WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Роль семантического синкретизма в формировании местоимённого значения

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

Черемных Ксения Георгиевна

 

 

РОЛЬ СЕМАНТИЧЕСКОГО СИНКРЕТИЗМА

В ФОРМИРОВАНИИ МЕСТОИМЁННОГО ЗНАЧЕНИЯ

 

 

 

Специальность 10.02.19 – теория языка

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата

филологических наук

 

 

 

 

Челябинск – 2012

Работа выполнена на кафедре теории языка Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет»

Научный руководитель:            кандидат филологических наук,     

доктор педагогических наук, профессор                                                                                                           Месеняшина Людмила Александровна                                                                                                                                    

Официальные оппоненты:                   доктор филологических наук,

профессор кафедры

общего языкознания

ФГОУ ВПО «Пермский

государственный

педагогический университет».

Левицкий Юрий Анатольевич

                                                             кандидат филологических наук,

доцент кафедры

массовых коммуникаций

ФБГОУ ВПО «Южно-Уральский

государственный университет»

Хакимова Елена Мухамедовна

Ведущая организация:                ФГБОУ ВПО

«Уральский  государственный                                                                                                педагогический университет».                                                                                 

Защита состоится 21 мая 2012 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 212.296.05 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет» по адресу: 454001, г. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, 129, конференц- зал.

С  диссертацией можно ознакомиться в  научной  библиотеке  ФГБОУ ВПО  «Челябинский  государственный  университет»  по адресу:  454001,     г. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, 129.

Автореферат  разослан      апреля  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

  доцент                                                                                 Г.С. Вардугина

Общая характеристика работы

         Реферируемая работа посвящена исследованию влияния семантического синкретизма на формирование местоименного значения.

Под семантическим синкретизмом мы понимаем  «нерасчленённость содержания форм словесного знака в результате его эмансипации от исходного контекста» (В.В. Колесов), подразумевающую одновременную реализацию данных значений.

Актуальность исследования обусловлена наличием ряда противоречий между теоретическими положениями о значении местоимения, с одной стороны, и результатами исследования семантики некоторых местоимений – с другой. Эти противоречия проявляются прежде всего в том, что многие из исследователей местоимений отказывают им в наличии самостоятельного значения, не сводимого к функции в тексте. Так, Ч.С. Пирс относит местоимение к индексам, понимая под индексом знак, который бы сразу утратил свое характерное свойство, делающее его знаком, если убрать его объект. О. Есперсен и Р. Якобсон относят местоимение  к так называемым «шифтерам», то есть к знакам, объединяющим свойства символа и индекса. Л. Блумфилд и Л.В. Щерба признают местоимения субститутами, то есть заместителями слов. Ш. Балли и Э.Бенвенист относят местоимения к актуализаторам. Э. Бенвенист отмечает, что местоимения не составляют единого класса, а образуют различные роды и виды в зависимости от того модуса существования языка, знаками которого они являются. Одни из них, по мнению исследователя, принадлежат синтаксису языка, другие принадлежат речи, точнее, речевым актам, позволяющим «превращать» язык в речь. К. Бюлер относит местоимения к указательным словам.

При всём многообразии подхода к местоимениям, отмечающемся в работах этих исследователей, во всех концепциях просматривается следующая точка зрения на местоимение: местоимение собственного значения не имеет, значение местоимения сводится к функции, которую оно выполняет в речи.

Однако далеко не все местоимения обладают значениями с подобными свойствами. Среди них необходимо отметить, в частности, русское местоимение «сам», обладающее рядом значений, близким к самостоятельным, не зависящим от  контекста и не сводимым к функциональным значениям. Кроме того, это местоимение обладает некоторыми функциями, не связанными с указанием или актуализацией понятия. Изучение этимологии этого местоимения позволяет обнаружить источник данных семантических особенностей местоимения «сам». Их истоки были заложены ещё в древности, когда формант, к которому восходит местоимение «сам», обладал синкретичным значением. (местоимение  «сам»  восходит к форманту *s?m, восходящему, в свою очередь, к индоевропейской основе *sem-/*sem-).

Данное обстоятельство позволило сформулировать цель данного исследования, состоящую в установлении факта влияния семантического синкретизма  на формирование местоимённого синкретизма и в выявлении роли семантического синкретизма  в формировании синкретизма местоимённого значения (местоимённого синкретизма).  

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. Уточнить понятия «синкретизм» и «семантический синкретизм».
  2. Проанализировать основные разногласия, связанные с изучением  местоимённого значения.
  3. Проанализировать проявления семантического синкретизма на примере значения индоевропейского корня *sem- и его вариантов.
  4. Рассмотреть основные значения русского местоимения «сам» как производного от корня *sem- .
  5. Определить, какие компоненты синкрета, содержащегося в корне *sem- и его вариантах, сохранились в значении местоимения «сам».
  6. Проанализировать роль семантического синкретизма этимона в формировании значения местоимения «сам».

Объектом исследования является местоимённое значение как особая разновидность значения, отличная от значения лексем, принадлежащих к другим частям речи.

Предметом исследования является семантический синкретизм как один из факторов, влияющих на формирование местоимённого значения.

Гипотеза исследования заключается в следующем: семантический синкретизм лексемы, на базе которой формируется  местоимённый формант, может трансформироваться в варианты значения местоимения, развившегося из этого форманта.

Исследование проводилось с помощью следующих методов: 1) общенаучные методы: наблюдение, самонаблюдение, анализ; 2) собственно лингвистические: сравнительно-исторический анализ, метод лингвистического эксперимента, метод компонентного анализа.

Метод наблюдения и самонаблюдения применялся на первых этапах исследования, при сборе материала. Автор исследования наблюдал за употреблением в речи носителей русского языка местоимения «сам», а также за употреблением в собственной речи данной местоимённой лексемы.

Сравнительно-исторический анализ как метод имел особую важность для исследования: применение его было связано со специальными вопросами данного исследования, связанными с изучением основных значений русского местоимения «сам» как производного от корня *sem- . Целью применения данного метода было выявление общих семантических компонентов, содержащихся в производных, восходящих к основе *sem-,  в латинском, готском, старославянском и некоторых других языках.  Кроме того, нами проведена систематизация сведений о фонетических изменениях основы, представленных в словарях и исследованиях.

Метод лингвистического эксперимента использован в работе следующим  образом. Во-первых, в рамках исследования был проведён психолингвистический эксперимент, целью которого стало выявление  значений местоимения «сам», независимые от контекста. Во-вторых, осуществлялся эксперимент по трансформации исходных конструкций, содержащих местоимение «сам». Производились трансформации двух типов: структурные  и качественные. Структурные трансформации подразумевали извлечение  местоимения «сам» или изменение его позиции в конструкции. Качественные трансформации подразумевали замену местоимения «сам» на какую-либо другую лексему с целью поиска семантического эквивалента этого местоимения.

Метод компонентного анализа применялся при анализе роли семантического синкретизма этимона в формировании значения местоимения «сам». Результатом применения этого метода стало разложение значений местоимения «сам» на отдельные семы. Именно исследование этих сем позволило в дальнейшем выявить те компоненты синкрета этимона, которые сохранились в значении этого местоимения.

Анализ как метод применялся на всех этапах исследования.

В качестве материала для исследования были использованы данные словарей, тексты художественной литературы и бытовые диалоги. Далее необходимо отметить источники материала по древним языкам.

Источником материала по санскриту стал «Санскритско–русский словарь» В.А. Кочергиной, а также работа Т. Барроу. Источником латинских производных послужил «Латинско–русский словарь» под редакцией В. Н. Ярхо, источником материала по старославянскому языку стал «Старославянский словарь» Э. Благовой. Также к работе привлечены материалы библейских текстов на готском и старославянском языках.

В качестве материала для иллюстрации употребления и значения местоимения «сам» привлекались  романы И.С. Тургенева «Рудин», «Накануне», «Отцы и дети», «Дворянское гнездо», а также роман Л.Н. Толстого «Анна Каренина».  Из материала  бытовых диалогов в работе приводятся наиболее интересные случаи употребления местоимения «сам», не встречающиеся в письменной речи. Для обозначения конструкций, взятых из бытовых диалогов, в тексте используется аббревиатура БД.

Необходимо отметить также, что изучение местоимения «сам» связано с многочисленными трудностями. Прежде всего это, по выражению А.Е. Кибрика, «неуловимость» значения, а также сложность в определении синтаксической функции, которую отмечали Г. Тагамлицкая, П. Адамец.

Именно эти особенности данного местоимения заставили некоторые учёных пересмотреть частеречную принадлежность местоимения «сам». А.Б. Шапиро, А.Е. Кибрик и Е. А. Богданова, например, рассматривают «сам» как частицу. Г. Тагамлицкая отмечает, что лексема «сам» объединяет свойства разных частей речи: наречия, местоимения, частицы.

В настоящей работе впервые рассматриваются истоки указанных особенностей местоимения «сам». Кроме того, новизна данной диссертации заключается в том, что в ней впервые семантический синкретизм лексемы, к которой восходит местоимение «сам», рассматривается как одна из причин особой организации местоименного значения. Под особой организацией местоименного значения  мы подразумеваем такую структуру значения, при которой  оно приближается к значению других знаменательных частей речи, сохраняя при этом дейктическую функцию. Местоимение «сам» является одним из примеров местоимений с подобной организацией значения.

Теоретическая значимость данного исследования состоит в том, что оно представляет факты семантического синкретизма как неустранимое свойство естественного языка, обусловленное особенностями человеческого мышления, в котором, наряду с понятийным, сохраняются и такие архаические типы мышления, как синкретическое (Л.С.Выготский),  находящее свое языковое выражение в современном местоимённом значении. Последнее, таким образом, представляет ценный исследовательский материал в силу своей способности сохранять  следы древних семантических и грамматических процессов, происходивших в индоевропейскую эпоху.

Практическая значимость данной работы связана прежде всего с тем, что ее результаты могут быть использованы в лексикографической практике, позволяя устранить некоторые противоречия в словарных статьях, посвящённых слову «сам»; кроме того, результаты исследования могут быть использованы при чтении основных университетских курсов по общей и частной грамматике, положены в основу разработки программы специальной дисциплины, посвященной недискретным отношениям в языке, а также в преподавании грамматики русского языка в средней школе и в преподавании русского языка как иностранного.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Если местоимение восходит к лексеме, значение которой представляло собой синкрет, то оно может обладать самостоятельным значением, а не наполняться содержанием в каком-либо контексте.
  2. Семантический синкрет лексемы, выражающий универсальные, устойчивые связи между предметами, «провоцирует» развитие на базе исходной лексемы прономинального значения, а в дальнейшем – к формированию на базе исходной лексемы первичного местомённого форманта.
  3. Семантический синкрет исходного слова преобразуется при оформлении первичного местоимённого форманта в так называемый местоимённый синкрет, содержащий «зачатки»  выделительного, указательного и других местоимённых значений.
  4.  Синкрет местоимённого форманта трансформируется при формировании местоимения в совокупность вариантов значения, которые находятся в отношениях дополнительной дистрибуции, или в несколько местоимений, относящихся к разным разрядам.

Структура работы: работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

Апробация работы. Содержание диссертации и её основные результаты, представленные в работе, обсуждались на Международной конференции «Метаязык и обыденное речевое сознание» (Кемерово, февраль 2012), Всероссийских конференциях «Житниковские чтения» (Челябинск, ЧелГУ, февраль 2011), «Филогические знания на современном этапе» (Курган, январь 2012),  на  региональной конференции «Филологические проекции Большого Урала» (Уфа,  Башкирский госуниверситет, апрель, 2008); на заседаниях Вузовской академической лаборатории межкультурных коммуникаций, а также на заседаниях постоянно действующего семинара кафедры русского языка Челябинского госуниверситета «Актуальные проблемы речевого взаимодействия».

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении к работе рассматриваются актуальность, новизна исследования, его цели и задачи, методологическая база, гипотеза, материал, а также теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «О понятиях «местоимённое значение» и «семантический синкретизм» осуществляется анализ научных воззрений на местоимение, на понятие «синкретизм» и «синкрет». Рассматриваются причины возникновения синкретизма, понятие «семантический синкретизм». Приводится классификация разновидности синкретизма.

В работе приведены следующие точки зрения на местоимение:

- Ч.С. Пирс: местоимение – это индекс. Ч.С. Пирс понимает под индексом знак, который утрачивает свойства, делающие его знаком, если убрать его объект.  Исследователь выделяет 3 свойства индекса: 1) индексы не имеют никакого значимого сходства со своими объектами; 2) они относятся к индивидуальностям, отдельным единицам, отдельным совокупностям единиц или отдельным континуумам; 3) они направляют наше внимание на свои объекты посредством слепого принуждения.

Местоимение, таким образом, служит знаком, обозначающим лишь наличие какого-либо признака, лица, предмета и т.п., но непосредственно признак и предмет обозначать не может. Кроме того, связь с предметом или признаком у местоимения «вынужденная», вызванная исключительно необходимостью, обусловленной контекстом.

- О. Есперсен, Р. Якобсон: местоимение – это «шифтер», то есть знак, совмещающий  свойства символа и индекса. Эта точка зрения также предполагает, что связь с предметом у местоимения обусловлена исключительно контекстом. Кроме того,  подобный подход предполагает, что местоимение не обозначает предмет, лицо, признак, а лишь символизирует.

- Л. Блумфилд и Л.В. Щерба: местоимение – «субститут». Иными словами, местоимение является лишь заменителем слова. Это представление о местоимении заложено, по сути, уже в самом термине.

- Ш. Балли и Э.Бенвенист: местоимение – актуализатор. Э.Бенвенист отмечает, что местоимения не составляют единого класса, а представляют собой разнообразные роды и виды. Одни из них принадлежат синтаксису языка, другие относятся к  неповторимым  «единовременным речевым актам» («instances de discours», как назвал их Э. Бенвенист), посредством которых говорящий актуализирует язык в речь. Таким образом, местоимения позволяют актуализировать виртуальное понятие, иными словами, превратить факт языка в факт речи. Самостоятельного значения местоимения не имеют, они обретают значение только в определённом контексте, уже в конкретном речевом произведении.

- К. Бюлер: местоимения – это указательные слова. Указательные слова образуют так называемое «указательное поле». Основная функция местоимения – реализовывать в речи заложенное в языке понятие об указательности. Иными словами, значение местоимение сводится при таком подходе к указательной функции.

Далее рассматривается история изучения синкретизма: время возникновения термина, основные этапы развития теории синкретизма и её представители. В лингвистику термин «синкретизм» ввёл А. Ф. Потт в 1836 году. Несмотря на давнее возникновение термина, только с 70-х г.г. ХХ века синкретизм стал изучаться системно. Среди исследований этого периода можно выделить труды таких ученых, как В.В.Бабайцева, Г.В.Валимова, Г. Г. Инфантова, В. И. Кураков, В.Н. Мигирин, Л.Д. Чеснокова и др.

В настоящее время (2001-2011гг.) проблема синкретизма также привлекает внимание исследователей, среди которых М. Baerman, D. Brown,  G. G. Corbett, С.А. Алексанова, В.А. Береснёва, И. В. Высоцкая, М. А. Гемплер, Н.В. Гутова, А.С. Данилов, С. И. Дружинина, В.В.Левицкий, М.А. Павлюковец и др. В этих работах рассматриваются как общие вопросы синкретизма (например, происхождение синкретизма, классификация синкретичных явлений, определение понятия «синкретизма» и т.п.), так и частные вопросы, касающиеся, в основном, проявления синкретизма в процессе развития системы частей речи, тех или иных типов синтаксических конструкций и т.п.

Далее в главе рассматриваются базовые понятия теории синкретизма, от которых мы отталкивались в настоящей работе. Под синкретизмом мы понимаем свойство языка, проявляющееся на всех его уровнях, кроме фонетического, заключающееся в способности языковых единиц проявлять одновременно существенно различающиеся свойства и признаки, между которыми нет чёткой границы.

Далее необходимо уточнить термин «семантический синкретизм». В настоящей работе принимается следующее определение этого понятия: семантический синкретизм – нерасчленённость содержания форм словесного знака в результате его эмансипации от исходного контекста» (В.В. Колесов), подразумевающая одновременную реализацию данных значений. Семантический синкретизм  - это особая организация значения, в основе которой лежит метонимический перенос.

Под синкретом нами понимается недискретная языковая единица, способная одновременно проявлять существенно различающиеся признаки,  или реализовывать разные значения (компоненты синкрета), если речь идёт о семантическом синкретизме.

Значительное внимание в содержании первой главы уделяется классификациям синкретизма. Среди них выделяются следующие:

  1. разрешимый и неразрешимый синкретизм (Л.Ельмслев);
  2. парадигматичесий и синтагматический синкретизм (В.И. Кураков);
  3. статический и динамический синкретизм (П. В. Чесноков);
  4. расчленённый  и нерасчленённый синкретизм (И. В. Высоцкая).

Что касается истоков явления синкретизма, то мы отталкиваемся в нашей работе прежде всего от точки зрения И.В. Высоцкой, согласно которой  причины синкретизма кроются в особенностях мышления человека: И. В. Высоцкая отмечает, что «лингвистический синкретизм существует объективно как воплощение онтологического синкретизма, синкретичности мышления – совместной реализации концептов как итога закономерной деятельности ассоциативно-апперцептивного мышления».

Во второй главе «Индоевропейская основа *sem- как репрезентант семантического синкретизма»  рассматриваются основные гипотезы, объясняющие значение исходного слова, содержащего основу *sem-. Рассматриваются фонетические варианты основы, производные от этой основы в санскрите, готском, старославянском, латинском языках.

На данный момент существует две гипотезы, объясняющие значение исходного слова. Одна из них принадлежит Э. Сихлеру, другую гипотезу выдвинул В.В. Левицкий.

Э. Сихлер полагает, что слово *semH (именно такой архетип указывает исследователь) обладало значением «пара», а В.В. Левицкий связывает значение основы с древним универсальным семантическим синкретом «связывать / гнуть». В.В. Левицкий свою гипотезу выстраивает с опорой на данные этимологического словаря Ю. Покорного. Ю. Покорный приписывает основе *sem- два значения: один – единое целое и один – единственный. Таким образом, получается, что основа могла образовать слово, которое одновременно обозначало нечто объединённое в одно целое и компонент, который в это целое входит. Причину, по которой Э.Сихлер выдвинул свою гипотезу, можно усмотреть в наличии одного из фонетических вариантов основы, а именно: *sem-. Этот вариант имеет значение «половина». Данное значение зафиксировано и в словаре Ю. Покорного. Половина – это равная часть целого. Кроме того, половины всегда идентичны, тождественны друг другу. А в пару всегда входят одинаковые предметы, которые оказываются в паре связанными между собой.

Стоит отметить, что значение «совместность» (в различных семантических вариациях), а также «равенство», «тождество», «половина» присутствуют во многих производных от этой основы в разных индевропейских языках. Например, semi-  - префикс: полу-, semis – половина; simul(*sеmul) -  вместе (в латинском). Sama (В индоиранской группе гласные о/o и е/ e переходили в гласные a / a) – 1)равенство; 2) сходство; 3) подобие; samanya – а)1) обычный; 2) всеобщий; б) 1) равенство; 2) согласие; 3) всеобщность (в санскрите).

Основа *sem- / *sem- имела также вариант *s?m-, который в ряде языков изменился в *sоm-, а в ряде языков *сочетание редуцированного с сонорным привело к образованию слогового сонанта, то есть основа получила форму: *sm-. В дальнейшем этот фонетический вариант трансформировался следующим образом: если он оказывался в позиции перед гласным, то получал вид: *sm-; если оказывался в позиции перед гласным, то он видоизменялся в каждом языке по-разному. В общегерманском, например, он принял вид *sum-,  а в санскрите - *sa -.

Главным в данном случае является вопрос о том, почему возник вариант основы *s?m-, иными словами, почему корневой гласный редуцировался.

На наш взгляд, одним из наиболее убедительных объяснений данного явления является утрата лексемой собственного ударения. Это могло произойти в результате трансформации полнозначной лексемы в энклитику или проклитику, то есть в формант (частицу). Этот процесс частично может быть доказан наличием в ряде индоевропейских языков многочисленных энклитик и проклитик от этого варианта основы.

Здесь возникает вопрос о том, почему же возник вариант основы с редуцированным гласным, на базе которого сформировался формант, а также, какими свойствами  этот формант обладал.

Для ответа на эти вопросы необходимо привести примеры производных от этого варианта основы *sem-  в некоторых индоевропейских языках:

1.В санскрите: sam- – префикс 1) значение  ограничения; 2) значение совместности. 

Sa-  – проклитика: вместе.

Sakrt – наречие: 1) однажды; 2) вдруг; 3) когда –то.

Sac – глагол: 1) быть вместе; 2) иметь дело с кем –то;  3) принадлежать кому - то.

Saca – наречие: вместе, совместно с.

Saci - наречие: в то же время, сейчас.

Sadha- префикс: вместе с.

Sma – 1) энклитика: только что, как раз; 2) ведь; 3) частица, придающая настоящему времени значение прошедшего.

Smat – наречие: 1) вместе, одновременно; 2)совместно с.

Sama – 1) равный, одинаковый; 2) подобный; 3) одновременный; 4) ровный, гладкий.

Samana – 1) встреча; 2) собрание; 3) сборище.

Samana – наречие: 1) вместе; 2) одинаково. 

Samas – глагол: 1) приносить вместе; связывать; 2) соединять.

Sada – наречие: всегда;

2. В готском: sums – некто; suman – однажды (как- то); (sa) sama – такой же;  samana – вместе;

3.В старославянском: cамъ – 1) oдин, единственный; 2) определительное местоимение: своими силами; 3) указывает на пространственный или временной предел; *самъ тъ – тот же, одинаковый; употребляется в значении указательного и личного местоимения;

с (со, су)- -  префикс, образующий существительные и прилагательные, придаёт значение сочетания, соединения;

съ - - префикс, образующий формы глаголы совершенного вида. Здесь мы говорим о категории вида условно, поскольку эта категория на момент возникновения старославянского языка (IX – XI века) находилась в стадии становления. В этом случае мы подразумеваем значение предельности, которое придавал этот префикс глагольным формам.  Именно это значение является основным содержанием категории совершенного вида). Этот перефикс придаёт также значение совместности.

съ, со – предлог: 1) указывает направление движения; 2) временное начало действия; 3) источник происхождения или место пребывания кого-либо; 4) совместное участие или состояние; 5) противоборство;                          6) сопутствующие обстоятельства; 7) действия в чью -либо пользу; 8) орудие действия; 9) одновременное действие; 10) используется при сравнении.

В древнегреческом прилагательное ???? – общий, тождественный, наречие ???? – вместе. А. Мейе предполагает, что к этому варианту основы относится и латинское прилагательное similis – подобный.

В современном английском языке к этому варианту основы восходит местоимения some – несколько, same – тот же, одинаковый. В современном немецком языке к этому варианту восходит наречие zusammen – вместе.

Несмотря на достаточное количество среди приведённых примеров прилагательных, нетрудно заменить, что первостепенное место среди данных производных занимают различные энклитики, наречия и местоимения разных разрядов.

Это обстоятельство позволяет подойти к пониманию сущности форманта *s?m. Наиболее вероятно, что этот формант обладал указательной функцией. Этому можно найти теоретическое подтверждение в работе   Е.С. Майтинской, которая пишет, что «первоначально указательные слова произошли от слов конкретного значения и формировались не как местоимения, а как частицы, выполнявшие как функции частиц и наречий, так и функции разных местоимений».

Как известно, указательность – это одна из функций местоимений. У исходной лексемы могло развиться значение, наряду с основным, которое по своей структуре напоминало местоимённое. Впоследствии вместо многозначной лексемы снова возникла исходная полнозначная лексема и местоимённый формант, близкий ей генетически.

Возникает закономерный вопрос: что же могло привести к развитию подобной многозначности у исходной лексемы?

Отметим, что производные от *s?m cодержат следующие семы: «совместный», «тождественный, равный», «одновременный». Кроме того, от этого форманта происходят выделительные местоимения. Например, готское местоимение sums, которому в старославянском соответствует  в ряде случаев оборот «некий от (из)» (ba? ?an ina sums Fareisaie ei matidedi mi? imma  - NO MOЛ IААШЕ N?КЫН ОТЪ ФАРИСЕН (Лука, 7:36). 

Префиксы и энклитики от этого форманта, употреблённые при глаголе, способны локализовать действие, ограничить его во времени. Иными словами, выделить отрезок времени из всего временного потока. 

Учитывая данные сведения о базовых семах, производных от местоимённого форманта, можно предположить, что формант *s?m обладал следующими значениями, представляющими  единый синкрет: 1) тождественный, равный; 2) совместный; 3) одновременный; 4) ограниченный (выделенный).  При этом значение одновременности возникает на базе значения «совместный» вследствие употребления форманта при глаголе. Этому есть логичное объяснение: совместное действие происходит всегда одновременно.

Итак, почему же наличие первого и второго компонентов, которые входили в значение исходной полнозначной лексемы, способствовало вычленение из него местоимённого форманта? Как уже было отмечено, местоимение «интерпретирует факты окружающего мира как данность».  В связи с этим выдвигается следующее предположение: исходная лексема одновременно обозначала пару и часть, из которой эта пара состоит,  при этом лексема одновременно характеризовала и свойства этой части, такие как равенство, тождество и т.д. Нечто подобное мы можем наблюдать и в современном русском языке в оборотах типа «Он мне не пара»,  «Ты ему не чета» и т.п. Одновременно слово «пара», «чета» указывает и на некое единство, и на его часть, и на свойства этой части (ср. Он тебе не ровня = Он тебе не чета).

Изначально эта лексема могла обозначать предметы, окружающие человека в быту, или людей, объединённых в пары. Эта лексема, помимо парных предметов и пар людей, стала обозначать непосредственно отношения и связи, на которых образуется пара: это, во-первых, единство, подразумевающее совместное участие в той или иной деятельности или же одновременное существование (две половины плода всегда вместе), во-вторых, тождество (равенство) компонентов этого единства.

Понятие об отношениях внутри пары было экстраполировано на отношения внутри каких-либо общностей (предметов или людей). Реализует себя или осуществляет действия эта общность совместно, её компоненты или участники объединяются по принципу тождества или близости, поэтому ничего инородного, нетождественного не допускается. Общность оказывается замкнутой, то есть выделенной среди других, отделённой от них.

Если же изначально входящий в какую-либо общность компонент  или участник этой общности выделяется уже в пределах этой общности в силу утраты своего равенства с другими, то возникает выделительное значение, равное обороту «один из» (см. выше пример из готского языка).

Во второй главе мы также рассматриваем вопрос о развитии в значении исходной лексемы дейктического компонента. Мы предлагаем следующее объяснение: чтобы определить тождество одной части с другой (в данном случае частей пары), нужно сопоставить их между собой, указав предварительно на ту часть, с которой мы сопоставляем.

В третьей главе «Вопрос о сохранности и трансформации исходного семантического синкрета в значении местоимения «сам» рассматриваются основные варианты значения местоимения «сам», их соотношение друг с другом, степень сохранности компонентов семантического синкрета этимона, то есть форманта *s?m.

Местоимение «сам» сохранило все компоненты исходного синкрета, однако эти компоненты представляют на данный момент варианты одного значения, находящиеся в отношениях дополнительной дистрибуции.

Рассмотрим основные варианты значения местоимения «сам»:

1.Инклюзивный вариант значения– инициатор ситуации входит в множество участников ситуации на основании тождества совершаемых действий.  При инклюзивном значении местоимение «сам», как это будет видно из примеров,  характеризует словоформу, с которой она согласована, указывая при этом на тех участников ситуации, с которыми сравнивается лицо, обозначенное словоформой. Он (Паншин) сообщал какую-то городскую сплетню Марье Дмитриевне и Гедеоновскому, уже успевшим вернуться из сада и сам громко смеялся тому, что рассказывал (И.С. Тургенев) = Он (Паншин) сообщал какую-то городскую сплетню Марье Дмитриевне и Гедеоновскому, уже успевшим вернуться из сада  и вместе с ними громко смеялся тому, что рассказывал. = Он (Паншин) сообщал какую-то городскую сплетню Марье Дмитриевне и Гедеоновскому, уже успевшим вернуться из сада и, как и они, громко смеялся тому, что рассказывал.

2.Эсклюзивный вариант значения – множество участников ситуации не принимает других возможных участников, остаётся закрытым (завершённым):  Не надо меня провожать: сам дойду! (БД) = Не надо меня провожать: без тебя дойду! Этот вариант имеет свойство конкретизироваться. При этом лексема «сам» приобретает значение «без посредника» (Не буду никого посылать туда. Сам пойду!(БД), «без посторонней помощи» (Сам оденусь. Я – большой!), «без инициатора» (Машка сама упала! Я её не толкал! (БД).

3.Выделительный вариант значения – если участник ситуации входит в множество других участников ситуации, но не тождественен, не равен им по тем или иным признакам: Все стали бегать, кричать. Сама я не успела испугаться (БД)

4.Одновременность – Сказала, что домой пойдёт,  а сама по улицам     ходит (БД) = в это  время (в какое обещала пойти домой) по улицам ходит. Он меня посмотреть сюда отправил, а сам пошёл по своим делам (БД)= а в это время (пока я буду смотреть) пошёл по своим делам.

5.Целостность, единство (Это значение может  восходить  к компонентам синкрета исходного полнозначного слова (*sem-) - Он хотел оторвать от себя больное место  и, опомнившись, чувствовал, что больное место – он сам (= он весь). (Л.Н. Толстой). Сюда же относятся конструкции типа: Она – сама жизнь.

Местоимение реализует инклюзивный вариант  значения, если лексема входит в состав подлежащего. Эксклюзивный вариант местоимение реализует, если входит в состав подлежащего, одновременно выполняя функцию обстоятельства при сказуемом. При реализации третьего  и четвёртого вариантов местоимение занимает начальную позицию в предложении. При реализации пятого варианта местоимение становится именной частью составного именного сказуемого.

При этом позицию местоимения «сам» в конструкции можно менять, соблюдая при этом необходимую интонацию, которая имеет место и при отсутствии перемещения местоимения в конструкции. Рассмотрим соотношение сематических вариантов и интонации

  1. (1,5) интонация на местоимении должна повышаться;
  2. (2) – интонация на местоимении должна повышаться, при этом за местоимением должна следовать пауза;
  3. (3,4) – интонация на местоимении понижается.

Любое употребление местоимения в каждом  вариантов зависит от того, в каком контексте употреблено местоимение.

Особенно отметим, что местоимение в контексте не наполняется значением, напротив, в зависимости от содержания контекста местоимение реализует тот или иной вариант своего значения.

В заключении подводятся основные итоги работы, приводятся уточненные определения понятий «синкретизм» и «семантический синкретизм»; делается вывод о наличии влияния семантического синкретизма  на формирование местоимённого синкретизма. Влияние это заключается в том, что семантический синкретизм исходной лексемы при определённых экстралингвистических и грамматических условиях активизирует заложенный в ней потенциал к прономинализации, а именно: способствует переосмыслению свойств конкретно-бытовых явлений и отношений  и  экстраполяции этих свойств на более абстрактные предметы и отношения. Нам представляется перспективным изучение причин, по которым происходит активизация этого потенциала, интерес также представляет исследование подобных явлений (в случае их обнаружения) в языках не индоеропейской семьи.

Результаты исследования изложены в следующих публикациях:

I. Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Черемных, К.Г. Проблема частеречной принадлежности лексемы «сам» в контексте диахронического подхода [Текст] / К.Г. Черемных. // Вестник Челябинского государственного университета. 2010. №32 (213). Филология. Искусствоведение. Вып. 48.– С. 79-83.
  2. Черемных, К. Г. Типология значений лексемы «сам» [Текст] / К.Г. Черемных. // Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 37 (252). Филология. Искусствоведение. Вып. 61. – С. 155-158.
  3. Черемных, К. Г. Исследование свойств обыденного метаязыкового сознания школьника как методологический приём при изучении семантики дискурсивных лексических элементов (на примере изучения семантики лексемы «сам») [Текст] / К.Г. Черемных. // Вестник Челябинского государственного университета. 2012. №8 (262). Филология. Искусствоведение. Вып. 65. – С. 158-163

II. Статьи в иных изданиях:

  1. Черемных, К.Г. Частеречная принадлежность лексемы «сам» с точки зрения классификаций В.В. Виноградова и М.В. Панова  [Текст] / К.Г. Черемных. // X  Житниковские чтения: материалы Всероссийской научной конференции с зарубежным участием, 3 – 4 февраля 2011 года, г. Челябинск, 2011. – С. 67-72.
  2. Черемных, К.Г. Проблема частеречной принадлежности лексемы «сам» в контексте диахронического подхода [Текст] / К.Г. Черемных. // Филогические знания на современном этапе: сборник статей участников I Всероссийской научной конференции, 1 – 2 февраля 2012 года, г. Курган, 2012. – С. 37-43.
 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.