WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Морфометрический анализ рельефа Большого Кавказа

Автореферат кандидатской диссертации

 

УДК 551.43(479)

На правах рукописи

НЕТРЕБИН Петр Борисович

 

МОРФОМЕТРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РЕЛЬЕФА БОЛЬШОГО КАВКАЗА

 

25.00.25 – геоморфология и эволюционная география

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата географических наук

Краснодар – 2012

Работа выполнена на кафедре геоинформатики географического факультета ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

Научный руководитель:                 доктор географических наук,

                                                            профессор

                                                                  Погорелов Анатолий Валерьевич

 

Официальные оппоненты:              доктор географических наук

Ведущий гляциолог Отдела высокогорных гидрометеорологических исследований (Северо-Кавказское УГМС)

Панов Василий Данилович

доктор геолого-минералогических наук,

профессор кафедры региональной и морской геологии Кубанского государственного университета

Бондаренко Николай Антонович

Ведущая организация:                    Московский государственный

университет геодезии

и картографии (МИИГАиК)

Защита состоится 25 мая 2012 года в 11-00 на заседании диссертационного совета Д 212.101.15  в Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149, ауд. 200 

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Кубанского государственного университета по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149 (читальный зал), а с авторефератом – на сайте http://vak2.ed.gov.ru.

Автореферат разослан 24 апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат географических наук                                                   Т.А. Волкова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Уровень морфометрической, следовательно, и морфологической изученности Большого Кавказа значительно отстает от уровня региональных геолого-тектонических разработок и физико-географических исследований. До настоящего времени отсутствует развернутое и целостное представление о морфологических свойствах земной поверхности Большого Кавказа. Вместе с тем, полноценное морфометрическое описание земной поверхности, основанное на эмпирических данных и направленное на получение комплекса количественных характеристик ее формы и структуры, способствует генетической, литодинамической, морфотектонической и прочим интерпретациям рельефа.

В теоретическом аспекте актуальность исследования связана с достижением на основе цифрового моделирования и геоинформационных технологий качественно нового уровня знаний о пространственной организации рельефа Большого Кавказа. В прикладном плане актуальность определяется необходимостью приведения морфометрических оценок территории горной страны в соответствие с современными требованиями рационального природопользования, предъявляемыми к совокупности знаний о рельефе. Последний, как известно, выступает ключевым компонентом горного ландшафта, источником его разнообразия и дифференциации. Системные сведения о форме и структуре земной поверхности Большого Кавказа явно недостаточны и не соответствуют природной и хозяйственной значимости рельефа.

Цель диссертационного исследования – по данным глобальной цифровой модели рельефа ASTER GDEM, а также материалов воздушного лазерного сканирования дать комплексную морфометрическую оценку земной поверхности Большого Кавказа, тем самым развить представления о территориальной организации рельефа.

Объект исследования – земная поверхность Большого Кавказа.  Предмет исследования – территориальная организация рельефа Большого Кавказа, отражаемая посредством оценки морфометрических характеристик.

Для достижения поставленной цели поставлены и решены задачи:

  • оценка точности ASTER GDEM по данным эталонной поверхности;
  • разработка способа устранения имеющихся артефактов ASTER GDEM в виде рельефоидов (растительный покров);
  • установление морфологически выраженных границ горной страны (или переходной полосы) на основе аппарата нечеткой классификации;
  • районирование территории Большого Кавказа по морфологическим показателям;
  • построение моделей и анализ территориального распределения линейных элементов рельефа (тальвеги, водоразделы, хребты) как инвариантов морфологической структуры;
  • расчет и картографирование основных морфометрических показателей (крутизна, экспозиция, кривизна склонов и др.);
  • расчет статистических характеристик морфометрических переменных;
  • установление закономерностей распределения морфометрических показателей по данным статистических расчетов и построенных карт.

Теоретической и методологической базой исследования послужили труды отечественных геоморфологов (И.С. Щукин, В.Н. Ченцов, Ю.Г. Симонов, А.И. Спиридонов,  Д.А. Тимофеев, Г.Ф. Уфимцев, А.Н. Ласточкин, Н.А. Флоренсов, И.Н. Сафронов, П.А. Шарый, И.В. Флоринский и др.), картографов и геоинформатиков (А.М. Берлянт, И.К. Лурье, В.С. Тикунов, А.В. Кошкарев и др.), кавказоведов (Н.А. Гвоздецкий, Н.В. Думитрашко, В.Д. Панов, П.М. Лурье, Ю.В. Ефремов, Ю.Г. Ильичев и др.). При описании свойств рельефа автор опирался на разработки в области цифрового моделирования и геоморфометрии (I.S. Evans, N.J. Cox, A. Young, J. Krcho, L.W. Zevenbergen, C.R. Thorn; D.G. Tarboton, P.A Burrough., R.A. McDonnell, I.D. Moore, R.J. Pike, R. Dikau, Li Z.L., P.L. Guth, T. Hengl, H.I. Reuter, J. Jenness, П.А. Шарый, И.Н. Степанов, И.В. Флоринский и др.).

В процессе обработки и анализа материалов применены методы геоинформационного картографирования, 3D-моделирования, геостатистики, статистического анализа, фрактального анализа, нечёткой классификации. Обработка и анализ данных выполнены в программах ArcGIS (Esri, США), LandSerf (J. Wood, Великобритания), SAGA (Германия), MicroDEM (США).

В качестве фактического материала использованы ЦМР ASTER GDEM (версии 1 и 2), данные воздушного лазерного сканирования, предоставленные ЗАО «НИПИ «ИнжГео» (Краснодар) и ЗАО «СевКавТИСИЗ» (Краснодар). 

Научная новизна диссертации относится как к обоснованию и реализации приемов морфометрических и сопутствующих расчетов, так и собственно результатам морфометрического анализа исследуемой территории:

  • выполнена оценка точности цифровых моделей рельефа ASTER GDEM (версии 1 и 2) в исследуемом регионе с применением данных воздушного лазерного сканирования;
  • разработана и применена методика минимизации влияния артефактов в виде рельефоидов (растительности) на ASTER GDEM в пределах равнинной территории;
  • обоснованы и впервые применены алгоритмы нечёткой классификации для определения границ Большого Кавказа;
  • обоснована и реализована методика дифференциации (районирования) горной территории по формальному критерию – коэффициенту эксцесса высоты местности;
  • построены модели структурных линий (тальвегов, водоразделов, морфоизограф), а также орографическая схема Большого Кавказа путем автоматизированной идентификации хребтов и долин;  
  • впервые выполнены расчеты и построены карты комплекса морфометрических показателей поверхности Большого Кавказа (крутизна, экспозиция склонов, кривизна поверхности, фрактальная размерность, горизонтальная и вертикальная расчлененность, шероховатость рельефа);
  • выполнены расчеты и интерпретация статистических показателей распределения морфометрических показателей на территории Большого Кавказа;
  • на основе статистических оценок и построенных карт установлены закономерности и особенности территориальной организации рельефа Большого Кавказа.

Личный вклад автора. Автор принимал участие в полевых и камеральных работах; построил карты и провел статистические расчеты морфометрических показателей, а также анализ и интерпретацию результатов.

На защиту выносятся основные результаты морфометрического анализа рельефа Большого Кавказа:

Апробация. Работа выполнена по материалам личных исследований автора в 2007-2012 гг. Основные положения и выводы диссертации докладывались на: научно-практической конференции «Вопросы гидрометеорологических инструментальных наблюдений в горах Северного Кавказа: состояние и перспективы», Терскол, 2009; II конференции молодых ученых «Геоинформационные технологии и космический мониторинг», Абрау-Дюрсо, 2009; VII Международной научной конференции «Устойчивое развитие горных территорий в условиях глобальных изменений», Владикавказ, 2010; Международной научной конференции «ИнтерКарто-ИнтерГИС-16», Ростов-на-Дону (Россия), Зальцбург (Австрия), 2010; студенческих научных конференциях КубГУ (2007-2009 гг.), краевом конкурсе на соискание стипендий Краснодарского края для талантливой молодежи, 2011. Работа неоднократно обсуждалась на  заседаниях кафедры геоинформатики КубГУ.

По теме диссертации опубликовано 11 работ, в том числе 2 в изданиях, включённых в перечень ВАК.

Объём и структура работы. Диссертация объёмом 227 страниц состоит из введения, 4 глав и заключения; включает 76 иллюстраций и 34 таблицы. Список использованной литературы включает 189 наименований.  

Автор выражает искреннюю благодарность научному руководителю, заведующему кафедрой геоинформатики КубГУ Анатолию Валерьевичу Погорелову за поддержку и помощь в написании работы, а также всем сотрудникам кафедры геоинформатики за ценные замечания в процессе обсуждения.  

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении отражены актуальность, цель и решаемые задачи исследования, его научная новизна и практическая значимость.

Первая глава посвящена информационно-методическим вопросам.

В разделе 1.1 приводятся основные характеристики исходных данных исследования – глобальной цифровой модели рельефа ASTER GDEM (ver.1 и ver. 2), созданной на основе обработки стереоскопических снимков со спутника  Terra (сенсор ASTER). Преимущество ЦМР ASTER GDEM в сравнении с другой глобальной ЦМР SRTM 3 –  больший охват территории, лучшее разрешение (30 м), наличие данных для горных районов c большими уклонами, применение маски воды.

Осуществлена экспериментальная оценка точности глобальной ЦМР ASTER обеих версий в районе исследований по высокоточной модели рельефа. В качестве эталона поверхности использована модель рельефа тестового полигона (площадь 7,6 км2) в истоках р. Пшеха, построенная по высокоточным данным воздушного лазерного сканирования (ЦМР ВЛС). Оценка вертикальной точности ASTER GDEM ver. 2 по отношению к модели поверхности  тестового полигона (рис. 1) и ее статистические характеристики (табл. 1) свидетельствуют о сопоставимости со средними погрешностями, рассчитанными для ASTER GDEM в целом.

Таблица 1

Статистические характеристики вертикальной точности ASTER GDEM на тестовом полигоне*

ЦМР

Min

Max

Mean

STD

S

Med

RMSE

ASTER GDEM ver. 1

-70,8

12,7

-26,1

9,1

0,04

-26,2

27,6

ASTER GDEM ver. 2

-64,1

19,2

-20,1

9,7

0,09

-20,5

22,3

*Примечание. Min, Max, Mean – минимальное, максимальное и среднее значение (м); STD – стандартное отклонение высоты (м); S – коэффициент асимметрии;  Med – медиана (м); RMSE – средняя квадратическая ошибка (м).

Рис. 1. Вертикальная точность ASTER GDEM ver. 2 по данным тестового

полигона

При рассмотрении пространственного распределения вертикальных погрешностей на тестовом полигоне выявлена локализация погрешностей абсолютных высот вблизи соответствующих мезомасштабных форм рельефа. Сравнение профилей анализируемых ЦМР показывает, во-первых, относительную близость поверхностей ASTER GDEM обеих версий; во-вторых, лучшую детализацию ASTER GDEM ver. 2; в-третьих, систематическое занижение высоты на всем протяжении профиля для ASTER GDEM обеих версий в сравнении с эталонной моделью (рис. 1).

Особое внимание уделено идентификации и устранению артефактов исходной ЦМР на равнинной части территории. Если влияние «наложенных объектов» или рельефоидов (прежде всего, растительности) на значение морфометрических показателей в горах на фоне больших превышений и естественной сложности топографической поверхности сводится к минимуму, то на равнине наличие растительности может приводить к ощутимым изменениям морфометрических показателей. Основные действия по минимизации артефактов в равнинной части территории направлены на сглаживание поверхности модели в местах «наложенных объектов» – рельефоидов, а также устранение локальных замкнутых углублений. Для этого был разработан соответствующий алгоритм в ArcGIS Model Builder.

В целом глобальная ЦМР ASTER GDEM, подготовленная определенным образом, соответствует поставленным задачам морфометрического анализа поверхности Большого Кавказа, а наличие естественных рельефоидов (растительный покров, снежники, ледники) не оказывает заметного влияния на конечные морфометрические оценки рельефа горной территории.

В разделе 1.2 рассмотрены методы анализа рельефа, использованные в работе: морфометрические, геоинформационные, статистические, геостатистические, метод нечеткой классификации. Из всего арсенала морфометрических переменных мы прибегли к характеристикам, отражающим, на наш взгляд, ключевые особенности формы и структуры рельефа Большого Кавказа (крутизна, экспозиция склонов, кривизна, шероховатость фрактальная размерность поверхности и др.).

Статистический анализ нацелен на расчет характеристик, оценивающих статистические распределения морфометрических переменных и позволяющих выполнить их пространственную интерпретацию.

Построение карт морфометрических показателей осуществлялось с использованием инструментов геостатистики; при этом в качестве основного метода интерполяции выступал ординарный кригинг.

Аппарат нечеткой классификации применялся при определении границ Большого Кавказа, которые действительно не выражены, имеют размытый характер. Нечеткая классификация выполнялась методами кластеризации k?means (пакет BoundarySeer, США) на предварительно сглаженной цифровой модели рельефа с ячейкой со стороной 500 м.

Вторая глава посвящена проблеме установления границ Большого Кавказа и геоморфологическому районированию территории.

Обзор существующих методов и схем геоморфологического районирования дан в разделе 2.1. Отражены основные взгляды на районирование и орографические представления Кавказа Н.А. Гвоздецкого, Е.Е. Милановского, И. Н. Сафронова и др. исследователей. Геоморфологическое районирование Кавказа остается дискуссионным, причем дискуссионность относится и к самим подходам. К нерешенным вопросам кавказоведения относятся, в частности, вопросы о границе между Кавказом и Русской равниной, о принципах выделения таксономических единиц районирования.

При попытках увязки морфологии земной поверхности и районирования с тектоническими структурами следует отметить, что главные проблемы альпийской тектоники и геодинамики Большого Кавказа до сих пор не решены. На это указывают сами тектонисты. В настоящее время имеется как минимум две точки зрения на механизм формирования горного сооружения в альпийскую эпоху в процессе встречного движения литосферных плит: «поддвиг» (В.Е. Хаин, Д.А. Лилиенберг и др.) и «содвиг» (Ю.Г. Леонов и др.). Кроме того, существует и «вертикалистская» гипотеза, объясняющая складкообразование Большого Кавказа не сжатием, а погружением блоков (Ф.В. Яковлев и др.).

Предполагаемые механизмы складкообразования, вообще формирования морфологических свойств геоповерхностей, представляют интерес с позиции районирования, а именно – обособления складчатой системы Большого Кавказа и других подчиненных объектов линейной складчатости, границы которых маркируются определенным образом. Применительно к масштабу горной страны, которому отвечает мегантиклинорий, в терминах геотектоники это означает пространственное обособление структур хинтерланда – внутренней части складчатой системы и форланда – предгорных прогибов. Принципиальные различия в представлениях о геодинамике Большого Кавказа и невозможность при недостатке геофизических данных создания непротиворечивой модели его глубинного строения сказываются на эндогенных интерпретациях рельефа.

Не существует единых общепринятых способов определения границ горных стран; как правило, проведение неких линий, разделяющих крупные геоморфологические объекты, основывается на экспертной оценке исследователя, учитывающей тектонические, геологические, гипсометрические и другие предпосылки. На современном этапе геоморфологических исследований обозначилось направление, характеризующееся уходом от вербальных описаний в сторону использования  формализуемых и воспроизводимых (морфометрических) показателей с методов цифрового моделирования.

Без пространственного обособления объекта невозможно выполнить морфометрический анализ рельефа. В разделе 2.2 приведены методика и результаты определения границы горной страны. Традиционно обособление Большого Кавказа увязывают с полосой прогибов на севере (Индоло-Кубанский, Восточно-Кубанский, Терско-Каспийский, Кусаро-Дивичинский предгорные прогибы) и юге (Рионский и Куринский межгорные прогибы). Участие в строении складчатой системы иерархически соподчиненных разномасштабных объектов со своими специфическими механизмами образования свидетельствует о размытости границ в контактной зоне (экотон) между объектами высокого таксономического ранга. Прибегая к континуальной модели геопространства, границу уместно представить в виде двух- или трехмерного образования с высокими пространственными градиентами исследуемых показателей. 

Предлагаемая процедура делимитации Большого Кавказа опирается на геометрический подход к описанию рельефа и аппарат нечеткой классификации. В качестве операционного показателя использована высота местности – информативный и простой признак морфологии земной поверхности.

Для выделения переходной полосы между морфологически (гипсометрически) выраженными складчатой поверхностью Большого Кавказа (горы) и прилегающими равнинами (не горы) использовался метод wombling (W.H. Womble). Оперировали параметром степени размытости ?, поскольку, в сущности, он и определяет конечный результат классификации. При любом значении параметра ? отчетливо идентифицируется осевая часть горного сооружения – ядро складчатой системы. При ?>5 морфологически проявляется и внешняя граница Большого Кавказа (рис. 2). С увеличением параметра ? очертания периферии не меняют свой облик, но изменяется ширина морфологического перехода. Осевая часть Большого Кавказа отличается явной морфологической однородностью, изоморфизмом; поэтому внутренняя переходная полоса, отражающая периферийные преобразования осевой части по мере приближения к равнинам Предкавказья и межгорной депрессии, имеет замкнутый вид и схожие контуры при разных параметрах моделирования.

Рис. 2. Выделение переходной полосы (границы) между морфологически однородными поверхностями методом нечеткой классификации (wombling) со значениями параметра ?=7 (вверху) и 10 (внизу)

Рассчитанная указанным способом внешняя граница огибает Ставропольскую возвышенность, отделяя ее от сопредельных равнин и возвышенностей в районе Кумо-Манычской впадины. Примечательно, что на юге переходная полоса уходит в сторону Закавказья, не «реагируя» на наличие узких в масштабе региона межгорных Рионского и Куринского прогибов.

В разделе 2.3 рассмотрен опыт районирования территории Большого Кавказа по морфологическим критериям. Поскольку в геоморфологическом отношении Большой Кавказ чрезвычайно разнообразен и неоднороден, желательна дифференциация территории с использованием формального критерия, т.е. на морфометрических основаниях. Под районированием понимается выделение участков земной поверхности, рассматриваемых на региональном уровне, которые обладают определенными характерными геометрическими или морфологическими признаками. В случае проведения границы горной страны в виде линии (как обычно поступают при районировании), эту линию целесообразно совместить с тальвегами Кумо-Манычской впадины и Закавказской депрессии. Альтернативой линейной границы является переходная зона (полоса), получаемая с помощью аппарата размытой классификации.

При реализации геометрического подхода возникают новые возможности, в частности, расчет статистических характеристик рельефа. Морфологически однородные, относительно изоморфные районы Кавказа можно выделить, прибегнув к картографированию пространственно распределенных статистических характеристик абсолютной высоты земной поверхности: стандартному отклонению, коэффициентам эксцесса, асимметрии и пр.

При расчете статистических характеристик высоты местности использовались результаты, полученные в окне поиска 5?5 км. Расчет осуществлялся с использованием инструментов геостатистики. В качестве основного метода интерполяции применялся кригинг.

Карта коэффициента эксцесса Е высоты поверхности (рис. 3) позволяет судить об устойчивости рельефообразующих факторов, гомогенности и морфологической сложности рельефа, следовательно, стать основой выделения морфологически однородных территорий (районов). Использование данного параметра при анализе рельефа встречается в зарубежных (Pike, Wilson, 1971; Evans, 1998; Guth, 2006, 2009; и др.) и отечественных (Трегуб, Жаворонкин, 2000; Жаворонкин, 2002, 2005; Погорелов, Думит, 2009) работах.  

Рис. 3. Пространственное распределение коэффициента эксцесса Е высоты

Посредством гистограммы методом геометрических интервалов проведено деление на семь классов, послуживших основанием для последующего районирования (рис. 4). Установлено, что распределению эксцесса высоты как показателю гомогенности рельефа свойственна в плане концентрически-зональная структура с выраженной дисимметрией – неравенством очертаний зон по длинной оси.

Рис. 4. Районирование территории Большого Кавказа по морфологическим критериям

Среди терминов, употребляемых для обозначения пространственно гомогенных выделов (таксонов), мы предпочли наиболее употребительный – район. Как правило, под районом понимается компактная территория, характеризуемая каким-либо общим признаком или совокупностью признаков. Характеристики выделенных районов Большого Кавказа даны в табл. 2. Площади их в целом соизмеримы, а сами районы существенно различаются по ряду морфометрических характеристик.

Таблица 2

Основные характеристики морфологически однородных районов

Большого Кавказа

Район

Площадь, км2

Площадь, %

Интервалы высот, м

Интервалы коэффициентов эксцесса

1

2

3

4

5

1

3 432

0,92

0 – 13

5 – 19,95

2

82 408

22,16

-28 – 247

2 – 5

3

63 822

17,17

-28 – 890

1 – 2

4

81 767

21,99

-28 – 1 686

0 – 1

Таблица 2. Окончание

1

2

3

4

5

5

41 657

11,2

-11 – 3 545

-0,3 – 0

6

50 820

13,67

0 – 4 767

-0,5 – -0,3

7

47 895

12,88

324 – 5 642

-1 – -0,5

Всего:

371 801

100

-

-

В третьей главе рассматриваются структурные элементы земной поверхности Большого Кавказа. Взаимное расположение структурных линий в разных плоскостях образует каркас рельефа горной страны. Анализируются основные структурные линии: килевые, образующие тальвеги; гребневые, образующие линии водоразделов; линии с нулевыми значениями горизонтальной кривизны земной поверхности – морфоизографы.

В разделе 3.1 рассмотрены результаты моделирования тальвегов, выделенных до 10-го порядка (по Стралеру – Философову) (табл. 3). Тальвеги высокого порядка, представленные крупными горными реками, как правило, унаследовали свое направление от разломов земной коры, другие – меняли свое положение в результате эрозионно-аккумулятивной деятельности. Распределение длин разнопорядковых тальвегов на территории Большого Кавказа подчиняется обратному экспоненциальному закону.

Таблица 3

Сведения о сети тальвегов

Порядок тальвега

Количество тальвегов

Суммарная длина тальвегов

Средняя длина, км

км

LN

 %

1

1 443 675

812 431

13,6

59,86

0,56

2

308 669

273 112

12,5

20,12

0,88

3

69 868

137 415

11,8

10,13

1,97

4

15 245

67 430

11,1

4,97

4,42

5

3 374

34 064

10,4

2,51

10,10

6

768

17 555

9,8

1,29

22,86

7

200

10 059

9,2

0,74

50,29

8

38

3 287

8,1

0,24

86,50

9

8

1 433

7,3

0,11

179,09

10

1

356

5,9

0,03

355,73

Всего:

1 841 846

1 357 142

-

100

0,74

Технический вопрос выделения гребневых линий – водоразделов приобретает определенный географический контекст в связи бассейновым принципом деления земной поверхности. Латеральные взаимодействия в водосборе, определяющие его организацию как геосистемы, обусловливают возможность количественной оценки вещественных преобразований внутри этой геосистемы. В разделе 3.2 приводится характеристика водосборов (частных бассейнов), расчеты которых для Большого Кавказа выполнены с разными пороговыми значениями (табл. 4).

Таблица 4

Сведения о водосборах, выделенных с переменным пороговым значением

Пороговое значение, число ячеек ЦМР

Число водосборов

Средняя площадь, км2

50 000

5 434

66

100 000

2 718

130

500 000

510

660

1 000 000

259

1 246

5 000 000

35

7 546

В разлеле 3.3 рассмотрены процедура и результаты выделения разнопорядковых хребтов как главных элементов орографии горной страны. Проблема пространственного ограничения форм земной поверхности, на наш взгляд, имеет два важных аспекта. Первый связан с концептуальным противопоставлением континуальности и дискретности. Второй аспект заключается в неоднозначности, субъективности подобного выделения, особенно если оно основано на описательных, неформализованных подходах.

Задача преодоления неоднозначности, субъективности выделения элементов орографии может решаться на пути их формализованного описания, т.е. с помощью предлагаемых алгоритмов расчета. К ключевым орографическим элементам отнесем хребты и долины. Для выделения разнопорядковых элементов (хребтов) следует использовать ЦМР с переменным разрешением, что снижает трудоемкость расчетов и облегчает саму процедуру выделения. Все расчеты и построение карт в этом разделе осуществлялись по ЦМР, полученной в результате агрегирования ячеек с разрешением 500 м.

В основе автоматизированной идентификации морфологических элементов поверхности по растровым ЦМР лежат разработанные и достаточно широко применяемые в геоморфологической практике алгоритмы. В настоящей работе мы прибегли к классификации, ориентированной на операции с растрами, со следующими элементами: valley – долина, лощина; flat – плоский участок (низина); toe slope – подошва склона; midslope – средняя часть склона; upper slopes – пригребневая часть склона; ridge – хребет.

Идентификации морфологических единиц предшествует расчет «топографического» индекса TPI (Topographic Position Index) по методике Джеффа Дженесса (Jenness, 2006). TPI представляет собой разность между абсолютной высотой данной точки (или ячейки) и средней высотой точек в определенном буфере вокруг исходной точки. Положительные значения TPI соответствуют выпуклостям земной поверхности; отрицательные соответствуют понижениям; значения близкие к нулю указывают на то, что данная поверхность является равниной. Орографический анализ был сосредоточен на выделенной морфологической единице «ridge» – хребет (рис. 5). Для избавления от артефактов в виде «осколочных» элементов установлен ценз по площади в 2 км2. Сглаживание контуров хребтов выполнено методом интерполяции Безье. Построенные разномасштабные полигональные векторные модели хребтов отличаются от укоренившегося представления орографических схем, где хребты отображаются линиями (т.е. одномерны).

Рис. 5. Результаты идентификации хребтов разного порядка: с радиусом скользящего окна 10d (вверху) и 40d (внизу); d – длина стороны ячейки. Векторная модель

С помощью описанных приемов выделены главные элементы орографии – хребты и долины Большого Кавказа. Методы анализа предусматривают гибкое определение порядка выделяемых хребтов в связи с требуемой детализацией на основе размеров скользящего окна и цензов площади.

В четвертой главе приведены результаты расчета и анализа ряда морфометрических характеристик рельефа, отражающих главные особенности формы и структуры горного рельефа.

В разделе 4.1 приводятся результаты гипсометрического анализа. Исследуемая горная страна – наиболее высокая в России, однако полноценный гипсометрический анализ ее до настоящего времени не проводился.

На анализируемой территории общей площадью 371,8 тыс. км2 со средней высотой 596 м 66,95% площади приходится на высоты до 500 м; на высоты до 1 000 м приходится 78,36% или 291,3 тыс. км2. На высотах более 2 000 м здесь располагается всего 9,69% или 36 тыс. км2 территории. Анализ гипсографической кривой Большого Кавказа, построенной обычным способом, свидетельствует о слабой выраженности ярусного строения рельефа в масштабе горной страны.

От района 1 к району 7 наблюдается последовательное смещение наиболее представительных площадей на более высокие отметки. Наименьшая изменчивость абсолютных высот, следовательно, и интенсивность рельефообразования наблюдается в районе дельты Кубани (среднее квадратическое отклонение высот STD всего лишь 1 м); наибольшая интенсивность современного рельефообразования, судя по значению STD (703 м), – в осевой части Большого Кавказа. Коэффициенты асимметрии S в массивах распределения высот имеют довольно широкий диапазон – от 0,05 (район 1) до 2,59 (район 5). Во всех случаях в вариационных рядах высоты отмечена правосторонняя скошенность с S>0, что в морфологическом смысле должно означать преобладание в целом на территориях районов положительных форм. Коэффициенты эксцесса Е, характеризующие пиковость в распределении высотных отметок, варьируют от 15,35 (район 1) до -0,31 (район 7). Большие значения коэффициента эксцесса E  (районы 1, 2, 3, 5) свидетельствуют о скоплении частот в середине кривой распределения высот – в узком диапазоне около моды. Это указывает на существование здесь единой субгоризонтальной поверхности, слабо нарушенной тектоническими деформациями и эрозионными формами.

В разделе 4.2 отражены результаты анализа крутизны склонов. Очень пологие склоны крутизной до 30 охватывают 180,8 тыс.км2, что составляет почти половину рассматриваемой площади (48,6%). Склоны крутизной до 100 занимают 71,1% или 264,4 тыс. км2 суммарной площади. С увеличением крутизны склонов занимаемая ими площадь закономерно уменьшается – на крутые, обрывистые и отвесные склоны с углами наклона более 450 приходится всего 3,4 тыс.км2 или 0,92% территории. Доля крутых склонов возрастает по мере увеличения морфологической сложности земной поверхности, и наоборот, относительная площадь пологих склонов радикальным образом уменьшается. Если в районе 1 очень пологие склоны (угол наклона менее 30) занимают практически всю площадь, а в районе 2 – 91% площади, то в районах 6 и 7 их доля составляет всего лишь 7 и 1,6% соответственно.

В разделе 4.3 рассмотрены основные закономерности распределения экспозиции склонов. Без учета горизонтальных поверхностей на Большом Кавказе на склоны северных румбов в сумме приходится 41,74% площади, а на склоны южных румбов – 39,70% площади, т.е. наблюдается «экспозиционная» симметрия. Из установленной соразмерности склонов разной экспозиции следует вывод: экспозиционные различия в масштабе горной страны (и даже выделенных районов) не оказывают существенного влияния на общерегиональное избирательное усиление/ослабление каких-либо эрозионных и денудационных процессов. Экспозиционная дифференциация элементарных горных склонов как фоновый фактор экзогенных процессов обеспечивает примерно равные условия для проявления и соразмерного представительства любого характерного процесса в масштабе всего Большого Кавказа.

Кривизна склонов исследуется в разделе 4.4. Профильную kv и плановую kh кривизны горных склонов можно определить как две ортогональные компоненты, где эффект гравитационных процессов либо достигает максимума (вертикальная выпуклость), либо минимизируется (горизонтальная выпуклость) (Zevenbergen, Thorne, 1987; Moore et al, 1991). При расчетах кривизны в геоморфометрии прибегают к методам Эванса, Зевенбергена-Торна, Шарого. Алгоритм Зевенбергена-Торна используется в пакете ArcGIS (Esri, США) и SAGA (Германия). В пакете Landserf (J. Wood, Великобритания) расчеты кривизны основаны на методе Эванса. В результате сравнительного анализа различных приемов расчета профильной и плановой кривизн предпочтение было отдано методу Эванса.

Профильная кривизна. Судя по построенной карте, рисунок kv весьма зависим от местных морфологических особенностей земной поверхности. В местах с развитой эрозионной сетью, врезанными речными долинами четко выражены линейно вытянутые вогнутые и выпуклые перегибы склонов с экстремальными значениями профильной кривизны, приуроченные к бровкам и тыловым швам террас, подошвам склонов. Отчетливо маркируются днища и склоны долин, террасовидные участки. Распределение kv, на наш взгляд, позволяет судить о степени развитости долин, а также о местной асимметрии склонов долин. Следует указать и на специфическое проявление гребней хребтов в распределении профильной кривизны с образованием линейно вытянутых положительных экстремумов kv. Наибольший интерес представляют статистические показатели выделенных районов, сравнение которых способно в обобщенном виде подчеркнуть их морфологические различия (табл. 5). Средние значения kv во всех районах отрицательные, что отражает некоторое преобладание вогнутых поверхностей в заданном разрешении ЦМР. Стандартные отклонения kv последовательно растут от района 1 (STD=0,04) к району 7 (STD=0,69), демонстрируя закономерное и заметное увеличение изменчивости профильной кривизны склонов от плоских низменных территорий вглубь горной страны к ее осевой части; об этом же свидетельствуют и величины квартилей. Коэффициент асимметрии в распределении профильной кривизны в каждом районе положительный, что говорит об устойчивости правосторонней асимметрии. Закономерным следует считать увеличение коэффициента асимметрии от района 1 (S=22,7) к району 7 (1,51), т.е. постепенное уменьшение частот, попадающих в интервалы с отрицательными значениями kv, и выраженности правой ветви распределения.

Таблица 5

Статистические показатели профильной кривизны kv*

Район

Min

Max

Mean

STD

S

E

Q 1

Med

Q 3

1

-1,80

1,97

0,0002

0,04

22,73

29,20

-0,03

-0,01

0,075

2

-5,61

5,29

-0,003

0,17

5,82

0,20

-0,05

-0,01

0,12

3

-7,86

7,40

-0,01

0,27

3,74

0,13

-0,14

-0,08

-0,02

4

-6,87

6,73

-0,02

0,37

2,89

0,46

-0,20

-0,04

0,170

5

-7,47

6,88

-0,03

0,46

2,36

0,35

-0,32

-0,04

0,242

6

-9,52

14,84

-0,02

0,58

1,80

0,06

-0,35

-0,06

0,32

7

-10,10

11,67

-0,01

0,69

1,51

0,09

-0,46

-0,03

0,40

*Min, Max, Mean – минимальное, максимальное и среднее значение; STD – стандартное отклонение; S и Е – коэффициенты асимметрии и эксцесса; 1, Q 3 и Med – 1-й и 3-й квартили, медиана.

Плановая кривизна. Плановая кривизна, отражающая вогнутость / выпуклость склона в плане, непосредственно регулирует латеральное перемещение вещества в ходе различных процессов (геоморфологических, гидрологических и пр.). Рисунок kh своеобразен для некоторых территорий горной страны и представлен относительно однородным (гомогенным) или упорядоченно-стратифицированным (агрегированным) распределением выпуклостей и вогнутостей. Условно однородная, гомогенная структура kh с хаотичными скоплениями пятен выпуклостей и вогнутостей свойственна сравнительно плоским участкам рассматриваемой территории. Отмечена сетчатая структура, примером которой служат низкогорные территории в западной оконечности Большого Кавказа  с развитой случайно ориентированной эрозионной сетью. Разнообразие пространственного паттерна kh дополняют перистая структура, наглядно проявляющаяся на участке линейно вытянутого Терского хребта, а также структура с неравномерной плотностью, агрегированностью экстремальных значений kh. Последняя характерна для морфологически сложных горных поверхностей с чередованием хребтов и долин, подверженных комплексу эрозионно-денудационных процессов.

Расчеты плановой кривизны применяют для формальной дискретизации модели рельефа на вогнутые (отрицательные) и выпуклые (положительные) элементы. Структурная линия в точках перегиба с нулевой плановой кривизной разделяет на карте области дивергенции и конвергенции или отделяет выпуклые участки от вогнутых. Масштаб, следовательно, и рисунок изолированных выпуклостей и вогнутостей, заполняющих все пространство рельефа, определяется заданными размерами ячейки исходной ЦМР и скользящим окном расчета. Полученные композиции вогнутостей и выпуклостей, обнаруживая фрактальную природу рельефа, явным образом зависят от параметров генерализации (рис. 7). Древовидная структура выпуклых элементов рельефа наиболее отчетливо проявляется на предгорных равнинах при соответствующих параметрах расчета. Выпуклости здесь зачастую имеют лопастевидные в плане очертания. В горах рисунок выпуклостей напоминает сетевую структуру, имеющую составной вид: внутри себя она может содержать структуру другого типа (линейную, веерную, различные разновидности древовидной). У древовидных элементов преобладает не бинарное ветвление, а образование «веток» от основного «ствола», в качестве которого, как правило, выступает хребет более высокого порядка.

Рис. 6. Экспериментальное разделение Большого Кавказа на выпуклые и вогнутые участки с использованием нулевой плановой кривизны: вверху – размер ячейки 5 км, окно расчета 5?5; внизу – размер ячейки 5 км, окно расчета 9?9

Примечательным, что с увеличением стороны расчетного окна все более явными становятся поперечные элементы в строении Большого Кавказа (рис. 6). Они образуют субмеридиональные «потоки», вытянутые в сторону предгорных прогибов.

В разделе 4.5 рассмотрена фрактальная размерность поверхности. Фрактальная размерность D отражает масштабную инвариантность показателей рельефа, допуская морфометрический анализ объекта с разным масштабом и степенью генерализации. Данный параметр, по утверждению многих исследователей, в известной мере характеризует степень морфологической сложности топографической поверхности: форма объекта с высокой фрактальной размерностью априори более сложна. С установленным разрешением исходной ЦМР D варьирует от 2,00 (плоская элементарная поверхность) до 2,80 (близко к максимально возможной величине) (рис. 7). На карте фрактальной размерности отчетливо видны ключевые закономерности пространственных изменений D: на равнинных территориях диапазон фрактальной размерности невысок – повсеместно она близка к своему нижнему топологическому пределу 2, а на участках с морфологически сложным рельефом размах фрактальной размерности достигает максимума.

Рис. 7. Фрактальная размерность земной поверхности в районе Эльбруса

В разделе 4.6 и 4.7 раскрыты морфологические свойства рельефа через картографирование и статистические характеристики показателей горизонтальной и вертикальной расчлененности рельефа. В разделе 4.8 представлены результаты оценки и анализа шероховатости рельефа, рассчитанной с помощью пакета MicroDEM и инструмента DEM Surface Tools (J. Jenness). Этот показатель используется как мера сложности рельефа, а также в комплексе с другими морфометрическими показателями при расчете метеорологических полей.

Выводы

  1. За период активного исследования Большого Кавказа взгляды на орографию и районирование горной страны претерпели эволюцию и продолжают развиваться. До настоящего времени интерпретации процессов складкообразования и деформации земной коры базируются на разных моделях, а во взглядах на возникновение складчатых систем нет единства.
  2. Внешние границы горного сооружения Большого Кавказа не имеют явной морфологической и тектонической выраженности. Размытость границ между структурами внутренней части складчатой системы и предгорных прогибов вызвана наличием разномасштабных соподчиненных объектов складчатости с различающимися механизмами линейного складкообразования и вещественными объемами.
  3. Оценка точности глобальной цифровой модели рельефа ASTER GDEM на исследуемой территории путем сравнения с данными воздушного лазерного сканирования подтвердила  свою релевантность задачам морфометрического анализа рельефа Большого Кавказа.
  4. При установлении границ складчатого сооружения Большого Кавказа применим аппарат нечеткой классификации (wombling), опирающийся в качестве операционного показателя, на высоту местности. Применение такой классификации привело к обнаружению двух границ (полос) морфологического перехода – внутренней и внешней. Внутренняя переходная полоса, отражающая периферийные морфологические преобразования осевой части Большого Кавказа, имеет замкнутый вид и схожие контуры при разных параметрах нечеткой классификации. Внешняя переходная полоса на севере отражает краевую зону Большого Кавказа.
  5. Дифференциация территории Большого Кавказа на морфометрических основаниях способствует выделению относительно изоморфных районов. В качестве интегрального критерия сложности и гомогенности рельефа выступает коэффициент эксцесса Е высоты местности. Распределению Е на исследуемой территории в плане свойственна концентрически-зональная структура с отчетливой дисимметрией – неравенством очертаний зон по длинной оси. Выделено 7 морфологически однородных районов, различающихся по статистическим оценкам морфометрических показателей.
  6. Морфологическая структура рельефа горной страны характеризуется структурными линиями (тальвегами, водоразделами, нулевыми значениями горизонтальной кривизны поверхности), образующими каркас рельефа.
  7. По данным модели эрозионной сети установлено, что суммарная длина тальвегов 1-10 порядков равна 1 357 тыс. км, причем на тальвеги 1-2 порядков приходится 80% общей длины. Распределение длин разнопорядковых тальвегов подчиняется обратному экспоненциальному закону.
  8. Орографическая схема Большого Кавказа построена с использованием автоматизированной идентификации основных морфологических единиц горной поверхности (хребтов, долин). Указанные единицы, как и рельеф в целом, обладают фрактальными свойствами, поэтому при идентификации увеличение размеров скользящего окна способствовало фильтрации морфологических элементов подчиненного масштаба.
  9. Гипсографическая кривая территории Большого Кавказа аппроксимируется обратно экспоненциальной функцией и не типична для выделенных  относительно изоморфных районов. Гистограммы и статистические характеристики распределения высоты в районах хорошо отражают их особенности, морфологическую «целостность», степень массивности местного рельефа, наличие единых поверхностей.
  10. Распределение крутизны склонов в выделенных районах связано с морфологической сложностью поверхности. В дельте Кубани (район 1) очень пологие склоны с углами наклона менее 30 занимают практически всю площадь, а вблизи осевой части Большого Кавказа (районы 6 и 7) их доля составляет 7 и 1,6% соответственно; в районе 6 крутые склоны (20-450) занимают 39,4% территории, а в районе 7 их пропорция возрастает до 64,4%.
  11. Без учета горизонтальных поверхностей в каждом из районов при общей соразмерности склонов разной экспозиции наибольшую площадь, тем не менее, имеют склоны двух основных экспозиций – северной и южной. Склоны данной ориентировки занимают примерно одинаковую площадь (17…16%). Экспозиционная дифференциация элементарных горных склонов как фоновый фактор экзогенных процессов обеспечивает примерно равные условия для проявления и соразмерного представительства любого характерного процесса в масштабах всего Большого Кавказа.
  12. Карты кривизны поверхности имеют несомненный аналитический потенциал и позволяют определить местные особенности морфологии, маркировать бровки и тыловые швы террас, подошвы склонов. Распределение профильной кривизны указывает на степень развитости долин и асимметрию склонов; в местах с невыраженной эрозионной сетью структура кривизны теряет линейную упорядоченность. Рисунок плановой кривизны представлен характерными гомогенной, сетчатой, перистой и другими структурами.
  13. Композиции вогнутостей и выпуклостей рельефа, полученные путем построения линий с нулевой плановой кривизной, обнаруживают фрактальную природу рельефа и явным образом зависят от параметров генерализации модели. С увеличением стороны расчетного окна все более отчетливыми становятся поперечные элементы (вогнутости и выпуклости) в строении поверхности Большого Кавказа, выраженные на обоих склонах.
  14. Карта фрактальной размерности поверхности D позволяет судить о степени морфологической сложности рельефа. Резкие изменения D в пространстве указывают на соответствующие изменения геоморфологических процессов. Распределениефрактальной размерности поверхности отражает генетическую неоднородность рельефа; четко отслеживается триада «долины – склоны – водоразделы». Днищам долин свойственны минимальные величины D; высокие значения D повсеместно имеют склоны, в наибольшей мере обладающие свойствами масштабной инвариантности. 

Основное содержание диссертации изложено в публикациях:

Публикации в рекомендуемых изданиях ВАК РФ:

  1. Нетребин П.Б. Автоматизированное построение орографической схемы Большого Кавказа в среде ГИС / Нетребин П.Б. // Геология, география и глобальная энергия. 2010. № 3. – С. 111-115.
  2. Погорелов А.В. Опыт автоматизированной идентификации элементов морфологической структуры Большого Кавказа / Погорелов А.В., Бойко Е.С., Нетребин П.Б. // Инженерные изыскания. 2010. № 5. – С. 32-35.

Другие издания:

  1. Погорелов А.В. Дешифрирование снежно-ледовых поверхностей по данным космических снимков (на примере верховьев Кубани) / Погорелов А.В., Нетребин П.Б. // Тез. докл. научно-практич. конф. «Вопросы гидрометеорологических инструментальных наблюдений в горах Северного Кавказа: состояние и перспективы», Ростов-на-Дону, 2009. – С. 29-31.
  2. Нетребин П.Б. Использование данных дистанционного зондирования в гляциологических и геоморфологических исследованиях на территории Западного Кавказа / Нетребин П.Б., Погорелов А.В. // Мат. II конф. молодых ученых «Геоинформационные технологии и космический мониторинг». Ростов-на-Дону, 2009. – С. 92-93.
  3. Погорелов А.В. Орография Большого Кавказа: новые подходы к моделированию / Погорелов А.В., Нетребин П.Б.  // Географические исследования Краснодарского края: сб. научн. тр. Вып. 5. Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 2010. – С. 7-20.
  4. Погорелов А.В. Новые подходы к исследованию орографии Большого Кавказа / Погорелов А.В., Нетребин П.Б. // ИнтерКарто-ИнтерГИС-16: Мат. Междунар. науч. конф. Ростов-на-Дону (Россия), Зальцбург (Австрия). Ростов-на-Дону, Изд-во ЮНЦ РАН, 2010. – С. 145-153.
  5. Погорелов А. В. К проблеме исследования морфологической структуры рельефа Большого Кавказа / Погорелов А. В., Нетребин П. Б.// Мат. VII Международной научной конференции «Устойчивое развитие горных территорий в условиях глобальных изменений». Владикавказ, 2010 (электронный ресурс).
  6. Погорелов А.В. О взглядах на орографию и геоморфологическое районирование Большого Кавказа / Погорелов А.В., Нетребин П.Б. // Географические исследования Краснодарского края: сб. научн. тр. Вып. 6. Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 2011. – С. 7-20.
  7. Погорелов А.В. Проблема определения границ Большого Кавказа с позиции нечеткой классификации / Погорелов А.В., Нетребин П.Б. // Мат. IV конф. молодых ученых «Геоинформационные технологии и космический мониторинг». Ростов-на-Дону, 2011. – С. 180-187.
  8. Нетребин П.Б. Исследование морфологической структуры рельефа Большого Кавказа на основе цифровой модели ASTER GDEM / Нетребин П.Б., Шевела С.Ю., Погорелов А.В. // Мат. IV конф. молодых ученых «Геоинформационные технологии и космический мониторинг» Ростов-на-Дону, 2011. – С. 166-172.
  9. Погорелов А.В. Некоторые сведения о гипсометрии Кавказа: методика и результаты анализа / Погорелов А.В., Нетребин П.Б. // География: история, современность, перспективы: сб. науч. тр. / под ред. Г.С. Гужина. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2012. – С. 413-422.
 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.