WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

Я считаю, что нам всем нужно проявить активность, и заставить взглянуть на Совет Европы по-новому, с учетом того, что Россия, как правильно сказал вчера депутат С.Глотов, является не просто участником Совета Европы, но и главным плательщиком.

Куда идут российские деньги, российскому налогоплательщику небезынтересно.

Почему часть этих денег не может быть использована для информирования населения Российской Федерации о деятельности Совета Европы Вот на этом я бы хотел закончить.

Спасибо.

5/Исаков В.Б. Вопросы есть. Да, пожалуйста. Только подойдите к микрофону, иначе не переведут гостям.

Поленина СВ. Меня интересует такая вещь. Как известно, решения Европейского Суда имеют силу прецедента. Внутри нашей страны прецедент как источник права не фигурирует. Максимум того, что есть, это ведутся некоторые дискуссии в науке. Меня интересует, как же будет происходить применение этих прецедентов, тем более, что в статье 15 Конституции Российской Федерации говорится о приоритете международных договоров, но ничего не говорится о прецедентах.

Просто Ваше мнение...

Лаптев П.А. Уважаемая Светлана Васильевна, благодарю Вас за вопрос. В своем ответе я хотел бы обратить внимание на три аспекта проблемы.

Первый аспект. Окончательные постановления Европейского Суда действительно имеют силу прецедента, но строго говоря, обязательны в силу статьи 46 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в редакции Протокола № только для государств, по делу, сторонами которого они являются. Однако другие участники Конвенции во многих случаях руководствуются ими при оценке положения в своем внутреннем праве. Классический пример - дело Броган против Великобритании о сроке, в течении которого арестованный по подозрению в совершении преступления должен предстать перед судьей, решение по этому делу состоялось в 1988 году, насколько я помню. Первым прореагировали Нидерланды, хотя они и не были стороной в деле. Другой пример - это процессуальные права человека в уголовном или гражданском процессе - целая серия решений по делам, за которыми последовали изменения в законодательстве ряда европейских государств, которые не были сторонами в этих спорах.

Второй аспект. Российская Федерация при ратификации Конвенции должна сделать заявление о признании ipso facto юрисдикции Европейского Суда по вопросам толкования и применения Конвенции. Это предложение уже содержится в проекте федерального закона о ратификации Конвенции, внесенного Президентом Российской Федерации в Государственную Думу. Тем самым, мы признаем прецедентное право Совета Европы, как сделали все участники Конвенции.

Третий аспект. Факт признания Россией прецедентного права повлечет пересмотр нашей правовой доктрины. Я совершенно уверен, что на самом деле прецедентное право у нас есть и было в завуалированном виде. Во всяком случае я припоминаю дискуссию 1971 или 1972 года на кафедре уголовного процесса юридического факультета Московского университета, которую тогда возглавлял профессор Карев, по этому поводу. В дискуссии вопрос был поставлен так: если у нас нет прецедентного права, зачем издавать сборники судебной практики и Бюллетени Верховных Судов Союза и России Господин Де Вель говорил, кажется, о том, что ратификация Россией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод будет революцией в нашей правовой системе. Позвольте с этим не согласиться.

Это будет не революция, а закономерная эволюция, к которой наша правовая система уже концептуально готова. Во всяком случае, после ратификации Конвенции отрицать российское прецедентное право будет теоретически очень сложно.

6/И, наконец, европейское прецедентное право заставляет нас внести коррективы в российскую доктрину международного права. На самом деле, задумаемся, не повлечет ли решение Европейского Суда, скажем о разумном процессуальном сроке, становление нормы европейского международного права, но не в форме договора, не в форме обычая, а в форме прецедента Де Вель Г. Я хотел бы сделать небольшой комментарий к выступлению господина Лаптева.

Вопрос о переводе. Имеется, конечно, проблема с переводом на русский язык, как в принципе с переводом на немецкий, итальянский и голландский и так далее. Я бы сказал, странам нелегко найти возможность осуществления максимально аутентичного или адекватного, эквивалентного перевода текста оригинала.

Вопрос о публикациях. Это, разумеется, внутренняя проблема стран - участниц.

Вопрос о оговорках тоже исключительно важен для Совета Европы. Многие страны сформулировали свои оговорки, когда они ратифицировали соответствующие конвенции или выступили с соответствующими заявлениями. Но имеются определенные ограничения к оговоркам. Такие ограничения предусмотрены в Венской конвенции. Имеются также оговорки контроля со стороны других стран-участниц, которые возражают против того, чтобы оговорки заходили слишком далеко. В конечном счёте участник Конвенции по правам человека может сделать заявление о том, что та или иная оговорка является справедливой или действует для него. Имеются и другие пути ограничения масштаба и сферы применения оговорок. Например, временные ограничения.

Мне было очень приятно услышать, что Конвенция об экстрадиции также рассматриваются в Думе. Это очень важная Конвенция. Как вы знаете, на саммите глав государств и правительств имело место важное обсуждение в отношении организации борьбы с коррупцией. Я думаю, что экстрадикция или выдача является одним из инструментов этой борьбы.

Что касается знания о работе Совета Европы в вашей стране, то, конечно, здесь ещё сделать можно очень много. Конечно, ваша страна одна - из крупнейших участниц Совета. Вы также сказали, что существует право требовать что-то от Совета, поскольку вы являетесь одним из главных плательщиков в бюджет Совета. Я не помню точную сумму взноса. Но, разумеется, вы получаете достаточное, наверное, соразмерное количество средств и на переводы, и на другие виды обслуживания.

Я хотел бы сказать, что каждый раз, когда я приезжаю в Россию, я всегда в распоряжении соответствующих должностных лиц, моих коллег. И всегда буду раз обсудить с ними проблемы деятельности Совет Европы. Вчера я дал интервью журналистам, двум из них.

Вот те несколько вопросов, которые я хотел бы прокомментировать. Я пока не говорю о месте Конвенции по правам человека с точки зрения соотношения между Конституцией и текущим законодательством. Но вопрос, разумеется, есть и ответ на него со временем прояснится.

Исаков В.Б. Возражение У нас настоящий «круглый стол», где есть разные точки зрения. Пожалуйста.

7/Пяткина С.А. Уважаемый президиум, уважаемые участники! Хотелось обратилось ваше внимание кратко на три вопроса.

Первый. Представляется, что проблема реализации правовых актов Совета Европы, всей этой системы конвенций, не может быть изъята из общей системы взаимодействия на уровне не только региональных, но и универсальных международных актов.

Я хотела бы обратить внимание на единство нашего национального законодательства, универсального международного законодательства, регионального законодательства на уровне Совета Европы. Кроме того, не будем забывать, что мы - участники еще одного регионального уровня международного права в рамках СНГ. Поэтому в данном случае представляется, что вопрос нельзя изолировать полностью от реализации наших прав и обязательств в актах Совета Европы. Тем более, что в настоящее время уровень нашего национального законодательства таков, что конвенции и протоколы Совета Европы в изолированном виде, в отрыве от нашего национального законодательства, не могут быть реализованы.

Мы вошли в Совет Европы не с пустыми руками, у нас уже была Декларация прав человека и гражданина. В современной нашей Конституции такие статьи как 2, 7, 13, вся глава вторая, во многом поглощают определенные нормы актов Совета Европы.

Что касается, например, протоколов к Конвенции, то они в настоящее время поглощены, причем на уровне детальной разработки, второй главой нашей Конституции. Думается, что в этом плане разрыва между национальным законодательством и применением актов Совета Европы не произойдет.

Второе. Наше национальное законодательство будет обеспечивать реализацию наших международных обязательств в том случае, если конституционные права и свободы будут более детально регламентированы целой группой, целым пакетом отдельных законов. По второй главе Конституции их уже, в нестрогом исчислении, около 90.

Думается, что в данном случае одна из обязанностей нашего Федерального Собрания заключается в том, чтобы законодательство в сфере прав, свобод и обязанностей личности на территории России было стабильным. Я думаю, что наш уважаемый председательствующий, один из председательствующих, господин Исаков, не будет отрицать, что у некоторых депутатов обеих палат существует глубокое убеждение, что коль скоро в сфере прав и свобод закон три года просуществовал, его непременно надо менять.

Исаков В.Б. Три года - это еще ничего. Некоторые считают, что не через три года, а уже через три месяца надо менять.

Пяткина С.А. Бывает и так, Вы правы.

Отдельная проблема - отсутствие у нас нормальной юридической техники изменения законодательства, когда в соответствии с динамикой жизни две-три статьи изменяются, пять-семь статей, допустим, дополняются - этого, к сожалению, в законодательной практике нашего Собрания Федерального до сих пор нет. И доказательством является наш новый Федеральный закон «О свободе совести», поставивший, как мне представляется, на совершенно недопустимый уровень контролирования организации верующих. И вот здесь, мне кажется, верующие, которых сбрасывают на уровень религиозных групп, будут, опираясь на статью 15 Конституции, защищать свою 8/религиозную свободу и свободу своих организаций, переходя с национального уровня текущего законодательства, на уровень международный, обращаясь не только к региональным, но и к универсальным международным актам.

Возвращаясь к теме нашего «круглого стола» - «О доступе к правовой информации» - следует тем, кто имеет к ней отношение либо на доктринальном уровне, когда мы предоставляем самым разным группам граждан информацию, либо на официальном, если речь идет о нормативных актах или актах применения права, иметь в виду следующее. Уже давно наука определила, что вся политическая сфера жизни, и в том числе и ее юридический элемент, определяется, к сожалению, не интеллектуальной, рациональной поддержкой, а эмоциональной поддержкой большинства. Гражданин именно на уровне эмоциональной установки в виде агрессии, страха, симпатии, приемлет или не приемлет тот или иной блок нашей правовой сферы.

И вот в этом плане, чтобы данная установка стихийно складывалась в пользу правовой сферы, вероятно, нужно давать правовую информацию, и прежде всего нормативную, такого качества, чтобы она сразу же не только на уровне интеллектуальном, но и на уровне эмоциональной поддержки, создавала такую установку.

Спасибо за внимание.

Исаков В.Б. Спасибо, Светлана Алексеевна.

Комментарий Господин Де Вель хотел бы сделать комментарий.

Пожалуйста.

Де Вель Г. Да, Вы затронули очень важный вопрос, очень существенный. Собственно говоря, было несколько вопросов.

Первый - это совместимость национального законодательства с конвенциями по правам человека, с Конвенцией прав человека и гражданина стран СНГ, соответствующими протоколами, особенно в области прав человека.

Я бы хотел сказать, что в национальном законодательстве отдельные страны идут, наверное, дальше конвенций Совета Европы. Однако важно сознавать, что когда вы ратифицируете Европейскую конвенцию по правам человека, вы признаете предусмотренный ею механизм защиты прав человека, а не просто обязуетесь применять механизмы ООН или СНГ. Это явствует из статьи 55 Конвенции. И это обсуждалось уже.

Я думаю, что в момент ратификации российский парламент вынужден будет вынужден выступить с соответствующей декларацией, чтобы отметить и подчеркнуть это обстоятельство.

Рудинский Ф.М. Один вопрос можно Исаков В.Б. Вопрос господину Де Велю Пожалуйста, но только вопрос, а не выступление.

Рудинский Ф.М. Уважаемый господин Де Вель! 9/Вы сказали, что ратификация европейских документов будет означать революцию в российском праве. Не кажется ли Вам, что это все-таки некоторое преувеличение, потому что Россия, во-первых, является членом Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, и таким образом российский гражданин уже имеет право обращаться в Комитет по правам человека ООН. Во-вторых, есть известная резолюция 1503 Организации Объединенных Наций, закрепившая право каждого гражданина обращаться в Комиссию по правам человека ООН.

Мне лично кажется, что ратификация европейских документов будет означать только углубление гарантий прав человека, но не революцию в полном смысле этого слова.

По-существу в настоящее время наш гражданин уже является субъектом международных правовых отношений или субъектом международного права, как хотите. И революции здесь все-таки не произойдет. Будет просто новый шаг в углубление гарантий прав человека в нашей стране.

Я Вас правильно понял или Вы все-таки считаете свою точку зрения более правильной Де Вель Г. Я внимательно выслушал коллегу, который не считает, что ратификация Европейской конвенции является для России революцией. Действительно, имеется система защиты прав человека в рамках ООН. С другой стороны, следует понимать, что имеется такая система в рамках Совета Европы и ее применение, конечно, будет означать для России достаточно радикальные изменения.

Благодарю вас.

Исаков В.Б. Я вижу, что участница нашего «круглого стола» настаивает на реплике. Я предоставляю ей слово. Если есть такое настойчивое желание выступить, видимо, реплика действительно необходима.

Прошу вас.

Волженкина В.М. У меня вопрос по практике применения европейских и международных договоров.

Дело в том, что Европейская конвенция о выдаче достаточно сложна с точки зрения практики ее применения прокурорами и следователями. Само содержание Конвенции о выдаче 1957 года претерпело такие изменения, которые заложены в протоколах от и 1978 годов, что от первоначального текста там вообще ничего не осталось.

Более того, когда публикуют международные договоры, то забывают, что юристампрактикам нужно знать оговорки, даты ратификации договоров другими государствами-участниками, поскольку только в этом случае можно установить, с какого времени действует на их территории та или иная международная конвенция.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.