WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Поэтический мир Татьяны Бек

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

МАТАНЕНКОВА Татьяна Александровна

ПОЭТИЧЕСКИЙ МИР ТАТЬЯНЫ БЕК

 

Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

 

Смоленск – 2012

Работа выполнена на кафедре литературы и методики ее преподавания

ФГБОУ ВПО «Смоленский государственный университет»

Научный руководитель:             доктор филологических наук, доцент

Ирина Викторовна Романова

Официальные оппоненты:                   доктор филологических наук, доцент

Юрий Борисович Орлицкий

(Российский государственный

гуманитарный университет)

доктор филологических наук, доцент

Наталия Геннадьевна Медведева

(Удмуртский государственный

университет)

Ведущая организация:                ФГБОУ ВПО «Российский

государственный педагогический

университет им. А. И. Герцена»

Защита состоится 25 мая 2012 г. в 14-00 на заседании диссертационного совета Д 212.254.01 при ФГБОУ ВПО «Смоленский государственный университет» по адресу: 214000, Смоленск, ул. Пржевальского, 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке СмолГУ.

Автореферат разослан 22 апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор                                Н. А. Максимчук
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

«Главные интересы ТАБ (так звали Татьяну Александровну Бек ее литинститутские студенты) были сосредоточены на литературе – и в смысле служения музам, и в смысле быта, отношений между людьми, душевных предпочтений», – говорили о ней коллеги . Этим объясняется широкий диапазон деятельности Татьяны Бек. С одной стороны, она известна как поэт, автор семи книг стихотворений, а также стихотворений, опубликованных в литературных журналах «Новый мир», «Звезда», «Дружба народов» и др. и книгах «До свиданья, алфавит» и «Татьяна Бек. Она и о ней». С другой стороны, Татьяна Бек долгое время преподавала в Литературном институте имени М. Горького, писала литературно-критические и мемуарные статьи, выступала в качестве журналиста на страницах крупнейших литературных журналов, была составителем учебной антологии «Серебряный век», а также сборника поэтов-акмеистов, автором комментариев к нему. Ее творчество занимает 30 лет, 7 лет прошло со дня ее смерти. Однако до настоящего времени подавляющее большинство публикаций о поэзии Бек представляет собой литературно-критические статьи и рецензии на подборки стихов в журналах.

Актуальность исследования обусловлена малой изученностью основных аспектов поэтики Татьяны Бек, описательным характером имеющихся публикаций, отсутствием работ систематического монографического плана по творчеству Бек.

Объектом исследования является поэтический мир Татьяны Бек. Г.А. Гуковский определил творчество писателя как «внутреннее и глубоко идейное единство истории, воплощенное в сумме произведений, объективно превратившейся – в общественном своем бытии и функционировании – в систему произведений, в некое новое и грандиозное произведение искусства, объемлющее все частные, отдельные и вполне завершенные произведения» . Как «системное единство тем, мотивов, образов, различных аспектов структуры стихотворной речи, художественного пространства и времени, подчиняющееся общей композиции», определяет поэтический мир В.С. Баевский .

Предмет исследования – тематика, коммуникативная структура лирики, образы лирической героини и адресатов лирической героини. Остальные составляющие поэтического мира затрагивались по мере необходимости.

Цель данной работы – дать представление о поэтическом мире Бек, его основных аспектах, рассматриваемых как части единой системы.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

– определить основные темы лирики Бек;

– поставить тематику творчества Бек в контекст тематики русской поэзии XIX-XX вв., установив корреляцию ее творчества с творчеством поэтов XIX-XX вв.;

– определить лирическую направленность поэзии Бек, выявив и охарактеризовав коммуникативную структуру ее поэзии;

– выделить и описать способы создания образа лирической героини, в частности автономинативный и мотивный аспекты;

– выявить, систематизировать и описать образы адресатов лирической героини.

Материалом исследования являются стихотворения семи прижизненных поэтических книг: «Скворешники» (1974), «Снегирь» (1980), «Замысел» (1987), «Смешанный лес» (1993), «Облака сквозь деревья» (1997), «Узор из трещин» (2002), «Сага с помарками» (2004) . В общей сложности это 515 стихотворений в их однократной публикации в данных книгах. По мере необходимости в исследовании учитывались и повторные публикации стихотворений в семи указанных книгах (общее число текстов с републикациями составило 971).

Методологическая основа. Работа основана на сочетании формального, структурного, типологического и описательного подходов.

Теоретической базой для исследования тематики стали работы В.М. Жирмунского, Ю.Н. Тынянова, Б.В. Томашевского, В.С. Баевского; коммуникативного аспекта – Ю.И. Левина, И.В. Романовой, О.В. Зырянова; образа лирической героини – Ю.Н. Тынянова, Л.Я. Гинзбург, Б.О. Кормана, С.Н. Бройтмана, Н.В. Павлович; автономинаций – В.Г. Гака, М.И. Гореликовой; мотивов – А.Н. Веселовского, Е.М. Мелетинского; адресатов – К. Бюлера, Н.Д. Арутюновой, Ю.И. Левина.

Методы исследования. В работе применены описательный, статистический, сравнительно-сопоставительный, типологический методы исследования. Поэтический мир Бек исследовался в синхронии и диахронии. Использованы методика составления и описания частотных словарей поэтических книг, сопоставление частотных словарей и тематики посредством методики рангового корреляционного анализа, разработанной на кафедре истории и теории литературы Смоленского государственного университета под руководством профессора В.С. Баевского, методика исследования лирики с коммуникативной точки зрения И.В. Романовой, методика семантической классификации образов Н.В. Павлович.

Теоретическая значимость исследования заключается в уточнении представления о поэтическом мире автора, в разработке и обновлении путей изучения поэтического мира, субъектно-объектных отношений в лирике, образов лирического героя и лирического адресата.

Практическая ценность. Выводы и положения диссертации могут использоваться в трудах, посвященных творчеству Т. Бек, современной поэзии в целом или «женской» поэзии, в частности. Приложение к диссертации составляют: частотный словарь лексики семи поэтических книг Татьяны Бек, результаты рангового корреляционного анализа частотных существительных поэзии Бек и поэтов XIX-XX веков, результаты рангового корреляционного анализа семи книг Бек. Выводы и положения диссертации, а также материалы, составляющие приложения, могут быть использованы в курсах лекций и семинарских занятий по русской литературе конца XX-начала XXI века, теории литературы, филологическому анализу художественного текста, в спецкурсах, а также в школьном курсе русской литературы.

Научная новизна. Диссертация является первым научным монографическим исследованием основных аспектов поэтического мира Татьяны Бек в синхронии и диахронии. Впервые исследуется коммуникативный аспект лирики Бек, особенности субъектно-объектных отношений в ее

стихотворениях.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Поэтический мир Бек сосредоточен вокруг тем «жизнь», «мир», «душа», «любовь», «люди», «время», «Бог». Они составляют тематические доминанты лирики Бек. Прослеживается динамика тематики в поэзии Бек от преобладания сначала конкретно-бытовых тем до религиозных и философских в конце творческого пути.
  2. На тематическом уровне поэтический мир Бек оказался близок к традиции Тютчева, поэтов-акмеистов (Гумилева, Ахматовой), поколения поэтов 1960-70-х годов. (Твардовский, Межиров, Высоцкий) и в особенности лирике Пастернака.
  3. В лирике Бек преобладает эготивно-апеллятивный коммуникативный тип стихотворений, что свидетельствует о направленности лирического сознания на «ты», другого. В поэтическом мире Бек явлен весь спектр взаимоотношений между лирическим «я» и миром, между лирическим «я» и адресатами.
  4. В лирике Бек создается устойчивый многогранный образ лирической героини, который тесно связан с автором в биографических фактах, касающихся семьи и предков, рода деятельности Татьяны Бек. Однако мы вслед за Татьяной Бек не склонны отождествлять напрямую образ лирической героини и биографического автора. Лирическая героиня является художественно переосмысленным и созданным поэтическими средствами образом, в котором реальные биографические факты обобщаются до уровня фактов бытия целого поколения или народа.
  5. Апелляция лирической героини становится одним из способов ее самопрезентации, выражения собственного мировоззрения, собственных мыслей и чувств. Тема и пафос лирического обращения определяют многообразие лирических адресатов, среди которых преобладают образы людей, одним из частотных адресатов является Бог и образы мира природы. Образы лирических адресатов определяют направленность лирической речи и лирического сознания на другого.

Апробация работы. Результаты исследования отражены в 16 публикациях (2 из них – в рецензируемых научных журналах, входящих в Перечень ВАК). По материалам диссертации сделано 20 докладов на научных конференциях разного уровня: межвузовских аспирантских (СмолГУ, 2008, 2009, 2010, 2011 гг.), межвузовских (СмолГУ, 2009, 2010, 2011 гг.; Военная академия ВПВО РФ, 2009, 2010, 2011 гг.; Удмуртский государственный университет, 2009, 2010, 2011 гг.), всероссийских (Смоленский гуманитарный университет, 2009, 2010, 2011 гг.), международных (Российский государственный университет им. И. Канта, 2009 г.; СмолГУ, 2011 г.; Государственная полярная академия, 2011 г.) заочном научном семинаре (Пермский государственный институт искусства и культуры, 2010 г.).

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, списка источников с условными сокращениями, трех приложений.

В 1-й главе исследуется тематика и коммуникативный аспект творчества Бек, проводится сопоставление тематики Бек с темами лирики поэтов XIX-XX веков, коммуникативный аспект лирики Бек рассматривается в синхронии и диахронии.

Во 2-й главе дается характеристика образа лирической героини Бек, рассматривается автономинативная и мотивная составляющие данного образа.

3-я глава посвящена образам адресатов лирической героини, проводится классификация данных образов по семантическому принципу.

Список литературы включает 180 наименований.

Список источников с условными сокращениями включает перечень поэтических книг Бек и собраний стихотворений поэтов, которые цитируются в диссертации.

В Приложения вошли:

частотный словарь лексики стихотворений Татьяны Бек –

Приложение 1, результаты рангового корреляционного анализа частотных существительных поэзии Татьяны Бек и поэтов XIX-XX веков – Приложение 2, результаты рангового корреляционного анализа частотных существительных семи книг Татьяны Бек – Приложение 3.

Основная часть диссертации изложена на 190 страницах, 16 страниц занимают список литературы и список источников с условными сокращениями, 68 страниц – приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении дается обзор публикаций, посвященных творчеству Татьяны Бек, обосновывается актуальность темы, ее теоретическая и практическая значимость; указывается объект и предмет, определяются цель и задачи исследования; раскрывается научная новизна работы; формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Коммуникативно-тематический аспект поэтического мира Татьяны Бек» рассматривается тематика и коммуникативная стратегия лирики Бек.

В исследовании тематики поэзии Татьяны Бек каждое знаменательное слово в поэтическом тексте вслед за В.М. Жирмунским, Ю.Н. Тыняновым, Б.В. Томашевским, В.Б. Шкловским рассматривалось как минимальная тема. Переходя из одного произведения автора в другое, повторяясь, минимальные темы приобретают статус тем всего творчества поэта. Отражением тематики поэтического мира автора является частотный словарь.

На первом этапе исследования тематики поэтического мира Бек был составлен частотный словарь стихотворений семи поэтических книг. Представленный в диссертации частотный словарь включает 8905 лексем, на них приходится 25 623 словоупотребления, следовательно, каждая лексема могла быть употреблена в среднем 2,9 раза. 59 % слов употреблены в произведениях Бек однократно, что говорит о лексическом разнообразии поэзии Бек.

Опыт интерпретации частотных словарей, привлечения частотных словарей для изучения творчества разных авторов, имеющийся у Филологической школы профессора В.С. Баевского, показал, что наиболее значимыми оказываются лексемы, сосредоточенные в верхней части словаря. Развертывание частотного словаря можно рассматривать как модель мира, представленную в творчестве автора.

В начале поэтического мира Бек стоит «жизнь», являясь первоосновой этого мира, из нее творится «мир» в целом и «душа». В поэзии Бек это разумная и чувствующая душа человека. Главное чувство, с которым душа приходит в мир, которым душу наделяет жизнь, – любовь (глагол «любить» и существительное «любовь» находятся в верхней части словаря). И вполне естественно, что любовь озаряет все «светом». Далее следуют глаголы «знать» и «глядеть», которые, наряду со способностью любить, показывают главные способности пребывающей в мире души. Так определяются чувственная («любить»), интеллектуальная («знать») и телесная («глядеть») сферы деятельности в поэтическом мире. Когда первоосновы определены, мир распадается на ряд конкретных явлений и объектов («ветер», «звезда», «снег», «небо», «окно»). Мир наполняется «людьми», и начинается отсчет времени: сначала в частотном словаре появляется «день», потом «время», а затем «год». Душа обретает плоть. Рядом в частотном словаре стоят слова «рука» и «рисовать»: часть тела, необходимая для технического воплощения творческой деятельности, и наименование творческого действия. Душа воплотившаяся (имеющая «руку» и «лицо») готова встретиться с Творцом. В поэтическом словаре являет Себя «Бог». После встречи с Богом открываются «глаза» человека, человек получает дар «слова» (в верхней части словаря оказываются сразу три глагола речевой деятельности – «сказать», «петь», «говорить») и наделяется «духом». В христианском богословии «слово» и «дух» рассматриваются как особые дары Божии, которые, как и разум, отличают человека от животного мира. Недаром за словом «дух» в словаре следует глагол «думать». Душа, наделенная даром слова, вдохновленная, складывает все в «памяти», возделывает «сад» как некий образ райского сада, строит «дом». Но она пребывает в одиночестве в материальном мире (числительное «один» – самое частотное из слов этой части речи), испытывает «боль», «плачет», прилагательные «темный» и «черный» появляются в частотном списке рядом с существительным «боль» и глаголом «плакать», внося негативную семантику. Душу влечет «дорога», перед ней лежит «путь», думается, это путь поиска утраченной гармонии. И только тогда, когда душа реализовывает себя в «детях», находит гармонию в природе («вода», «ночь», «солнце» среди тридцати самых частотных существительных), душа становится «человеком».

Таким образом, развертывание верхней части словаря Бек можно сравнить с картиной сотворения мира и человека. За минимальными темами словаря усматривается глубоко религиозное сознание поэта и космология человечества.

Наиболее убедительно характеризует поэтический мир прежде всего «субъект», представленный в частотном словаре главным образом именами существительными. В верхней, субъектной части словаря поэзии Бек оказались существительные, составляющие «общепоэтический» слой лексики (тридцать частотных существительных словаря Бек повторяются в частотных словарях других поэтов, с которыми проводилось сопоставление). Эти существительные представляют доминантные темы поэзии Бек: «жизнь», «мир», «душа», «любовь», «свет», «ветер», «день», «звезда», «снег», «рука», «небо», «время», «окно», «люди», «год», «земля», «лицо», «Бог», «глаза», «слово», «дух», «сон», «сад», «дом», «дорога», «память», «век», «вода», «ночь», «солнце». Словарь указывает на преобладание тематики, связанной со сферой «Человек».

Общий взгляд на малоупотребительную лексику поэзии Бек показывает богатство и разнообразие состава данного лексического материала, дает представление о стилистических особенностях ее поэзии. Так, среди малоупотребительных слов оказалось значительное число имен собственных. Они представляют все три основные разновидности, по классификации А.В. Суперанской: именования одушевленных предметов (большинство их связано с темой творчества: «Одиссей», «Эдип», «Дафна», «Олимп», «Аид», «Илья Обломов», «Кай», «Сирано»), именования неодушевленных предметов (преобладающими являются урбанонимы Москвы: «ВДНХ», «Динамо», «Марьина Роща», «Митино», «Савелово», «Завод-холодильник», «Павелецкая», «Рижская ветка»), собственные имена комплексных объектов («МОГЭС», «РАПП»).

Частотный словарь творчества Бек изобилует лексемами, которые представляют разные стилистические группы. Среди малоупотребительных слов есть славянизмы («бреза», «приснопамятный», «аз» в значении «я», «глаголить»), разновидность славянизмов – библеизмы («алкать», «одр»). Варваризмы: «либретто», «паранойя», «кашне», «идол», «пергамент». Некоторые варваризмы переводятся в разряд просторечной лексики путем присоединения суффиксов, имеющих сниженную просторечную семантику: «парадизка» (от «парадиз»), «пилигримша» (от «пилигрим»). В словаре лексики Бек встречаются диалектизмы: «мазанка», «кохать», «орание». Последнее восходит к славянизму «орать» («пахать»), отмеченному как областное в словаре Ушакова, получившему у Бек не свойственный для областной лексики суффикс с абстрактным значением. Результатом словотворческой деятельности Бек стало создание новых слов: «залистанный», «сдвигососед», «лыжно», «пересверк» (поочередное сверкание), «отдельничать» (жить отдельно), «полуподвох» и др. Но более всего в «нижней» части словаря творчества Бек просторечий (вплоть до вульгаризмов и грубо просторечной лексики): «ихний», «гаркнуть», «жрать», «жратва», «давешний», «вдребадан», «мово» (вместо «моего»), «ныть», «ни в жисть», «выпамши», «почапать», «послабже», «кемарить», «морда», «придурок», «дура», «лахудра» и др.

Следующим этапом работы стало установление корреляции между тематикой творчества Татьяны Бек и поэтов XIX-XX вв., а также установление корреляции тематики семи книг Бек между собой. Для этой цели была использована методика рангового корреляционного анализа, разработанная В.С. Баевским и апробированная им в соавторстве с И.В. Романовой и Т.А. Самойловой.

Корреляционный анализ показал, что поэзия Бек связана сильной корреляцией с поэзией Тютчева, Гумилева, Ахматовой, Г. Иванова, Пастернака, Межирова, Высоцкого.

В поэзии Татьяны Бек обнаруживаются трагические ноты в личном восприятии истории России советского и постсоветского времени, в личной неустроенности и состоянии любовного разлада и разрыва. Однако это отнюдь не тютчевское восприятие бытия как катастрофы. И оппозиции «север – юг», «запад – восток», «небо – земля», имеющие по преимуществу философское значение у Тютчева, в творчестве Бек субъективизируются, становятся предметом личной биографии.

Статистически значимые коэффициенты корреляции со словарями авторов XX века доказывают на тематическом уровне личную приверженность Бек к поэзии Серебряного века, и в частности акмеизма. Особое место, отведенное в поэтическом мире вещному миру, сближает поэзию Бек с творчеством акмеистов. Большие, вечные темы в поэтическом мире Бек преломляются через призму личного восприятия и осмысления. Это, а также религиозная и мифологическая основа сближают творчество Бек с творчеством Пастернака. Другая черта ее поэзии – историзм. Это свойство роднит поэзию Бек с поэзией Твардовского, Межирова, Высоцкого. Однако подчеркнуто личное восприятие истории, времени и изображение эпохи через картины жизни отдельных людей является особой чертой поэтического мира Бек.

Корреляционный анализ семи поэтических книг между собой показал динамику тематики. Первая книга («Скворешники») стоит особняком и не коррелирует ни с одной другой книгой. Со второй книги («Снегирь») намечается переход к большим темам лирики: минимальные темы «жизнь» и «мир» появляются в разряде наиболее частотных, тема любви, начиная с данной книги, становится доминантной, а лексема «любовь» от книги к книге перемещается на более высокое место в частотном списке существительных. Намеченная в первой книге тема творчества, маркированная в словарях книг различными лексемами («музыка», «песня», «стих»), представлена во всех книгах, но преобладает в книге «Замысел». Показательной в тематическом отношении оказалась книга «Облака сквозь деревья», которая имеет высокую и устойчивую корреляцию со всеми книгами, кроме «Скворешников». В верхней, субъектной части словаря данной книги более всего доминантных минимальных тем поэзии Бек. Религиозная тематика, в меньшей степени проявленная в первых книгах, в двух последних («Узор из трещин» и «Сага с помарками») становится одной из ведущих. На первое место в частотном словаре книги «Сага с помарками» выходит лексема «мир». Последним поэтическим взглядом на мир в целом, на людей, природу, соединением сторон оппозиции «жизнь – смерть», «детство – старость» завершается динамика тематики в поэтическом мире Бек.

Для исследования коммуникативного аспекта лирики Татьяны Бек была использована классификация лирических текстов с точки зрения их коммуникативной структуры, разработанная И.В. Романовой .

Исследование коммуникативной структуры поэтического мира Бек в синхронии показало, что преобладающим по численности является эготивно-апеллятивный тип (на него приходится 31% всех текстов). Вторую позицию по численности занял самый сложный трехкомпонентный тип – безлично-безадресно-эготивно-апеллятивный (29 %) и третью – безлично-безадресно-эготивный (17 %). Безлично-безадресный компонент стихотворений Бек представляет собой описание явлений и ситуаций действительности, воспоминания, связанные с историей поколения, к которому принадлежит лирическая героиня, а также размышления о них.

Лирическое «я» наиболее полно представлено в стихотворениях эготивного типа, занявших четвертое место. Они у Бек составляют 10 % (для сравнения: в лирике Бродского доля эготивных текстов составила тоже 10 %, у Рыленкова – 23 %, у Бунина – 15 %, у Анненского – 14 %, у Пастернака – 7 %). Одна из важнейших черт поэтического мира Татьяны Бек – сосредоточенность не столько на лирическом «я», сколько на отношениях «я» с миром и другим человеком.

Композиция авторской поэтической книги может представлять собой развитие тем и образов в сочетании с определенными коммуникативными типами текстов, то есть с коммуникативной стратегией. На примере книги «Смешанный лес», на которую приходится пик эготивно-апеллятивных текстов (доминирующего типа в творчестве Бек), в диссертации показана определенная последовательность развития тематики, развития образов лирической героини и лирических адресатов, которая связана с композицией книги, рассмотренной с точки зрения коммуникативной стратегии.

Было установлено, что безлично-безадресный компонент произведений отражает взгляд на историческое прошлое России. Эготивный компонент представляет самооценку лирической героини и отнесенность ее к различным общностям людей. Апеллятивный элемент коммуникативной структуры книги разворачивает список адресатов лирической героини, в которых она находит нечто общее с собой. В коммуникативном отношении в книге выявляется переход от направленности героини на внешний мир, историю, к вопросам интимно-личностного характера и в итоге к философским вопросам.

Результаты, полученные в ходе изучения коммуникативной структуры поэзии Бек в диахронии, показали процесс изменения взаимоотношений между лирическим «я» (лирической героиней), адресатами, миром. Эготивный и безлично-безадресно-эготивный типы достигают максимальных показателей в первой книге Бек «Скворешники», к третьей книге «Замысел» снижаются вдвое и далее относительно стабильно удерживаются на этом уровне. Безлично-безадресные и апеллятивные тексты дают устойчиво низкие показатели на протяжении всего творчества Бек, их доля заметно увеличивается только в последней книге «Сага с помарками». Такой же устойчиво низкий процент составляют безлично-безадресно-апеллятивные стихотворения, «взлет» которых приходится на третью книгу «Замысел». Самый сложный трехкомпонентный коммуникативный тип удерживает стабильно высокие показатели, максимальных значений достигая в третьей и шестой книгах – «Замысле» и «Узоре из трещин», а в последней книге – «Саге с помарками» – происходит резкий спад этого типа текстов. Доля эготивно-апеллятивного типа стихотворений растет от первой книги «Скворешники» к четвертой («Смешанный лес») и плавно снижается к последней. Соотношение коммуникативных типов между собой от книги к книге у Бек почти не меняется.

В первой книге «Скворешники» и последней «Сага с помарками» некоторые коммуникативные типы численно уравновешиваются, это говорит о гармонизации коммуникативной составляющей и связанной с ней соотнесенности тем «я», «ты», «мир», которая оказалась присуща юношескому периоду творчества Бек и была достигнута в зрелости.

Вторая глава «Образ лирической героини» посвящена высшей форме проявления авторского сознания в поэзии – лирической героине Бек. На основании трудов Ю.Н. Тынянова, Л.Я. Гинзбург, Б.О. Кормана и других работ выделяется ряд признаков и условий, позволяющих говорить о наличии образа лирического героя / лирической героини в поэзии:

– образ должен обладать устойчивыми биографическими и сюжетными чертами, которые выявляются из совокупности всего творчества или крупных текстовых массивов поэта;

– достаточно устойчивым и определенным должен быть круг проблем, затрагивающих героя, и настроений, в которых он пребывает;

– лирический герой – не только говорящий субъект, но и объект, тема поэзии, подвергаемая художественному осмыслению; то обстоятельство, что лирический герой является говорящим субъектом, предполагает, что ему могут быть свойственны черты индивидуального речевого стиля;

– лирический герой – одна из форм авторского сознания, следовательно, во многом является выразителем авторской позиции.

При всей близости лирической героини биографическому автору в диссертации поддерживается точка зрения, высказанная самой Татьяной Бек, в которой она призывает не отождествлять поэтический образ с реальным автором.

При анализе образа лирической героини Бек был выявлен ряд черт личности. Их условно можно разделить на постоянные, повторяющиеся от книги к книге, и переменные, то есть те, которые появляются по мере развития образа и присутствуют не во всех книгах. Большинство черт постоянные. К ним относятся портрет («Косящие глаза, и нос крючком, / И вечная улыбка – не про это…»), биографические данные (родилась в Москве в «глухом году сорок девятом»), упоминания о родных и близких («отец – беспризорник в четырнадцать лет…», родина отца – Саратов, отец воевал, дошел до Берлина), определение основных видов деятельности и занятий лирической героини («Как сама предсказала, / Старухой пишу мемуары»), выражение своего отношения к миру и явлениям окружающей действительности. «Переменные» черты – это автохарактеристика («От косынки до маминых бот / Я какая-то злая старуха»), выражение религиозных взглядов, мысли о смерти («– Да будет конец мой, Боже, / В Твоей руке»).

Среди рассмотренных личностных черт лирической героини встречаются наименования, которые она сама дает себе («Я – слово в свитке»). Подобные конструкции, следуя определениям В.Г. Гака, М.И. Гореликовой, В.П. Полухиной , рассматриваются как автономинации лирической героини Бек.

В семи книгах Бек выявлены 72 автономинации: имена собственные («Я Татьяна», «сестрица Аленушка»), биографические данные («<…> я плоть от плоти, / И правнучка ее [России], и пригоршня, и пясть», «Я – невнятная дочь и небывшая мать»), возраст («Я злая старуха»), портретные характеристики («Я была неряхой»), род занятий («Мы поэтами <…> были»), взаимоотношения героини с той или иной общностью («Мы все – тупиковая ветка», «Я противница ваших сходок»), автохарактеристика и самооценка («Я была вам хорошим товарищем», «Не мстительница, не владычица, не хищница»). Границы групп подвижны в силу полифункциональности слова.

Анализ указанных семантических групп показал, что автономинации лирической героини составляют особую категорию в ряду других средств создания данного образа, раскрытие семантики автономинаций способствует более полному пониманию образа лирической героини. Автономинации антропонимы указывают на тесную связь героини с биографическим автором, они актуализируют тему словесного творчества, которая лидирует среди автономинаций семантической группы «Род занятий»; кроме того, из субъекта действия антропонимы ставят образ лирической героини на позицию объекта описания. Автономинации, содержащие сведения биографического характера, говорят о неустроенности героини в личной жизни, показывают ее патриотические убеждения, несмотря на нерусские корни. Патриотизм героини выражается и при исследовании автономинаций, показывающих взаимоотношения героини с различными общностями людей; героиня чаще включает себя в те общности, о которых говорит, даже если дает им негативную оценку; героиня находится в оппозиции к клану, состоящему из бездушных «единиц» или приспособленцев.

Слова с приставкой «не-» и конструкции с отрицанием составляют почти четверть всех автономинаций лирической героини Бек; подобные лексемы и конструкции показывают диалектический характер мышления и рефлективный тип сознания, подчеркивают нереализованные потенции лирической героини, а также доказывают ее самобытность.

Во второй главе диссертации исследуется и мотивная составляющая образа лирической героини. Исходя из определения А.Н. Веселовского, под мотивом понимается простейшая повествовательная единица, в основе которой лежит действие, выраженное, как правило, глаголом .

Образ лирической героини в составе мотива может быть эксплицитно и имплицитно выражен. Формы эксплицитного выражения следующие:

1) местоимение 1-го л. ед. ч. – «я» («Я сама на себя выливаю ушат новизны»);

2) местоимение 1-го л. мн. ч. – «мы», когда героиня включает себя в некую общность людей («Мы уходим на зады, на руины, на свалки»);

3) образ лирической героини может быть представлен метонимически через духовные и телесные составляющие, а также явления и понятия, которые лирическая героиня относит к себе («Сердце плачет от злых новостей»).

При отсутствии местоимений формы глагола могут указывать на героиню («душу вылечу, книги протру»). Это один из имплицитных способов представления лирической героини в составе мотива. В мотивных конструкциях с предикатом инфинитивом только из контекста становится ясно, что они относятся к образу лирической героини.

С опорой на классификацию Н.В. Павлович в поэтическом мире Бек были выделены и охарактеризованы следующие семантические группы мотивов: экзистенциальные действия (мотивы существования, умирания, роста, развития, старения); движение и перемещение в пространстве; расположение в пространстве; телодвижения, действия частями тела и мотивы, отражающие работу органов; действия орудиями, приспособлениями, ремесленные и производственные действия; информационные и творческие действия; ментальные действия и состояния, связанные с сознанием, работой мышления; действия и состояния, выражающие различные эмоции и чувства; действия, связанные со звуком, и другие, менее употребительные мотивы.

В стихотворениях эготивного типа было обнаружено 214 мотивов, связанных с лирической героиней Бек, в стихотворениях смешанного типа, содержащих эготивный элемент, – 1410 мотивов. Наиболее представлены мотивы семантической группы «Эмоциональные действия и состояния», которые раскрывают весь спектр чувств лирической героини Бек. Особо значимым для образа лирической героини является группа мотивов «Информационные и творческие действия», в которой преобладают мотивы, отражающие словесное творчество. Экзистенциальные мотивы выявляют жизнеутверждающий пафос творчества Бек.

В стихотворениях эготивного типа на уровне мотивов можно выделить оппозиции «помнить – забыть», «созидать – разрушать», «умереть – жить», «знать – не знать», они поддерживаются и в текстах смешанного типа, содержащих эготивный элемент, а также добавляется оппозиция «прийти – уйти».

При существенном увеличении количества мотивов в стихотворениях смешанного типа, содержащих эготивный элемент, в сравнении со стихотворениями эготивного типа, изменение процентного соотношения мотивов, входящих в семантические группы эмоциональные действия и состояния, информационные и творческие действия, движение и перемещение в пространстве можно считать ощутимым, а мотивов, представляющих остальные семантические группы, – незначительным; стабильным остается процент тех мотивов, на которые не влияет изменение коммуникативного статуса произведений.

Среди мотивов в текстах эготивного и смешанного типа выявлена значительная часть мотивов, в которых глагол стоит в будущем времени или в сослагательном наклонении, или употреблен в инфинитиве; такие мотивы выражают а) планируемое или желательное действие, б) действие, выполнение которого поставлено в зависимость от каких-то условий, в) действие, имеющее обобщенное значение; наличие такого рода мотивов, а также их значительное число показывают ориентированность героини на будущее и вместе с тем нереализованность в настоящем.

Третья глава «Адресаты лирической героини Татьяны Бек» посвящена исследованию образов адресатов в поэтическом мире Бек. При определении понятия «адресат лирической героини» особого внимания заслуживает подход к лирическому тексту с коммуникативной точки зрения, изложенный Ю.И. Левиным . Лирический адресат – это внутритекстовый персонаж, в той или иной форме эксплицированный в тексте, к которому апеллирует другой внутритекстовый персонаж (в данном случае – лирическая героиня).

Классификация способов создания апелляции и способов выражения лирического адресата, разработанная И.В. Романовой , помогает выявить следующие формы выражения адресата лирической героини в поэзии Бек:

  1. Прямое обращение. Это наиболее «прозрачная» форма адресации: «Не мори нас, Боже, не вымарывай, / Как описку в почте деловой».
  2. Адресат может быть выражен посредством местоимений «ты» и «вы» с определением из контекста того, кто этими местоимениями обозначен: «Вы, которые были оседлыми, / Спали, перебирали крупу, – / Выходи со скребками и метлами, / Расчищай от заносов тропу!»

3. Местоимения «ты» и «вы» могут сочетаться с соответствующими формами глаголов. В данном случае адресат в тексте точно не указан, и только путем анализа можно предположить, с кем выстраивается коммуникация: «Я знаю: ты мне не ответишь / На это письмо ни о чем».

4. Адресат может быть указан в тексте. Однако нет прямого обращения к нему, а также нет местоимений 2-го лица, которыми он обозначался бы. Коммуникативная ситуация передается косвенно, через сюжет произведения: «А вчера спросила Блока: / Чем свои закончить дни…»

5. Наиболее завуалированными и неопределенными являются адресаты, выраженные исключительно формами глаголов (императив или 2 л. ед. и мн. ч.) при отсутствии эксплицитно выраженного адресата: «Если ветка ноет, / Как распухшая десна, / Никакого в этом / Не ищите ребуса».

В стихотворениях семи книг Бек выявлено 432 словоупотребления, обозначающих адресата, которые были распределены по семантическим группам.

Самым частотным является обращение лирической героини к людям (281 случай). В этой группе, в свою очередь, можно выделить апелляцию героини к себе (автокоммуникация) («Стало быть, беру себя за шкирку. / – Ну, садись, печатай под копирку: / “Слава Богу, что меня беда / Осчастливливает иногда...”»), возлюбленному («В этой стеганой куртке, похожей на праздничный ватник, / Ты принес мне подарок – копилку для медных монет, – / Мой возлюбленный (нет! соревнитель, соперник, соратник), / Бедуин, и алхимик, и милостью Божьей поэт»), другу («Обращаюсь к другу – философу и трубадуру. / – Послушай дуру. / Хватит вращаться на публике флюгером – / Лучше уж огородным пугалом / Застыть среди воронья, без вранья!»), родным («Родители! Бедные дети мои, / Слышны ли вам слезы пустые? / Вы были деревьями странной семьи, / Вы жили, вы корни пустили»), властьимущим («Глядя на собственные пупы, / Вы обездарели, вы тупы... / Тоже мне вече, мужи, бояре! / Так... Перекупщики на базаре»), к людям одного с ней поколения («Я желаю, ровесники, / Чтобы нас полюбили / Не за легкие песенки, / А за трудные были!»).

Вторую по численности группу (40) составляют адресаты мира природы: флора, фауна, другие природные объекты и явления («Здравствуй, калина-малина! Привет, / Сказочный пень прошлогодней порубки... / Осень сошла по ступеням на нет / И объявляет об этом поступке»).

Третье место (по 20) разделяют апелляции к Богу («Невольно, нарочно ли – въявь / Иль втайне... Лукавить негоже! / Я каюсь. Ослабь и оставь / Мои прегрешения, Боже») и чувствам, качествам характера, состояниям лирической героини («Кротость, куда ты, мой добрый гений? / Гнев и гордыня справляют бал»). Заметим, что в группу адресатов не включалось употребление слова «Господь» в качестве междометия, характерное в основном для первых книг Бек.

19 обращений адресовано к различным экзистенциальным понятиям (жизнь, смерть, время) («Утрата непомерная / Под крик веселой птицы... / О жизнь моя, о смерть моя, – / Меж вами нет границы!»).

Далее следует группа адресатов (13), связанных с творческой деятельностью лирической героини («Звуков мало, и знаков мало / Стихотворная строчка спит... / Я истаяла. Я устала. / – До свидания, алфавит»), обращения к миру в целом (6) («Недоверие скрипнет и сдвинется: / – Здравствуй, мир – еретик и смутьян!») и к Родине (5) («Как бы глаза ни темнели от гнева, / Очень жалею и очень люблю / Все, что меня хоть однажды согрело: / – Родина! Не оттолкни во хмелю»).

20 адресатов не вошли ни в одну группу. Это единичные апелляции к городам (Москва, Тбилиси, Воронеж), деревням, к различным объектам и вещам (пугало), к понятию «утонченно-сытый чад», метафорически обозначающему тот образ жизни, который чужд героине, и др.

Семантический спектр образов адресатов лирической героини Бек широк; подавляющее большинство адресатов – люди (возлюбленный, друг, недруги, люди, к которым героиня испытывает негативные чувства, незаметные обыватели, которых героиня считает главными действующими лицами истории); автокоммуникация показывает двойственность героини, борьбу anima и persona (души и маски), но также и желание обрести цельность.

Одним из центральных образов адресатов является возлюбленный; основные мотивы, связанные с апелляцией к возлюбленному, – мотивы расставания, разрыва, несостоявшегося взаимного чувства. Среди образов адресатов возлюбленных и друзей преобладают творческие личности, адресация в этом случае становится способом выражения творческого кредо самой героини, провозглашением независимости как основополагающего творческого и жизненного принципа.

Апелляции лирической героини становятся поводом для самопрезентации, выражения собственного мировоззрения, собственных мыслей и чувств, однако героиня не остается равнодушной и к судьбам адресатов, поэтому в апелляциях часто встречаются призывные интонации. В апелляции к другим людям героиня совмещает личную историю и историю страны, и общность людей, обозначенную местоимением «вы», она раскладывает на отдельные личности, неповторимые индивидуальности; от обобщений героиня переходит к частным судьбам, но в итоге снова обобщает до понятий «поколение» и «эпоха»; однако этим же местоимением обозначается и общество

обывателей.

Метафорически определяются человеческие типы и жизненные установки героини и в обращениях к представителям фауны, а также актуализируется тема творчества (за образом волчьего клана скрывается клан людей с мировоззрением хищников; образы бабочки, коня связаны с темой

творчества).

Апелляции к Богу позволяют проследить духовную эволюцию героини и становление религиозных взглядов: от самокритичности через понимание собственной греховности к искреннему покаянию.

Несмотря на то, что героиня дает характеристики адресатам, апелляция по преимуществу является способом самовыражения героини, декларации своих жизненных принципов (честности, свободы, независимости), выражения чувств (дружеских, любовных), констатации нереализованных потенций.

Заключение диссертации представляет собой обобщение результатов исследования. Указываются факторы, которые способствуют созданию системного единства поэтического мира Татьяны Бек:

  1. Текстологические особенности (результатом творчества Т. Бек становились поэтические книги, которые она рассматривала как обязательно структурированную стихию духа, как лирический роман в главах со своими сюжетом, композицией, лирическим героем и сквозной мелодией, на которой держится пестрота ритмов, интонаций, строфики).
  2. Тематическое единство (доминантные темы лирики Бек – «жизнь», «мир», «душа», «любовь», «люди», «время», «Бог» и др., частотные минимальные темы творчества Бек составляют общепоэтический слой лексики, в которой сконцентрированы основные темы поэзии).
  3. Определенное место в контексте русской поэзии двух последних столетий (при сопоставлении тематики лирического творчества Бек и русских поэтов XIX-XX веков была обнаружена близость ее поэтического мира к поэзии Тютчева, поэтов-акмеистов, в частности Гумилева и Ахматовой, к поэзии Пастернака, а также к творчеству Твардовского, Межирова,

    Высоцкого).

  4. Постоянство субъектно-объектных отношений (превалирующий эготивный компонент в коммуникативной структуре лирики Бек делает выраженным голос лирического «я», однако другой существенной чертой лирики Бек является выход за пределы сознания лирического «я», открытость миру и поиск собеседника, то есть попытка установления коммуникации).
  5. Образ лирической героини (этот сложный образ является и субъектом речи, и объектом изображения; существенными способами создания образа являются автономинации и мотивы, связанные с лирической героиней).
  6. Направленность лирического сознания на «ты», другого (апелляция к лирическим адресатам становится одним из способов проявления лирического сознания и образа лирической героини, а образы ее адресатов – постоянным и важным элементом образной системы Бек в целом).

Представление о творчестве как о цельном системном единстве было присуще Татьяне Бек, неслучайно свою последнюю книгу, в которую вошло большое число стихотворений всех предыдущих книг, она назвала «Сага с помарками». Данное жанровое определение содержит указание на основное содержание и главные образы поэтического мира Татьяны Бек. Но это сага, в которой «помарки» собственной жизни, «шероховатости речи» своего творчества, «всякие несовершенства» мира Татьяна Бек делает достоянием

поэзии.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендуемых ВАК:

  1. Матаненкова Т.А. К вопросу о языковом сознании поэта: тематика книги стихов Татьяны Бек «Скворешники» // Вестник Ленинградского университета имени А.С. Пушкина. Т.1. Филология. 2010. № 2. СПб, 2010. С. 141-150.
  2. Матаненкова Т.А. Субъектно-объектные отношения в книге Татьяны Бек «Скворешники» // Известия Смоленского государственного университета: ежеквартальный журнал. Смоленск, 2010. № 3 (11). С. 89-99.

Статьи в других изданиях:

1. Матаненкова Т.А. Романова И.В. Проблема лирической коммуникации в раннем творчестве Татьяны Бек // Вестник Удмуртского государственного университета. Сер.: История и филология. 2009. Вып.2. С. 92-100.

2. Матаненкова Т.А. Коммуникативный аспект лирики Татьяны Бек (на материале книги стихов «Скворешники») // Пелевинские чтения-2009: межвуз. сб. науч. тр. Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта. 2009. С. 175-179.

  1. Матаненкова Т.А. Тематика лирики Татьяны Бек // Смоленский филологический сборник. Труды молодых ученых. Вып. IV / отв. ред. Ю.В. Скобелева. Смоленск: Изд-во СмолГУ, 2009. С. 91-111.
  2. Матаненкова Т.А. Вопрос о лирическом герое поэзии Татьяны Бек // VII Авраамиевские чтения: материалы всерос. науч.-практич. конф. (29-30 октября 2009 г.). Смоленск: Универсум, 2010. С. 89-93.
  3. Матаненкова Т.А. Коммуникативный аспект лирики Татьяны Бек в диахронии // Русский язык в современном мире: сб. науч. статей по материалам докл. и сообщ. конф. (29 мая 2009 г.). Вып. 4. Смоленск: Изд-во Воен. акад., 2009. С.87-91.
  4. Матаненкова Т.А. Роль антропонимов в номинациях лирической героини Татьяны Бек // Русский язык и духовно-нравственное состояние общества: сб. науч. статей по материалам докл. и сообщ. конф. (29 апреля 2010 г.) Вып. 5. Смоленск: Изд-во Воен. акад., 2010. С. 76-81.
  5. Матаненкова Т.А. Образ лирической героини Татьяны Бек // Кормановские чтения: статьи и материалы Межвуз. науч. конф. (Ижевск, апрель, 2010). Ижевск, 2010. Вып. 9. С. 341-347.
  6. Матаненкова Т.А. Создание портрета лирической героини средствами номинации (на материале поэзии Татьяны Бек) // Литература в искусстве, искусство в литературе: сб. науч. ст. Пермь, Перм. гос. ин-т искусства и культуры, 2010. С. 159-165.
  7. Матаненкова Т.А. Возлюбленный как адресат лирической героини Татьяны Бек // Русский язык в современном обществе: проблемы преподавания: сб. науч. статей по материалам докл. и сообщ. конф. (28-29 апреля 2011 г.). Смоленск: ВА ВПВО ВС РФ, 2011. С. 125-129.
  8. Матаненкова Т.А. Адресаты лирической героини Татьяны Бек // Кормановские чтения: статьи и материалы Межвуз. науч. конф. (Ижевск, апрель, 2011). Ижевск, 2011. Вып. 10. С. 223-230.
  9. Матаненкова Т.А. Книга Татьяны Бек «Смешанный лес»: особенности организации с точки зрения лирической коммуникации // Авраамиевские чтения: сборник научных статей. Вып. VIII. Смоленск: ООО «Радопа», 2011. С. 94-99.
  10. Матаненкова Т.А. Мотивы, связанные с лирической героиней, в поэзии Татьяны Бек // Актуальные вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков: статьи и материалы Третьей международной научной конференции (Государственная полярная академия, 24-26 февраля 2011 г.): Том 2. СПб, 2011. С. 120-125.
  11. Матаненкова Т.А. Автономинации лирической героини Татьяны Бек // Русская филология. Ученые записки кафедры истории и теории литературы Смоленского государственного университета. Т. 14. Смоленск: Изд-во «Свиток», 2011. С.223-233.
  12. Матаненкова Т.А. Роль конструкций с отрицанием в создании образа лирической героини Татьяны Бек // Риторика – Лингвистика. Вып. 9: сб. статей. Смоленск: Изд-во СмолГУ, 2012. С. 152-159.

Бек Т. Она и о ней: Стихи, беседы, эссе. Воспоминания о Т. Бек. М.: Б.С.Г.-ПРЕСС, 2005. С. 5.

Бек Т. До свидания, алфавит: Эссе, мемуары, беседы, стихи. М.: Б.С.Г.-ПРЕСС, 2003. 639 с.

Гуковский, Г. А. Реализм Гоголя. М.; Л.: Гос. изд-во художеств. лит., 1959. С. 21.

Цит. по: Толстоус О.И. Поэтический мир К.Ф. Рылеева: дис. … канд. филол. наук: 10.01.01. Смоленск: 2001. C. 7.

Бек Т.А. Скворешники. М.: Молодая гвардия, 1974. 32 с.; Бек Т.А. Снегирь. М.: Сов. писатель, 1980. 88 с.; Бек Т.А. Замысел: стихи. М.: Сов. писатель, 1987. 128 с.; Бек Т.А. Смешанный лес: книга новых стихов. М.: ИВФ Антал, 1993. 80 с.; Бек Т.А. Облака сквозь деревья: стихи / послесл. Александра Шаталова. М.: Глагол, 1997. 159 с.; Бек Т.А. Узор из трещин: стихи / предисл. Евгения Рейна. М.: ИК Аналитика, 2002. 112 с.; Бек Т.А. Сага с помарками. М.: Время, 2004. 400 с.: ил. («Поэтическая библиотека»).

Романова И.В. Поэтика Иосифа Бродского: Лирика с коммуникативной точки зрения: монография / Министерство образования и науки РФ; Смоленск. гос. ун-т. Смоленск: Изд-во СмолГУ, 2007. С. 39–57. Согласно данной классификации выделяются следующие типы текстов: безлично-безадресный тип, эготивный тип, апеллятивный тип, смешанный тип представляет собой сочетание трех названных.

Гак В.Г. К типологии лингвистической номинации // Языковая номинация: общие вопросы / под ред. Л.Л. Уфимцевой, Б.А. Серебренникова. М.: Наука, 1977; Гореликова М.И. Номинации персонажей в авторской речи // Гореликова М.И., Магомедова Д.М. Лингвистический анализ художественного текста. М.: Рус. яз., 1989; Полухина В.П. Больше самого себя. О Бродском. Томск: ИД СК-С, 2009.

Веселовский А.Н. Историческая поэтика. М.: Высшая школа, 1989. С. 305.

Павлович Н.В. Язык образов: Парадигмы образов в русском поэтическом языке. 2-е изд., испр. и доп. М.: Азбуковник, 2004. С. 187.

Левин Ю.И. Лирика с коммуникативной точки зрения // Избранные труды. Поэтика. Семиотика. М.: Языки русской культуры, 1998. С. 464–480

Романова И.В. Поэтика Иосифа Бродского: Лирика с коммуникативной точки зрения. С. 35-38.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.