WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

НРАВСТВЕННЫЙ ДОЛГ, ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ЧЕЛОВЕКА КАК СОЦИАЛЬНЫЕ РЕГУЛЯТОРЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Веригин Андрей Борисович

 

 

НРАВСТВЕННЫЙ ДОЛГ,

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ЧЕЛОВЕКА

КАК СОЦИАЛЬНЫЕ РЕГУЛЯТОРЫ

ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ:

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

 

 

09.00.11 – социальная философия

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

 

 

 

 

Краснодар – 2012

Работа выполнена в ФГКОУ ВПО

«Краснодарский университет МВД России»

Научный руководитель –

доктор философских наук, профессор

Рудь Марина Юрьевна

Официальные оппоненты:

Маршак Аркадий Львович,

доктор философских наук, профессор,

Федеральное государственное

бюджетное учреждение науки

Институт социологии Российской

академии наук, главный научный

сотрудник;

Волкова Полина Станиславовна,

доктор философских наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Кубанский

государственный аграрный

университет», профессор кафедры

социологии и культурологии

 

Ведущая организация –

ФГБОУ ВПО «Адыгейский

государственный университет»

Защита состоится «25» мая 2012 г. в 15 ч. 00 мин. на заседании диссертационного совета ДМ 203.017.01 по философским и социологическим наукам при Краснодарском университете МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128, зал заседаний диссертационного совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Краснодарского университета МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128).

Автореферат разослан  «24» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                 С.Г. Черников

 


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современном гуманитарном дискурсе нет такой науки, которая в той или иной степени не отдала бы дань изучению проблемам морали, нравственности, прав и свобод человека, их соотношения и диалектики. Данная тема давно стала предметом многочисленных дискуссий. Постепенно научное содержание споров было вытеснено публицистичностью, откровенной бюрократической формалистикой и околонаучной фразеологией. Особенно ярко это проявилось в постперестроечный период в связи с поиском наиболее эффективной системы социальной регуляции. Теоретическое содержание проблемы нравственности, прав и свобод человека было элиминировано, предметом дискуссий стала борьба за эти права и «возрождение» нравственности, не связанные с научным поиском.

Действительно, политизация проблемы морали, нравственности, прав человека деперсонифицирует ее, а системообразующий принцип универсальности прав, согласующийся с процессами глобализации, оказывается некомплементарным принципу индивидуальной свободы, более того, иногда приходит в противоречие с процессом этнического ренессанса, провоцирует культурную депривацию.

В этой связи актуальность проблемы диалектики нравственного долга, прав и обязанностей человека состоит в необходимости возврата личности в эту проблему, а также в антропологизации прав человека. Это, в частности, означает, что она должна рассматриваться как социокультурная проблема, поскольку именно здесь возможно соотнесение ценностного контекста нравственного долга, прав и обязанностей человека с общечеловеческими ценностями.

Трансформация России, переход к рыночным отношениям сопровождался и сопровождается процессами реконструкции социально-экономических отношений, изменением социальных связей и ростом безработицы, изменением уровня и качества жизни, социального статуса ряда социальных групп, их социокультурной дезадаптацией, что обостряет социальные проблемы в обществе.

Несмотря на определенную разработанность нравственных проблем и ценностей, невыясненными остаются многие причины и следствия снижения эффективности действия нравственных и правовых регуляторов.

Изучение их динамики, нравственных ценностных ориентаций людей и мотивов их деятельности приобретает все большее значение. Анализ такого рода изменений первостепенно значим не только в теоретическом плане, но и для корректировки социальной политики.

В условиях обновления общества социально-философский анализ нравственного долга, прав и обязанностей как социальных регуляторов общественных отношений является весьма актуальной проблемой, обусловленной тем, что трансформационные процессы потребовали переосмысления утвердившихся представлений о соотношении права и морали, которое отвечало бы объективно назревшим и объективно происходящим изменениям на основе ценностного единства нравственности и права. Это требует новых методологических подходов к исследуемой теме, в связи с чем возникает необходимость социально-философского исследования диалектического единства нравственности и права, а также воплощенных в них таких общечеловеческих ценностей, как свобода, справедливость и равенство.

Масштабы и темпы фундаментальных преобразований в России требуют осмысления процессов формирования нового содержания нормативно-ценностных регуляторов поведения человека; глубокого социально-философского анализа взаимовлияния нравственного прочтения должного поведения и поведенческих практик, определения ценностной модели взаимосвязи нравственности и права в транзитивном обществе.

Актуальность исследуемой темы усиливается еще и тем, что потребность в трактовке нравственного долга, прав и обязанностей как нормативно-ценностных регуляторов общественных отношений определяется не столько проводимыми демократическими реформами в России, сколько смыслополагающими, смысложизненными проблемами человеческого бытия.

Сейчас история поставила перед нами серьезную по трудности и масштабам, важную и ответственную по результатам и перспективам задачу –  так сконструировать сферу должного (и прежде всего правовую систему), чтобы содержащиеся в ней ценности были востребованы обществом, чтобы нравственность и право взаимно дополняли, получали обоснование друг в друге. Разумеется, реализовать это на практике в настоящее время не просто, так как в современном российском обществе существуют и конкурируют

различные ценностные системы. Но обретение демократического облика современным российским обществом невозможно без решения этой задачи.

Наряду с обозначенными компонентами актуальности данной темы, целесообразно отметить и собственно научную актуальность, которая определяется поставленной задачей – рассмотрение морали, нравственности и права как двух равноправных социальных регуляторов и исследование взаимоотношения их друг с другом.

Степень научной разработанности темы. Нравственность с давнего времени является одной из актуальнейших областей исследования социально-гуманитарных дисциплин. В разное время к проблемам этики обращались такие мыслители, как Аристотель, Августин, Фома Аквинский, Спиноза, И. Кант, К. Маркс и др.

Сущность морали и ее предмета анализируется в работах зарубежных и отечественных ученых: Ж. Ошавски, К. Нешева, Э. Гидденса, О. Дробницкого, Ю. Согомонова, В.И. Бакштановского, В.М. Соколова. Необходимость исследования нравственных и материальных основ духовной жизни подчеркивают М.М. Тоненкова, В.В. Фетискин, А.Я. Канапацкий, Г.В. Осипов. Социальную этику постмодерна исследовали К.Н. Костюк, Ю. Согомонов, В.И. Бакштановский. Изучению исторического пути развития нравственности, общих моральных принципов посвятили свои работы А.А. Гусейнов, Р.Г. Апресян, Л.Н. Столович, А.И. Титаренко, В.Н. Кропоткин, В.А. Кондратов, Е.А. Чичина. Анализ взаимодействии моральных и правовых норм содержится в работах О.В. Степанова, С.С. Алексеева, Е.А. Лукашевой, В.В.Мамонова, Т.А. Алексеевой, Н.Ю. Хаманевой, А.Н. Аринина, О.И. Цыбулевской.

Актуальные нравственные проблемы социально-экономического и социокультурного состояния современного общества рассматриваются в работах В.А. Чуланова, Н.И. Лапина, М.С. Ельчанинова, В.Я. Ельмеева, Н.М. Плискевич, Е.М. Авраамова. В исследовании В.И. Жукова раскрываются нравственные основы образовательной системы в условиях глобализации, делается акцент на политических, социокультурных проблемах университетского образования в России, на правовых и нравственных нормах функционирования развития образования. Нравственные аспекты социальной ориентации и ценностей молодежи исследовались З.Т. Голенковой, О.В. Степановым, А.В. Трухановым, Г.А. Чередниченко, Л.Е. Петровой, Е.Ю. Литвиненко, Б.А. Ручкиным, В.А. Родионовым, А.В. Пыжиковым, К.В. Рубчевским, Е.П. Поликановой, В.Т. Лисовским, М.Ю. Поповым.

Проблемы обновления и усвоения социально-политических ценностей в современном российском обществе нашли свое отражение у О.В. Бондаренко, И.М. Чудиновой, Н.Н. Седовой, Н. Римашевской, Н.М. Плискевич, Н.В. Нарыкова. Исследования принципов взаимосвязи нравственности, гуманизма, общественной идеологии проводятся в работах Ю.Г. Волкова, И.И. Камынина, P.M. Нугаева, М.А. Нугаева.

Модели этического поведения в различных сферах жизни общества,

сущность этики социальной ответственности обстоятельно рассматриваются в работах А.В. Оболонского, В.А. Канке, Н.Н. Зарубиной, Д.Ж. Валеева, В. Андронова, А.К. Семенова, Е.Л. Маслова, М.Ю. Рудь.

В целом вопросы соционормативного регулирования, понятия и виды социальных норм достаточно широко представлены в работах В.С. Нерсесянца, Г.В. Мальцева, Г.И. Муромцева, А.Б. Венгерова, Б.М. Пенькова, И.М. Бачилашвили, Л.С. Явича, Е.А. Лукашевой, В.К. Бабаева, М.И. Бобневой, Ю.А. Тихомирова, С.В. Полениной, Я.В. Гайворонской, Н.И. Матузова и др. В работах данных исследователей в определенной мере заложены элементы методологической основы социокультурного подхода в разработке правовых категорий.

Проблема прав и обязанностей человека в социальной философии практически не разработана. Однако имеется ряд исследований, которые так или иначе с ней связаны. Их можно условно разделить на несколько групп.

Исследования, которые послужили основой концептуального оформления проблемы прав человека. При этом выделяется философская традиция, связанная с именами Т. Гоббса,  Ш. Монтескье, Вольтера, Ж.Ж. Руссо, И. Канта, а в России – с идеями Н.И. Новикова, А.Н. Радищева, Т.Н. Грановского, Н.А. Бердяева, В.С. Соловьева, П.А. Сорокина, Б.Н. Чичерина, П.И. Новгородцева. В русле этой традиции обсуждаются вопросы сущности свободы, естественной природы права, диалектики взаимоотношений человека, гражданина и государства, власти и морали, идеального государственного устройства.

Современная философия, за исключением постмодернизма, достаточно равнодушна к проблеме прав человека. Что касается работ таких представителей постмодернизма, как T. Хеллер, Д. Уэлбер, Ж. Деррида, Ю. Хабермас и др., то их претензии на социально-философскую интерпретацию проблемы остались нереализованными в силу ряда причин.

Еще одну группу исследований, связанных с темой данной диссертации, составляют работы из области философии права. Сюда можно отнести труды Б.А. Кистяковского, В.С. Нерсесянца, Л.С. Мамута, Т.В. Кашанина, Г.В. Мальцева, А.Б. Венгерова, Н.М. Марченко, О. Хёффе и др. В них в основном решаются аксиологические проблемы взаимодействия морали, нравственности и права. При этом точки зрения авторов весьма различны: от отождествления права и справедливости до полного неприятия ценностных аспектов в праве, которые якобы редуцируют его к моральным основам. Именно вопросами соотношения права и морали интересны эти работы, поскольку права человека, как полагает диссертант, суть не юридический, а аксиологический феномен.

Следующую группу работ составляют исторические исследования. Они очень разнообразны, но, к сожалению, непосредственно проблему соотношения нравственности, прав и обязанностей человека не затрагивают. Хотя именно в них содержится тот исторический, культурологический, философско-социологический материал, на котором можно строить исследование заявленной темы. Прежде всего, это документы российской истории, среди которых можно назвать «Наказ» Екатерины II, а также исторические исследования В.О. Ключевского, С.М. Соловьева, Н.М. Карамзина. Необходимо выделить в отдельную группу труды русских философов и историков, имеющие несомненное культурологическое содержание. Это сочинения И.А. Ильина, К.Д. Кавелина, В.К. Кантора, П. Краснова, В.В. Леонтовича, В.А. Маклакова, П.И. Новгородцева, И.М. Степанова, С.М. Степняка-Кравчинского, Л.А. Тихомирова, Г.П. Федотова, Б.Н. Чичерина, Н.Я. Эйдельмана и др. Противоречивость оценок культурологического осмысления истории Отечества в этих работах очевидна. Главным в них является то, что все они представляют собой глубокие, серьезные, неравнодушные исследования, разноплановость которых позволяет составить достаточно полную картину реальной ситуации с решением проблем нравственного долга, прав и свобод человека в истории России.

Анализ источников показывает, что, несмотря на то, что отечественными учеными проведены добротные и интересные исследования отдельных видов и способов социальной регуляции – политической, правовой, моральной, религиозной, психологической, научной, проблема нравственно-правовой регуляции в предложенной постановке до сих пор специально не исследовалась. И это, по-видимому, объясняется сложным характером предмета исследования, объединяющего две относительно самостоятельные, но взаимосвязанные подсистемы нравственно-правовой регуляции – нравственный долг и права и обязанности человека, рассматриваемые в социально-философском контексте.

Поэтому главные трудности решения избранной проблемы диссертационного исследования связаны, прежде всего, с определением границ и возможностей именно социально-философского анализа, специфика которого, с одной стороны, определяется объектом – системой социальных регуляторов общественных отношений, а с другой – корректным использованием методологических средств самого социально-философского знания.

Целью диссертационной работы является определение эффективной модели взаимодействия нравственного долга, прав и обязанностей человека как социальных регуляторов системы общественных отношений.

В соответствии с поставленной целью необходимо решить следующие исследовательские задачи:

исследовать существующие междисциплинарные теоретико-методологические подходы к анализу взаимосвязи нравственного долга, прав и обязанностей человека как социальных регуляторов;

выявить вектор трансформации нравственности как механизма регуляции поведения в условиях транзитивного общества;

концептуализировать понятие нравственного долга в социально-философском дискурсе;

определить механизм нравственно-правовой регуляции общественных отношений;

проанализировать соотношение и взаимодействие права и нравственности в нормативном регулировании общественных отношений.    

Объектом исследования определена система социальных регуляторов общественных отношений.

Предметом исследования  являются характер и возможности взаимодействия таких социальных регуляторов, как нравственный долг, права и обязанности человека.

Теоретико-методологическая основа диссертационной работы. Теоретико-методологическими основаниями диссертации послужили работы социальных философов, посвященные проблемам морали, нравственности, особенностям функционирования системы права, а также труды отечественных и зарубежных ученых в области юриспруденции, психологии, педагогики, деонтологии, социологии и других наук. На их основе был сформирован и применен в работе методологический конструкт социально-философского исследования модели взаимодействия нравственного долга, прав и обязанностей человека как социальных регуляторов общественных отношений. Методологическую базу исследования составили также современные методы познания, апробированные социокультурной практикой. В работе используются и общенаучные методы синтеза, исторического и логического анализа.

Полученные в ходе исследования результаты характеризуются наличием следующих элементов научной новизны:

1. Определено приоритетное направление трансформации нравственности в условиях транзитивного общества и ее основные причины, обоснована дисфункциональность нормативно-регулирующей роли системы социальных регуляторов. 

2. Обоснована зависимость характера и эффективности нравственно-правовой регулятивной системы от определенного доминирующего на данный момент в обществе социально-полезного типа личности, в социальных практиках реализующего диалектическое единство нравственного долга, прав и обязанностей.

3. Определен механизм нравственно-правовой регуляции и его основные модусы – «права» и «обязанности».

4. Концептуализировано понятие нравственного долга в социально-философском дискурсе, определены основные методологические подходы к анализу диалектического единства нравственного долга, прав и обязанностей человека.

5. Проанализировано соотношение и взаимодействие права и нравственности в нормативно-правовой регулятивной системе.

Данные элементы новизны нашли отражение в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

1. В условиях транзитивного общества, характеризующегося значительной социальной поляризацией населения, возникает тенденция глубокого ценностного раскола, который проявляется в формировании альтернативных ценностных ориентаций, что обусловлено дифференциацией населения по социально-территориальным, социально-классовым, социально-этническим, социально-демографическим группам и общностям. Все это, в свою очередь, приводит к трансформации нравственности в обществе, проявляющейся в дисфункции ее нормативно-регулирующей роли.

2. Любая нравственно-правовая регулятивная система, всякая правовая система ориентированы на определенный тип или образ человека, в котором заложены нравственные качества. Нормы права рассчитаны, прежде всего, на социально полезный тип личности. Наряду с обоснованием права вообще как особого нормативного порядка, важнейшей проблемой является обоснование идеи диалектического взаимодействия нравственного долга, прав и обязанностей человека, т. е. ответ на вопросы: почему правовой порядок подразумевает соблюдение прав человека, почему этих прав не может быть без наличия соответствующих обязанностей и почему правовой порядок невозможен без формирования и воспитания нравственного долга?

3. Понятия «права» и «обязанности» имеют столь огромное значение для раскрытия механизма нравственно-правовой регуляции, что могут быть названы модусами этого механизма. Как известно, модус (от лат. modus – мера, способ, образ, вид) – это единичное проявление субстанции, поэтому права и обязанности являются не чем иным, как непосредственным проявлением идеи (смысла) права. Правовой модус «правомочия» имеет место лишь там, где имеется ему противовес в модусе «обязанности». Это говорит о взаимообусловленности прав и обязанностей, хотя эта взаимообусловленность и предполагает нормативный, регулятивный приоритет модуса «право – обязанность».

4. Механизм нравственно-правовой регуляции общественных отношений – это комплекс нормативно-регулятивных систем взаимодействия нравственного долга, прав и обязанностей человека, обусловленный всей совокупностью конкретно-исторических условий, в котором сущностными элементами являются идеи, ценности, нормы, институты, обязательно стандартизированные и составляющие основу моделей поведения, и который, в конечном счете, упорядочивает общественные отношения.

5. Реализация прав и свобод человека, являющихся необходимыми условиями и факторами нормальной деятельности индивидуума, социума и универсума, возможна только при ответственном и качественном выполнении ими самими и учреждаемыми ими институтами вытекающих из этих прав обязанностей. Это, в свою очередь, возможно только при условии принятия исполнения человеком своих обязанностей как нравственного долга.

Научно-практическая и теоретическая значимость диссертационного исследования. Представленные в диссертации теоретические обобщения и выводы позволяют существенно дополнить уже имеющиеся научные знания об особенностях взаимодействия права и морали, нравственности в нормативно-регулятивной системе, о характере и эффективности действия нравственно-правовой регуляции общественных отношений. Материалы диссертации, ее основные идеи и положения могут использоваться для дальнейшего исследования и развития социальной философии, философии права, теории правового государства и гражданского общества, а также для углубления социально-философского анализа современного процесса формирования нравственных и правовых отношений в Российской Федерации, исследования закономерностей и перспектив развития в современном обществе. Результаты исследования представляют определенный интерес для преподавателей философии, политологии, социологии, права и истории, в частности при подготовке учебных пособий, рекомендаций, отдельных лекций и спецкурсов.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в выступлениях на международных, всероссийских и межвузовских конференциях, в том числе на V Международной научной читательской конференции «Актуальные социально-политические и правовые проблемы развития российского общества» (Краснодар, 2010 г.), межвузовской конференции «Проблемы и противоречия становления гражданского общества и правовой государственности в современной России» (Ставрополь, 2009 г.), межвузовской конференции «Проблемы социального, экономического, политического и правового развития российского общества» (Новороссийск, 2009 г.), Всероссийской научно-практической конференции аспирантов, докторантов и молодых ученых (Майкоп, 2011 г.).

Основные научные результаты исследования нашли отражение в восьми публикациях автора общим объемом 9,3 п.л., в том числе в монографии и одном издании, включенном в перечень ВАК Минобрнауки России.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор и актуальность темы диссертационного исследования, раскрывается степень ее разработанности, определяются объект и предмет, формулируется цель и ставятся задачи исследования, раскрывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость работы.

В главе 1 «Нравственно-правовая регуляция как объект социально-философского анализа» рассматривается нормативно-регулятивная природа морали, нравственности и права, концептуализируется понимание таких понятий, как нравственный долг, права и обязанности человека в социально-философском дискурсе.

В параграфе 1.1 «Мораль и нравственность как нормативно-регулятивная система» определяется, что мораль (нравственность) есть нормативно-регулятивная система, действие которой можно проследить на уровне общественного и инди­видуального сознания, практических правил для пове­дения и общественных отношений, в рамках которых человеческие поступки рассматриваются с точки зрения добра и зла, справедливости и несправедливости, совести, чести, дол­га, достоинства, других нравственных категорий и оппозиций. Определяя мораль как нормативно-регулятивную систе­му, мы подчеркиваем тем самым общественную природу дан­ного явления в противовес множеству распространившихся в XX в. теорий и взглядов, отрицающих либо оспаривающих существование морали в качестве объективного социального феномена, отодвигающих ее бытие в сферу глубокой субъек­тивности, индивидуальных, психологических переживаний, эмоциональных выражений (эмотивизм), интуитивных про­зрений (интуитивизм). Далее в работе утверждается, что мораль получает определенное значение в человеческой жизни, поскольку она представляет собой объектив­ный порядок, складывающийся в результате нормативного ре­гулирования межличностных, социально-групповых и других массовых отношений в обществе. Утверждается, что ее значение для лич­ности заключается в том, что она упорядочивает человеческое общежитие, нацелена на гармонизацию связей между людьми, которые должны сотрудничать друг с другом. В работе подчеркивается объек­тивный характер самого процесса морального регулирования, развертываемого в широких масштабах, моральных норм, предъявляемых в императивной форме человеку обществом, обеспечиваемых общественным авторитетом, моральных от­ношений, в которых только и может проявиться все богатство нравственных характеристик отдельной личности. Отмечается также, что объективного выражения требует и функциональное назначение морали быть фактором устроения общества, стимулирующе воздействовать и оформлять социальные коммуникации, осу­ществлять интеграцию человеческих коллективов, больших и малых социальных групп. Ограничение действия морали сфе­рой внутренних мотивов и психологических переживаний че­ловека, по мнению автора, если не исключает самих этих функций, то, во всяком случае, практически снижает их значение.

В работе отмечается, что моральное действие, повторяющееся и усиливаемое факто­рами сознания, переходит в мировоззренческую позицию личности, в образ этической мысли, в моральность человека. Все эти проблемы, затрагивая моральную сферу, вместе с тем чрезвычайно важны для понимания всей системы социаль­ного регулирования, диалектики взаимосвязи нравственного долга, прав и обязанностей человека.

Автор подчеркивает, что мораль существует как единое социальное явление – нормативно-регулятивная система, в которой на ин­дивидуальном, коллективном и общественном уровнях представлены самые разнообразные элементы – нормативные, факторные, фактические, институциональные, ценностные, телеологичес­кие и др. Самое высшее и сложное, что есть в системе морали, приходит в нее из коллективного и общественного сознания, самое важное и нужное – из индивидуальной психики и инди­видуального сознания. Нравственность не может быть сведена к той или иной системе норм (нормативно-регуля­тивной системе), либо к их совокупности – целостному ме­ханизму социального регулирования, ибо она есть практика реализации социальных норм, порождающая особые требова­ния и методы организации нормативно-регулятивных систем. Последние должны быть нравственными, относиться к миру нравственных явлений, выражающему социальную природу конкретно-исторического общества. Это означает, что в дина­мическом процессе реализации они оказываются связанными как принципами, относящимися к сущности определенного общественного строя, так и требованиями, вытекающими из задач согласованного и координированного действия норма­тивно-регулятивных систем на базе нравственных критериев, представлений относительно того, что является хорошим, пра­вильным или плохим, неправильным поступком с практичес­кой точки зрения, принятой в данном обществе.

Анализ различных нормативно-регулятивных систем привел автора к убеждению, что нравс­твенность представляет собою как бы горизонтальную струк­туру, пересекающую их на определенном социально-прак­тическом уровне, там, где происходит встреча социальной нормы и факта, осуществляется акт регулирования. Выделяя наряду с моралью, правом, политикой и т. д. широкую спе­цифическую сферу нравственности, важно, по мнению автора, от­давать отчет в том, что связь между всеми этими явлениями не поддается выражению через отношение целого и части. Что касается нравственнос­ти, то она охватывает все нормативно-регулятивные системы лишь в строго определенном и практическом аспекте, через формирование системы общественных нравов, т. е. образов действия, типов и установок поведения, привычек, навыков – поведенческих стереотипов, которые, во-первых, вы­рабатываются совокупной практикой религиозного, мораль­ного, правового, политического и иного регулирования, стано­вятся активно действующим фактором в механизмах каждого из способов социальной регуляции; во-вторых, привносят в данные нормативно-регулятивные системы элементы ценнос­тной однородности, вследствие чего все сферы регулирования настраиваются на более или менее единое понимание добра, блага, совести, справедливости, чести, достоинства и т. д.

В завершение параграфа делаются следующие выводы и обобщения. Каждая дейс­твующая в обществе нормативно-регулятивная система спе­цифична и уникальна, не может быть подменена в своих функциях какой-либо другой системой, каждая из них ценна, необходима на своем месте и в свое время. Но вопрос о специфичности социальных регуляторов не может быть, по мнению автора, разрешен без учета интегрирующей роли нравственности и отношения нормативно-регулятивных систем к более широкому классу явлений, возникающих в связи с необходимостью социального нормирования и регулирова­ния. Подчеркивается, что нравственность предстает как совокупность всех действующих в обществе нравов, правил, обычаев, традиций – всех видов стандартизированного поведения, как нормативная сторона созданного и поддерживаемого на базе единых идеологических, социально-ценностных принципов порядка деятельности общества.

В параграфе 1.2 «Концептуализация понятия нравственного долга в социально-философском дискурсе» отмечается, что нравственное учение о долге составляет один из важнейших разделов философской этики и что в некоторых философских системах, в частности в стоической философии и философии Канта, идее долга отводилось центральное положение. В XIX в. Бентам ввел в этику термин «деонтология» , которым стали обозначать комплекс вопросов, связанных с понятиями долга и должного.

Диссертант утверждает, что долг – это прежде всего налагаемое на человека со стороны его разума требование поступать в соответствии с нравственным законом, и по этой причине долг есть важнейшая санкция нравственного закона, который на уровне отдельной человеческой личности осознается в каждой конкретной ситуации как определенная нравственная необходимость. Долг является одной из высших форм нравственного сознания личности. Всякий раз, когда человек встречается в своей жизни с явлениями нравственного добра, он их не может не узнать и не пережить. Это происходит потому, что существует заранее предустановленное соответствие между возможностями человека и нравственным идеалом. Идеал требует своего осуществления в жизни. Это требование становится тем внутренним императивом, который мы называем долгом. Автор выделяет следующие структурные компоненты содержания понятия долга: видение нравственного идеала; осознание его как ценности; желание его достижения ради высшего блага; решимость в осуществлении желаемой цели. Все эти элементы формируют понятие долга в условиях естественной нравственности, где речь идет о конечных и относительных идеалах. Ecли в мopaльнoм тpeбoвaнии выpaжeнo oтнoшeниe oбществa к oтдeльным eгo члeнaм (oнo фopмyлиpyeтcя oбществoм и пpeдъявляeтcя к ним), тo долг – этo oтнoшeниe личнocти к oбществy. Личнocть выcтyпaeт здecь кaк aктивный нocитeль oпpeдeлeнныx мopaльныx oбязaннoстeй пepeд oбществoм (cyбъeкт), котоpый ocoзнaeт иx и peaлизуeт в cвoeй дeятeльнocти.

Далее в работе автор выделяет и анализирует несколько различных типов мировоззрения, отличающихся пониманием идеи нравственного долга человека. Когда нравственный долг личности распространяется на всех членов группы, мы имеем дело с социоцентризмом. Если считается, что человек должен защищать все разумные существа на земле, такого рода этика называется патоцентризмом. Если в центре внимания находятся человек и его потребности, признается, что только человек имеет ценность и, следовательно, человек имеет нравственный долг только перед людьми, то такая философская концепция называется антропоцентризмом. Если, наконец, признается, что человек имеет нравственный долг перед всеми живыми существами на земле, призван оберегать все живое, животных и растения, то такого рода мировоззрение имеет название биоцентризма.

Проанализировав основные концептуальные прочтения сущности категории «долга», диссертант определяет его следующим образом: дoлг – этo определенная система тpeбoвaний, пpeдъявляeмыx чeлoвeкy извне и выcтyпaющих пepeд ним кaк eгo oбязaннocти, coблюдeниe кoтopыx являeтcя eгo внyтpeннeй мopaльнoй пoтpeбнocтью, осознаваемой и принимаемой как нравственный долг. Дaлеe характеризуются две стороны дoлгa: oбъeктивная и cyбъeктивная. Oбъeктивнoй cтopoнoй дoлгa, по мнению автора, выступает caмoe coдepжаниe eгo тpeбoвaний, вытeкaющиx из cпeцифики тex социальных ролей, кoтopыe выпoлняeт чeлoвeк и кoтopыe зaвиcят oт зaнимaeмoгo им в oбщecтвe социального статуса. Oбъeктивнocть этих тpeбoвaний cлeдyeт пoнимaть в cмыcлe нeзaвиcимocти oт жeлaний oтдeльнoro чeлoвeкa. Cyбъeктивнoй cтopoнoй дoлгa определяются ocoзнaние oтдeльным чeлoвeкoм внешних тpeбoвaний кaк нeoбxoдимыx пpимeнитeльнo к ceбe кaк иcпoлнитeлю oпpeдeлeннoй coциaльнoй poли, a тaкжe внyтpeнняя гoтoвнocть и дaжe пoтpeбнocть иx выпoлнить. Этa cтopoнa дoлгa зaвиcит oт чeлoвeкa, eгo индивидyaльнocти. В нeй пpoявляютcя oбщий ypoвeнь нpaвcтвeннoгo paзвития тoгo или инoro чeлoвeкa, ypoвeнь и глyбинa пoнимaния им cвoиx зaдaч. Личнocть выcтyпaeт здecь кaк aктивный нocитeль oпpeдeлeнныx мopaльныx oбязaннoстeй пepeд oбществoм, котоpый ocoзнaeт иx и peaлизуeт в cвoeй дeятeльнocти. Долг в этом понимании есть моральная необходимость действия. Действовать морально – значит действовать по долгу. Совершить что-либо по долгу – значит совершить это потому, что так предписывает мораль.

Долг также рассматривается в работе как принятие личностью необходимости подчиняться общественной воле. И тогда нравственный долг – это превращение требований общественной морали в личный императив конкретного лица и добровольное его выполнение. Источником долга в этом случае является общественный интерес. В долге он обретает повелительный характер, формируя нравственную обязанность индивида по отношению к другим людям и самому себе. Таким образом, долг определяется и как нравственная обязанность человека, выполняемая им под влиянием не только внешних требований, но и внутренних нравственных побуждений.

Определив сущность понятия «долг», автор предпринимает попытку выделения его сущностных характеристик, к которым  относит следующие: добровольность (подлинно нравственным долгом является свободное следование общественно необходимым требованиям или личным обязательствам, независимое от внешних или внутренних принуждений); активная гражданская позиция (люди нравственного долга активны, деятельны, не проходят равнодушно мимо морального или иного ущемления прав другого человека, они крайне чувствительны к любой несправедливости и активно утверждают в жизни добро); множественность долгов (существует сложная «иерархия» долгов: долг перед обществом, перед коллективом, перед семьей, перед друзьями, перед самим собой).

Таким образом, подводя некоторые итоги анализа поставленной в параграфе проблемы и делая определенные обобщения можно отметить следующее. Спецификой нравственного долга является его превращение из внешней необходимости определенного поведения в добровольно принимаемую на себя обязанность, становящуюся внутренней потребностью личности.

Содержанием нравственного долга является совокупность морально-нравственных норм, принципов, кодексов и идеалов, которые регулируют нравственную деятельность и нравственные отношения того или иного сообщества. В этой совокупности имеется, безусловно, стабильный компонент, составляющий содержание общечеловеческой морали, а также относительный момент, связанный с историческими (и не только) особенностями общества.

В параграфе 1.3 «Права и обязанности человека в системе социальных регуляторов»,анализируя сегодняшнюю российскую ситуацию, автор приходит к пониманию того, что опробованные механизмы реализации правообязанностей, которые существовали в советском обществе, теперь безжалостно разрушаются, а концепция абстрактных прав и свобод не может составить им  сколько-нибудь адекватной замены, результатом чего стало общество «управляемого хаоса».

Далее в работе отмечается, что в основание любого упорядоченного и зрелого общества должен быть положен принцип, который гласит, что каждый человек – это личность, т. е. существо, одаренное разумом и свободной волей. Поэтому он обладает правами и обязанностями, которые прямо и непосредственно проистекают из самой его природы, таким образом, права и обязанности всеобщи, неприкосновенны, неотчуждаемы. Однако автор подчеркивает, что права человека являются правами, а не выгодами, обязанностями или привилегиями. Наличие прав ставит человека в особое, защищенное положение. Права неразрывно связаны с обязанностями в одной и той же личности, которая является их субъектом. И те, и другие обретают свою основу, содержание, нерушимую силу в естественном законе, который дарует человеку права либо налагает на него соответствующие обязанности. Поскольку все люди равны в правах, постольку они наделены и равными обязанностями. Например, право каждого человека на жизнь связано с обязанностью сохранять ее; право на достойный уровень жизни соединено с обязанностью провести ее достойно; право на свободу в поиске истины связано с обязанностью искать истину для того, чтобы более глубоко ее познать. Если индивид думает, что обладает правом удовлетворительно питаться, одеваться и поддерживать свое здоровье, и если при этом он имеет право на труд, это также означает, что он обязан работать, вкладывая в этот труд всю свою энергию и навыки, выполнять работу, которую требует от него общество во имя своего блага.

Автор устанавливает, что в обществе естественное право одной личности связано с соответствующей обязанностью по отношению к другим: обязанностью признавать и уважать это право. Действительно, любое основное право личности черпает нравственную нерушимую силу из естественного закона, который предоставляет его и налагает соответствующую обязанность.

Достоинство каждого человека требует от него поступать сознательно и свободно. Поэтому в отношениях социума нужно осуществлять права, исполнять обязанности, развивать различные формы сотрудничества, главным образом, в соответствии с личным решением, т. е. по убеждению, собственной инициативе, в духе ответственности, а не под принуждением или давлением, исходящем извне.

В работе подробно анализируется термин «ответственность». Так, говорят о чувстве ответственности и ответственном поведении. Можно повысить ответственность, взять ответственность на себя, привлечь лицо к ответственности и освободить от нее. Наконец, есть люди, поступающие ответственно, и лица, занимающие ответственное положение, а в хозяйственной сфере действуют предприятия с ограниченной ответственностью.

Во всех перечисленных и других случаях речь идет о различных сторонах богатого по содержанию явления – социальной ответственности. Ее существование предопределено общественным характером человеческого поведения и отражает взаимосвязи общества и отдельного человека. Жить в обществе и быть свободным от него нельзя: в любых жизненных ситуациях человек должен сообразовывать свои поступки с существующими в обществе нормами и ценностями, с интересами других людей. Действуя в соответствии с ними, он поступает ответственно. В свою очередь, общество (государство, коллектив, окружающие лица) постоянно контролирует деятельность субъекта, адекватно реагируя на различные варианты поведения (поощряя, одобряя ответственное поведение и наказывая нарушителя). Поэтому ответственность (в широком, социальном плане) автор характеризует как общественное отношение между субъектом и контролирующей его поведение инстанцией (государством, обществом). Благодаря ей в обществе и обеспечиваются организованность и порядок.

Поскольку поведение человека имеет две полярные разновидности (социально полезное и социально вредное), то и ответственность автор в работе рассматривает в двух аспектах: позитивном и негативном (проспективном и ретроспективном). В проспективном (позитивном) аспекте ответственность характеризует положительное отношение лица к совершаемым им поступкам. Это понимание важности своих действий для общества, стремление и желание выполнить их как можно лучше, эффективнее, быстрее. Это ответственность за надлежащее осуществление своей социальной роли, выполнение социальных норм, за любое порученное дело. В правовой сфере позитивная ответственность связана с социально-правовой активностью, проявлением инициативы при реализации правовых предписаний.

Именно данная сторона ответственности, по мнению автора, имеется в виду, когда говорят о чувстве (осознании) ответственности или о том, что человек берет ответственность на себя. Ответственность в указанном смысле рассматривается в работе в качестве осознанной и воспринятой лицом социальной необходимости инициативного выполнения долга, всей суммы лежащих на нем обязанностей – политических, моральных, правовых. Это ответственность за будущее поведение. Обществу не безразличны деятельность субъектов, ее последствия. Поэтому, осуществляя постоянный контроль за их поведением, оно в необходимых случаях корректирует его путем поощрения, стимулирования социально активного, высокоответственного поведения или, напротив, наказания нарушителя социальных требований.

Рассматривая далее ответственность ретроспективную, автор видит ее как ответственность за уже совершенное. Она связана не только с осознанием ее личностью, но и с внешним воздействием со стороны общества, государства, иных лиц и может быть моральной, общественной и др. Среди указанных видов негативной (ретроспективной) ответственности особое место в работе занимает юридическая ответственность как важнейшая разновидность ответственности социальной.

В завершение параграфа автор приходит к пониманию того, что ответственность – это отношение зависимости человека от чего-либо (от иного), воспринимаемого им в качестве определяющего основания для принятия решений и совершения действий, прямо или косвенно направленных на сохранение иного или содействие ему.

В главе 2 «Социально-философский анализ взаимосвязи нравственного долга, прав и обязанностей человека» рассматривается диалектическое взаимодействие нравственного долга, прав и обязанностей человека и гражданина, определяются механизм нравственно-правовой регуляции системы социальных взаимодействий и его основные модусы «права» и «обязанности».

В параграфе 2.1 «Механизм морально-правовой регуляции общественных отношений» прежде всего, подчеркивается, что мораль – это система исторически определенных взглядов, норм, принципов, оценок, убеждений, выражающихся в поступках и действиях людей, регулирующих их отношения друг к другу, к обществу, определенному классу, государству и поддерживаемых личным убеждением, традицией, воспитанием, силой общественного мнения всего общества, определенного класса либо социальной группы. Мораль возникает и развивается на основе потребности общества регулировать поведение людей в различных сферах их жизни. Мораль считается одним из самых доступных способов осмысления людьми сложных процессов социального бытия. Коренной проблемой морали является регулирование взаимоотношений и интересов личности и общества. Мораль такая же динамическая регулятивная система, как и право.

В работе определяется, что специфическая сущность морали конкретно раскрывается во взаимодействии сформированных функций: регулятивной (включает в себя оценочно-императивную, ориентирующую, отчасти коммуникативную, упорядочивающую общение людей); воспитательной (содержит в себе отчасти оценочно-императивную, мотивационную); познавательной (содержит ориентирующую и прогностическую); оценочно-императивной; ориентирующей; мотивационной; коммуникативной.

Поскольку функция регуляции поведения осуществляется не только с помощью требований морали, но и норм права, административных установлений, технических, социально-гигиенических правил и т. п., автор отличает нравственную регуляцию от всякой иной, прежде всего от правовой, и на основе этого определяет следующие элементы морального регулирования: идеал, выражающий представление общества, классов, социальной группы о нравственном совершенстве; систему норм, соблюдение которых является необходимым условием функционирования общества, достижения им своих моральных ценностей; особые формы социального контроля, обеспечивающие реализацию моральных норм, в том числе общественное мнение. На основе того, что особенностью регулирования поведения людей является его оценочно-императивное содержание, автор выделяет в качестве специфической функции морали оценочно-императивную, которая отличает нравственную регуляцию от всякой иной.

Далее в работе определяется регулятивная природа морали, нравственности. В нравственном освоении человеком действительности органически сливаются оценка и повеление (императив). Мораль регулирует поведение как отдельного лица, так и общества. Суть в том, что не одни люди контролируют жизнь других, а каждый сам строит свою позицию, ориентируясь по моральным ценностям. Идет саморегуляция личности и саморегуляция социальной среды в целом. Автор утверждает, что право и мораль – самостоятельные, суверенные нормативно-регулятивные институты, каждый из которых имеет свою особую ценность. Более того, по природе и происхождению они вообще находятся в различных плоскостях.

В работе рассматриваются общие черты, свойства права и морали как элементов механизма нравственно-правовой регуляции. Главные их общие черты проявляются в том, что они входят в содержание культуры общества, являются ценностными формами сознания, имеют нормативное содержание и служат регуляторами поведения людей. Право и мораль имеют общие социальные, экономические, политические условия жизни общества, служат общей цели – согласованию интересов личности и общества, обеспечению и возвышению достоинства человека, поддержанию общественного порядка. Их единство, как и единство всех социальных норм цивилизованного общества, основывается на общности социально-экономических интересов, культуры общества, приверженности людей к идеалам свободы и справедливости. Ведь право возникает и действует, прежде всего, в таких сферах, как отношения собственности и политической власти. Однако они не обособлены от морали. В то же время действие права выходит далеко за пределы указанных отношений. Следовательно, право и мораль не имеют специфических предметно или пространственно обособленных сфер общественных отношений, а действуют в едином «поле» социальных связей. Отсюда общность, точное взаимодействие норм права и морали. Тесная связь права и морали, определяемая едиными сферами общественных отношений, не означает, что во всех исторических условиях они работают однонаправлено, взаимно дополняя друг друга. Реальная картина соотношения права и морали может быть выявлена лишь в результате конкретно-исторического анализа.

Общность права и морали, порожденная едиными общественными отношениями, дополняется общностью их функционального значения, право и мораль формируют эталоны и стандарты, включаемые в ценностно-нормативную ориентацию общества. Предписания права и морали вырастают из деятельности людей, образуя «связный ряд общения», и приобретают в результате многократной повторяемости нормативный характер, выступают регуляторами поведения людей.

Определяя, что правовые и нравственные нормы имеют общее целевое назначение – воздействие на поведение людей, автор далее рассматривает и взаимовлияние этих элементов механизма нравственно-правовой регуляции. Их нормы (морали и права) всегда являются фиксацией сущего и формулируют на его основе должное. Наиболее характерной чертой взаимодействия права и морали является их сближение, взаимопроникновение, усиление их согласованного воздействия на общество. В процессе совместного регулирования общественных отношений возникает качественно новое явление – морально-правовое воздействие. Право и мораль как составные части этого явления, не растворяясь в нем и не теряя своих индивидуальных качеств, в совокупности образуют социальную ценность, реально существующую и активно влияющую на практику.

В заключение параграфа делается вывод о том, что между правом и нравственностью могут быть и противоречия, отражающие отсутствие их должной согласованности. Эти противоречия преодолеваются как путем выработки новых нравственных принципов и норм в ходе развития общества, так и путем внесения корректив в действующее законодательство. Разграничивая нравственность и право, утверждая практическую необходимость разделения их сфер, мы не можем, однако, отрицать несомненной связи их между собой. Жизнь приводит к их обособлению, но она не может устранить их взаимодействия.

В параграфе 2.2 «Соотношение и взаимодействие права и нравственности в нормативном регулировании общественных отношений» более подробно и детально рассматривается диалектика права и нравственности в нормативном регулировании всей совокупности общественной жизнедеятельности. Путь понимания в общественном мнении и в науке взаимоотношений между правом и моралью, как подчеркивается в работе, оказался довольно сложным, с переносом центра тяжести то на одну, то на другую категорию. С давних пор в общественном и индивидуальном сознании людей утвердилось представление о приоритете морали над правовыми критериями поведения. Идеалы добра, взаимопомощи, а также моральные ценности и нормы почитались как нечто более высокое и значимое, чем формальные установления закона, судебные решения, легистские рассуждения.

В работе рассматривается комплекс причин, по которым подобные представления обрели глубокие корни и в России. К ним автор относит не только устойчивость общинного сознания и общинного, соборного образа жизни, но и постулаты той ветви восточно-христианской культуры, которая в византийском обличье утвердилась на российской земле в виде православия, особенно позднего, слившегося с идеологией имперской державности. И хотя в самом наименовании этой культуры, казалось бы, присутствует «право» («православие»), такого рода «право» понималось и в немалой степени понимается ныне в качестве приоритета и абсолютной значимости религиозных канонов, церковных законоположений, а в обыденной жизни – приоритета совести, веры, милосердия.

Глобальный сдвиг в истории человечества, транзитивность нынешнего состояния России, переход от традиционных к либеральным цивилизациям – все это, по мнению автора, потребовало переосмысления утвердившихся представлений о соотношении права и морали, которое отвечало бы объективно назревшим и объективно происходящим процессам возвышения права в жизни общества, в жизни людей. Утверждение и развитие общетеоретических и философских взглядов на право в немалой степени связано с процессом высвобождения правопонимания от узкоэтического истолкования и узкоэтических оценок явлений правовой действительности, придания им самостоятельного, «суверенного» значения.

Далее автор обосновывает тезис о том, что при всем глубоком взаимодействии морали и права, получивших жизнь от одного и того же социального прародителя и одинаково являющихся нормативно-ценностными регуляторами, необходимо, вместе с тем, видеть, что это две самостоятельные, значительно отличающиеся друг от друга, «суверенные» нормативные системы. В работе выделяются три характерные черты, отличающие мораль и право. Во-первых, посредством морали идеалы справедливости, добра, иные моральные требования воздействуют на сознание человека, его духовный мир при помощи стимулов и общественного мнения. Право же – преимущественно регулятор внешний, он призван регламентировать людские поступки главным образом путем установления формально определенных, писаных норм, содержащихся в законах, иных нормативно обязательных документах, поддерживаемых властью. Во-вторых, мораль – это область чистого сознания, замкнутая на духовной жизни людей и не требующая обязательного внешнего, объективированного выражения (хотя закрепление моральных требований в известных документах, прежде всего, религиозных писаниях, канонах, усиливает силу их воздействия). Право же – институциональный регулятор, в развитом обществе оно выступает как писаное право, входящее в жизнь общества в виде объективированной реальности, устойчивой догмы, не зависящей от чьего-либо усмотрения (что является предпосылкой самой возможности стабилизирующего действия права – предпосылкой законности). И в-третьих, содержание морали ближайшим образом сосредоточено на долге, обязанностях, ответственности людей за свои поступки. Право же призвано в первую очередь «говорить о правах», оно сфокусировано на субъективных правах отдельных лиц, нацелено на то, чтобы определять и юридически обеспечивать статус субъектов, их юридические возможности или, напротив, юридически недопустимые, юридически невозможные формы и случаи поведения.

На основании этого анализа определяется, что мораль и право – это две особые, духовные, ценностно-регулятивные социальные области, занимающие самостоятельные ниши в жизни общества; главными принципами их соотношения является взаимодействие «на равных» и взаимодополняемость. В этой связи делается еще и вывод о том, что бытующий взгляд о неком превосходстве морали, о якобы присущем ей первенстве в отношении права не имеет сколько-нибудь серьезных оснований.

Диссертант рассматривает некоторые конкретные, действенные шаги на пути наполнения нравственным содержанием современного российского законодательства, к числу которых относит: более полное отражение моральных воззрений во вновь создаваемых правовых нормах; превращение морального элемента в составную часть механизма действия нормы права; обращение внимания законодателя на такую составляющую общественной морали, как моральное сознание; расширение сферы действия морального фактора, возрастание роли нравственных начал на настоящем этапе развития общества и государства. Обращает на себя внимание еще одно требование современного периода развития российского общества – необходимость повышения нравственной и правовой культуры граждан. Анализируя причины проблем в правовой сфере, часто вспоминают об экономическом, демографическом кризисе современного общества, забывая, что в основе любого кризиса – социального, политического, культурного – всегда находится пошатнувшаяся идеологическая платформа. Думается, для того, чтобы все показатели правовой культуры общества – степень развития правового сознания населения, правовой деятельности и всей системы юридических актов — находились на должном уровне, необходимо повышать правосознание индивида, личности.

В завершение параграфа делается вывод о том, что если право и нравственность, отделившись друг от друга, избирают для себя самостоятельные пути развития, то они все же не утрачивают своего взаимодействия: там, где право отказывается давать какие-либо предписания, выступает со своими велениями нравственность; там, где нравственность бывает не способна одним своим внутренним авторитетом сдерживать проявления эгоизма, на помощь ей является право со своими средствами внешнего принуждения. С течением времени взаимодействие права и нравственности скорее крепнет, чем ослабляется, и, быть может, отдаленное будущее готовит нам новое единение обеих областей, при котором юридические нормы вернее будут отражать требования нравственного сознания, а внутреннее чувство чаще и полнее будет одухотворять собой внешнее исполнение закона.

В заключении подводятся основные итоги исследования, обобщаются полученные результаты, даются практические рекомендации.

Основные научные результаты диссертации опубликованы в следующих работах автора:

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:

1. Веригин А.Б. К вопросу о понимании сущности нравственного долга, взаимосвязи прав и обязанностей человека // Общество и право. – 2012. – № 2. – 0,4 п. л.

Монографии:

2. Веригин А.Б., Рудь М.Ю. Социально-философский анализ нравственного долга и правовых обязанностей в жизни человека и общества. – Краснодар: КрУ МВД России, 2011. – 7,0 п. л.

Другие издания:

3. Веригин А.Б. Соотношение и взаимодействие права и нравственности в нормативном регулировании общественных отношений // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2012. – № 1(2). – 0,6 п. л.

4. Веригин А.Б. Нравственный долг и правовая ответственность человека и гражданина // Проблемы и противоречия становления гражданского общества и правовой государственности в современной России: материалы межвуз. конф. – Ставрополь: СФ КрУ МВД России, 2009. – 0,25 п. л.

5. Веригин А.Б. О соотношении права, морали и нравственности в жизни человека // Социально-философские проблемы государства и права: материалы межвуз. конф. – Краснодар: КрУ МВД России, 2010. – 0,25 п. л.

6. Веригин А.Б. О соотношении понятий «нравственный долг» и «права человека и гражданина» // Проблемы социального, экономического, политического и правового развития российского общества: материалы межвуз. конф. – Новороссийск: НФ КрУ МВД России, 2009. – 0,25 п. л.

7. Веригин А.Б. Концептуализация понятия нравственного долга в социально-философском дискурсе // Актуальные социально-политические и правовые проблемы развития российского общества: материалы V Междунар. науч. читат. конф. – Краснодар: Изд. дом «ХОРС», 2010. – 0,3 п. л.

8. Веригин А.Б. Право и мораль как элементы социального регулирования // Всерос. науч.-практ. конф. аспирантов, докторантов и молодых ученых. – Майкоп, 2011. – 0,25 п. л.

Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства = An introduction to the principles of morals and legislation. М.: РОССПЭН, 1998. С. 54.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.