакты с Советом Европы не на словах, а на деле. Потому что сегодня наши контакты неудовлетворительны по причине их слабых конкретных результатов как для Российской Федерации, так, наверное, и для Совета Европы. Поэтому я надеюсь, что взаимодействие с Советом Европы, в том числе, конечно, с Правовым департаментом, получит после нашей встречи большее развитие.

Большое спасибо.

Исаков В.Б. Спасибо, Андрей Витальевич.

Уважаемые коллеги, в соответствии с Регламентом объявляется перерыв. Ровно в часов мы продолжим нашу работу.

(После перерыва.) Исаков В.Б. Прошу занимать рабочие места и мы продолжим нашу работу. Как говорят в международном праве, pakta sund servanda - я обещал господину Собакину слово вне расписания, и я ему это слово предоставляю.

Пожалуйста, Вадим Константинович.

Собакин В.К. Я хотел бы сначала объяснить нашим иностранным участникам, которым, наверное, не очень понятно, почему моя фамилия вызывает такое веселое оживление. Дело в том, что на удобопонятных вам языках моя фамилия означает «dog», «chien», «Hund».

20/Исаков В.Б. Да ну, вы преувеличиваете. Просто вас все знают и любят.

Собакин В.К. Но, по правде говоря, это старинная боярская фамилия, причем одна из женщин этой фамилии была царицей России и женой Ивана Грозного. И тогда эта фамилия веселого оживления отнюдь не вызывала.

Я хотел бы остановиться на некоторых чисто практических вопросах, с которыми приходится сталкиваться судебным учреждениям, в том числе тому, в котором я работаю, Конституционному Суду Российской Федерации.

Я хотел бы начать с того, что заголовок доклада Павла Александровича Лаптева, помоему, не совсем правилен, потому что он называется «Проблемы применения актов Совета Европы». Проблем-то особенных пока не возникает, ввиду того, что почти ни один из этих актов нами не ратифицирован. Проблемы возникнут после ратификации.

И несмотря на оптимизм Павла Александровича в том отношении, что они не залежатся и будут быстренько ратифицированы, у меня такого оптимизма нет. Вот уже вот год как мы просрочили все возможные сроки этой ратификации. И когда все это будет ратифицировано, пока еще в волнах, как говорится, не видно.

Говоря об информации, вернее, о доступе граждан России к правовой информации, следует сказать, что в данном контексте международному праву очень не повезло. Дело в том, что значительная часть международного права - это правовые обычаи, нигде в официальном смысле этого слова не записанные нормы, только в договорах. У нас нет законов, а вот таких норм обычно-правовых довольно-таки много. В том числе уже ставился вопрос о том, что судьям нашим и практическим работникам надо бы знать, что такое общепризнанные принципы международного права. Сколько их и, собственно говоря, что они значат.

Так вот я должен сказать, что не надейтесь, не будет это определено по той простой причине, что это очень неопределенная категория. Даже тогда, когда была представлена на экспертизу в комиссию Совета Европы «Демократия через право» наша нынешняя Конституция, одно из замечаний состояло как раз в том, что зря вы, господа, вставили в вашу Конституцию вот это самое понятие -»общепризнанные принципы». Потому что сейчас, во-первых, нет никакого более менее согласованного перечня этих самых общепризнанных принципов. И даже те принципы, которые в общем-то считаются общепризнанными, что касается их содержания являются предметом разногласий.

Поэтому для практического применения чрезвычайно трудно установить содержание общепризнанных принципов международного права, хотя они являются частью нашей правовой системы. Даже в силу вот этой их неписанности вставить их в какой-либо компьютер, в компьютерную систему практически невозможно.

Но договоры существуют в письменном виде, и вроде бы ими можно пользоваться.

Пользоваться, конечно, можно, но они довольно-таки труднодоступны. И иногда совершенно непонятные вещи происходят. Например, сейчас издается Бюллетень международных договоров, это официальное издание. Бюллетень, который совершенно не похож на тот Сборник действующих договоров и соглашений, конвенций, который издавался во времена Советского Союза. В чем это 21/Во-первых, в Бюллетене публикуются не все договоры. Непонятно почему, некоторые вдруг исчезают. Я вам могу привести такой пример. У нас есть договоры о правовой помощи со всеми тремя республиками Прибалтики, но один из этих договоров почемуто не опубликован. Два есть, а третьего нет. Поэтому доверие к этому самому Бюллетеню довольно-таки хлипкое.

Затем, не указывается то, что указывалось раньше - дата ратификации и дата вступления в силу для нас этих договоров. А тут уже говорилось о том, насколько важна такая информация. Не публикуются данные о тех договорах, которые утратили силу. Раньше публиковались. И вообще установить все это можно только в Министерстве иностранных дел, куда, конечно, далеко не всякий гражданин может обратиться и даже не каждый судья из провинции.

Есть еще одно обстоятельство - это доступ к правовой информации через масс-медиа.

Тут тоже происходят весьма, я бы сказал, печальные события. Я приведу несколько примеров, связанных с одной весьма авторитетной в России газетой и связанных с Советом Европы. В прошлом месяце в этой газете было опубликовано интервью с очень известным юристом-международником.

Начинается оно с того, что цитируется статья Конституции, которой в Конституции нет, вообще нет. То есть текст, который цитируется и выдается за статью Конституции, посвященную действию международных договоров на нашей территории, в Конституции отсутствует.

Дальше. В этом интервью чрезвычайно преувеличена возможность и доступность Страсбургского суда для российских граждан. Интервью исходит из того, что после ратификации Европейской конвенции по правам человека в суд может обращаться любой российский гражданин по любому вопросу. Но это же ведь не так. Дело в том, что туда можно обращаться только для защиты тех прав, которые перечислены в Европейской конвенции, а там перечислены далеко не все права, которые закреплены в нашей Конституции. Там практически нет социально-экономических прав, а ведь большинство жалоб в наши суды, в наши правоприменительные органы идут как раз по этой линии.

Затем надо иметь в виду, что в Страсбургский суд можно обратиться только в течение шести месяцев со дня вынесения окончательного решения нашим российским правоприменительным органом, после уже нет смысла обращаться. И вот тут-то, между прочим, задержка с ратификацией означает, что это нарушение не только международных обязательств, которые мы приняли на себя, но и нарушение прав российских граждан, потому что каждый день отсрочки лишает права обращаться в Страсбургский суд очень большое количество российских граждан, потому что шесть месяцев эти самые истекают.

И еще одно, я не буду все перечислять. Дело в том, об этом тоже говорилось, что решение Страсбургского суда по правам человека исполняются только государством.

Само решение состоит из одной строчки: написано, что такое-то там положение закона или такое-то действие не соответствует Европейской конвенции по правам человека.

Точка, все. Дальнейшее все происходит только по решению самого государства, поэтому, в сущности говоря, решение Европейского Суда по правам человека имеет прецедентную силу только для самого суда, а отнюдь не для всех государств, которые входят в его состав.

22/В той же весьма уважаемой газете совсем недавно появилось еще одно такое фантастическое обязательство России, сформулированное при этом обозревателем этой газеты, который совсем недавно перестал быть послом, и должен был бы вроде знать международные нормы. Он почему-то заявил читателям, что Россия имеет юридическое обязательство ратифицировать все конвенции Совета Европы. Нет такого обязательства. Мы взяли на себя обязательство ратифицировать несколько конвенций и, больше того, вообще такого обязательства по-моему для членов Совета Европы не существует. Существует масса конвенций, которые ратифицированы далеко не всеми членами Совета Европы. Некоторые еще не вступили в силу. И вообще такого обязательства нет. Но нашему населению внушается мысль, что мы должны все ратифицировать все без исключения.

В той же самой газете по одному очень острому сейчас для нас вопросу о том, писать или не писать «национальность» в паспорте, вдруг приводится ссылка, что Президент Российской Федерации дал указание подписать Конвенцию о гражданстве, только что принятую Советом Европы, и якобы эта Конвенция запрещает упоминание в документах национальности.

Нет там этого. Там говорится совершенно о другом. Термин «национальность», вернее термин «nationality», который в английском и французском языках имеет два значения:

гражданство и этническая принадлежность, в Конвенции употребляется только в одном значении, в значении устойчивой связи человека с государством. То есть этническая принадлежность в ней просто не имеется в виду. И она ничего не говорит о том, что можно записывать, а чего нельзя записывать в паспорте.

И вот это всего за один месяц в одной газете. У нас очень распространено, я думаю, что юристы это замечают, включение в понятие международно-правовых актов или международного права всех международных документов, каких попало. В том числе и документов, которые правового значения не имеют. Они международные, но они не правовые, не создают правовых обязательств. Включают их даже тогда, когда сами государства, подписывающие или принимающие эти акты, специально подчеркивают, что это не правовые обязательства. Это могут быть обязательства политические, следовательно, не входящие в правовую систему. Например, это блок документов Организации по Безопасности и сотрудничеству в Европе, результаты Хельсинского процесса. Они не являются правовыми обязательствами, а мы зачастую оперируем ими как международно-правовыми. В результате у граждан складывается совершенно превратное представление о том, что является международным правом.

И последнее, на что я хотел бы обратить внимание, может быть, гораздо более серьезное, чем писания газет, это заявление авторитетных государственных деятелей, которые показывают, что они в общем имеют весьма туманное представление о том, что есть международное право и какие нормы там существуют.

Я вам приведу только два примера. Вы все помните, что один государственный деятель настаивал на том, чтобы спор о Севастополе, если Украина не согласится отдать нам его добровольно, надо передать в Международный суд - очевидно, имеется в виду суд в Гааге, потому что у нас путают все три суда, Гаагу, Страсбург и Люксембург, совершенно не представляя себе, что туда могут обращаться только государства. Но и обращение России в суд, вернее, такой иск России, если он будет предъявлен, может быть принят в Гаагском международном суде только в том случае, если с этим будет согласна Украина. А если не будет согласия Украины, суд не будет его рассматривать.

Так что это заявление, так сказать, пустышка.

23/Второе, о чем я хотел сказать, еще более серьезно. Вы, наверное, помните, что в майском соглашении 1997 года между Российской Федерацией и Чечней записано, что отношения между сторонами будут регулироваться нормами международного права.

Но в международном праве нет норм, которые регулируют отношения центральных властей с властями провинции того же самого государства. Нормы международного права регулируют отношения государств, которые независимы. И вообще-то подписание такого рода документа в международном праве - а вопросы признания в международном праве регулируются только обычаями, нет письменных норм о том, как признавать, кого признавать -де-факто означает признание независимости. Сейчас этим активно пользуются. Зачем это включили Я понимаю, что трудно шли переговоры, попало это туда. Но человек, который готовил это решение, говорит, что ничего страшного нет, потому что международное право является частью правовой системы России. Да, конечно, является, но для отношения с другими государствами, а не для внутренних отношений.

На мой взгляд, стоило бы признать, что девизом не только врачей, но и юристов, которые выступают в органах печати и особенно в политике, должно быть «не навреди». Потому что такого рода писания и заявления,безусловно, вредят.

Благодарю за внимание.

Исаков В.Б. Спасибо, Вадим Константинович.

Позвольте далее пойти по программе и предоставить слово президенту Гильдии российских адвокатов, доктору юридических наук Гасану Борисовичу Мирзоеву для доклада «Роль адвокатуры в оказании правовой помощи населению».

Пожалуйста, Гасан Борисович.

Мирзоев Г.Б. Уважаемый господин председатель, уважаемые гости - представители Совета Европы, дорогие коллеги! Я, во-первых, хотел бы поблагодарить организаторов «круглого стола» за представленную мне возможность высказаться здесь по наиболее, с моей точки зрения, важным проблемам, связанным с правами человека в нашем современном российском обществе.

Мне, как адвокату, хотелось бы отметить, что все выступающие, даже те, кто не занимается реальной практической деятельностью по защите прав человека, наверное, сознают и понимают, что произошли довольно существенные качественные изменения в российском обществе, в том числе и с точки зрения нашего места в европейском правовом пространстве.

Мне представляется, что та ниша, которая отведена адвокатуре в нашем обществе, попрежнему остается заполненной не в полной мере, с моей точки зрения, примерно на десять процентов от имеющихся реальных возможностей, которые сегодня могла бы российская адвокатура употребить для защиты прав человека, а значит, для улучшения нашей с вами жизни. И для этого много причин.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.