WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Человеческая деструктивность как форма агрессии: экзистенциально-гуманистический подход

Автореферат кандидатской диссертации

 

                   На правах рукописи

 

Богдан Сергей Сергеевич

 

 

 

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ДЕСТРУКТИВНОСТЬ КАК ФОРМА АГРЕССИИ:

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ ПОДХОД

 

Специальность 09.00.13 философская антропология, философия культуры

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

 

 

 

 

 

 

 

Сургут – 2012


Работа выполнена в государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Сургутский государственный педагогический университет»

на кафедре философии и социологии

Научный руководитель:             доктор философских наук, профессор

                                                        Апрелева Виктория Александровна

Официальные оппоненты:          Богомяков Владимир Геннадьевич

доктор философских наук,

ФГБОУ ВПО «Тюменский

государственный университет»,

профессор кафедры политологии

Прилукова Екатерина Григорьевна

кандидат философских наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский

государственный университет»,

доцент кафедры международного

менеджмента

                                                       

Ведущая организация:                          ФГБОУ ВПО «Омский государственный

педагогический университет»

Защита состоится  «14» мая 2012 г. в _11.00_ часов на заседании диссертационного совета К 212.167.01 по защите кандидатских диссертаций при Нижневартовском государственном гуманитарном университете по адресу: 628605, г. Нижневартовск, Тюменской обл., ул. Ленина, 56.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижневартовского государственного гуманитарного университета.

Автореферат разослан «___» __________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                           Шахова Ольга Юрьевна


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Человеческая деструктивность является одной из актуальных проблем в философской антропологии, не только потому, что ее изучение позволяет глубже понять природу человека, но еще и потому, что от ее решения зависит будущее современного общества и мира в целом. Без учета смыслообразующих, духовных и ценностно-гуманистических основ человеческого бытия, современные глобальные преобразования в различных сферах общественной жизни приводят к разрушительным последствиям, признаками которых являются резкое повышение роста негативных форм девиации, аддикции, агрессии, насилия и экстремизма.

Междисциплинарный, системный характер философско-антропологического знания позволяет комплексно рассмотреть причины и условия проявления деструктивных тенденций, следуя принципу диалектического взаимодействия внешних (социокультурных) и внутренних (биологических) детерминант. Примером комплексного рассмотрения деструктивного поведения является, недостаточно разработанное на сегодняшний день, экзистенциально-гуманистическое направление в философии. Акцентируя внимание на таких фундаментальных потребностях и основах человеческого бытия как самоактуализация, творчество, ценностные ориентации, смысл жизни, свобода, любовь, представители данного направления рассматривают человека как открытую динамичную систему, как интегральное, развивающееся существо, способное делать осознанный выбор и отвечать за него.

Анализ деструктивной агрессии на основе экзистенциально-гуманистического подхода, с учетом данных из различных областей знания, отражающих многомерность и сложность человеческого бытия, в дальнейшем может способствовать выработке определенных механизмов, направленных на диагностику, предотвращение и контроль разрушительных тенденций.

Степень разработанности проблемы.К изучению разрушительного начала в природе человека обращались многие мыслители, начиная с глубокой древности, но интерес к деструктивности как поведенческому феномену возник лишь в XX веке с развитием ряда научно-философских школ и течений, пытающихся понять сущность и причины агрессии, насилия и негативных девиаций (психоанализ, неофрейдизм, этология, девиантология, бихевиоризм, когнитивизм). И хотя проблема деструктивности человека и общества стояла в центре исследований многих философов и ученых, комплексному ее изучению посвящена лишь одна масштабная работа – книга Э.Фромма «Анатомия человеческой деструктивности». Именно Э.Фроммом быловведено в философский оборот определение человеческой деструктивности как специфической злокачественной формы агрессии и страсти к разрушению. Данная работа сыграла определяющую роль в выборе темы и направления исследования. Но содержание исследования опирается также на широкий спектр философских текстов, отражающих эволюцию осмысления проблемы человеческой деструктивности.

В истории становления методологических подходов к изучению человеческой деструктивности как формы агрессии можно четко выделит три линии – биологизаторскую, социологизаторскую и целостную экзистенциально-гуманистическую, исходя из которых, оцениваются причины, условия возникновения подобного рода поведения и сама природа человека.

К первой линии относятся работы ученых и философов, считающих, что человек изначально рождается с предрасположением к определенным действиям и поступкам, в том числе негативным и разрушительным. Начиная с античности, идеи биологизма развивались в Новое время и эпоху Просвещения Т.Гоббсом, П.Гольбахом, де Садом. В «философии жизни» (А.Шопенгауэр, Ф.Ницше, О.Шпенглер) был сделан упор на бессознательном с его эгоистическими и деструктивными инстинктами. Как таковой биологический детерминизм формируется в XIX веке в позитивистских и эволюционных концепциях О.Конта, Г.Спенсера, Ч.Дарвина, Г.Моргана и Т.Мальтуса, а также в криминологических конституциональных концепциях Ч.Ломброзо, Э.Кречмера и У.Шелдона. В XX веке первые попытки объяснить наличие разрушительного начала в природе человека, основываясь на принципах биологизма, принадлежат инстинктивистским концепциям агрессии (З.Фрейд, С.Шпильрейн, К.Юнг, А.Адлер, К.Лоренц, Н.Тинберген, И.Эйбл-Эйбесфельдт). Инстинктивистские трактовки человеческой деструктивности привлекли внимание таких ученых как Э.Нойманн, Д.Хиллман, Н.Тинберген, А.Октар. В России к анализу инстинктивистских теорий обратились: В.И.Овчаренко, Н.Л.Кременцов, В.М.Лейбин, В.А.Лекторский, В.Н.Фурс, Е.М.Мелетинский. В рамках биологического подхода к пониманию деструктивности в XX веке возникают биопсихические концепции агрессии, основу которых составляют экспериментальные данные таких наук как нейрофизиология (В.Марк, Ф.Эрвин, Н.Волков), генетика (В.П.Эфроимсон, Р.Розенман, С.Медник, Л.Джервик, Х.Уиткин) и эндокринология (Д.Даббс, М.Шеард, Д.Олвейс, А.А.Реан, Н.Б.Трофимова, И.Лалаянц, И.М.Кветной).

Параллельно с биологизмом развивалась и вторая линия взглядов на природу деструктивного в человеке – социологизаторская, куда относятся теории, согласно которым деструктивные формы агрессивного поведения приобретаются индивидом в течение жизни под влиянием социокультурных детерминант и внешне-средовых факторов. На возникновение подобной точки зрения большое влияние оказали работы Д.Локка, К.Гельвеция, Ш.Монтескье, труды философов-утопистов (Т.Мор, А.Сен-Симон, Ш.Фурье и Р.Оуэн). К.Маркс, Ф.Энгельс, В.Бонгер и Г.Майер, отметили важную роль в формировании деструктивных девиаций социально-экономических факторов. Начиная c XIX века многие криминологи и социологи (А.Кетле, Г.Тард, Э.Дюркгейм, Р.Мертон, Т.Парсонс) указывали на взаимосвязь между социальными условиями и ростом различных форм девиантности, имеющих деструктивный характер. Особое значение придавалось девиантным субкультурам и обучению (А.Коэн, Л.Оулин, Э.Сатерленд, Д.Крэсси, Д.Матза и Г.Сайк). Детальному изучению основ формирования деструктивных наклонностей посвящены социально-психологические концепции агрессии: «фрустрационная» (Д.Доллард, Л.Дуб, Н.Миллер, А.Басс, Д.Зильманн); «когнитивная модель агрессии» (Л.Берковиц, Л.Хьюсманн, Х.Хекхаузен, Р.Шенк, Д.Лочман, К.Додж, Н.Гуэрра, Л.Эрон); и «теория научения» (А.Бандура, Р.Ульрих, М.Джонсон, Д.Ричардсон, П.Вольфф, Т.Г.Румянцева, Н.Д.Левитов, Г.Петтерсон, С.Н.Ениколопов, Д.Уайтинг, И.Чайлд и Р.Ле Вин). Анализу биологизма и социологизма, их достоинствам и недостаткам, диалектической взаимосвязи, посвящены работы Н.Г. Иванова, С.В.Лурье, А.Вернеке, Е.А.Наймушина, К.Н.Любутина и Д.В.Пивоварова.

Противостояние биологических и социокультурных позиций, в некотором смысле, задерживало теоретический прогресс в области исследования деструктивности. Как альтернатива этим двум линиям в XX веке сформировался целостный, экзистенциально-гуманистический подход (А.Маслоу, Э.Фромм, Р.Мэй, В.Франкл), учитывающий всю сложность и нередуцируемость человеческого бытия. Истоки данного направления берут свое начало в гуманистических и антропологических воззрениях Сократа, Эпикура, М.Аврелия, П.Мирандолы, И.Канта, И.Гердера, Л.А.Фейербаха. Важную роль в развитии экзистенциально-гуманистического подхода сыграли работы С.Кьеркегора, У.Джеймса, Э.Гуссерля и ключевые положения философов-экзистенциалистов (М.Хайдеггера, К.Ясперса, М.Бубера, Ж.-П.Сартра, А.Камю, Н.Аббаньяно) о свободе выбора и ответственности, смысле жизни и постоянном формировании собственного «Я». Различные стороны феномена деструктивности были рассмотрены в начале XX века классиками философской антропологии М.Шелером и А. Геленом (учение о ресентименте; теория биологической недостаточности  человека). Междисциплинарный, целостный подход к исследованию человеческого поведения и его деструктивной составляющей сегодня активно развивается такими учеными-мыслителями как Р.Фрейджер, Д.Фейдимен, Р.Функ, К.Нири, Т.Грининг, Э.Нойманн, А.Н.Романин, А.А.Белик, П.С.Гуревич, С.Г. Пилецкий, В.М.Лейбин, В.И.Овчаренко, С.И.Самыгин, Л.Д.Столяренко, А.М.Руткевич, В.П.Полозова, С.Е.Вершинин, Г.А.Борисова, Н.Г. Иванов, И.В.Лысак, С.А.Храпов, В.А.Гельбер, Е.Ю.Ястребова. Комплексному эмпирико-сравнительному анализу причин и условий возникновения деструктивной агрессии посвящены работы Р. Бэрона и Д. Ричардсон, Б. Крэйхи, Л. Берковица, Р. Чалдини, Д. Кенрика, С. Нейберга, а также отечественных ученых В.П. Эфроимсона, А. Налчаджяна, И.А. Фурманова, Т.Г. Румянцевой, М.В. Алфимовой, В.И. Трубникова, М.Л. Бутовской. Для современных исследований проблемы деструктивности характерен многоаспектный анализ и отход от многих постулатов биологизма и социологизма.

Стремление к интегративному, междисциплинарному изучению деструктивного поведения в последние годы становится необходимым условием для целостного восприятия человеческой деструктивности и выработки комплексных мероприятий по предотвращению агрессивных тенденций на различном уровне. Немаловажным аспектом в данном направлении является обращение к анализу специфических, экзистенциальных, гуманистических основ человеческого бытия. В этом смысле, особое внимание следует уделить таким ученым-гуманистам как Э.Фромм, А.Маслоу, К.Роджерс, Р.Мэй, В.Франкл, И.Ялом, которые не только внесли огромный вклад в исследование экзистенциальных, смыслообразующих, ценностных аспектов формирования деструктивных наклонностей, но и расширили само поле философско-антропологического знания, предложив целостный, синтетический (эмпирико-теоретический) подход к изучению человека. В целом, проблема деструктивности в экзистенциально-гуманистическом ключе на сегодняшний день исследована в недостаточной степени, а вопрос по поводу синтеза биологических и социокультурных аспектов деструктивного поведения до сих пор остается открытым.

Объект исследования: человеческая деструктивность как форма агрессии.

Предмет исследования: биологические, социокультурные и экзистенциально-гуманистические аспекты человеческой деструктивности.

Цель работы – осуществление философско-антропологического анализа проблемы человеческой деструктивности как специфической формы агрессии сквозь призму экзистенциально-гуманистического подхода.

Для реализации цели были поставлены следующие исследовательские задачи:

  • выявить степень воздействия биологических факторов на деструктивное поведение человека посредством экзистенциально-гуманистического анализа инстинктивистских и биопсихических теорий агрессии;
  • определить роль социокультурных факторов при формировании деструктивных и антидеструктивных (гуманистических) наклонностей и моделей поведения;
  • выявить характер диалектического взаимодействия биологических и социокультурных предпосылок деструктивного поведения сквозь призму экзистенциально-гуманистического подхода;
  • дать комплексную оценку человеческой деструктивности как формы агрессии в экзистенциально-гуманистическом ключе, ее сущности, форм проявления и возможных путей урегулирования.

Теоретико-методологическая основа исследования.

Теоретическими основаниями для формирования целостной концепции человеческой деструктивности как формы агрессии явились работы Э.Фромма, Д.Бьюдженталя, А.Маслоу, Р.Мэя, И.Ялома, А.Н.Романина, Д.А.Леонтьева, в которых были предложены ключевые принципы экзистенциально-гуманистического направления. Согласно им, человек представляет собой уникальную, открытую, нередуцируемую систему (Ю.Г.Волков, В.С.Поликарпов), находящуюся в процессе постоянного становления, смыслообразования и осуществления экзистенциального выбора («позитивный экзистенциализм» Н.Аббаньяно, логотерапия В.Франкла). Исследования в области философии (С.А.Храпов, И.В.Лысак, Е.А.Наймушин, Р.Арон, А.Октар, В.И.Овчаренко), биологии (М.Л.Бутовская, В.П.Эфроимсон, И.Лалаянс), девиантологии (Я.И.Гилинский, Е.В.Змановская) и социальной психологии (Р.Бэрон, Д.Ричардсон, Т.Г.Румянцева) отражают степень зависимости деструктивного поведения от биологических факторов и их значимости в поведении здоровой, автономной личности. Концептуальную основу раскрытия социокультурных детерминант и механизмов формирования деструктивных тенденций составили ключевые положения теории «социальной деструкции» (С.Е.Вершинин и Г.А.Борисова), теории социального научения (А.Бандура, Л.Берковиц) и воспитания (И.С.Кон, К.Бассиюни), а также идеи А.Швейцера, К.Роджерса, А.А.Гусейнова, И.П.Гетманова и Р.А.Петренко о роли гуманистических ценностей и характерологических свойств личности при выборе форм поведения. Специфика диалектического взаимодействия биологических и социокультурных предпосылок человеческой деструктивности анализируется в работах Б.Крэйхи, А.Маслоу, И.В.Лысак, Н.Г.Иванова, К.Н.Любутина и Д.В.Пивоварова.

Методологическую основу исследования составляют: целостный (холистический) подход к изучению поведения человека (А.Маслоу, Б.А.Никитюк, А.Белик), позволяющий синтезировать данные о человеческой деструктивности, полученные как естественно-научными, так и гуманитарными науками; диалектический метод, посредством которого биологические, психологические, социокультурные и экзистенциальные детерминанты поведения рассматриваются в их неразрывной взаимосвязи и единстве (Э.Фромм, И.В.Лысак); феноменологический подход, позволяющий осмыслить и описать такие явления, как «агрессия» и «деструктивность», «экзистенциальные потребности», «свобода выбора» и «ответственность», «целостность» и «открытость» человеческого бытия; сравнительно-исторический и эволюционный методы, применяемые при анализе истоков, этапов становления и характерных особенностей ключевых подходов к изучению человеческой деструктивности; герменевтический метод, используемый для понимания и интерпретации концепций человеческой деструктивности, а также работ представителей экзистенциально-гуманистического направления (Э.Фромма, А.Маслоу, В.Франкла, К.Роджерса); экзистенциально-гуманистические теории и положения (И.Кант, Н.Аббаньяно, Ж.-П.Сартр, М.Бубер, Г.Марсель, Д.Бьюдженталь, И.Ялом, Р.Мэй), позволяющие рассмотреть деструктивность сквозь призму экзистенциальных, высших потребностей, свободы выбора и ценностных основ человеческого бытия. Помимо этого, в диссертационном исследовании используются общенаучные методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, аналогии и обобщения.

Научная новизна исследования. Впервые в отечественной философской антропологии проблема человеческой деструктивности как формы агрессии рассмотрена в экзистенциально-гуманистическом ключе, как проблема свободного выбора и негативного способа реализации человеком своих высших и экзистенциальных потребностей. Деструктивная агрессия человека представлена как многофакторный поведенческий феномен, который является результатом осознанного экзистенциального выбора личности на фоне сложного диалектического взаимодействия биологических и социокультурных предпосылок. Особое значение придается открытости и нередуцируемости человеческого бытия, сознательному опыту человека и целостному характеру его природы. За исходную установку берется то, что человек это не продукт двух сил, двух составляющих: наследственности и окружающей среды, а свободное существо, ответственное за свои поступки.

Диссертантом получены следующие результаты исследования:

  • Выявлены истоки, сущность и взаимосвязь ключевых подходов к изучению человеческой деструктивности как формы агрессии – биологического, социокультурного и экзистенциально-гуманистического;
  • Осуществлена экзистенциально-гуманистическая интерпретация инстинктивистских и биопсихических концепций человеческой деструктивности, в частности, определена степень воздействия биологических детерминант на деструктивное поведение человека;
  • Определена роль социокультурных факторов в формировании как деструктивных, так и антидеструктивных, гуманистических тенденций и основ существования;
  • Проанализирован характер диалектического взаимодействия биологических и социокультурных факторов человеческого бытия, на фоне которого возникает особый пласт специфических (высших и экзистенциальных) потребностей и потенций, реализуемых свободной личностью как конструктивным, так и деструктивным путем;
  • Обозначены основные механизмы возникновения деструктивной агрессии и формы ее проявления, а также пути урегулирования и контроля агрессивных тенденций личности на основе экзистенциально-гуманистических принципов и основ человеческого бытия.

Основные положения, выносимые на защиту:

  • Деструктивное поведение является видовым по отношению к агрессии понятием и представляет собой ее сложную модифицированную форму, сугубо антропологический вариант, со своими специфическими механизмами возникновения и проявления, выходящими за рамки биологических законов. Человеческая деструктивность – это реверсивная (двусторонняя) форма проявления агрессивных тенденций личности, выраженная в стремлении человека причинить разрушительный вред либо самому себе, либо объектам окружающей действительности. Направленная вовне, деструкция может иметь целью: уничтожение другого живого существа или причинение ему серьезного вреда; разрушение социума или определенных общественных отношений. К аутодеструкции относится суицид, членовредительство, мазохизм, а также саморазрушительное поведение.
  • Человеческая деструктивность по своей природе не инстинктивна, но в определенных социокультурных условиях ряд биологических факторов может являться косвенной предпосылкой возникновения деструктивных действий. Открытость и динамичность биологической природы человека допускает вариативность, изменчивость и свободу выбора поведения.
  • В социокультурном контексте феномен человеческой деструктивности представляет собой усваиваемую в течение жизни форму отношения субъекта к окружающей реальности и к самому себе. Деструкция – это сложная поведенческая реакция, подкрепляемая различными социально-психологическими механизмами, которая, как и любое другое социальное поведение поддается контролю и коррекции.
  • Человеческая деструктивность не имеет филогенетических корней и является результатом осознанного экзистенциального выбора личности на фоне диалектического взаимодействия внутренних (биологических) и внешних (социокультурных) факторов. Следовательно, деструктивность предстает как альтернативный (неконструктивный) вариант ответа на экзистенциальные и духовные потребности человека. Человек как свободное существо, ответственен за свои поступки и никакие внешние или внутренние ограничения и преграды не способны снять с него эту ответственность и оправдать его разрушительность в современном обществе.
  • Формированию деструктивных наклонностей личности препятствуют следующие факторы: создание благоприятных социокультурных условий, исключающих социальную несправедливость и незащищенность, культ насилия и подавление автономии; закрепление конструктивных сценариев поведения; воспитание ценностного, толерантного отношения к «другим» и созидательных диалогических установок; профилактика эмоциональной атрофии и повышение уровня эмпатии; установка человека на биофилию, с большей ориентацией на бытие, чем на обладание; привитие гуманистических ценностей – бережное отношение к своей и чужой жизни, стремление к самоактуализации, творчеству, любви, формированию и проявлению себя в жизни конструктивным путем.

Научно-практическая значимость исследования. Исследование проблемы человеческой деструктивности с позиции биологического, социокультурного и экзистенциально-гуманистического подходов способствует формированию комплексного представления о причинах развития деструктивных тенденций на различном уровне человеческого бытия, что позволяет прогнозировать и разрабатывать возможные способы их предотвращения, контроля и самоконтроля.

Выявление сущности человеческой деструктивности как формы агрессии сквозь призму экзистенциально-гуманистического подхода дает основание для перспективного междисциплинарного диалога, детализации отдельных аспектов проблемы на едином фундаменте, построения целостной концепции человека и его отношения к себе и окружающим. Материалы исследования могут быть использованы при разработке и чтении учебных курсов по философии, философской антропологии, философии культуры, социологии, психологии, а также при разработке спецкурсов междисциплинарного характера.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на международной научно-практической конференции «Гуманитарные стратегии российских трансформаций» (Тюмень, 26–27 октября 2007 г.), международной научно-практической конференции «Наука и образование: история и современность» (Нижневартовск, 13-14 апреля 2007 г.), на региональной научно-практической конференции «Воспитание национального самосознания подрастающего поколения в полиэтническом регионе» (Сургут, 5 апреля 2008 г.), на X окружной конференции молодых ученых «Наука и инновации XXI века» (Сургут, 26–27 ноября 2009 г.), на XVI международной научно-практической конференции «Система ценностей современного общества» (Новосибирск, 28 декабря 2010 г.). Тематика и содержание диссертации обсуждались на заседаниях и аспирантских семинарах кафедры философии и социологии Сургутского государственного педагогического университета. Автором разработаны и внедрены спецкурсы междисциплинарного характера «Проблема агрессии в современном обществе», «Биопсихологические и социальные аспекты человеческой деструктивности».

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, двух глав (шести параграфов), заключения и списка использованной литературы на русском и иностранном языках, включающего 225 наименований. Общий объем диссертационного исследования – 154 страницы.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность избранной темы, дана оценка степени ее разработанности, определены цель, задачи, предмет и объект исследования, охарактеризована его теоретико-методологическая база, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

Первая глава «Биологические и социокультурные аспекты изучения человеческой деструктивности» раскрывает концептуально-методологические основы исследования. С позиции экзистенциально-гуманистического подхода, автором рассматриваются биологические и социокультурные предпосылки возникновения и формирования человеческой деструктивности в их неразрывной взаимосвязи.

В первом параграфе «Деструктивность как форма агрессии: методология исследования» осмысливаются используемые в диссертации понятия (девиантность, агрессия, насилие, деструктивность), их специфика и  взаимосвязь, обозначаются особенности ключевых методологических направлений в изучении деструктивного поведения – биологического, социокультурного и экзистенциально-гуманистического.

Человеческая деструктивность осознается как поведенческий феномен, как содержательный компонент и форма проявления некоторых видов агрессии, насилия и девиантного поведения (Л.Г.Гребенщикова, Е.Л.Сытых, Е.В.Змановская). Подчеркивается, что если девиации могут быть как агрессивными, так и неагрессивными или положительными, то деструктивность всегда агрессивна и губительна для окружающих и для самого субъекта. Человеческая агрессия как особая форма поведения, нацеленная на причинение вреда себе и/или объектам окружающей реальности (С.Н.Ениколопов), может носить биологически-адаптивный характер, свойственный всем живым существам, а может приобретать сугубо человеческий, деструктивный характер (Э.Фромм, Р.Мэй, В.А.Гельбер, Е.Г.Шестакова, Л.Я.Дорфман). В силу специфики человеческого бытия, широты и многообразия сферы витальных интересов человека, граница между двумя этими формами агрессии весьма подвижна и носит условный характер. Одной из крайних форм деструктивной агрессии является насилие (Л.Берковиц), представляющее собой принудительное физическое или психическое воздействие на человека, нарушающее право на его личную безопасность, свободу и неприкосновенность (М.Модиа, А.Н.Романков, И.Можарова).

Деструктивное поведение является видовым по отношению к агрессии понятием и представляет собой ее сложную модифицированную форму, сугубо антропологический вариант, со своими специфическими механизмами возникновения и проявления, выходящими за рамки биологических законов. В результате, человеческая деструктивность представляет собой целенаправленную реверсивную форму проявления агрессивных тенденций, выраженной в стремлении человека причинить разрушительный вред либо самому себе, либо объектам окружающей действительности. Раскрывается двусторонняя направленность деструктивного поведения человека. Так, деструкция, направленная вовне, нацелена на уничтожение или причинение серьезного вреда другому живому существу, разрушение социума или определенных общественных отношений. К аутодеструкции относится суицид, членовредительство, мазохизм, а также прямое и косвенное саморазрушительное поведение личности (И.В.Лысак, В.А.Руженков, Ц.П.Короленко). Деструктивная агрессия может приобретать различные формы проявления – инструментальнаую и враждебную, импульсивную и контролируемую, скрытую и явную (Б.Крэйхи).

Поведение человека – это сочетание компонентов различного уровня – биологического, психологического, социального, культурного, экзистенциального, духовного, следовательно, в зависимости от той или иной позиции, теории, определяются и различные доминантные факторы деструктивности. Эволюционно исследование человеческой деструктивности развивалось в рамках двух противоположных подходов – биологическом и социокультурном, отражающих суть различных представлений о природе человека и основах его поведения. Рассмотрение внутренних и внешних факторов деструктивности сквозь призму целостного, экзистенциально-гуманистического подхода, позволяет преодолеть эту поляризацию и обозначить иной уровень детерминации – небезусловный, где развивающаяся, автономная личность обречена на постоянный экзистенциальный выбор путей своей актуализации и ответа  на специфические потребности.

Во втором параграфе «Биологические предпосылки человеческой деструктивности» раскрывается сущность и истоки биологических концепций человеческой деструктивности, анализируется влияние биологических факторов на формирование деструктивных наклонностей личности.

Развитие биологических представлений о человеческой деструктивности прошло путь от жестко-детерминистских концепций до более лабильных и синтетических, учитывающих социокультурные переменные и уникальные особенности личности. Изначально, деструктивность воспринимается как сила, заложенная в нас самой природой (Т. Гоббс, П. Гольбах, де Сад), которая находится в бессознательном и посредством эгоистичных и аморальных импульсов (инстинктов) предопределяет все наши поступки (А. Шопенгауэр, О. Шпенглер, Ф. Ницше). В качестве такого импульса может выступать инстинкт борьбы за существование (Ч. Дарвин, Т. Мальтус, Г. Морган) или воля к власти (Ф. Ницше). Развиваясь, иррациональные и эволюционные идеи легли в основу несостоявшейся конституциональной концепции преступности (Ч. Ломброзо, Э. Кречмер и У. Шелдон) и способствовали возникновению в XX веке инстинктивистских и биопсихических теорий агрессии. Филогенетического инстинкта разрушения жизни (З.Фрейд) у человека нет, но биологически-адаптивная агрессия, способствующая выживанию вида (К.Лоренц), может приобретать деструктивные формы, компенсируя соматико-психологическую неполноценность и желание властвовать (А.Адлер, А.Гелен). Для предотвращения подобных модификаций человечеству необходимо вырабатывать культурно-приемлемые формы взаимодействия (И.Эйбл-Эйбесфельдт). Эволюционно, в рамках инстинктивизма, деструктивность перестает рассматриваться как простой продукт бессознательного, и предстает как результат личностной дисгармонии соотношения сознательного и бессознательного (К.Юнг) на фоне воздействия социокультурных факторов.

Таким образом, деструктивная агрессия не инстинктивна, но в тоже время, в организме человека присутствуют биологические факторы, которые могут к ней предрасполагать (В.П.Эфроимсон, В.Марк, Ф.Эрвин, Х.Уиткин, С.Медник, К.Кристиансен, Е.Мазур). Так, повреждение или аномалии головного мозга (лимбическая система и кора больших полушарий) могут вывести из строя механизмы контроля и стать прямой или косвенной причиной агрессивных действий. Наследственность в свою очередь создает потенциал, выраженный в предрасположенности к определенным эмоциональным реакциям, связанным с агрессией, но эта предрасположенность достаточно лабильна и зависима от социокультурных условий. Наличие некоторых генетических аномалий (ген МАО, лишняя Y-хромосомы) не всегда обуславливает агрессивное поведение человека, которое в большей степени является результатом недостаточного умственного развития и жестокого обращения в детстве, нежели врожденной склонности к насилию. Степень же влияния половых гормонов (тестостерона) и медиаторов (серотонин) на агрессию довольно ограничена и проявляется двусторонне, к тому же важную роль здесь играют уровень других гормонов, социокультурная среда и личностные характеристики. Таким образом, наша биологическая природа составляет потенциальную основу для весьма широкого спектра поведенческих реакций, который включает в себя деструктивность, но не сводится исключительно к ней. Деструктивность биологически потенциальна, но не биологически детерминирована. Биологические процессы, сопровождающие любое поведение человека, не ограничивают его свободный, личностный выбор и способность формировать себя конструктивным путем.

В третьем параграфе «Социокультурные предпосылки человеческой деструктивности» анализируется степень воздействия социокультурных факторов на деструктивное поведение, а также социально-психологические механизмы формирования, предупреждения и контроля деструктивных тенденций.

Раскрываются основные социокультурные концепции деструктивной агрессии и девиации, в частности, отмечается, что социокультурная среда на фоне биологических предпосылок способна вызвать деструктивное поведение и создает условия для формирования деструктивных наклонностей. В рамках социального детерминизма (Д.Локк, Ж.-Ж.Руссо, К.Гельвеций, Т.Мор, А.Сен-Симон, Ш.Фурье) главными причинами деструктивности считаются сложные взаимоотношения между обществом и конкретной личностью, социальная дезорганизация и неустроенность общества. Ослабление социальных связей и утрата групповой солидарности, сплоченности в состоянии аномии (Э.Дюркгейм), способны спровоцировать рост аутодеструктивных тенденций и иных девиаций. Деструктивными личностями не рождаются, ими становятся (А.Кетле, Г.Тард, Ю.Г. Волков, В.С. Поликарпов) в атмосфере социально-политической раздробленности и экономически неблагоприятных условий (К.Маркс, Ф.Энгельс, В. Бонгер). Неравенство возможностей и различия в доступе к ценностям общества порождает деструктивные формы адаптации (Э. Фромм, Р.Мертон, Т. Парсонс) и способствует возникновению социальных групп (субкультур) со своими деструктивными ценностями и нормами, которые усваиваются и культивируются (А.Коэн, Р.Клауорд, Л.Оулин, Э.Сатерленд, Д.Крэсси). Каждый человек может лавировать между различными социокультурными нормами (Д.Матза и Г.Сайк), и тем самым выбирать в зависимости от ситуации собственную систему ценностных ориентаций и определенный способ действия (Е.В.Змановская). Такие социально неблагоприятные факторы как бедность, алкоголизм, социальная раздробленность, пропаганда СМИ и Интернет-ресурсами насилия, разврата и бескультурия, усиливают агрессивность человека и могут определять характер деструкций.

Но, деструктивная агрессия не является прямой реакцией на фрустрацию и может проявляться при полном отсутствии внешних аверсивных стимулов (Д.Доллард, Л.Дуб, А.Басс), что указывает на ее неоднородность и многоплановый уровень детерминаций. При определенных обстоятельствах (угроза наказания, социальная неудовлетворенность, неполноценность, злопамятность) агрессивный позыв может скрываться (феномен ресентимента М.Шелера) или «смещаться» (Н. Миллер) на объекты, имеющие сходство с фрустратором, либо на непохожих «других» – незащищенные группы (национальные, религиозные, сексуальные меньшинства). Импульсивная деструктивная агрессия может быть вызвана различными источниками: оружие, алкоголь, порнография, насилие и агрессия в СМИ. При выборе поведенческой реакции определяющую роль для личности играет характер осмысления (символическая интерпретация) ситуации и испытываемые чувства (Л. Берковиц, Д. Зильманн, Л.Уайт, К.Гирц). Агрессивные сценарии (когнитивные схемы) усваиваются человеком с детства в процессе научения, воспитания (А. Бандура) и успешно применяются во взрослой жизни как продукт социализации (Р. Бэрон и Д. Ричардсон). Различным культурам в разной степени присуща враждебность, агрессивность и деструктивность. Мера выраженности этих качеств не является некой постоянной величиной, а варьирует в самых широких пределах и связана с культурой насилия в обществе (А.Маслоу, И.С.Кон). Деструктивные сценарии приобретаются как непосредственно (Л.Хьюсманн, Н.Гуэрра), через прямое подкрепление со стороны различных социальных групп и институтов (материальное поощрение, социальное одобрение, высокий статус), так и косвенно (Л.Эрон), посредством наблюдения или через викарный опыт, когда примеры агрессии остаются безнаказанными.

В параграфе отмечается, что агрессия, как и любое другое социальное поведение, поддается контролю, самоконтролю и коррекции. Основными механизмами предотвращения и ослабления деструктивных тенденций на индивидуальном и групповом уровнях являются развитие эмпатии, чувственности, адекватной самооценки; воспитание таких важных общегуманистических качеств и черт как сопереживание, толерантность, ответственность, великодушие, любовь ко всему живому, отрицание убийств и насилия в любой форме (А.Швейцер, М. Ганди, М.Л.Кинг). Таким образом, в рамках социокультурного подхода, деструктивность представляет собой приобретенную в процессе социализации модель поведения, которая является открытой для модификации и может быть ослаблена с помощью различных социальных механизмов научения, воспитания, контроля и самоконтроля, основанных на гуманистических ценностях.

В целом, биологические характеристики и внешняя среда не являются альтернативными детерминантами и не исключают друг друга, но находятся в постоянном диалектическом взаимодействии в бытии человека. В отдельности эти факторы являются лишь условиями, создающими предпосылки к тому или иному действию, и каждый человек, как открытая, динамичная система, имеющая уникальную биологическую организацию, способен по-своему реагировать на воздействие этих факторов, осуществляя возможность осознанного экзистенциального выбора.

Вторая глава «Экзистенциально-гуманистические основы человеческой деструктивности» посвящена целостному анализу деструктивного поведения, отражением которого стали экзистенциально-гуманистические концепции деструктивности А.Маслоу, К.Роджерса, Э.Фромма, Р.Мэя, В.Франкла.

В первом параграфе «Гуманистические аспекты человеческой деструктивности» раскрывается сущность целостного подхода к изучению человеческой деструктивности, а также значимость реализации высших, гуманистических потребностей и стремлений личности для предотвращения деструктивных тенденций.

В философско-антропологических концепциях экзистенциально-гуманистического направления (А.Маслоу, Э.Фромма, Р.Мэя, В.Франкла), преодолен дихотомический способ мышления (биологизм или социологизм), учитывается все многообразие детерминирующих факторов (междисциплинарный характер), главный акцент сделан на том, что человек – это сознательнее существо со свободой воли, способное формировать собственное «Я». Биологические и социокультурные факторы служат истоком, фоном и средой для реализации потенций человека, и, по существу, не ограничивают его свободный ценностный выбор и направление развития. Человек обладает интегративной, целостной природой и специфически человеческими высшими, экзистенциальными и духовными потребностями – стремится к любви, признанию, свободе, творчеству, труду, самоактуализации, самотрансценденции и поиску смысла жизни. Фрустрация низших, базовых потребностей (физиологических) чаще всего провоцирует биологически-адаптивные, реактивно-защитные формы агрессии, в то время как неудовлетворение высших, экзистенциально-гуманистических потребностей в купе с социокультурными факторами может привести к деструктивным формам агрессии. Осуществлению самоактуализации как высшей потребности препятствуют регрессивные тенденции личности (страх, враждебность, праздность, индивидуальная фиксация на потребностях низшего уровня) и фрустрирующие социальные факторы: нищета, эксплуатация, предрассудки, ограничение внутренней и внешней свободы путем тотального контроля всех сфер жизнедеятельности (А.Маслоу). Смыслы и ценности самореализации определяются «фасилитирующими установками» личности (атмосферой безусловного принятия, эмпатического понимания и конгруэнтного самопредъявления) в отношении других, путем самотрансценденции (К.Роджерс, В.Франкл).

Отдавая должное социокультурным и биологическим факторам, гуманисты одними из первых обратились к анализу таких важных аспектов в формировании поведения как высшие, экзистенциальные переживания и потребности, а также показали, что человеческая агрессия отличается от агрессии животных, в ней лежат механизмы совсем иного порядка. Гуманистические концепции сыграли важную роль в формировании экзистенциально-гуманистического подхода, заложив основы целостного восприятия человеческого бытия и расширив представление о специфических детерминантах агрессивного поведения.

Во втором параграфе «Комплексный анализ деструктивности: концепция Э. Фромма» раскрываются основные положения целостной теории человеческой деструктивности Э. Фромма, который определил, что деструктивность и жестокость не инстинктивноподобны, но могут достигать значительной силы и распространенности под влиянием социокультурных факторов и экзистенциальных потребностей, вытекающих из специфических условий бытия человека (экзистенциальных дихотомий).

Предложенное Э.Фроммом разделение агрессии на «доброкачественные» (псевдоагрессия и оборонительная агрессия) и «злокачественные» формы, носит условный характер, что вызвано сложностью идентификации сферы витальных интересов человека, которые намного шире, чем у животных. Отмечается, что выделенная Э.Фроммом псевдоагрессия (непреднамеренная, игровая и агрессии-самоутверждения), не является доброкачественной, и представляет собой инструментальную форму деструктивной агрессии. Оборонительная агрессия у человека проявляется сильнее, чаще и разнообразнее, чем у животного, поскольку человек реагирует не только на наличную, но и на возможную угрозу; подвержен манипуляции, руководству, убеждению; нуждается не только в физических, но и в психических условиях выживания (ценностных ориентирах).

В параграфе подробно рассматриваются злокачественные формы агрессии (деструктивные). В отличие от оборонительной агрессии, деструктивные формы не нужны для физиологического выживания человека и являются альтернативными способами удовлетворения экзистенциальных потребностей: в установлении связей (посредствам подчинения, власти или любви); в преодолении себя (созидая или разрушая); в самоидентичности (посредством индивидуальности, свободы или конформизма); в наличии системы ценностей (иррациональные или рациональные цели). Деструктивность – это  возможная реакция, результат взаимодействия различных социокультурных условий и экзистенциальных потребностей, глубоко укорененных в человеческой жизни и ориентированных на преодоление своего страха, изолированности, беспомощности, заброшенности, на поиск новых форм связи с миром, поиск смысла жизни.

Подлинная деструктивность, по мнению Э.Фромма, встречается в двух формах: «спонтанной» (деструктивность отмщения и в состоянии экстаза) и «связанной со структурой личности» – характерологической (садизм и некрофилия). К главным факторам, способствующим формированию садизма относятся: атмосфера тоталитарного и авторитарного режимов правления, господства одной группы над другой по различным признакам; атмосфера холодности и отчуждения в период ранней социализации; подавляющее автономию, авторитарное воспитание; чувство одиночества, страха, отчужденности, пустоты и беспомощности. Одним из симптомов некрофилии, является присущее техногенному обществу вытеснение внимания к живому интересом к артефактам, когда сам человек и его отношения превращаются в товар, и приоритетным становится не бытие, а обладание. Возникновению элементов некрофилии способствует гнетущая, лишенная радости атмосфера в семье, травмирующие обстоятельства раннего детства, закоренелый нарциссизм. У каждой личности есть ценностный выбор между деструктивностью и утверждением жизни, биофилией. Начиная с детства, такая альтернатива складывается перед каждым человеком и сопровождает его всю жизнь.

В третьем параграфе «Деструктивность как выбор: экзистенциальный взгляд на проблему» деструктивное поведение рассматривается как результат свободного выбора человека в ответ на экзистенциальные потребности и фрустрацию духовного бытия. Важным положением экзистенциально-гуманистических концепций является то, что человек – это свободное существо, ответственное за свое бытие и выбор актуализации тех или иных потенций (конструктивно-деструктивных). Свобода человека – это сложный двусторонний феномен, имеющий негативную «свободу от» и позитивную «свободу для» (Э. Фромм). Свобода выступает как действие, вытекающее из осознания альтернатив и их последствий. Наше сознание находится в состоянии постоянных колебаний между двумя полюсами: активного субъекта и пассивного объекта, и это создает потенциальную возможность выбора (Р.Мэй).

Основное свойство здоровых, полноценных личностей – это стремление к максимальной реализации себя в реальных, а не надуманных пределах биологических и социальных возможностей, с учетом постоянной динамики жизненных процессов и обстоятельств. Моральная свобода – это не свобода от внешних и внутренних условий выбора, а свобода выбора в системе наличных данных условий (А.А.Гусейнов).

В содержании параграфа рассматривается взаимосвязь между феноменом внутренней экзистенциальной «пустоты» и деструктивным поведением. Нехватка значимых переживаний, иллюзорное чувство бессилия что-либо изменить в своей жизни или в окружающем мире, порождает у человека ощущение пустоты или вакуума (Р.Мэй). Накапливаясь, нереализованные возможности выливаются в патологию, отчаяние и, в конечном счете, в разрушительные действия. Феномен экзистенциальной пустоты (вакуума) порождает бессмысленность существования (В.Франкл). Экзистенциальный вакуум люди стремятся заполнить чем попало или выжигать аутодеструктивным поведением (алкоголизм, наркомания). Стремление к смыслу является фундаментальной мотивационной силой в людях. Смысл нельзя дать, его нужно найти, поскольку он уникален для каждого человека и может быть осуществлен только им самим. Осуществляя смысл, человек реализует сам себя. Способность самостоятельно находить смысл проявляется в «самотрансценденции» (выходе за пределы индивидуально-эгоистического «Я») путем творчества, сотрудничества, помощи, работы, любви, ценностных переживаний и ценностного отношения к фатальным жизненным ситуациям (М.Бубер, Г.Марсель, И.Ялом). Деструктивное поведение возникает потому, что люди подавляют свою духовность, уходят от ответственности за поиск смысла. Апатичный, бессмысленный образ жизни провоцирует насилие и аутодеструктивность, как альтернативные способы обретения личностью чувства полноценности и осмысленности собственного бытия.

В Заключениисделаны выводы по всему диссертационному исследованию и сформулирован его общий итог.

Сущность человеческой деструктивности возможно осмыслить, лишь учитывая в целом сложное диалектическое взаимодействие внутренних (биологических) и внешних (социокультурных) факторов, служащих истоком и средой для реализации экзистенциальных и духовных потребностей человека (в самотранценденции, самоактуализации, свободе, любви, обретении смысла жизни, творчестве), глубоко укорененных в специфических условиях его бытия. Люди становятся деструктивными в случае искажения, отвержения или фрустрации их внутренней природы, конструктивных потенций и ценностных ориентаций. Свобода, выступающая одной из универсальных характеристик человеческого бытия, накладывающая на него ответственность за свою жизнь и происходящее в мире, предоставляет человеку постоянную возможность выбора альтернативных способов самореализации и ответа на экзистенциальные потребности.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора.

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных ВАК

  • Богдан, С. С. Человеческая деструктивность как социокультурный феномен [Текст] / С. С. Богдан // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. – 2010. – № 124. – С. 310–320 (0,5 п.л).
  • Богдан, С. С. Человеческая деструктивность как форма агрессии: экзистенциально-гуманистический подход [Текст] / С. С. Богдан // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2011. – № 3 (9): в 3-х ч. – Ч. 2. – С. 20–23 (0,5 п.л.).
  • Богдан, С. С. Комплексный анализ деструктивности в гуманистической концепции Абрахама Маслоу [Текст] / С. С. Богдан // Философия и культура. – 2011. – № 8 (44). – С. 137–144 (0,7 п.л.).

Публикации в других изданиях

    • Богдан, С. С. Правовые аспекты агрессивного поведения [Текст] / С. С. Богдан // Наука и образование: история и современность: материалы международной очно-заочной научно-практической конференции (Нижневартовск, 13–14 апреля 2007 г.) / ред. колл.: В.Н. Борщенюк, В.А. Апрелева, Р.В. Ковальчук. – Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. гуманит. ун-та, 2008. – Ч. 1. – С. 98–101 (0,3 п.л.).
    • Богдан, С. С. Специфика деструктивной деятельности человека в современном информационном обществе [Текст] / С. С. Богдан // Гуманитарные стратегии российских трансформаций: материалы Международной научно-практической конференции (Тюмень, 26-27 октября 2007 г.) / отв. ред. В.В. Гаврилюк. – Тюмень: Изд-во ТюмГНГУ, 2008. – Т. 1. – С. 47–51 (0,4 п.л.).
    • Богдан, С. С. Влияние сцен насилия и агрессии в СМИ на деструктивное поведение молодежи [Текст] / С. С. Богдан // Воспитание национального самосознания подрастающего поколения в полиэтничном регионе: сборник научных материалов региональной научно-практической конференции (Сургут, 5 апреля 2008 г.) / отв. ред. Н.Н. Свирида. – Сургут: РИО СурГПУ, 2008. – С. 61–67 (0,3 п.л.).
    • Богдан, С. С. Человеческая деструктивность: целостный подход гуманистов XX века [Текст] / С. С. Богдан // Наука и инновации XXI века: материалы X Юбилейной окружной конференции молодых ученых (Сургут, 26–27 ноября 2009 г.): в 2 т. / отв. ред. В.П. Самсонов. – Сургут: ИЦ СурГУ, 2010. – Т. 2. – С. 100–101 (0,2 п.л.).
    • Богдан, С. С. Гуманистический подход к проблеме человеческой деструктивности [Текст] / С. С. Богдан // IX Знаменские чтения: Актуальные проблемы образования и науки: сборник материалов региональной открытой научно-практической конференции (Сургут, 27 марта 2010 г.) / ред. колл.: В.П. Засыпкин, О.Г. Балина, О.И. Зворыгина. – Сургут: РИО СурГПУ, 2010. – С. 165–166 (0,1 п.л.).
    • Богдан, С. С. Экзистенциально-гуманистический подход к проблеме человеческой деструктивности [Текст] / С. С. Богдан // Система ценностей современного общества: сборник материалов XVI Международной научно-практической конференции (Новосибирск, 28 декабря 2010) / под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2010. – С. 42–46 (0,3 п.л.).
    • Богдан, С. С. Экзистенциально-гуманистические аспекты изучения человеческой деструктивности [Текст] / С. С. Богдан // Гуманизация социально-экономических отношений в современном обществе: монография  / под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: Изд-во СИБПРИНТ, 2010. – С. 159–172 (1,0 п.л.).
     
    Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.