WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ ЭТНИЧЕСКОГО В СОВРЕМЕННОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ В ПОСТМОДЕРНИСТСКОМ ДИСКУРСЕ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

МАЛАХОВА  ОКСАНА ВЛАДИМИРОВНА

СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ ЭТНИЧЕСКОГО В СОВРЕМЕННОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ В ПОСТМОДЕРНИСТСКОМ ДИСКУРСЕ

 

 

 

09.00.01 – Онтология и теория познания

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата  философских наук

 

 

 

 

 

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре «Философии и культурологии» ФГОУВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса»

Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор

Шиповская Людмила Павловна

Профессор кафедры «Философия и культурология» РГУТиС

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Попов Борис Николаевич

Профессор кафедры «Философия» Московского Государственного Открытого Университета им. В.С. Черномырдина

кандидат философских наук, доцент

Мазаев Сергей  Андреевич

Преподаватель кафедры «Богословие» Московской духовной академии

Ведущая организация:

Государственный университет                    управления им. Серго Орджоникидзе

Защита диссертации состоится  29 мая 2012 г. в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.150.04 при ФГОУ ВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса» по адресу: 141221, Московская область, Пушкинский р-н, пос. Черкизово, Главная, 99, ауд. 1209.

С диссертационной работой можно ознакомиться в библиотеке ФГОУВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса».

Автореферат разослан «24» апреля 2012  г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д. 212.150.04

доктор философских наук, профессор                          Л.П. Шиповская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы исследования.

Одной из основных причин возросшего интереса к проблемам этноса и этничности явилось то обстоятельство, что этнические отношения стали играть весьма значительную роль в общественной жизни многих государств и народов. В мировом масштабе наметился всплеск осознания своей этнической идентичности – стало происходить расслоение общества на группы по этническим основаниям и по принадлежности к определенному этносу (этнической общности).

Этнос – это исторически сложившаяся на определенной территории устойчивая совокупность людей, обладающая общими (едиными) для них культурой (включая язык) и психологическим складом, а также  и  осознанием отличия от других подобных образований (самосознание). Этнос является сложной саморазвивающейся системой, которая способна быть открытой и быть закрытой для социума. Особым поворотным пунктом развития современного социума   становится эпоха глобализации, которая обозначает свои реалии и закономерности, является преходящей. В связи с этим, важным и актуальным становится прояснение онтологии этнического и обозначение  горизонта его возможных формообразований для последующих поколений.

Актуальность исследований этноса и этнического в современном мировоззрении особенно возросла. Это позволило говорить о том, что этническое возрождение  становится  одной из основных черт развития современного человечества.

Господствовавшее с начала XX столетия в мировом общественном мнении, что фактор этничности будет постепенно терять свое значение в жизни людей вследствие процессов модернизации, индустриализации, демократизации и развития гражданского общества - опровергла сама жизнь.  Однако историческая практика показала, что этничность, а также связанные с ней различные формы этноцентризма и даже национализма не только не утратили, но и значительно усилили свою роль в современной социальной, политической и культурной жизни. В настоящее время чрезвычайно остро стоят этнические проблемы во многих регионах земного шара, в том числе и в современной России.

Уже   во второй половине XX века в американской, а затем и в европейской науке был зафиксирован рост этнического фактора в общественных процессах, актуализируются этнорасовые проблемы. В науке начинают формироваться понятия и концепции «этнического возрождения» и «этнического парадокса современности» , изучаются вопросы усиления роли национализма и националистических установок в массовом сознании современных людей.

Этнические ценности вновь приобретают особую значимость в современном мире. Активнее становится борьба этнических меньшинств за расширение своих этнокультурных прав в Америке, в Европе, а в 1980-90 годы этот процесс проявился и в нашей стране. Причем такая социальная активность не всегда проходит в спокойной форме, иногда это выражается в форме открытых социальных конфликтов, сопровождающихся волной насилия. В России эти факторы были дополнены сложными внутренними процессами, связанными с распадом СССР. Затянувшийся на десятилетия «переходный период», заметные различия в экономическом потенциале  и уровне жизни населения отдельных регионов, возникновение этнически окрашенных центробежных и сепаратистских – в том числе принявших форму вооруженной борьбы - тенденций. Под их влиянием произошла актуализация этнического фактора, усиление его воздействия на общественное сознание, сформировался риск возникновения новых конфликтов на этнической почве и тем самым реальной угрозы политической стабильности общества и даже целостности российского государства.

Этнос нельзя искусственно сформировать или произвольно расформировать. Основой любого этноса являются люди, вступающие в разнообразные отношения между собой и осознающие свои этнические признаки и особенности.

Как правило, этничность формируется и существует в контексте того социального опыта, с которым идентифицируют себя сами люди или идентифицируются другими людьми как члены определенной этнической группы.

Первым необходимым условием существования этничности является наличие дихотомического отношения «мы - они». Если такого отношения не существует, то нет смысла говорить об этничности, поскольку она предполагает отношения между группами людей, члены которых рассматривают друг друга как различающихся по каким-либо культурным характеристикам. При этом границы этничности первоначально проходят по антропологическим признакам самоидентификации людей, имеющих общие родовые корни, которые уходят в историческую почву генетического и социального единства. «Нас» от «не нас» в этническом отношении отличают характерные фенотипические и генотипические черты, но особенно историческая родина. Возникновение и существование любой культуры предусматривает  определенные отношения с культурой иной. В настоящее время взаимодействие и  взаимовлияние этнических общностей обрели качественно новую динамику и силу   воздействия. При анализе взаимодействия культур мы наблюдаем, с одной стороны, тенденцию к отстаиванию собственной идентичности, с другой - процесс глобализации, который позволяет предположить, что границы между общностями сглаживаются. Одним  из проявлений сглаживания границ  является высокий уровень миграции,  развитие средств коммуникации и техники. Вследствие этого изменяется восприятие пространства, которое приобретает статус условности.

Современный этап развития социума в значительной мере определяется возникшей в последние десятилетия неустойчивостью сферы межэтнических отношений. В наше время  изучение  бытия этноса стало  одной из приоритетных проблем социального познания и является велением времени.    

К концу второго тысячелетия современной цивилизации все живущие на земле люди верят в прогресс, справедливость и разум. Вера является важнейшей частью мировоззрения человека, его жизненной позицией, этическим и нравственным правилом, убеждением, нормой и обычаем, внутри которых человек действует, мыслит, чувствует – это и есть его жизнь.

Стать человеком - значит обрести способность «осознавать» себя. «Сознание» человека - это знание, разделенное с другими людьми, «совместное» понимание мира и места человека в нем. В человеческом сообществе возникает «обобщенное» представление о мире. Человек  создает вокруг себя то, чему нет аналогов в природном мире, - мир человеческой культуры. В масштабах всей цивилизации развертывается процесс информатизации, который активно влияет на основы человеческого бытия, этот процесс  не просто технический или технологический, а социальный или даже социокультурный.

В современном обществе процесс информатизации  изменил  традиционную расстановку сил, что заставило заговорить о едином информационном пространстве, о новой цивилизации без национальных границ, где, на первый взгляд, как будто нет места этническим особенностям, национальным отношениям и  национальным традициям.  Состояние современного общества имеет  различные определения: период «глобализации», период развития «постиндустриального общества», «постмодернистская эпоха». Разворачивающаяся на данный момент историческая и культурная ситуация получила название эпохи постмодерна. В условиях, заданных этой эпохой, существуют и современные СМИ.

В России немало сторонников постмодернизма, особенно среди молодёжи. Молодежь по своей природе ищет что-то новое, это похвально. Однако не следует забывать, что не всякое новое течение есть шаг вперёд в развитии философии. Молодые деятели интеллектуального труда  жонглируют постмодернистскими фразами, но не задумываются над их смыслом и содержанием. Главное для них - дискурс и ещё раз дискурс (дискурс (фр. discours, англ. discourse, от лат. discursus бегание взад-вперед; движение, круговорот; беседа, разговор, речь, процесс языковой деятельности; способ говорения).  Их не волнует то, что этот дискурс ничего общего не имеет с реалиями жизни и с подлинной философией. Философия постмодерна пытается выявить наиболее общие закономерности существования современных явлений. Постмодернистская философия фактически уничтожает философию. Постмодернисты лишают её мировоззренческих, гносеологических и прогностических функций. Они сводят философию к бесконечному дискурсу, к словесным упражнениям и пустым разговорам. Постмодернизм в философии не даёт новых знаний. Он может непрерывно воспроизводить одни и те же дискурсы. Эпоха постмодерна есть эпоха без  идеалов, без моральных принципов и норм, без будущего, без социального прогресса и без социальной ответственности, эпоха равнодушного отношения к чужой боли.

Одним из базовых понятий философии постмодерна является понятие симулякра. По определению «симулякр - (франц. - стереотип, псевдовещь, пустая форма) - одно из ключевых понятий постмодернистской эстетики, занимающее в ней место, принадлежащее в классических эстетических системах художественному образу. Симулякр - образ отсутствующей действительности, правдоподобное подобие, лишенное подлинника, поверхностный, гиперреалистический объект, за которым не стоит какая-либо реальность. Это пустая форма, самореференциальный знак, артефакт, основанный лишь на собственной реальности» . Постмодернисты выступают за толерантность и взаимное уважение. Однако  общество гораздо сложнее, чем это им  кажется. Люди, живущие в этом обществе, преследуют  свои цели. Цели разных людей не всегда совпадают, даже  нередко противоречат друг другу. Противоречия - естественное состояние любого общества.  С точки зрения деятельностной доминанты современное общество является информационным и специфическим мировоззрением. Исследователь Д.В. Иванов пишет: «В эпоху постмодерна индивид погружается в виртуальную реальность симуляций и во всё большей степени воспринимает мир как игровую среду, сознавая её условность, управляемость её параметров и возможность выхода из неё» . Мысль исследователя В.В. Кортунова движется в том же направлении: «…критерием симулякров (на которых выстраивается система «виртуального пространства» или «виртуальной реальности») становится их альтернативность феноменологическому, естественному миру» .  Иными словами, мир симулякров – это и есть мир виртуальной реальности. Одним из главных свойств виртуальной реальности, разделяемое всеми исследователями этого феномена - виртуальная реальность  воспринимается реципиентом как объективная реальность.

Человек воспринимает всю информацию из внешнего мира, которая  проходит  через картину мира и  представляет  собой систему понятий и символов, жестко зафиксированную в нашем сознании. Основу картины мира составляют этнические ценности, поэтому важность информации оценивается с этнических позиций.  Информацию, для которой у нас  нет соответствующего названия (термина), мы просто не замечаем или не воспринимаем, внимание фиксируется лишь на важном.

Таким образом, этничность выступает в роли информационного фильтра, сужая спектр допустимых и желаемых реакций человека на ту или иную жизненную ситуацию. Вследствие чего  пока существуют естественные ограничения в возможности переработки и воспроизводства информации каждым человеком, сохраняются и объективные основания этнокультурного многообразия. Именно функция этноса как стабилизатора общественно-нормативной информации, базирующаяся на ограниченности личностных информационных возможностей, делает этнос важнейшим элементом социальной культуры современного общества. Вместе с тем современные социальные и культурные процессы, миграция населения, урбанизация быстро меняют облик этнических общностей и групп, сохраняя лишь некоторые внешние черты, в частности этническое самосознание принадлежности к той или иной группе. В районах со смешанным населением встречаются разные народы, различные культуры  идет активный процесс этнического смешения в центрах межэтнической интеграции. Процессы этнического развития протекают не изолированно. Они тесно переплетаются с языковыми, расовыми и религиозными отношениями, эти отношения осложняет и политическая борьба, построенная нередко по этническому или племенному принципу. Все это определяет и, очевидно, еще долго будет определять ход этнических процессов на континенте, часто обостряя межэтнические отношения.

Сегодня Россия, в условиях реформирования социально-политической и экономической систем общества,   столкнулась с резким обострением  межэтнических противоречий. Вследствие чего и возникновением на её территории очагов открытых вооружённых этнических столкновений и конфликтов. Более того, в нашей стране наблюдается стабильный рост этнической нетерпимости, что в свою очередь так же  ведет к возрастанию этнических конфликтов.

В современном мировоззрении в постмодернистском дискурсе, в  нестабильном мире, перенасыщенном информацией, потребностью исследования смысла и значения  этнического, играющих  сегодня роль своеобразного «фильтра»,  является  защита самобытности национальных культур. Интенсивность  межэтнических  контактов, как непосредственных (студенческие обмены, туризм,  трудовая миграция, перемещение миллионов эмигрантов и беженцев), так и опосредованных современными средствами массовой коммуникации от спутникового телевидения до сети «Интернет» становится серьезным вызовом для этнических культур.

События, связанные с распадом СССР,  вызвали у людей  ощущения беспомощности и дезориентации, депрессию и многочисленные трудности в связи с попаданием в иную культурную среду, столкновением с новыми нормами, ценностями и отношениями. Это  привело многих людей к обращению к ценностям этнической культуры, проверенным веками, доказавшим свою жизнестойкость и способность противостоять различным разрушительным воздействиям. Именно поэтому этнос для многих людей становится той общностью, самоотождествление с которой даёт необходимую опору и надежду.

На сегодняшний день проблема понимания, функционирования и  развития этнического одна из наиболее актуальных проблем, не только в России, но и во всем мире.  Этническое возрождение, в рамках европейской науки,  рассматривается как закономерная реакция на глобальные процессы интеграции и централизации власти.

Степень научной разработанности проблемы.

Важную роль в изучении этничности сыграли работы норвежского ученого Фредерика Барта. Он обратил внимание на то, что характеристики, используемые для определения этнических групп, не могут сводиться к сумме содержащегося в пределах этнических границ культурного материала. Этнические группы (или этносы) определяются, прежде всего, по тем характеристикам, которые сами члены группы считают для себя значимыми и которые лежат в основе их самосознания. Таким образом, этничность - это форма социальной организации культурных различий .

Основное проявление этничности заключается в том, что  этничность не существует вне сравнения и вне коммуникации, она существует только в ходе взаимодействия с иной этнической группой, где и  может проявиться своя этническая «индивидуальность».  Многие характеристики группы могут меняться, но всегда остается дихотомия между членами данной общности (т.е. «нами») и членами других общностей (т.е. «не нами»). Именно поэтому этническая идентичность может сохраниться даже без единого языка, территорий, устойчивых признаков единой культуры.

Этничность включает в свое содержание также культурный и символический аспекты. Современное общество состоит из различных областей культуры, границы которых определяются не территорией или государством, не формальным членством в группе, а возможностями коммуникационных систем. По мере своего развития общество становится все более структурированным, в нем углубляется социальная дифференциация, различия начинают преобладать над подобием, и в этих условиях объединяющим культуру началом служит совместная символическая среда. Понятная всем членам этнической группы и общепринятая ими система символов способствует культурной консолидации в пределах данной этнической группы и осознанию членами группы своего единства.

Исходя из сказанного, этничность может быть определена как особая характеристика личности, состоящая в ощущении, переживании индивидом своей принадлежности к определенной группе или общности людей, формирующаяся на основе генетического социального единства этой группы и проявляющаяся в форме сравнения «нас» с «не нами» в ходе группового взаимодействия с другими этносами.

Философский анализ проблематики этнического можно обнаружить задолго до появления в Европе этнологии, как науки, изучающей народы. Это работы М.Ф. Вольтера, Г.В.Ф. Гегеля, И.Г. Гердера, Д. Дидро, Ж.А.Н. Кондорсе, Ж.Ж. Руссо, И.Г. Фихте .

В  изучение разных аспектов феномена этнического внёс целый ряд научных школ второй половины XIX – начала XX вв.

В развитие представлений о несопоставимости культурных ценностей разных этносов внесла американская школа исторической этнологии (Ф. Боас) .

Оригинальный взгляд на сущность этнической культуры дали представили этнопсихологичекого направления (М. Лацарус, Х. Штейнталь, В.Вундт, К.Д. Кавелин, Г.Г. Шпет, М. Мид) и этнопсихоанализа (З. Фрейд, Г. Рохейм, К.Г. Юнг, А. Кардинер) .

Большой вклад в создание первой теории этноса внёс российский учёный С.М. Широкогоров (первая четверть XX в.) .

В середине XX в. появились первые работы, посвящённые категориальному осмыслению феномена этничности. Их представляет Манчестерская школа (М. Глакмэн, К. Митчелл, Ф. Майер, А. Коэн, А.Л. Эпштейн) . Другим вектором исследований феномена этнического стали труды Дж.П. Мёрдока, М. Мосса, Э.Р. Лича и др.

Современная разработка фундаментальных положений теории этноса как объективной реальности, в т.ч. в контексте системных представлений, наиболее полно представлена направлением эссенциализма (К. Гирц, Р. Гамбино, Р. Грили, У. Коннор, П. ван ден Берге, Э.Смит) .

Достаточно авторитетной и распространённой в современной западной антропологии стала конструктивистская парадигма, представленная работами Э. Геллнера, Б. Андерсона, Э. Хобсбаума, норвежской антропологической школы (Ф. Барт) . В её основе лежит идея социальной конструируемости этноса.

Своё слово в исследование феномена этнического внесли культурный релятивизм (М. Херсковиц) , структурализм (Э. Эванс-Причард, К. Леви-Стросс) , этнолингвистика (Э. Сепир, Б. Уорф) .

В истории мировой научной мысли анализ этничности реализован в трудах: М. Вебера,  Г. Гегеля, Дж. Локка, Н. Макиавелли, Ш. Монтескье, А. Токвиля, Э. Фромма .

Выделяются основополагающие труды В. Вундта, К. Гельвеция, И. Гердера, И. Канта, Г. Лебона, А. Фуллье, Д. Юма, содержащие первые определения сущности национального характера, размышления о влиянии природно-климатических условий и политических факторов на особенности характера народов, наблюдения за проявлением национального менталитета в особенностях социальной жизни и культурном творчестве наций и народов, первый опыт компаративистики - сравнения характера различных народов .

Исследования  о национальном самосознании стали появляться с 40-х годов ХIХ в. Их целью был прогноз развития российского общества в условиях цивилизационно-культурного выбора. В рамках философского подхода феномен национально-этнического сознания (прежде всего, русского) интересовал С.Н. Булгакова, Л.П. Карсавина, В.В. Розанова, С.Л. Франка, П.Я. Чаадаева . Другой ракурс исследования национально-этнического сознания был выбран в филологической науке - А.Н. Афанасьева, Ф.И. Буслаева, А.А. Потебню интересовало, прежде всего, символическое пространство национально-этнического сознания .

Основываясь на диалектическом и историческом материализме, советская этнография внесла большой вклад в изучение сущности этноса и его исторической динамики.

Третье направление исследования этнического  представлено разработками социально-психологических проблем В.М. Бехтерева, Н.Я. Данилевского, Н.И. Кареева, П.Л. Лаврова, Н.Д. Овсянико-Куликовского . Эта область научной мысли, во многом спекулятивно-умозрительная, развивалась в конце ХIХ – начала ХХ вв. либо под влиянием западноевропейских этнопсихологических концепций («психология народов» В. Вундта, концепция «коллективных представлений» Э. Дюркгейма, «архаическое мышление» Л. Леви-Брюля), либо в полемике с ними. В 70-х годах ХХ века в дискуссиях по проблемам специфики национального самосознания уточнялись понятия «психический склад нации», «национальный характер», «национальный темперамент» и др.

Осмыслению вопросов этнического, религиозного, политико-правового бытия посвящены работы представителей отечественной науки - Н.А. Бердяева,  В.С. Соловьева, П.А. Сорокина .

Весьма ценный материал по исследуемой проблеме содержится в работах: Ю.В. Арутюняна,  А.С. Ахиезера, Ю.В. Бромлея,  Г.Д. Гачева, Л.Н. Гумилева (предложенная им пассионарная теория этногенеза,  несмотря на явную гипотетичность взглядов Л.Н. Гумилёва, а также их разноплановую критику, многие аспекты методологического потенциала этой мировоззренческой теории до сих пор широко используются в России), Л.М. Дробижевой, М.П. Мчедлова, Д.В. Полежаева .  Эти авторы, наряду с теоретической разработкой этнополитических, социологических и конфликтологических проблем, анализируют специфику этнических, конфессиональных, миграционных и других процессов в постсоветском пространстве, предлагают собственное видение путей формирования установок толерантного сознания в российском обществе, достижения стабильности и безопасности.

В контексте современного этнологического дискурса переосмыслению идей отечественной этнологии посвятили свои работы многие российские учёные, представляющие как философские, так и этнологические исследования: Б.Е. Винер, И.Ю. Заринов, И.С. Кон, С.Е. Рыбаков, С.В. Соколовский, В.А. Тишков, В.Р. Филиппов, С.А. Шандыбин, А.Й. Элез . В них отмечается невероятная сложность проблематики этноса и этничности, необходимость разработки новых философско-методологических оснований её анализа. Определённые результаты в этом направлении получены С.Е. Рыбаковым, Ю.И. Семёновым, Я.В. Чесновым .

В отечественных исследованиях стали активно развиваться подходы к  этничности с позиций конструктивизма (В.А. Тишков, С.В. Соколовский, В.С. Малахов)  Новые концепты осмысления этнического разрабатываются в рамках современного отечественного этнопсихологического (А.И. Донцов, С.В. Лурье, А.А. Налчаджян, Г.У. Солдатова, Т.Г. Стефаненко, А.Е. Тарас, В.Ю. Хотинец) и этносоциологического (А.Р. Аклаев, Ю.В.Арутюнян, Г.С.Денисова, Л.М. Дробижева, В.Н. Иванов, А.А. Сусоколов, М.Р. Радовель, Н.Г. Скворцов) .

Новым направлением изучения этнического стала и этнопедагогика (Г.Н. Волков , концентрирующая своё внимание на традиционных этнических особенностях воспитания и обучения.

Цель и задачи исследования:

Целью исследования является обоснование значения этнического в современном мировоззрении  в многообразии форм его социальных проявлений. Проблемное поле исследования составляют возросшая динамика этнических процессов, а также объективный рост этнических противоречий в современном мире. Ключевая проблема исследования определяется наличием многочисленных попыток осмысления феномена этнического в разных формах дискурса и отсутствие общеметодологических оснований, позволяющих раскрыть сущностную природу феномена этнического в аспектах его цельности и взаимосвязи основополагающих формообразований.

Основные задачи исследования:

- раскрыть содержание основных принципов динамики этноса;

- обосновать онтологическую значимость этноса в развитии общества эпохи глобализации.

- дать онтологическое обоснование природы этноса и показать связь объективного и конструируемого в бытовании феномена этнического;

  - проанализировать «метаморфозы» человека в информационном обществе и его современное мировоззрение, место этнического в сложившейся онтологии, особенностей и возможностей человека в современном мире.

- исследовать онтологические концепции этнических отношений в современном социуме.

- рассмотреть характерные для обыденного сознания представления об этносах и их образы в mass media.

- выявить действительную роль и место этнических и конфессиональных отношений в бытии современной России.

Объектом данного исследования выступает  многоэтничное и поликонфессиональное сообщество, межэтнические  отношения и конфликтогенные риски.

Предмет исследованияособенности, структура и динамика духовного  бытия этносов, связанная с мировоззрением и  социокультурной сферой, и этнического сознания в современной России.

Научная гипотеза диссертационного исследования заключается в предположении, что если система внутренней интеграции и внешней  дифференциации этносов формулируется в мировоззренческих терминах, то  превращается в устойчивое ядро культуры народа.

Методологические и теоретические основы исследования.

В качестве методологической основы использовано научное наследие классиков философии, этнологии, конфликтологии, религиоведения, культурологии, истории, политической науки, труды ведущих отечественных и зарубежных ученых по проблемам толерантности.

Кроме того, в диссертации широко используются базовые позиции общефилософских методологий исследования: диалектики, герменевтики, феноменологии. В основе работы лежат принципы философского и общенаучного познания: принцип комплексного исследования, принцип историзма, принцип диалектико-логического анализа. Автором использован методологический инструментарий,  соответствующий целям и задачам данного исследования: концептуальный анализ, метод культурно-исторических аналогий и формализации, метод обобщения и типологизации этнических отношений, а также гипотетико-дедуктивный метод.

Теоретические и методологические основания работы составляют:  структурно-функциональный подход, позволяющий раскрыть сущностные уровни внутренней организации этноса; концептуальные основы теории этнического самосознания.

Теоретическая и научно-практическая значимость исследования состоит в определении ряда особенностей формирования и развития толерантного сознания в духовной жизни современного российского общества, совершенствовании категориального аппарата и методики исследования этнических проблем.

Данное исследование может быть использовано в учебной работе при чтении лекций и проведении семинарских занятий на специальных и общих курсах по философии, эстетике, культурологии, искусствоведению и истории русской культуры. Нам представляется, что настоящее исследование, помимо использования в учебных и научно-исследовательских целях, может сыграть позитивную роль в деле формирования национальной концепции культурно-идеологического развития России и просвещения подрастающего поколения.

Научная новизна диссертационной работы заключается в следующем:

  1. Введено и обосновано различение когнитивных и прагматических конструктов: реальность и действительность – тождества, допускающие различия.
  2. Проанализирован смысл и значение понятия «этноконфессиональность» и «этнополитический», которые   имеют одну общую черту - они носят мотивационный характер, так как реализация лежащих в их основании интересов ведет к их столкновению и к изменению статуса участников конфликта. В отличие от них противоречия, складывающиеся в обществе на базе этноконфессиональности, по своей природе носят когнитивный характер, то есть реализуются в форме столкновения мнений, и не ведут к изменению статусности их участников. Это связано, прежде всего, с отсутствием главных критериев всякого социального конфликта - наличия субъектности и целеполагания
  3. Определено, что этноконфессиональность, в отличие от этнической и конфессиональной сфер,  не является самостоятельным субстратом жизни народа, она представляет собой качественно новую социоантропогеную идентичность, создающую фоновую социально-психологическую среду, в которой происходит дальнейшее структурирование этноса путем этнонациональной имплементации религии, трансляции конфессионального содержания в этнические формы, конструирования новых системных компонентов социальной жизни этноса.
  4. Доказано - этноконфессиональность, в силу своей трансграничной природы, не является непосредственной (причиной возникновения особого рода конфликтов, а придает лишь специфику и вектор направленности этнополитическим конфликтам.
  5. Рассмотрен системно-функциональный характер этноконфессиональности, в контексте безопасности, она может играть как позитивную роль, так и негативную.
  6. Раскрыто понижение уровня социокультурной интегрированности и консолидированности этносов и частичное ослабление нормативно-регулятивной функции системы этнической нравственной культуры в условиях современного кризиса, которому способствовали глобализация (внешняя   причина) и социальные трансформации (внутренняя причина).

Положения, выносимые на защиту:

  1. Степень и формы взаимодействия этноконфессионального и политического процессов зависят от национальных традиций, особенностей политической культуры, условий формирования политической системы и других причин.
  2. Происходящие в современном мире изменения включают в себя процессы глобализации и локализации (этноконфессиональной идентификации). Глобализация как процесс выстраивания единого мира тесно связана с изменениями, происходящими в сфере национально-этнических и религиозно-конфессиональных отношений.
  3. Этноконфессиональный фактор представляет собой такую сферу, которая содержит альтернативный потенциал: и позитивный, и негативный. Политическая дихотомия как условие стабильности или условие дестабилизации существует в каждом многонациональном и поликонфессиональном обществе, но проявляется по-разному, в зависимости от условий места и времени. Для современной России, являющейся полиэтничным и поликонфессиональным обществом, свойственны две основные проблемы: проблема сохранения единого социально-политического пространства в прежних национально-территориальных границах и проблема терроризма, нередко имеющего религиозно-националистическую окрашенность, которые занимают приоритетное место в структуре национальной безопасности Российской Федерации.
  4. Сконструированная средствами массовой информации (СМИ) и существующая в обыденном сознании (включая социальные сети Интернета) реальность этнических, национальных, конфессиональных, международных, родоплеменных и т.п. отношений, в действительности есть преобразованные в идеологемы специфические переживания субъекта о сложившейся в коммуникативном пространстве виртуальной реальности, где виртуальная  реальность представляется действительностью, фактически заменив и вытеснив  объективную реальность осознаваемого бытия.
  5. Термин «этноконфессиональность» -  один из наиболее ярких примеров современного дискурса, проникновения в бытие общества симуляции виртуальной реальности. На современном этапе жизнь социума виртуализируется на всех уровнях. Персоналии власти, экономические структуры, государственные институты транслируют имиджи и брэнды: «…следование нормам и исполнение ролей может быть виртуальным, социальные институты, теряя свою власть над индивидом, становятся образами, включенными в игру образов» ,  в этих условиях транслирующими инстанциями становятся СМИ и реклама. Сегодня политика неразрывно слилась с технологиями mass media. Действительность заменена  виртуальной реальностью, неотделимой от техники власти.
  6. Понятия «этнос»    и «конфессия» имеют своим значением идеальные объекты, уместные и концептуально наполненные в абстрактной теории. Использованные для обозначения эмпирических объектов абстрактные понятия имеют своим значением инсталлированные тела, а не действительные вещи или классы вещей. В практически-политическом смысле понятия «этнос» и «конфессия» бесполезны, так как нет обозначаемых ими конкретных социальных групп, определяющих поведение индивидов.
  7. Для современной онтологической мысли философия Всеединства  имеет особое мировоззренческое значение в связи с ее трансформацией религиозного характера в светский, и возникновением нового импульса к научно-практической разработке проблемы формирования единства гетерогенных (неоднородных)  образований, в частности, объединения без утраты всего их своеобразия многочисленных этносов.

Теоретическая и научно-практическая значимость работы заключается в том, что   ее основные положения и выводы помогут более эффективно вырабатывать меры профилактики межэтнической и межконфессиональной напряженности, и будут содействовать формированию толерантности как нормы социального взаимодействия в обществе.

Содержащиеся в диссертации материалы представляют определённую методологическую базу, синтезирующую различные концептуальные положения, которые могут быть  использованы  в преподавании философских спецкурсов, культурологии, религиоведении, а также исторических дисциплин.

Апробация работы.

Основные положения и выводы диссертации были использованы в сообщениях и докладах на научных конференциях, а также опубликованы в статьях автора.

Результаты и выводы докладывались автором на кафедре «Философии и культурологи» РГУТИС.

По теме диссертации опубликовано 7 научных работ, объемом 2,9 п.л.

Структура и объем работы ориентирована на поставленные цели и задачи исследования и состоит из введения, двух глав, включающих 7 параграфов,  заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы с учетом степени ее разработанности; определяется объект и предмет, цели и задачи диссертационного исследования; предлагаются теоретическая и методологическая основы анализа; дается характеристика новизны работы; формируются основные положения диссертации, выносимые на защиту; обозначается теоретическая и практическая значимость работы и представляется апробация ее результатов.

В первой главе «Место этнического в бытии и сознании современного человека» рассматриваются метаморфозы, произошедшие с человеком, вступившим в информационное общество, когда он оказался в реальности созданного им мира комментированных сообщений, закрывших и заменивших действительный мир.

В первом параграфе «Действительность и реальность – тождество и различия» введены понятия действительности и реальности и показано значимое для современного человека взаимоотношение (различение или отождествление) между нахождением в действительных событиях и переживанием реальности происходящего.

Современный человек в значительной степени то, что он сам о себе думает. Так было не всегда. Чаще было наоборот – человек был, по преимуществу, тем, чем его воспринимали другие. Теперь человек в состоянии придумать свою (или признать в качестве своей придуманную другими) реальность и жить в ней. Говоря о реальности, мы имеем в виду переживания реальности (представления, понятия, чувства, образы, и пр.), то есть текст в определенном расширительном смысле.

Действительность отличается от реальности тем, что она не сводится к переживаниям своего «Я». Она не получается простым предположением  или желанием. В действительности случаются самопроизвольные события, она может быть следствием необходимости, а может оказаться случайностью. Идеологическая реальность совпадает с действительностью (с тем, что действует), только поскольку мы относимся к действительности как к порождающей новое, активной  и несводимой к  представлениям и мыслям о ней.

Идеологические реальности неустранимы, и в этом состоит их действительность. Движение современного общества строится в поле коммуникации и глобального диалога. Соответственно, идеологические реальности вводятся в процесс общественного бытия как средство и объект коммуникации, в качестве замены действительности. Действительность реальна в качестве порождающей мысль, но в  современном, сведенном к идеологическим реальностям мировоззрении она виртуальна, т.е. присутствует только как мысль, образ, переживания и т.п..

В этом параграфе проанализировано также изменение соотношения в поле  «естественное – искусственное», перерождение прежде искусственного в естественное и, как следствие, телоцентризм современной культуры, компенсирующий нехватку бытия сконструированной реальности.

Во втором параграфе «Смысл и значение концепции этноконфессиональности» рассмотрено место религий, конфессий и сект в современном обществе, причины усиления религиозности значительных масс людей, история определения и изменения понятий «этноса» и «конфессии» в различных конкретно-исторических контекстах, история появления термина «этноконфессиональность».

В результате сделан вывод о том, что термин «этноконфессиональность», обозначающий некую специфическую целостность и неразрывность национально-религиозных процессов, является симулякром, порожденным виртуализацией общественного бытия. Он не соответствует действительному положению вещей. Никакой неразрывности этнической принадлежности и религиозных предпочтений, определяющих поведение людей, не существует.  Мусульмане-суниты Татарстана совсем не похожи на мусульман-сунитов арабских стран или Индонезии, так же как те не похожи друг на друга. А православные-русские Астраханской области по образу жизни и менталитету ближе к землякам-мусульманам из Казахстана, чем к православным-русским из Архангельской области. Существуют, если не сотни, то, по крайней мере, десятки социальных групп , к которым одновременно принадлежит конкретный человек, и которые действительно влияют на его поведение. Этносы и конфессии такими группами не являются .  Особенности одежды, устройство жилища, бытовые предпочтения, особенности приготовления пищи и напитков и т.п. сближают и разделяют действительное поведение людей больше, чем религиозные верования.

В третьем параграфе «Аспект проблемы этнической идентичности , идентификации и самоидентификации» рассмотрены ставшие классическими понятия «идентичности» и «идентификации», сделаны коррективы в  способы экспликации и вписывания в теоретическую модель того, что обозначено термином «идентичность», «идентификация», «кризис идентичности» с учетом постнеклассической познавательной парадигмы, признающей разнообразие, множественность исторических времен, неопределенность, нестабильность, децентрированность, аструктурность и др. Для определения «положения» этничности в мировоззренческой структуре рассматривается  сама  эта структуру и ее свойства. В связи с тем, что основой этнической идентификации является ментальность, имеющая больше иррациональный, чем рациональный характер, связанный с общественным бессознательным, то очевидно, что этническое будет связано с теми элементами и уровнями мировоззренческой системы, которые имеют нерациональную природу, либо рациональное начало которых выражено слабо. Таким образом, локализация этнических аспектов будет связана лишь с частью мировоззрения.

Рассмотрены взгляды З. Фрейда, Э. Эриксона, Э. Фромма, У. Джемса, С. Холла, Дж. Г. Мида, Ч. Кули, Дж. Болдуина.

Проанализированы работы отечественных авторов последних 10 – 15 лет: труды, посвященные идентичности в контексте проблематики социального познания (Г.М. Андреевой, Е.П. Белинской, О.А. Тихомандрицкой, Ю.П. Качанова); работы на примере исследования этнической идентичности (Г.У. Солдатовой, Н.М. Лебедева, ­Т.Г. Стефаненко, В.Ю. Хотинец, З.В. Сикевич, А.П. Садохина, Ю.П. Платонова); на примере гражданской идентичности (работы Ю.П. Здравомыслова, И.Ю. Киселева, А.А. Цуциева, В.А. Ядова, А.Л. Свенцицкого).

Выделены разные уровни и виды идентичности.

В четвертом параграфе «Этническая самоидентификация и конфессия» на базе материала предыдущего параграфа проанализировано и показано, что этническая самоидентификация - первичный и основной признак национального самосознания того или иного народа, без которого этничность может частично, а может полностью денационализироваться, исчезнуть. Если генезис человека останавливается на уровне виртуальной реальности телесности, то человек рассматривает мир как совокупность предметов и высшим «регулятивом» поведения для него является критерий полезности. В этой позиции всё окружающее рассматривается только как то, что либо служит удовлетворению потребностей, либо нет; всё либо полезно, либо вредно, по крайней мере – бесполезно. «Здесь с внутренней позиции человек осознаёт свои отношения с миром как отношение «организм-среда»: организм существует в среде и потребляет её» .

Рассмотрены базовые механизмы социализации и способы социализации, используемые разными религиями для верующих и неверующих людей. Религиозная принадлежность может быть основанием этнической идентификации для верующего человека, соблюдающего все ритуалы, обычаи, традиции, и не может ею быть для людей неверующих  или выпавших из традиции, которых сейчас большинство в России.

Вторая глава «Взаимодействие этносов России в условиях глобализации – реальность и действительность» состоит из трех параграфов.

«Этнос, - считает Л.Н. Гумилев, - это устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, существующих как этническая энергетическая система, противопоставляющая себя всем прочим аналогичным коллективам иотличающаяся своеобразным стереотипом поведения, который закономерно изменяется в историческом времени» .

В первом параграфе «Особенности национального самосознания в современной России» рассматривается вопрос о терминах фиксирующих «этническое» в современном российском сознании. Выявлено, что значительная часть терминов по преимуществу, симулякры.  Чего стоит, например, графа «национальность» в анкете? Что такое национальность? Указавшие «русский», «татарин», «чеченец», «еврей», укажут различные по объему и по содержанию этнические общности. Русский – принадлежность к нации; татарин – принадлежность к народности; чеченец – принадлежность к союзу племен (тейпов)  и др. По определению - национальность  - это политико-правовая категория, обозначающая совокупность формализованных законом характеристик, обладание которыми делает человека полноправным членом национального государства .

Термин «народ» вообще имеет десяток смыслов и значений.  Наиболее важным фактором и признаком становления народа следует признать появление политической организации общества в виде государства, в рамках которого и происходит собственно становление народа из материала этноса, точнее сказать, из объединения этносов. Например, историческим материалом для становления русского народа были славянские племена. По крайней мере, историки предпочитают говорить о племенах, а не об этносах. В.О. Ключевский пишет следующее о начальном этапе становления Киевской Руси:  «Разноплеменное население, занимавшее всю эту территорию, вошло в состав великого княжества Киевского, или Русского государства. Но это Русское государство еще не было государством русского народа, потому что еще не существовало самого этого народа: к половине XI в. были готовы только этнографические элементы, из которых потом долгим и трудным процессом выработается русская народность» . Автором дано определение этничности как особой характеристики личности, состоящей в ощущении, переживании индивидом своей принадлежности к определенной группе или общности людей, формирующейся на основе генетического социального единства этой группы и проявляющейся в форме сравнения «нас» с «не нами» в ходе группового взаимодействия с другими этносами.

Очень часто термины, так или иначе касающиеся общественной жизни, вполне содержательные и концептуально наполненные в теоретических текстах, будучи помещенными в контекст публицистики, применяются для обозначения эмпирически фиксируемых явлений, что приводит к порождению симулятивной виртуальной реальности и, иногда, откровенной глупости. Например, трансляция именно образов (имиджей, брэндов) входит в задачи рекламы, то в задачи СМИ такая трансляция, хотя бы как постулируемая норма, конечно, не входит. Одна из задач СМИ, во все времена считавшаяся главной, заключается в том, что средства массовой информации  должны информировать, отражая реальность максимально адекватно. Но что станут транслировать СМИ, если реальность – это реальность симулякров, конструкций, копирующих подлинность? Существуя в социальной среде, которая превратилась в мир образов, а не реальных объектов и субъектов общественной жизни, работа СМИ в таких условиях модифицируется: «встраиватеся» в образную систему. Иными словами, СМИ эпохи постмодерна не только транслируют симуляцию реальных вещей и объектов, но и сами становятся симулякром: только «копируют» работу СМИ по информированию граждан, существуя лишь как знак.  Нечто подобное действительно происходит в том случае, когда содержанием канала коммуникации становится не собственно отражения событий, а само наличие событий. Событие-симулякр, транслируемое посредством СМИ, делает и само СМИ симулякром: СМИ, транслируя «пустотные» события и явления, репрезентируют сами себя как канал коммуникации. Например, когда происходит трансляция не сути явления, а его образа (то, что в рекламе составляет как раз суть «рекламного события»: уделяется  внимание  не составу продукта и его свойствам, а упаковке, товарному знаку).

«Культура», «нация», «идентичность», «личность» - это все теоретические понятия. В СМИ недопустимо применять такие теоретические понятия по отношению к конкретным людям и конкретным событиям. Это также недопустимо, как мяч называть шаром (геометр.) и законы геометрии применять к полетам мяча во время футбольного матча. Но в мире симуляций виртуальной реальности возможно многое, недопустимое в действительности. «Конфессия» + «этнос» = «этноконфессиональность». В языке, который, как известно, все стерпит, есть, а в действительности нет. Неразрывность этнического и религиозного, на которой настаивают адепты «этноконфессиональности», не характерна, например,  даже для евреев современного Израиля, несмотря на то, что этническая идентичность евреев диаспоры тысячелетиями поддерживалась преимущественно иудаизмом.

Социальной теории абстрактного уровня, кроме К. Маркса и некоторых математически мыслящих экономистов, никто создать даже не пробовал. Желающих описывать эмпирически наблюдаемую действительность посредством теоретических понятий или, наоборот, очень много. Интенсионалы активно преобразуются в экстенсионалы, а экстенсионалы превращаются в смыслы, в интенсионалы . Интенсионал- определение или описание некоторого понятия через его свойства. Значением знака (экстенсионалом) называется предмет, представляемый данным знаком. Смыслом знака (интенсионалом) называют информацию о репрезентируемом предмете, которую содержит сам знак или которая связывается с этим знаком в процессе человеческого общения или познания. Под значением знака, т.е. под экстенсионалом, подразумевается тот предмет, который представляет (репрезентирует) данный знак. Смысл знака  (интенсионал) и есть, собственно, информация о репрезентируемом предмете.

Человек виртуальной реальности делает это с большим удовольствием. Это для него даже не порок, а образ жизни. И это еще один путь формирования симулякров.

«Национальное», при ближайшем рассмотрении, оказывается вообще очень интересным языковым образованием, которое обозначает то, что хочется использующему его.

«Национального государства» вообще никогда прежде нигде, кроме теорий, не существовало. Было государство русских, государство французов, государство римлян и т.п. Так называемые «национальные границы» есть границы территории, контролируемой конкретным государством.

«Национальный доход» - это доход конкретного государства, конкретных предпринимателей, конкретных работников и т.п.

В каждой «национальной культуре» содержится две культуры.

«Национальные интересы», за которые государства иногда начинают войны, вовсе не являются интересами конкретных представителей того или иного этноса, граждан того или иного государства. Это что-то другое, способ бытия чего неизвестен.

Термин «национальный характер» почему-то не применяют по отношению к японцам, китайцам, грузинам…австралийцам и т.д. Наверное, у них нет «национального характера», зато с удовольствием применяют к русским. Думается, это отголоски славянофильства. Многие наши соотечественники, пожившие в современной Германии, говорят, что немцы «сердечные люди», а русские – холодны и практичны.

Для самоидентификации гораздо важнее история. Но из самоидентификации русских искусственно выброшена героическая и трагическая эпоха социализма, когда наши предки «штурмовали небо» (эту метафору К. Маркс использовал для характеристики парижских коммунаров), пытаясь построить Царство Божие на земле. Самоидентификация с опорой на православие, взгляд назад на Великую Отечественную войну и за пределы социализма, даже с точки зрения властной элиты, удовлетворительного результата не дает.

Любые попытки рассматривать этническое в отрыве от практической политики и экономики, как самостоятельные естественные процессы, контрпродуктивны.

Конечно, нельзя не замечать, что религиозное самосознание становится все более устойчивым фактором коллективной идентификации широких слоев российских граждан. Но и преувеличивать значение религиозной принадлежности не стоит. В России религии заполняют идейный вакуум, образовавшийся в связи с разрушением идеологии коммунизма.

Даже мировые религии, которые по сути своей над- и внеэтничны, тем не менее, демонстрируют собой тесную связь с тем или иным этносом. Ни одна из религий не смогла избежать влияния уже имеющихся к тому времени особенностей существования и архетипически-ценностного поля культуры того или иного народа. Нация имеет свой дух, который вполне может быть освоен иными народами, причем, без потери себя. Для того, чтобы стало возможным последнее, нация должна быть открыта к диалогу – это является необходимым условием не только её развития, но и самораспространения. Если нация утверждает свою ценность монологично, то последняя, будучи абсолютизированной, начинает вести себя парадоксально разрушительно для самой нации. Только полноценный диалог наций позволяет возникать ситуации, в которой ценности иных народов расширяют, разнообразят смысловой контекстдля утверждения своей уникальности.

Конфессиональная принадлежность является одним из элементов национального самосознания (не определяющим). Она, как и национальный язык, не является основой этнической самоидентификации. Не менее важными ее факторами, в зависимости от конкретных обстоятельств, также могут быть территория, обычное право и другие отдельные элементы культуры.

Проведенный в диссертации анализ этнического в сознании современной России, привел к выявлению еще целого ряда симулякров. Симуля?кр (от лат. simulo, «делать вид, притворяться») - «копия», не имеющая оригинала в реальности. Иными словами, семиотически, знак, не имеющий означаемого объекта в реальности

Одним из них, то есть знаком языка, предметного значения которого никогда не существовало даже как предмета мысли, является термин «этнокультура». Конечно, каждая этническая общность, иногда это просто жители одного поселения -  имеют специфические черты культуры, развивающиеся, подчас, в ярчайшие проявления национальных культур. Это понятно. Но «этнокультура» термин, широко используемый в современной публицистике, это другое.

Структура культурной жизни представляет собой своеобразную триаду. Во-первых - это общенациональная культура, как часть мировой культуры. Во-вторых - это смешанная культура, рождающаяся в национальных образованиях на основе взаимодействия представителей различных социальных слоев. В-третьих - это «первичная» национальная культура живущей на определенной территории нации.

В этнографическом плане культурное мировое сообщество представляет собой неоднородное образование, состоящее из отдельных социокультурных образований, со своими жизненными укладами, менталитетом и самосознанием, с различными социально - экономическими и культурными уровнями развития.

Рассмотрение этнокультуры в качестве модели, приемлемой для изучения межличностного, межэтнического, культурно-цивилизационного взаимодействия представляется теоретико-методологической проблемой глобального уровня.

Что это?  - Непонятно. Это симулякр. Это есть в языке, но этого нет в действительности.

Этнокультурная и национальная идеи мало исследованы. Эти понятия связаны с этносом, с особенностями этнографической трактовки национальной культуры, национального мышления, с психологическим складом нации и сферами сознания человека. В период национального возрождения культуры проблема детерминации национального самосознания имеет особую значимость в связи с происходящими этнокультурными процессами, проявляющимися неоднозначно в российской действительности, и потому они находятся в центре внимания ученых на современном этапе развития общества.

Говорят и пишут, что надо изучать закономерности этнокультурных и этносоциальных процессов, закономерности детерминации национального самосознания. Это о чем? – Непонятно. Это симулякр.

Что же существует в действительности? Существуют разные социальные общности людей, в том числе характеризующиеся общностью происхождения, общей историей, общим языком, общими интересами, общим благополучием или общей нищетой и пр., которые, тем не менее, различаются уровнем достатка, уровнем образования, профессиями, нравственными качествами, степенью законопослушания и др., то есть существуют роды, племена, союзы племен, народности, нации. Существуют конкретные семьи, конкретные люди, конкретная внешность и конкретные черты характера, присущие представителям данной общности, конкретные предприятия, конкретные армии, конкретные органы власти. Это термины описания эмпирического, наблюдаемого.

Еще существует грандиозный процесс стирания границ между государствами, процесс массового перемещения представителей различных этнических общностей, в России происходящий на фоне сломанных прежних и не сформировавшихся социально приемлемых новых социально-экономических отношений, сопровождающийся социальной фрустрацией миллионов людей, входящих и в принимающие и в перемещающиеся этнические общности. В стремлении найти социальную опору растерянные люди обращаются часто к наиболее легко доступному так называемому этническому фактору. Обращаются, как мы выяснили к симулякрам виртуальной реальности, то есть в традиционных терминах – к социально обусловленным и опасным иллюзиям, принимаемым за действительность.

Требуется государственный заказ на основательные научные исследования, которые придут на смену выдумкам политиков и публицистов, и приведут к выработке практически эффективных государственных мер.

Во втором параграфе «Онтологические и гносеологические основания этнического взаимодействия и диалога религий» рассмотрена концепция Всединства В.С. Соловьева, ее интерпретации и развитие Н.А. Бердяевым, Н.О. Лосским, К. Леонтьевым, современными исследователями.

Основной пафос «философии всеединства» - «оправдание  добра», вытекающее из понимания «сущего» как блага. Сделан вывод, что философия всеединства для современной мысли  имеет особое мировоззренческое значение.

В качестве онтологических оснований объединительных интенций русского народа выделены изначальная полиэтничность, многоконфессиональность, многоукладность, разнообразие климатических условий, колоссальная непохожесть друг на друга всех проживающих на территории России.

Многообразие населения было источником постоянного и взаимообогащающего взаимодействия и условием развития страны.

Тесно связанные между собой этносы, например, в России формируют единое поле культуры, которое делает социальные взаимодействия понятными, упорядоченными и предсказуемыми; среди прочих, ценности определяют приоритеты и векторы дальнейшего развития.

На сегодняшний день можно говорить об изменениях идентичности как на уровне общества и составляющих его групп, так и на уровне включенности отдельных обществ в глобальную систему взаимодействий. Однако определяющее влияние на изменение идентичности в обоих случаях во многом оказывает глобализация.

Основная характеристика процесса глобализации, протекающего в современном мире - экстраполяция либерально-демократических ценностей на все регионы без исключения. Это значит, что исчезает живое многообразие политических, экономических, правовых и т.д. систем, нарастает культурное опустынивание, человечество становится культурно и организационно беднее и, значит, менее устойчивым.

Третий параграф «Философия толерантности и межконфессиональный диалог». В философии под толерантностью понимается отсутствие монополии на истину, открытость для критики и т. д. К тому же в различные времена у разных народов их ментальные характеристики толерантности приобретают различное выражение: компромисс, ненасилие, непротивление, равнодушие и т. п.

Философски­ значимая разработка проблем терпимости начинается в России в XVIII веке. Русские религиозные мыслители этого времени Тихон Задонский и Паисий  Величковский предложили в своих трудах осмысление основных постулатов православия, в том числе, и проблем терпимости. Тихон Задонский в своем произведении «Сокровище духовное, от мира собираемое» дал одно из первых определений «терпимости», не только как отсутствие мести и, следовательно, насилия, но и как нежелание дальнейшего мщения. Терпимость он относит к всепрощению. Русские просветители конца XVIII - начала XIX века сделали акцент на возможности терпеливого отношения к вере. Н.И. Новиков, А.Н. Радищев, С.Е. Десницкий, А.П. Куницын и другие в своих трудах утверждали самоценность личности, веру в мощь разума, возможность гармонии общественных отношений на справедливых, разумных началах. Они заявляли, что человек свободен и не может ни для кого служить средством для каких-либо целей.

Во второй половине XIX в. в истории русской философии обнаруживается несколько подходов к решению проблем терпимости. Самое значительное исследование принадлежит В.С. Соловьеву, который посвящает ей целый раздел в своем «Оправдании добра». Терпеливость, великодушие, мужество, невозмутимость - это явления одного порядка с очень тонкими, чаще всего субъективными оттенками толкования их при сравнительных оценках.

В России существуют элементы своеобразной  педагогики толерантности. В официальном документе - межведомственной программе «Основы формирования установок толерантного сознания и профилактики экстремизма в гражданском обществе» заявлено о необходимости разработки и внедрения системы учебных программ и тренингов для всех ступеней образования в России, эффективных социокультурных технологий, распространения норм толерантного поведения и противодействия различным видам экстремизма и этнофобии, внедрения в социальную практику стандартов культуры толерантного поведения. Эта работа началась. Религия в качестве нравственной и духовной силы получила сегодня возможность вступить в диалог с миром, судьбы которого оказались зависимыми от его нравственной состоятельности перед лицом реальных проблем общественного развития.

Диалог мировых религий (по преимуществу религиозных объединений) – это и озвучивание современных глобальных процессов взаимопроникновения культур.

В России в последние годы наиболее опасным и часто встречающимся видом конфликтов стали локальные межэтнические столкновения. В подавляющем большинстве случаев сторонами конфликта являются представители постоянного населения российских регионов и мигранты из республик Северного Кавказа и Закавказья.

Острота проблемы локальных межэтнических конфликтов, анализ современного состояния и основных тенденций этнополитических процессов становятся в последнее время актуальными философскими и исследовательскими задачами.

Поскольку проблема толерантности связана с рядом принципиальных философско-мировоззренческих вопросов, касающихся понимания человека, его идентичности, возможностей и границ познания и взаимопонимания, диалога культур и цивилизаций, то это породило объективно назревшую необходимость философского осмысления толерантности.

Особый интерес представляет анализ толерантности русского народа с позиций его национального самосознания.

Анализ неоднозначных, противоречивых процессов, происходящих в сфере межнациональных, межэтнических отношений, позволяет выявить противоречия и парадоксы национального самосознания, которые, на наш взгляд, наиболее полно характеризуют их специфическое влияние на становление толерантных отношений на постсоветском пространстве.

При рассмотрении проблем толерантности в области религии ключевое значение приобретает понятие межконфессионального диалога , рассматриваемого в качестве наиболее адекватной формы отношений между приверженцами различных вероисповеданий, служащей достижению согласия между ними.

Межконфессиональный диалог может рассматриваться как в узком, так и в широком смысле. В узком смысле под таким диалогом понимается взаимодействие двух религиозных систем на доктринальном уровне, требующее сознательной установки, концептуальной разработки и институционального оформления.

С аксиологической точки зрения позиция толерантности выступает как защита бесценного дара жизни, который человек  получает от Бога, и которым не волен распоряжаться ни другой человек, ни любая социальная группа или организация, включая и государство.

Таким образом, терпимость требует особой духовной стойкости, она качественно отличается от банального равнодушия: быть терпимым - значит сохранять собственную веру и убеждения, в то же время, находя в себе силы терпеть веру и убеждения других, которые могут быть прямо противоположными.

В Заключении сделаны  главные теоретические выводы исследования, вычленяется общая логика диссертации, подводятся итоги.

Список работ, опубликованных по теме диссертации.

По теме диссертации опубликовано 7 работ общим объемом 2,9 п.л.

I. Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах

и изданиях, рекомендованных  ВАК

  1. Малахова О.В. Философия толерантности в контексте межконфессионального диалога// Среднерусский вестник общественных наук. - № 4. - 2010. С. 14-17 (0,3 п..л.)
  2. Малахова О.В. Национальное религиозное сознание и трансформационные процессы в духовной жизни России // Среднерусский вестник общественных наук. - № 2. - 2010. С. 13-21 (0,7 п.л.)
  3. Малахова О.В. Философия толерантности // Среднерусский вестник общественных наук. - № 3. - 2009. С. 12-14 (0,4 п.л.)

II.Статьи в профессиональных журналах и научных сборниках, доклады на конференциях, научно-методические работы

  1. Малахова О.В. Самоидентификация и религиозные общества: тенденции сближения и преодоления различий // Актуальные проблемы современной науки. - № 3(47). - 2009. С. 52-59 (0,7 п.л.)
  2. Малахова О.В. Философско-концептуальное осмысление сущности и структуры этноконфессиональных отношений // Вопросы гуманитарных наук. - № 6(44). - 2009. С. 102-105 (0,3 п.л.)
  3. Малахова О.В. Сущность и структура менталитета и ментальности в философско-концептуальном осмыслении // Актуальные проблемы современной науки. - № 4. – 2010. С. 30-33 (0,3 п.л.)
  4. Малахова О.В. Проблема идентичности в науке: междисциплинарный подход// Материалы VII Международной научно-практической конференции для студентов, аспирантов и молодых ученых. – М.: Изд. ЕАОИ, 2011. (0,2 п.л.)

 

Донцов, А.И. Язык как фактор этнической идентичности / А.И. Донцов, Т.Г. Стефаненко, Ж.Т. Уталиева // Вопросы психологии. - 1997. - №4. – С. 75-85.; Лурье, С.В. Психологическая антропология. – М.: Академический проект, 2003. – 624 с.; Налчаджян, А.А. Этногенез и ассимиляция (психологические аспекты). – М.: Когито-центр, 2004. – 216 с.; Солдатова, Г.У. Психология межэтнической напряжённости. – М.: Смысл, 1998. – 389 с.; Стефаненко, Т.Г. Социально-психологические аспекты изучения этнической идентичности. – М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2004. [Электронный ресурс] http://www.i-u.ru/biblio/archive/stefanenko_soc/; Тарас, А.Е. Современная этнопсихология. – М.: Харвест, 2003. – 365с.; Хотинец, В.Ю. Этническое самосознание. – СПб.: Алетейя, 2000. – 240 с

Аклаев, А.Р. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-ых годов / А.Р. Аклаев, Л.М. Дробижева, В.В. Коротеева, Г.У. Солдатова. – М.: Мысль, 1996. – 382 с.; Арутюнян, Ю.В. Этносоциология: пройденное и новые горизонты / Ю.В. Арутюнян, Л.М. Дробижева // Социологические исследования. – 2000. - №4. – С. 11-21.; Денисова, Г.С. Социальная субъектность этноса (концептуальный подход). - Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. – 168 с.; Дробижева, Л.М. Социально-культурная дистанция как фактор межэтнических отношений // Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. – М.: Московский Центр Карнеги, 1997. – С. 44-63.; Иванов, В.Н. Межнациональные отношения в России // Социологические исследования. - 1994.  - № 6. - С. 32-39.; Скворцов, Н.Г. Проблема этничности в социальной антропологии. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 1997. – 184с.; Радовель, М.Р. Системно-ценностный контекст межэтнических отношений: актуальные проблемы его анализа [Электронный ресурс] http://www.i-u.ru/biblio/archive/radovel_sistemno/; Скворцов, Н.Г. Этничность: социологическая перспектива // Социологические исследования. – 1999. - №1. – С.21-31.; Сусоколов, А.А. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. – Вып.20. – М.: Наука, 1990. – С. 5-39.

Волков, Г.Н. Этнопедагогика. - М.: Издательский центр «Академия», 1999. - 168 с.

Симуляция - понятие постмодернистской философии, фиксирующее феномен тотальной семиотизации бытия вплоть до обретения знаковой сферой статуса единственной и самодостаточной реальности, которая развивает заложенную модернизмом идею  «крушения реальности». Симуляция -  составляющая господствующий тип нынешней фазы, регулируемой кодом (симулякры не имеют связи с какой-либо реальностью).

Иванов, Д.В. Виртуализация общества. Версия 2. - СПб.: Петербургское востоковеденье, 2002. С. 132.

Этнос - исторически образовавшаяся группа людей, объединённая общими языковыми и культурными признаками)

Конфе?ссия (лат. confessio - испове?дание) - особенность вероиспове?дания в пределах определённого религиозного учения, а также объединение верующих, придерживающихся этого вероисповедания.

Инсталляция (англ. installation - букв. - установка) прием художественной экспозиции, благодаря которому произведение или их совокупность активно распространяется в пространстве, уподобляясь развитой сценической конструкции, занимающей целые залы. Инсталляцию можно охарактеризовать как самоценную символическую декорацию, создаваемую в определенное время под определенным названием. Важно, что зритель не созерцает инсталляцию со стороны, как картину, а оказывается внутри неё.

Социальная группа - любая совокупность людей, рассматриваемая с точки зрения их общности. Вся жизнедеятельность индивида в обществе осуществляется через разнообразные социальные группы, значительно различающиеся между собой. Наиболее широкое понимание социальной группы связано с понятиями общности и совокупности. Наличие общей цели делает людей способными к согласованным действиям, хотя такая согласованность существует только в определенном аспекте их поведения.

Этнические и конфессиональные общности - это два разных вида социальных объединений людей. Однако нередко они существуют на одном территориальном пространстве и представлены в одной и той же совокупности людей. При этом границы между этими видами общностей иногда причудливо пересекаются между собой, порой происходит этнизация конфессии и конфессионализация этноса. (Пучков П.И. Соотношение этнического и конфессионального в России // Религиозная ситуация в ЮФО. Пути совершенствования законодательства в области государственно-конфессиональных отношений (по материалам семинара 29 августа -1 сентября 2006 г.). - Геленджик, 2006. С. 29.)

Идентичность (англ. Identity) - свойство психики человека в концентрированном виде выражать для него то, как он представляет себе свою принадлежность к различным социальным, национальным, профессиональным, языковым, политическим, религиозным, расовым и другим группам или иным общностям, или отождествление себя с тем или иным человеком как воплощением присущих этим группам или общностям свойств.

Идентификация (Identification; Identifizierang) - психологический процесс, в котором личность частично или полностью диссимилируется от самой себя (см. ассимиляция). Идентификация - бессознательное отождествление субъектом себя с другим субъектом, группой, процессом или идеалом. Является важной частью нормального развития.

Самоидентификация является одним из ключевых элементов личности человека. Негативная или позитивная самоидентификация может кардинальным образом влиять на все поведение человека.

Экспликация - это трактование символов, входящих в формулу.

Национальное самосознание - это процесс самопознания и развития национально-культурной самобытности

Носов Н.А. Виртуальный человек: Очерки по виртуальной психологии детства. - М: Изд-во Магистр, 1997. С. 169-170.

Гумилев, Л.Н. От Руси до России: очерки этнической истории / Лев Николаевич Гумилев. - М.: Айрис Пресс: Рольф, 2000. С.19.

Национа?льное госуда?рство (госуда?рство-на?ция) - конституционно-правовой тип государства, означающий, что последнее есть форма самоопределения и организации той или иной нации на определённой суверенной территории и выражает волю этой нации.

Например, народ  в обыденном словоупотреблении: большая группа людей, связанных главным образом местом своего пребывания («много народа на улице» и т.п.); в социологии: 1) слои и классы общества, которые на данном историческом этапе участвуют в решении задач общественного развития; 2) исторически сложившиеся типы этнических общностей: племен, народностей и наций, т.е. в значении этноса.

В  конституционном праве население определенной страны, выступающее как источник и носитель власти в государстве. Народ - более широкое понятие, чем «нация», понимаемая как общность большой группы людей на этнической основе (с учетом того, что в англоязычных странах термин «нация» (nation) адекватен термину «народ»). Даже в государствах, где подавляющее большинство Народа  состоит из граждан одной нации, имеются, как правило, национальные меньшинства, не говоря уже о том, что многие государства многонациональны. Преамбула Конституции РФ (1993) говорит о многонациональном народе  Российской Федерации, соединенном общей судьбой на своей земле. В России свыше ста различных наций и народностей, этнических групп, но народ ее составляет единое целое, он как таковой является носителем суверенитета и единоличным источником власти в России.

Ключевский, В.О. Русская история. Полный курс лекций в 3-х томах. Т.2. – М.: Мысль, 1997. С.174.

Интенсионал выделяет знания, отделяя их от данных, которые всегда задаются экстенсионально.

Экстенсионал - набор фактов, соответствующих данному понятию.

http://www.innovations.ru

Межконфессиональный диалог – это общение представителей разных религий не с целью навязать свои верования и свой тип мышления, но разговор в атмосфере терпимости, тепла, любви, взаимоуважения, открытости, свободы и искренности для того, чтобы познакомиться друг с другом, выслушать, понять и принять и научиться вместе жить, сотрудничать и взаимодействовать.

.

См.: Ермошина, И.И. Социально-философские аспекты анализа этнического возрождения. Автореф. Дис. канд. филос. наук. - Ставрополь, 1998. С. 20.

Культурология XX век: словарь. - СПб.: Университетская книга, 1997. С. 423.

Иванов, Д.В. Виртуализация общества. - СПб., 2002. C. 76.

Кортунов, В.В. Бегство от реальности (или оборотная сторона телекоммуникационных технологий). - М., 2003. С. 50.

 

Барт, Ф. Этнические группы и социальные границы. - М.: Новое издательство, 2006. С. 162.

Гегель, Г.В.Ф. Феноменология духа. Философия истории. М.: Эксмо, 2007. – 880 с.; Гердер, И.Г. Идеи к философии истории человечества. – М.: Издательство «Наука», 1977. – 705 с.; Кондорсе, Ж.А. Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума. - М.: Соцэкгиз, 1936. - 264 с.; Руссо, Ж.Ж. Трактаты. – М.: Наука, 1969. – 704 с.; Философия в «Энциклопедии» Дидро и Даламбера: сборник/ Ред. В.М. Богуславский. – М.: Наука, 1994. – 720 с.; Фихте, И.Г. Речи к немецкой нации. – СПб.: Наука, 2009. – 349 с.

Боас, Ф. Ум первобытного человека. – М.: Красанд, 2011. – 154 с.

Кавелин, К.Д. Наш умственный строй. – М.: Правда, 1989. – 656 с.; Вунд, В. Психология народов. – М.: Изд-во Эксмо; СПб.: Terra Fantastica, 2002. – 864 с.; Шпет, Г.Г. Мысль и слово: Избранные труды. – М.: РОССПЭН, 2005. – 688 с.; Мид, М. Культура и мир детства. – М.: Директмедиа Паблишинг, 2008. – 878 с.

Фрейд, З. Тотем и табу. – М.: АСТ, 2004. – 253 с.; Юнг, К.Г. Психология бессознательного. – М.: Канон, 1994. – 320с.

Широкогоров, С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений. – Владивосток, 1922.

См.: Скворцов, Н.Г. Проблема этничности в социальной антропологии. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 1997. – 184с.

Мёрдок, Дж.П. Социальная структура. - М.: ОГИ, 2003 г. – 608 с.; Мосс, М. Социальные функции священного: избранные произведения. – СПб.: Евразия, 2000. – 444 с.; Лич, Э. Культура и коммуникация. Логика взаимосвязи символов. – М.: Восточная литература, 2001. – 144 с.

Gambino R. Blood of My Blood: The Dilemma of the Italian-Americans. New York, 1974.; Geertz C. The Integrative Revolution: Primordial Sentimentes and Civil Politics in the New States // Old Societies and New States: The Quest for Modernity in Asia and Africa. - New York, 1963. - Рp. 105–157.; Greely, A.M. Ethnicity in the United States: A Preliminary Reconnaissance. New York, 1974.; Connor, W. Eco- or Ethno-nationalism? // Ethnic and Racial Studies. - 1978. - Vol. 1. - №. 3. - Pp. 377-400.; Connor, W. Nationalism and Ethnicity Terminologies // Encyclopedic Dictionary and Research Guide. [Электронный ресурс] http://www.ai-press.com/NET.forward.html; Smith, A. The ethnic origins of nations. - Oxford, 1986.; Van den Berghe, P.L. The Ethnic Phenomenon. - N.Y., Oxford, 1986.; Гирц, К. Интерпретация культур. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. – 560 с.; Смит, Э. Национализм и модернизм. Критический обзор современных теорий нации и национализма. – М.: Праксис, 2003. – 464 с.

Barth, F. Introduction // Ethnic Groups and Boundaries: The Social Organization of Culture Difference. - Bargen; London, 1969. - Pp. 9-38.; Андерсон, Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. – М.: «КАНОН - пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. – 288 с.; Геллнер, Э. Нации и национализм. – М.: Прогресс, 1991. – 320 с.; Хобсбаум, Э. Нации и национализм после 1780 г. – СПб.: Алетейя, 1998. – 306 с.

Herskovits, F. Cultural Relativism. Perspectives in Cultural Pluralism. - New York, 1972.;

Эванс-Притчард, Э. Теории примитивных религий. – М.: ОГИ, 2004. – 184 с.; Леви-Стросс, К. Первобытное мышление. – М.: Терра - Книжный клуб, 1999. – 392 с.; Его же. Путь масок. – М.: Республика, 2000. – 399 с.; Его же. Структурная антропология. – М.: Эксмо-Пресс, 2001. – 246 с.

Сепир, Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. – М.,1993. – 656 с.; Уорф, Б. Отношение норм поведения и мышления к языку // Новое в лингвистике. Вып. 1. – М., 1960. – С. 135-198.

См.: Вебер, М. Социология религии (типы религиозных сообществ) // Работы М. Вебера по социологии религии и идеологии. - М.: ИНИОН РАН, 1985;  Гегель, Г.В.Ф. Философия религии. В 2 т.: Т. 1. - М., 1976;  Локк Дж., Сочинения в 3-х томах. – М., 1985-1988; Макиавелли в России: Восприятие на рубеже веков /Сост. Э.Г. Азгальдов, И. А. Быстрова; Под ред. В. Т. Данченко, В. А. Скороденко, Ю. Г. Фридштейна; Науч. консультант П. Д. Баренбойм. - М.: Рудомино, 1996. - 144 с.; Монтескье, Ш. Избранные произведения. - М., 1985; Токвиль, А. де. Демократия в Америке. - М., 2000. - 560 с.; Фромм, Э. Анатомия человеческой деструктивности. - М., 1998.; Фромм, Э. Бегство от свободы. - М., 1990; Фромм, Э. Психоанализ и религия //Сумерки богов. - М., 1990.

Вундт, В. Проблемы психологии народов. - М.: Академический проект, 2010. - 136 с.; Гельвеций, К. Сочинения в двух томах (книжная серия Философское наследие). - М., 1973-1974; Гердер, И.Г. Идеи к философии истории человечества. - М.: Издательство «Наука», 1977. - 705 с.; Кант, И. Сочинения в шести томах. Том 1-6. -М., 1963-1966; Лебон, Г. Психология народов и масс. - М.: Академический проект, 2011. - 238 с; Монтескье, Ш. Избранные произведения. - М., 1955;   Фуллье, А. Психология французского народа. -  СПб.: Издательство Ф. Павленкова, 1899; Нарский, И.С. Философия Давида Юма. - М.: Изд-во Московского университета, 1967. - 358 с.; Юм, Д. Трактат о человеческой природе. - Мн.: ООО «Попурри», 1998. - 720 с.

Булгаков, С.Н. Труды по социологии и теологии: В 2-х т. Т. 2: Статьи и работы разных лет.1902 по 1942 /Ин-т социологии РАН. - М.: Наука, 1997. - 826 с.; Карсавин, Л.П. Пути православия // Малые сочинения. - СПб., 1994; Карсавин, Л.П. Философия истории. - СПб, 1993; Карсавин, Л. Восток, Запад и русская идея. - Петроград, 1922; Розанов, В. Апокалипсис нашего времени. - М.: Издательство: «Эксмо», 2008. - 768 с.; Чаадаев, П.Я. Полное собрание сочинений и избранные письма в 2-х тт. - М.: Наука, 1991; Франк, С.Л. Сочинения. - М., 1990; Франк, С.Л. Духовные основы общества. - М., 1992; Франк, С.Л. Реальность и человек. Сочинения. - М., 1992; Франк, С.Л. Русское мировоззрение. - СПб, 1996.

Народные русские сказки А.Н. Афанасьева. В 3 тт. Издание подготовили Л.Г. Бараг и Н.В. Новиков. Т. 1. – М.: Наука, 1984. 511 с.; Т. 2. – М.: Наука, 1985. 465 с.; Т. 3.  – М.: Наука, 1985. 495 с.; Буслаев, Ф.И. Сочинения, тт. 1–3. - СПб – Л., 1908–1930; Потебня, А.А. Полное собрание трудов: Мысль и язык. Подготовка текста Ю.С. Рассказова и О.А. Сычева. Комментарии Ю.С. Рассказова. - Издательство «Лабиринт». - М., 1999. - 300 с.

Бехтерев, В.М.  Избранные произведения. - М., 1954; Данилевский, Н.Я. Россия и Европа// http://vehi.net/danilevsky/rossiya/index.html; Кареев, Н.И. Расы и национальности с психологической точки зрения // «Филологические записки». - Воронеж, 1876; Лавров, П.Л. Философия и социология: В 2 т. - М.: Мысль, 1965; Овсянико-Куликовский  Н.Д. Психология национальности. - М., 1922.

См.: Бердяев, Н.А. Вселенскость и конфессионализм // Христианское воссоединение. - Париж, 1999; Бердяев, Н.А. О русском национальном сознании. - М.: ВЕХИ, 2000. //http://www.vehi.net; Бердяев, Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века// О России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. - М.: «Наука», 1990; Соловьев, В.С. Оправдание добра. Нравственная философия. - Он же. Сочинения в 2-х т. Т.II. - М.,1988; Соловьев, В.С. Русская идея // Россия глазами русских. - СПб.: Наука, 1991.; Хрестоматия по философии: Учебное пособие для высших учебных заведений. Сост. А.Р. Абдуллин. – Уфа, 2003; Соловьев, В.С. Чтения о богочеловечестве // Соч.: В 2 т. Т. 2. - М., 1969; Сорокин, П.А. Система социологии// Религия как социальный феномен. Т. 2. - Пг., 1920.

Арутюнян, Ю.В., Дробижева, Л.М., Сусоколов, А.А. Этносоциология. - М., 1998; Гачев, Г.Д. Ментальное народов мира. - М.: Изд-во Эксмо, 2003; Гачев, Г.Д. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос. - М.: Академический проект, 2007; Ахиезер, А.   Культурные основы этнических конфликтов / А. Ахиезер // Общественные науки и современность. - 1994. - N4; Бромлей, Ю.В. Современные проблемы этнографии. - М., 1981; Дробижева, Л.М., Аклаев, А.Р., Коротеева, В.В., Солдатова, Г.У. Демократия и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов. - М.: Мысль, 1996; Гумилев, Л.Н. Конец и вновь начало: сочинения / Лев Николаевич Гумилев. - М.: Танаис ДИ-ДИК, 1994;  Гумилев, Л.Н. От Руси до России: очерки этнической истории / Лев Николаевич Гумилев. - М.: Айрис Пресс: Рольф, 2000; Мчедлов, М.П. Феномен религиозности в изменяющейся России// Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Сборник докладов и материалов межрегиональных научно-практических семинаров и конференций. 2002-2004 гг. http://rusoir.ru; Мчедлов, М.П., Гаврилов, Ю.А., Шевченко, А.Г. Мировоззренческие предпочтения и национальные различия // Социологические исследования. – 2004. - №9; Полежаев, Д.В. Идея менталитета в русской философии «золотого века». - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003.

Винер, Б.Е. Этничность: в поисках парадигмы изучения // Этнографическое обозрение. – 1998. – №4. – С. 3-26.; Его же. Постмодернистский конструктивизм в российской этнологии // Журнал социологии и социальной антропологии. 2005.  – Т. VIII. – № 3. – С. 114-130.; Заринов, И.Ю. Время искать общий язык (проблема интеграции различных этнических теорий и концепций) // Этнографическое обозрение. – 2000. – №2. – С. 3-18.; Кон, И.С. Несвоевременные размышления на актуальные темы // Этнографическое обозрение. – 1993. – №1. – С. 3-8.; Рыбаков, С.Е. Судьбы теории этноса. Памяти Ю.В. Бромлея // Этнографическое обозрение. – 2001. – №1. – С. 3-22.; Соколовский, С.В. Парадигмы этнологического знания // Этнографическое обозрение. – 1994. – №2. – С. 3-17.; Тишков, В.А. Советская этнография: преодоление кризиса // Этнографическое обозрение. – 1992. – №1. – С. 5-19.; Филиппов, В.Р. Парадигматика этнологии // Бюллетень Владикавказского института управления. Вып. №10. – 2003.; Шандыбин, С.А. Постмодернистская антропология и сфера применимости её культурной модели // Этнографическое обозрение. – 1998. – №1. – С. 14-30.; Элез, А.Й. Критика этнологии. – М.: МАИК «Наука/Интерпериодика», 2001. – 304 с.

Рыбаков, С.Е. Философия этноса. – М.: ИПК Госслужбы, 2001. – 360 с.; Семёнов, Ю.И. Философия история. Общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. – М.: Современные тетради, 2003. – 776 с.; Чеснов, Я.В. Телесность человека: философско-антропологическое понимание. – М.: ИФ РАН, 2007. – 213 с.

Тишков, В.А. Идентичность и культурные границы. – М.: Наука, 1997. – 230 с.; Его же. Идентичность и толерантность. – М.: Наука, 2002. – 326 с.; Его же. Тишков, В.А. Реквием по этносу. Исследования по социально-культурной антропологии. – М.: Наука, 2003. – 544 с.; Соколовский, С.В. Этнографические исследования: идеал и действительность // Этнографическое обозрение. – 1993. – № 3. – С. 3-14.; Малахов, В.С. Национализм как политическая идеология. – М.: КДУ, 2005. – 320 с.; Его же.  Неудобства с идентичностью // Вопросы философии. – 1998. - №2. – С. 42-48.; Его же. «Скромное обаяние расизма» и другие статьи. - М.: Модест Колеров и «Дом интеллектуальной книги», 2001. - 176 с.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.