WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Объединение субъектов РФ: состояние и перспективы развития (на примере Забайкальского края)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

АНУЧИНА Наталья Александровна

 

ОБЪЕДИНЕНИЕ СУБЪЕКТОВ РФ: СОСТОЯНИЕ

И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

(на примере Забайкальского края)

 

Специальность 23.00.02. Политические институты, процессы

и технологии (политические науки)

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

 

 

 

Чита – 2012

Работа выполнена на кафедре философии

ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет»

 

Научный руководитель

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Васильева Клавдия Кирилловна

Крылов Дмитрий Анатольевич

доктор философских наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный

гуманитарно-педагогический университет

имени Н.Г. Чернышевского», заведующий

кафедрой политологии

Матафонова Юлия Анатольевна

кандидат политических наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный

университет», доцент кафедры государственного,

муниципального управления и политики

Ведущая организация

 ФГБОУ ВПО «Восточно-Сибирский

государственный университет технологий

и управления»

Защита состоится «23» мая 2012 года в 9.00 на заседании диссертационного совета Д 212.299.03 при ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет» по адресу: 672039, г. Чита, ул. Александро-Заводская, 30, зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет» по адресу: г. Чита, ул. Кастринская, 1.

Автореферат разослан «23» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

канд. социол. наук, доцент                                  Лобцова Оксана Викторовна 

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. В силу асимметричности государственного устройства  России к началу ХХI века появилась необходимость реформирования федеративных отношений.Одним из приоритетных направлений федеративной реформы является на сегодня оптимизация субъектного состава Российской Федерации через объединение ее регионов. Необходимость изменений в субъектном составе России обусловливают многочисленность субъектов, их фактическое неравноправие между собой, экономическая несостоятельность многих из них. Многочисленность субъектов федерации сопровождается статусной асимметрией регионов и, в особенности, наличием феномена «сложносоставности». Под «сложносоставным» субъектом понимается административно-территориальное образование (область, край), имеющее в составе юридически самостоятельные субъекты – автономные округа, образованные по национальному принципу.

Асимметричность федеративного устройства России – это историческое наследие советской государственности, она  является выражением национально-территориального принципа построения Российской Федерации. «Парад суверенитетов» 90-х гг. ХХ в. был обусловлен уникальным культурно-географическим разнообразием, в еще большей мере этническим фактором, определившим процессы регионализации в России.

Политика укрупнения субъектов, образование нового региона в результате слияния двух и более субъектов были инициированы федеральным центром и имели несколько объективных факторов: национально-территориальный, социально-экономический, социально-политический. Первыми кандидатами на объединение стали автономные округа, входящие в состав «сложносоставных» субъектов.

Укрупнение регионов следует рассматривать не только как ликвидацию «сложносоставных» субъектов, но и  как устранение искусственных границ тех территорий, которые обладают общей взаимосвязанной структурой экономики, социальной и производственной инфраструктурой и т.д. Многовековые традиции совместного проживания и жизнедеятельности населения на территории Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа, наличие тесных исторических, культурных, социально-экономических связей, общность инфраструктуры Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа определили объективный характер объединительного процесса. 

Объединительный процесс 2005-2008 годов охватил 11 субъектов Российской Федерации, было осуществлено 5 объединительных проектов, в результате число субъектов РФ сократилось с 89 до 83. Первым примером стал Пермский край, образованный в результате слияния двух приуральских регионов – Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа (референдум состоялся 7 декабря 2003г.), затем объединились Красноярский край, Таймырский АО и Эвенкийский АО – 17 апреля 2005 года. Референдум по объединению Камчатской области и Корякского АО состоялся 23 октября 2005 года; жители Иркутской области и УОБАО приняли положительное решение о слиянии регионов 16 апреля 2006г.

Объединение Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа явилось пятым по счету (и, на данный  момент, заключительным) проектом укрупнений «сложносоставных» субъектов РФ, референдум состоялся 11 марта 2007 года. Существенным фактором, облегчившим объединение регионов, явилось то, что органы государственного управления области и округа в последнее десятилетие сохранили и укрепили традиционно развитые связи в сферах культуры, образования и здравоохранения, активизировали взаимовыгодные межрегиональные отношения в экономике и финансовой сфере.

Процесс укрупнения субъектов крайне непростой, требующий постоянного мониторинга поставленных целей и задач, выявления недостатков и упущений в этом труднейшем вопросе федеративного строительства в России. В немалом числе публикаций по проблемам государственного устройства России отсутствует комплексное исследование оснований и результатов объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа. Необходимость осмысления мотивов и последствий объединительных процессов, изучение мнения и оценки населения в отношении данного процесса, формулировка рекомендаций для дальнейшего социально-политического развития Забайкальского края обусловили выбор темы диссертационного исследования, в связи с чем работа представляет научный и практический интерес

Степень научной разработанности темы диссертации. Проблемы федеративных отношений в Российской Федерации активно исследуются известными учеными-теоретиками, управленцами-практиками, политологами, юристами и другими специалистами. Это находит свое отражение в монографических изданиях, публикациях периодической печати, материалах конференций и других источниках.

В зарубежной науке проблемы федерализма изучены такими исследователями, как Т. Джефферсон, П. Кинг, Д. Кинкэйд, Т. Миллер, П. Ордещук, В. Остром, В. Райкер, Ч. Тибот, А. Токвиль, Р. Уотс, К. Уэйр, М. Филиппов, Ф. Хайек, У. Хикс, Д. Элазар . Объектом их исследований является, главным образом, американский федерализм, тем не менее, методологические основания данных работ и их выводы могут носить, по оценкам специалистов, универсальный характер.

Русские ученые Н.Я. Данилевский, В.М. Гессен, Н.И. Костомаров, Н.М. Коркунов, С.А. Корф, Н.М. Муравьев, П.И. Новгородцев, П.И. Пестель, Б.Н. Чичерин, А.П. Щапов предлагали проекты по изменению политического режима, реорганизации формы государственного устройства России .

Исследования федеративных процессов в России в историческом контексте проводят Р.Г. Абдулатипов, Л.Ф. Болтенкова, И.А. Василенко, М.Н. Губогло, М.С. Ильченко, А.А. Мелкумов, А.П. Ненароков, В.С. Шевцов, М.Х. Фарукшин  и другие ученые . Идеологические, политические, и правовые аспекты федерализма рассмотрены в трудах ведущих исследователей: А.Н. Аринин, И.М. Бусыгина, С.Д. Валентей, М.В. Глигич-Золотарёва, Н.М. Добрынин, Н.В. Зубаревич, В.И. Иванов, Л.М. Карапетян, В.Н. Лысенко, Н.В. Петров, А.К. Родионова, С.И. Рыженков, А.И. Соловьев, Р.Ф. Туровский, И.А. Умнова, Р.Х. Хакимов и другие исследователи .

Объединение Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа как составляющая процесса развития российского федерализма исследовано И.Ж. Бадмаевой . Аналитическую оценку процессов укрупнения субъектов с целью повышения стабильности политической системы Российской Федерации предложила Д.М. Колмогорова . Проблему укрупнения регионов в реформируемой Федерации исследовал И.Г. Косиков .

Историческим аспектам становления Забайкалья как социально-политического региона посвящены труды В.И. Аленочкина, В.И. Василевского, Н.В. Гордеева, А.В. Константинова, Н.Н. Константиновой, А.И. Лыцусь . Конституционно-правовые основы образования Забайкальского края исследованы  В.В. Бессоновой . Ю.А. Матафонова анализирует этапы объединительного процесса Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа .

В диссертационном исследовании В.М. Полежаева укрупнение субъектов рассматривается в контексте государственной целостности и единства власти Российской Федерации . Некоторые аспекты регионального управления исследованы  в работах Т.Е. Бейдиной, Ю.Г. Бурнашовой,  К.К. Васильевой, А.В. Новиковой .

Особый интерес для исследования представляет доклад «Объединение субъектов РФ: за и против», подготовленный Институтом современного развития (ИнСоР), в котором критически оценены процессы укрупнения российских регионов .

Объектом диссертационного исследования является процесс объединения субъектов Российской Федерации.

Предметом диссертационного исследования выступает объединительный процесс Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа, в результате которого был образован Забайкальский край.

Цель диссертационного исследования состоит в комплексном анализе практики объединительного процесса Читинской области и АБАО и выработке рекомендаций по дальнейшему социально-политическому развитию Забайкальского края.

Для достижения означенной цели предполагается решить следующие задачи:

  1. проанализировать основные методологические подходы к исследованию федеративных отношений;
  2. определить соотношение принципов централизации и децентрализации в условиях политики объединения субъектов РФ;
  3. проследить этапы реорганизации административно-территориального деления в истории России;
  4. исследовать динамику процесса объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа;
  5. проанализировать мнение населения Забайкальского края в отношении  процесса объединения Читинской области и АБАО;
  6. выработать рекомендации по дальнейшему социальному и политическому развитию Забайкальского края и выявить политико-правовое значение административно-территориальной единицы с особым статусом.

Нормативно-правовая база исследования: конституционные и законодательные акты советского периода (Конституции СССР, Конституции РСФСР, Декларация прав трудящихся и эксплуатируемого народа, Декларация об образовании СССР, Постановления ВЦИК, Постановления ВЦИК и СНК, Законы СССР и РСФСР и др.), действующая конституционно-правовая база (Конституция Российской Федерации, Федеральные конституционные законы («О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации», «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа», «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа», «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа», «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа»), региональное законодательство (Уставы Читинской области, Агинского Бурятского автономного округа, Устав Забайкальского края, Закон Забайкальского края «О стратегических направлениях развития Забайкальского края на период до 2025 г. и программе социально - экономического развития Забайкальского края на 2010-2014 гг.»).

Эмпирическую базу исследования составили анализ практики объединительных процессов в Забайкальском крае и других субъектах Российской Федерации, анализ СМИ и агитационных материалов к референдуму по объединению Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа, данные анкетного опроса, анализ экспертного интервью, материалы вторичных социологических исследований, а также публикации, посвященные укрупнению российских регионов и материалы статистики.

Теоретико-методологической основой диссертационного исследования явились труды зарубежных и отечественных исследователей федеративных отношений в России и мировой практике. Методологический фундамент исследования составили принципы единства исторического и логического, восхождения от абстрактного к конкретному, всесторонности, реалистичности, объективности рассмотрения, целостности. Диссертационное исследование выполнено преимущественно в рамках институционального подхода, с применением методов комплексного анализа, структурно-функционального, сравнительно-исторического, методов диалектики. В частности, конкретно-исторический метод использован при рассмотрении процесса реорганизации административно-территори-ального деления в России. В исследовании применялись также эмпирические методы: анкетный опрос, метод экспертного интервью, анализ статистической информации и анализ документов.

Научная новизна диссертационного исследования:

1) доказана необходимость создания целостной Концепции модернизации федеративных отношений в России, направленной на гармонизацию отношений Центра и регионов;

2) обоснована вероятность чрезмерной централизации государственного управления и появления слабоуправляемых территорий, удаленных от своих региональных административных центров как следствие политики объединения субъектов РФ;

3) определено политико-правовое значение административно-территориальной единицы с «особым» статусом. Особый статус – это политико-правовой статус административно-территориальной единицы, провозглашенный в процессе реформирования федеративных отношений, носящий функциональный характер и имеющий целью сохранение этнических особенностей объединяемого субъекта РФ;

4) выявлена противоположная направленность оценок результатов объединительного процесса, полученных в ходе анкетного опроса населения бывших субъектов РФ – Читинской области и АБАО;

5) выработаны рекомендации по дальнейшему социальному и политическому развитию Забайкальского края.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В условиях преобразований в административно-территориальном делении страны необходимо  создание целостной Концепции модернизации федеративных отношений, в которой особое место должны занимать вопросы последующих вероятных укрупнений субъектов Российской Федерации. Концепция должна быть взвешенной, четко продуманной с учетом следующих факторов: социально-экономического (наличие экономической целесообразности укрупнения субъектов федерации, экономическая поддержка со стороны федерального центра укрупняющимся регионам); национально-территориального фактора (учета этнической специфики населения субъектов Российской Федерации); социально-психологического (учета мнения населения, проживающего на территории объединяющихся субъектов, в условиях свободного волеизъявления). Гармонизация интересов центра и регионов является неотъемлемым условием дальнейшего развития федеративных отношений в России.
  2. Обширность территории Российской Федерации способствует развитию такого явления как усиление централизации. Реформирование федеративных отношений между центром и регионами после хаотической децентрализации полномочий 1990-х гг. сменилось централизацией, примером чему может служить политика укрупнения российских регионов, направленная на сокращение количества национально-территориальных образований против их стремления к автономизации и сепаратизму. Негативная сторона чрезмерной централизации может привести к появлению слабоуправляемых территорий, удаленных от своих региональных административных центров. Устойчивость федеративного государства зависит от способности поддерживать баланс централизации и децентрализации государственного управления, поскольку неотъемлемым условием федеративных отношений является децентрализация власти и делегирование отдельных властных полномочий.
  3. В условиях российского государственного устройства нет четкого понимания такой терминологической и территориальной единицы как административно-территориальная единица с «особым» статусом. Исходя из политико-правовых положений, невозможно отнести данное территориальное образование ни к субъекту федерации, ни к муниципальному образованию. В связи с чем, есть основания полагать, что конструкция «особый статус» временна, принципиального значения в политической жизни государства не имеет, создаёт дополнительную асимметрию административно-территориального деления Российской Федерации. Тем не менее, особый статус, при условии его действия, позволит сохранить населению Агинского Бурятского округа этническую культуру и ее самобытность.
  4. Согласно результатам анкетного опроса, население «бывшей» Читинской области достаточно равнодушно относится к состоявшемуся референдуму, тогда как население Агинского Бурятского округа в большинстве негативно оценивает результаты референдума, жалеет об отданном голосе за объединение Агинского Бурятского автономного округа и Читинской области, в результате которого был образован Забайкальский край. Опрошенные агинчане полагают, что негативных последствий больше, чем положительных. Для более чем половины опрошенных жителей «бывшей» Читинской области, никаких изменений в общественной жизни  после образования Забайкальского края, не произошло. В то время как жители Агинского Бурятского округа отмечают перемены к худшему во всех сферах общественной жизни. Ухудшение, по их мнению, наблюдается в сокращении рабочих мест, в миграции населения, в количестве бюрократических процедур, в развитии промышленности, в понижении заработной платы. Респонденты выражают опасения по поводу возможного снижения позитивной динамики в развитии округа, поскольку, как они полагают, статус субъекта федерации утрачен, и нет возможности использовать механизмы региональной политики для привлечения финансовых ресурсов, стимулирующих развитие округа.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяется его новизной, выводами и предложениями, которые могут быть использованы органами государственной власти при совершенствовании объединительного процесса субъектов Российской Федерации, при принятии решений, затрагивающих механизм и последствия образования нового субъекта федерации. Сформулированные в диссертации выводы и предложения могут быть использованы для разработки моделей выстраивания отношений между центром и регионами в условиях централизации и децентрализации полномочий. Кроме того, материалы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе при чтении лекций и проведении семинарских занятий по политологии, политической регионалистике и спецкурсам, посвященным проблемам федерализма.

Апробация результатов исследования. Основные идеи, теоретические положения и результаты диссертационного исследования отражены в публикациях автора и представлены в выступлениях на международных и региональных научно-практических конференциях: VII Всероссийской научно-практической конференции «Кулагинские чтения» (Чита, 2007г.); IV Всероссийской научно-практической конференции «Забайкальские социологические чтения» (Чита, 2008г.); Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Забайкальские социологические чтения – регион как социокультурное пространство: проблемы и перспективы социологического анализа» (Чита, 2010г.); Х Международной научно-практической конференции «Кулагинские чтения» (Чита, 2010г.); ХI Международной научно-практической конференции «Кулагинские чтения» (Чита, 2011г.).

Диссертация обсуждалась на расширенном заседании кафедры философии Забайкальского государственного университета, где были отмечены актуальность исследования, его новизна и практическая значимость.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в одиннадцати печатных работах, три из которых - в изданиях, рекомендованных ВАК.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

  • ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, анализируется состояние научной разработанности проблемы, определяется объект и предмет, цель и задачи, гипотеза исследования, характеризуются теоретико-методологические основы работы, научная новизна диссертационного исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, раскрывается научно-практическая значимость работы.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования федеративных отношений» состоит из трех параграфов.

В параграфе 1.1. «Методологические подходы к исследованию федеративных отношений» проанализированы методы исследования федеративных отношений в России. Проблема федерализма становится одной из самых обсуждаемых в отечественной и зарубежной политической науке. Существует огромное количество исследований и публикаций, посвященных федерализму, и взгляды авторов во многом разнятся. Соответственно, методология исследования федерализма постоянно претерпевает изменения, подходы исследователей создают весьма противоречивое представление о феномене федерализма и федеративных отношениях. Все это усиливает актуальность и значимость исследования феномена федерализма для практики государственного строительства.

Внимание ученых издавна привлекали закономерности эволюции той или иной формы государственно-территориального устройства, анализ причин их возникновения. Целостность государства, государственное единство, суверенитет государства, территориальная неприкосновенность, как известно, категории, имеющие социальный, политический, юридический, философский, экономический и иные аспекты.

Ключевой проблемой для понимания сути федерализма как теоретической концепции и практики государственного устройства являются федеративные отношения, проявляющиеся при взаимодействии политических сил центра и регионов. Известный исследователь Н.Ю. Лапина выделяет четыре основных подхода к анализу политических отношений центра и регионов: 1) историко-динамический подход, который позволяет изучить федеративные отношения в историческом контексте. Отношения между центром и регионами рассматриваются в рамках исторического процесса в их динамике и развитии, как одна из фаз большого цикла; 2) макросоциальный подход – отношения «центр – регионы» рассматриваются как составляющая общественной трансформации 1990-х годов. «Парад суверенитетов» при Б.Н. Ельцине предоставил регионам преимущество отстаивать свои интересы на общероссийском уровне. Децентрализация при В.В. Путине изменила вектор региональной политики. Н.Ю.Лапина отмечает недостатки данного подхода, среди которых сфокусированность на анализе событий общественно-государственного масштаба; 3) институциональный подход позволяет осуществить анализ властных политических институтов в обществе, роль общественного мнения в формировании новых институтов. Данный подход изучает политические отношения «цент – регионы» через институты, субъекты и практики взаимодействия двух уровней власти: федерального и регионального.

Представители институционализма осуществляют анализ, исходя из сложившихся в обществе политических и правовых норм. Наиболее важными являются положения институционалистов о том, что ослабление или усиление централизации/децентрализации связано с ослаблением или усилением политико-административных ресурсов влияния центра на регионы; 4) политико-технологический подход – особое внимание в данном подходе уделяется достижениям и успехам политических акторов в выстраивании вертикали власти, преимуществам политических и экономических реформ и централизации. В понимании представителей данного подхода централизация – это наилучший способ в борьбе с терроризмом и сепаратизмом.

Анализ в работе диссертантом выполняется преимущественно в рамках институционального подхода. Автор исходит из понимания институтов как устойчивых практик взаимодействия федеральных и региональных уровней власти, которые  воздействуют на политические процессы и поведение отдельных политических акторов. Исходя из данных положений, можно определить, что политика объединения субъектов приводит к пересмотру институтов: их отмене, трансформации или же появлению новых институтов. Применительно для России данные теоретические позиции означают, что институциональный комплекс федеративных отношений, закрепленный в Конституции РФ 1993 года, не является окончательным.

Новый институционализм (Дж. Марч, Дж. Ольсен, Р. Гудин) изучает практики взаимодействия федеральных и региональных уровней власти не только исходя из политических и правовых норм, а в широком социальном контексте. Согласно основным положениям неоинституционализма, автор приходит к выводу о целесообразности выявления институциональных условий через ряд социологических методов: экспертное интервью, анкетный опрос и анализ документов, поскольку политические институты функционируют и развиваются под воздействием глубинных процессов общественного развития.

В параграфе 1.2. «Принципы централизации и децентрализации в политике объединения субъектов Российской Федерации» представлена диалектическая взаимосвязь указанных  принципов в объединительном процессе. Анализ современного государственного строительства в России выявляет сложную комбинацию мощных объединительных устремлений (образование федеральных округов, институт полномочного представителя Президента, объединение субъектов Российской Федерации) в целях централизации и укрепления «вертикали власти».

Обширность территории Российской Федерации способствует развитию такого явления как усиление централизации. Реформирование федеративных отношений между Центром и регионами после хаотической децентрализации полномочий 1990-х гг. сменилось централизацией, примером чему может служить политика укрупнения российских регионов, направленная на сокращение количества национально-территориальных образований против их стремления к автономизации и сепаратизму.

Борьба за властный ресурс между федерацией и ее субъектами с различной степенью интенсивности продолжается с момента подписания Федеративного договора в марте 1992 года. Несмотря на преобладающее положение Центра в сегодняшней ситуации, борьба продолжается и сейчас, но носит скрытый и не столь острый как ранее, характер, принимая форму конкуренции узких чиновничьих группировок . На различных этапах реформирования федеративных отношений соотношение политических сил центра и регионов оставалось неустойчивым, что проявилось в изменениях институционального комплекса федеративной системы. Если в 90-е гг. федеративные отношения стремились к децентрализации, то в настоящее время отчётливо наблюдается высокая степень централизации системы вертикального разделения власти, сосредоточение в руках центра властных ресурсов.

Негативная сторона чрезмерной централизации может привести к появлению слабоуправляемых территорий, удаленных от региональных административных центров. Устойчивость федеративного государства зависит от способности поддерживать баланс централизации и децентрализации государственного управления, поскольку неотъемлемым условием федеративных отношений является децентрализация власти и делегирование отдельных властных полномочий.

Политика, при которой центр укрепляет свои властные позиции за счет соответствующих позиций регионов, оказывает негативное влияние на федеративные отношения, так же как и при усилении власти регионов за счет власти центра. Централизация и децентрализация должны осуществляться исключительно ради наиболее эффективного выполнения конкретных функций государства. Известно, что устойчивость любого федеративного устройства и его способность к неразрушающим изменениям (а федеративные отношения наиболее динамичны) зависит от способности поддерживать баланс центробежных и центростремительных тенденций, баланс интересов в централизации и децентрализации власти.

Нам видится, что федерализм в России может быть сильным при наличии сильной федеральной власти и не менее сильной власти региона. Действия центра в отношении регионов должны быть взвешенными и продуманными, поскольку федеративные отношения в современной России способны и нуждаются в реформировании и саморегуляции.

Параграф 1.3. «Реорганизация административно-территориального деления России: история и современность» посвящен анализу проводимых в России реформ государственно-территориального деления.

Понятие административно-территориальное устройство можно определить как внутреннюю территориальную организацию государства, т.е. систему его разделения на территориальные образования и систему взаимоотношений между центральной властью государства и территориальными образованиями.

Проекты совершенствования административно-территориального деления существовали еще в дореволюционной России. Еще у С.Ф. Шарапова в работе «Самодержавие и самоуправление» (1903-1905 гг.) предусматривалось образование в составе России 18 областей вместо 50 существовавших губерний на основе естественно-географического, этнического и военно-административного принципа . Князь П.В. Долгоруков предлагал также существенно сократить количество территориальных единиц, сущность проекта заключалась в децентрализации, развитии местного самоуправления, уменьшении чиновничьего аппарата. В основе плана князя было деление страны на области, а не на губернии.

В проекте конституции декабриста Н. Муравьева Россия делилась на 13 держав: Ботническую (Хельсинки-Гельсинфорс), Волховскую (Петербург), Балтийскую (Рига), Украинскую (Харьков), Черноморскую (Киев) и др. державы; также в проекте числились Московская и Донская области . Однако в условиях Российской империи идеи оптимизации административно-территориального деления страны оказались невостребованными.

Дискуссии о необходимости сокращения количества субъектов в составе Российской Федерации за счет укрупнения существующих регионов ведутся в нашей стране в течение многих лет, фактически с момента принятия при президенте Б. Ельцине первой Конституции Российской Федерации в декабре 1993 г. В современной науке существовали и существуют различные концепции и модели переустройства административно-территориального деления России. Сторонники «губернизации» России не поддерживают существование никаких национально-территориальных образований в составе страны. Они предлагают ввести губернское деление за счет полной ликвидации ныне существующих национально-государственных образований, путем объединения всех республик и автономных округов с соседними областями и краями (В.В. Жириновский). За унитарное государство высказывался известный политик, бывший когда-то мэром Москвы, Г.X. Попов: «Россия – единое государство. Не Российская Федерация, а Великороссия. Все жители страны – это, прежде всего, великороссы. В Великороссии образуются 20-30 земель-штатов» .

Обоснование концепции асимметричной федерации в нашей стране разрабатывают идеологи «этнического федерализма». Защищая идею и форму асимметричной федерации в ее нынешнем виде, они категорически отрицают возможность предоставления равных политических прав республикам и областям. Таким образом, они выступают не просто за федеративную концепцию устройства России, но настаивают на том, что лучшим ее выражением может быть национально-территориальная модель.

Известными теоретиками такой модели, которую еще именуют «этнический федерализм», являются многие сторонники школы «казанских федералистов», наиболее известный из них Р. Хакимов . Главное в национально-федералистской модели – это признание необходимости национально-территориальной автономии, т.е. предоставления законного права различным этносам на создание ими своих этнических мини-государств на территориях компактного проживания в составе более крупного федеративного государства.

Для анализа реорганизации административно-территориального деления в России автором использована периодизация, предложенная Колмогоровой  Д.М. Исследователем выделяются девять основных этапов в модели развития системы административно-территориального деления в России: 1 этап (1708-1775) – основа современной системы административно-территориального деления заложена Петром I; 2 этап (1775-1801) – разукрупнение, реформы Екатерины II; 3 этап (1801-1917) – укрупнительные реформы Павла I и Александра I; 4 этап(1917-1923) – новое разукрупнение, реформы Временного правительства. С 1920 года выделяются три основные формы субъектов федерации: автономная республика, автономная область и национальный округ; 5 этап (1923-1929) – первая советская реформа 1923-1929 годов провозгласила  укрупнение административно-территориальных единиц: возникла идея нового районирования страны, разработанная Госпланом, заключавшаяся в замене старых губерний огромными советскими экономическими областями (Уральская, Сибирская). В 1925 году новая форма автономии – национальный округ получает широкое распространение; 6 этап (1930-1957) – разукрупнение огромных по площади, населению и числу плохо управляемых единиц. Во второй половине Великой Отечественной войны началась еще одна волна разукрупнения: ликвидация ряда автономий народов; 7 этап (1957-1990) – характеризуется устойчивым равновесием системы административно-территориального деления; 8 этап (1990-2000) «парад суверенитетов» для республик, входящих в состав России, провозглашенный 12 июня 1990 года; 9 этап (с 2000г. по настоящее время) – создание института федеральных округов определило очередной вектор укрупнения . К данному периоду мы относим объединительные процессы в субъектах Российской Федерации, в результате которых число субъектов сократилось с 89 до 83.

Из анализа следует, что изменения в административно-территориальном делении России имеют ярко выраженный цикличный характер. За время существования Российского государства царское правительство, а в советские годы и по настоящее время – федеральный центр, авторитарно несколько раз изменяли и перекраивали административно-территориальную карту страны в зависимости от поставленных политических задач, добиваясь эффективности государственного управления.

Вторая глава «Практика объединения Читинской области и АБАО: мотивы и последствия» посвящена непосредственно содержанию процесса объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа.

В параграфе 2.1. «Динамика объединительного процесса Читинской области и АБАО» изучены цели, динамика данного объединительного процесса. Необходимость объединения регионов федеральным центром обычно объясняется тремя факторами:

Во-первых, действительно существуют определенные противоречия в управлении «сложносоставными» субъектами РФ, существующими с начала 1990-х годов, когда равноправные субъекты федерации (автономные округа) входят в состав других независимых субъектов (краев, областей);

Во-вторых, с сокращением количества субъектов улучшится эффективность государственного управления;

В-третьих, необходимость укрупнения субъектов обосновывается федеральным центром следующим образом: социально-экономически более сильные «материнские» территории (края или области) должны стать «локомотивами» развития автономных округов, т.к. большинство округов невелики по численности населения и экономически слаборазвиты. Регионалист, директор региональной программы НИСП, Н.В. Зубаревич отмечает, что объединение может стать эффективным механизмом региональной политики, нацеленной на смягчение социально-экономического неравенства, если соблюдаются два базовых принципа:

а) «материнские» территории способны стать «локомотивами» развития: уровень их социально-экономического развития значительно выше, а региональные власти способны реализовывать эффективную модель интеграции и модернизации;

б) сами автономные округа не способны преодолеть экономическое отставание, или политика их властей пассивна .

Таким образом, для Агинского Бурятского АО третье условие не соблюдалось, поскольку Читинская область не могла стать «локомотивом» развития, являясь депрессивным регионом. Администрация Агинского округа в последние годы до объединения добилась определенных социально-экономических успехов и резкого снижения дотационности бюджета, что особенно заметно на фоне других регионов. Цель объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа, согласно агитационным материалам – «лучшее будущее и достойная жизнь людей на основе интенсивного экономического роста экономики объединенного субъекта» .

Наилучшим образом проследить эффективность объединительного процесса вероятно при наличии социально-экономических показателей до и после объединения. Проанализировать данные показатели после объединения практически невозможно ввиду того, что Агинский Бурятский автономный округ, перестав быть субъектом Российской Федерации, исчез из статистики Росстата и Минфина. Став муниципальными образованиями (или совокупностью муниципальных образований), бывшие автономные округа утратили значительный объем статистической информации. Есть все основания полагать, что из-за потери статуса субъекта федерации Агинскому округу  грозит торможение экономического развития, закрытие значительной части социальных программ.

Тем не менее, среди всех лишившихся статуса субъекта федерации автономных округов, Агинский Бурятский округ выиграл в следующем: руководство округа законодательно добилось оформления «особого» статуса в целях сохранения культуры и самобытности бурятского этноса; при Законодательном Собрании Забайкальского края создано Собрание Представителей АБО, которое является консультативно-совещательным органом и отстаивает интересы агинского народа; часть элиты бывшего автономного округа заняли руководящие должности в краевых аппаратах государственной власти, сохранены прежние границы муниципальных районов в составе округа: Агинского, Могойтуйского и Дульдургинского.

В параграфе 2.2. «Объединение Читинской  области и АБАО: анализ общественного мнения» представлены результаты самостоятельно проведенного автором экспертного интервью и анкетного опроса. Цель проводимого соискателем исследования состояла в выявлении, сопоставлении и обобщении точек зрения населения и экспертных оценок относительно объединения субъектов Российской Федерации – Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа.

Для отбора потенциальных экспертов применялся метод «снежного кома», в процессе осуществления которого была определена группа в 25 чел. При формировании группы потенциальных экспертов учитывались такие требования как уровень образования, ученая степень, должность, стаж работы в занимаемой должности, компетентность в исследуемой проблеме. Из группы потенциальных экспертов методом «самооценки экспертов» была выделена рабочая экспертная группа. В результате отбора в исследовании приняло участие 22 эксперта (административно-политическая элита и политические аналитики).

Из анализа экспертного опроса следует, что в большинстве своем экспертами отмечается необходимость изменения субъектного состава Российской Федерации в сторону укрупнения. По мнению большинства экспертов, негативные изменения более очевидны для Агинского округа. В округе и области этнический фактор не сыграл деструктивной роли, что обусловлено многолетним совместным проживанием русских и бурят, толерантностью, общностью различных интересов в сферах культуры, экономики, образования, здравоохранения и т.д.

Как отмечают эксперты, укрупнения субъектов объективно обусловлены определенными различиями в названиях и в статусе, для повышения эффективности управления страной  необходимо продолжать данные преобразования. Практически все эксперты считают, что количество субъектов в России явно избыточное, прежде всего, нужно ликвидировать «сложносоставные» субъекты (автономные округа в составе области или края).

Эксперты полагают, что объединительные  процессы инициированы федеральным центром и преследуют собой укрепление вертикали власти, централизацию государственного управления. С учетом мнения населения, на федеральном уровне необходимо создать концепцию развития федеративных отношений в России.

Основным количественным методом получения социологической информации был анкетный опрос, проведенный автором в феврале 2012 году. Проектирование генеральной и выборочной совокупности осуществлялось на основе статистических данных Забайкалкрайстата . В соответствии с рекомендациями, приведенными в работе В.А. Ядова , при генеральной совокупности, превышающей 5 тыс. чел., достаточный объем выборки при фактической ошибке 4% составляет 625 чел. Для обеспечения представительства всех административно-территориальных образований в выборочной совокупности и повышения ее репрезентативности размер выборочной совокупности увеличен до 1386 чел.   

В целом, анализ проведенного анкетного опроса показал, что население «бывшей» Читинской области достаточно равнодушно относится к состоявшемуся референдуму, тогда как население Агинского Бурятского округа (Агинского, Могойтуйского и Дульдургинского районов) в большинстве негативно оценивает результаты референдума, жалеет об отданном голосе за объединение Агинского Бурятского автономного округа и Читинской области, в результате которого был образован Забайкальский край, утверждая, что негативных последствий больше, чем положительных. Эти  данные мы выявили, задав респондентам такие вопросы: «Если бы сейчас состоялся референдум по тому же вопросу, то как бы Вы голосовали?», «Какие перемены, на Ваш взгляд, произошли в результате объединения Читинской области и АБАО?».

Таблица 1 - Распределение ответов респондентов на вопрос «Если бы сейчас состоялся референдум по тому же вопросу, то как бы Вы голосовали?»

Ответы

Население Забайкальского края без АБО, %

Население АБО, %

«За»

58,3

16,7

«Против»

11,3

66,7

«Не голосовал(а) бы»

6,4

1,1

Затрудняюсь ответить

24

8,9

Таблица 2 - Распределение ответов респондентов на вопрос: «Какие перемены, на Ваш взгляд, произошли в результате объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа?»

Сферы

общественной

жизни

Изменений не произошло

Произошли перемены к лучшему

Произошли перемены к худшему

Население Заб..края без АБО, %

Население

АБО, %

Население Заб. края без АБО, %

Население

АБО, %

Население Заб.края  без АБО, %

Население

 АБО, %

Медицинское обслуживание

61,4

18,9

10,6

10

6,2

40

Социальное обеспечение

59,7

16,7

17

6,7

3,7

47,8

Система образования

52,4

23,3

13,9

6,7

10,9

26,7

Наличие рабочих мест

55,4

11,1

9,2

1,1

10,1

74,4

Величина  заработной платы

54,2

11,1

9,8

2,2

9,8

54,4

Миграция населения

56,1

10

7,4

4,4

14,8

65,6

Количество бюрократических процедур

50,6

12,2

8,4

3,3

17,8

56,7

Конфликты на национальной почве

61,6

27,8

8,4

4,4

5,5

23,3

Культура, спорт и досуг

54,7

22,2

25,9

14,4

4,9

30

Промышленность

58,9

14,4

13,4

2,2

9,2

52,2

Торговля и сфера обслуживания

57,7

15,6

11,9

12,2

4,2

37,8

Как видно из таблицы, для более чем половины опрошенных жителей «бывшей» Читинской области изменений в результате образования Забайкальского края не произошло, в то время как жители Агинского Бурятского округа отмечают перемены к худшему во всех сферах общественной жизни, особенно ухудшение наблюдается в наличии рабочих мест, миграции населения, величине заработной платы, промышленности, количестве бюрократических процедур. Таким образом, предполагаемый  положительный эффект объединения Читинской области и АБАО по результатам социологического исследования пока слабо выражен.

В параграфе 2.3. «Перспективы развития Забайкальского края и  проблема «особого» статуса Агинского Бурятского округа» осуществлен анализ существующих программ стратегических направлений развития Забайкальского края, в параграфе проанализирована  проблема «особого» статуса Агинского Бурятского округа в составе Забайкальского края, даны рекомендации по дальнейшему социально-политическому развитию Забайкальского края.

Стратегические направления социально-экономического развития Забайкальского края определены в соответствии со Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года и Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года. Законодательным Собранием Забайкальского края 25 ноября 2009 года принят Закон Забайкальского края «О стратегических направлениях развития Забайкальского края на период до 2025 года и программе социально-экономического развития Забайкальского края на 2010-2014 годы». Анализ данной программы показал, что приоритетными направлениями развития Забайкальского края являются: развитие горнодобывающей промышленности, создание зон опережающего экономического развития, развитие агропромышленного комплекса, туризм, внешняя торговля и повышение уровня трансграничного сотрудничества.

По всей вероятности, возникшие в результате серьезных экономических вызовов глобального мирового финансового кризиса трудности экономического развития, могут отразиться на реализации Программы социально-экономического развития Забайкальского края на 2010-2014 годы. В этой связи автор видит целесообразным формулировку рекомендаций, направленных на реализацию в Забайкальском крае ключевых задач среднесрочной политики, что предполагает:

  • консолидацию усилий органов государственной власти и органов местного самоуправления по максимально возможному учету и реализации регионального потенциала Забайкальского края;
  • координацию проектов и мероприятий, направленных на улучшение качества управления процессами в социальной сфере региона;
  • осуществление мониторинга общественно-политической ситуации в крае, что позволит оперативно реагировать на происходящие актуальные события;
  • соблюдение как общегосударственных, так и краевых интересов, приводящее в дальнейшем к достижению социально-экономического эффекта на региональном уровне.

Объединительные процессы в регионах России сопровождались проблемой «особого» статуса бывших автономных округов в составе новых субъектов федерации, которая возникла в результате компромисса региональных элит автономного округа и федерального центра. Действительно, жители автономного округа, по существу, шли на референдумы и голосовали за объединение двух субъектов с условием, что округ, перестав быть субъектом Российской Федерации, тем не менее, сохранит «особый» статус в новом укрупненном регионе.

В политическом пространстве Российской Федерации нет четкого понимания и практического назначения такой терминологической и территориальной единицы как «административно-территориальная единица с особым статусом». Другими словами, государство установило новую единицу территориального деления, не признанную Конституцией РФ. Диссертант полагает, что этнический фактор в субъектах Российской Федерации нельзя игнорировать, так же как и нельзя абсолютизировать его в политических отношениях федерального центра и национально-территориальных образований в составе России. Особый статус не компенсировал населению Агинского округа потерю статуса субъекта федерации. Конструкция «особый статус», на наш взгляд, временна, принципиального значения в политической жизни государства не имеет и создает дополнительную асимметрию административно-территориального деления России. Вместе с тем особый статус призван сохранить особенности этнической культуры населения Агинского Бурятского округа.

В Заключении формулируются наиболее важные теоретические и практические выводы диссертационного исследования, а также определяются возможные перспективы дальнейшего исследования рассматриваемой проблемы.

3. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:

  • Анучина Н.А. Укрупнение субъектов Российской Федерации на этапе реформирования российского федерализма // Вестник ЧитГУ. – 2011. – № 11(78) – С. 63-67. (реферируемое издание).
  • Анучина Н.А. Объединительные реформы в субъектах РФ: мотивы и последствия (на примере интеграции Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа) [Электронный ресурс] // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). Красноярск: Научно-инновационный центр, 2011. – №4 (08). Режим доступа: http://sisp.nkras.ru/issues/2011/4/anuchina.pdf (реферируемое издание).
  • Анучина Н.А. Объединение Читинской области и АБАО: экспертное мнение // Вестник ЧитГУ. – 2011. – № 12 (79) – С. 61 – 65. (реферируемое издание).
  • Анучина Н.А. Укрупнение субъектов Российской Федерации как решение проблемы «сложносоставности» // VII Всероссийская научно-практическая конференция «Кулагинские чтения» (материалы конференции). – Чита: ЧитГУ, 2007. – Ч. III. – С. 262-264.
  • Анучина Н.А. Сложносоставные территориальные образования в мировой практике государственного устройства / Н.Т. Антонюк, Н.А. Анучина // IV Всероссийская научно-практическая конференция «Забайкальские социологические чтения»: материалы конференции. – Чита: ЧитГУ, 2008. – С. 3-7.
  • Анучина Н.А. Регион в системе федеративных отношений: российский опыт // Забайкальские социологические чтения – регион как социокультурное пространство: проблемы и перспективы социологического анализа: материалы V Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, 18-19 ноября 2010г. – Чита, ЧитГУ. – 2010. – С. 44-46.
  • Анучина Н.А. Причины и последствия укрупнения регионов в России // Современная наука: Актуальные проблемы теории и практики. Серия: Гуманитарные науки. – 2011. – №3. – Москва: ООО «Научные технологии». – С. 64-66.
  • Анучина Н.А. Синергетический подход в исследовании феномена федерализма // Наука и современное общество. Чита. – 2011. – № 1(9). – С. 62-65.
  • Анучина Н.А. К вопросу об укрупнении российских регионов // Кулагинские чтения: ХI Международная научно-практическая конференция. Чита: ЗабГУ, 2011. – Ч. II. – С. 79-81.
  • Анучина Н.А. Реформа государственно-территориального деления России (на примере объединения Читинской области и АБАО) // Журнал по итогам научно-исследовательской работы факультета социально-политических систем. – Чита, 2011. С. 6-8.
  • Анучина Н.А. Модели федеративного устройства: проблема теоретической интерпретации // Кулагинские чтения: Х Международная научно-практическая конференция. – Чита, 2010. Ч. III. – C. 147-150.

Лапина Н. Региональное развитие и централизация власти в зеркале аналитики //Федерализм и российские регионы: Сб. ст. /РАН ИПИОН; Отв. Ред. Лапина Н.Ю., Мохов В.П. – М., 2006. – С.13-17.

Бутаев И.А. Особенности трансформации российского федерализма в постсоветский период: автореф. дисс. канд. полит. наук / И.А. Бутаев. – Улан-Удэ, 2007.

   Туровский. Р.Ф. Сборник аналитических докладов. – М., 2006.

Лебедев А.Н. Федерализм в России: Политико-правовые теории, проекты федеративного переустройства. – М.: Калита, 2000. – С. 32

Там же. С. 20-21.

Косиков И.Г. Реформируемая Федерация: Укрупнение российских регионов. – М., 2008. – С. 25.

Хакимов Р.С. Российский федерализм в условиях социально-политической трансформации. – Казань: Институт истории АН РТ, 2009. – 216 с.

Колмогорова Д.М. Федеративный процесс и укрупнение российских регионов: автореф. дисс. канд. полит. наук / Д.М. Колмогорова. – Пермь, 2008.  – С. 20-21.

См. Объединение субъектов РФ: за и против [Электронный ресурс]: www.insor-russia.ru /files/ Regions_for_and_againts.pdf (дата обращения: 12.12.11);Зубаревич Н.В. Мифы и реалии пространственного неравенства/Н.В. Зубаревич // Общественные науки и современность. – 2009 – №1. – С. 38-53; Зубаревич Н.В. Объединение автономных округов: преимущества и риски [Электронный ресурс]: http: //atlas.socpol.ru/overviews/social_sphere/ukr.shtml. (дата обращения: 15.12.11.)

Референдум: вопросы и ответы. – Агинское, 2007. – С.4.

Социальный паспорт муниципальных районов и городских округов Читинской области – 2008. Стат.сб/ Забайкалкрайстат. – Чита. – 2008. – С. 232; Российский статистический ежегодник, 2009; Стат. сб./Росстат. – М., 2010. – 725 с.; Численность населения Российской Федерации по городам, поселкам городского типа и районам на 1 января 2010 года. URL: http://www.gks.ru/ bgd/regl/b10_109/Main.htm (дата обращения: 17.02.2012).

Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. – Самара.: Изд-во «Самарский университет», 1995. – 329 с.

King P. Federalism and Federation. – Baltimore, Maryland: The Johns Hopkins University Press, 1982; Miller T., Hammond G., Stability and Efficiency in a Separations of Powers Constitutional System. – N.Y., 1989. – Р.85-99; Elazar D. Federalism and Grand Design: Political Philosophers and the Federal Principle. – Lanham: University Press of America, 1987; Elazar D. Constitutional Design and Power Sharing in the Post Modern Epoch. – Lanham: University Press of America, 1991; King P. Federalism and Federation. – Baltimore, Maryland: The Johns Hopkins University Press, 1982; King P. Federalism and Future Directions. – Toronto, Toronto University Press, 1993; Ordeshook P. Constitutional stability // Constitutional Political Economy. – 1992. – Vol. 3. – P. 137-175; Ordeshook P. Filippov M., Shvetsova О. Designing federalism: A theory of self-sustainable federal institutions. – St. Louis: Washington University, 2001; Hayek F., The Road to Serfdom. – University of Chicago, 1945; Tiebout Ch. A Pure Theory of Local Expenditures // Journal of Political Economy. – 1956. – №6; Reiker W. Federalism: Origin, Operation, Significance. – Boston, 1964; Токвиль А.  Демократия в Америке: Пер. с франц. / Предисл. Г. Дж. Ласки. – М.: Весь мир, 2000.

Автономия, федерация и национальный вопрос / Под ред. В.М. Гессена. СПб., 1906; Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Глаголъ, СПб., 1995; Костомаров Н.И. Мысли о федеративном начале в древней Руси. М., 1861; Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1908; Корф С.А. Федерализм. СПб., 1908; Муравьев Н.М. Проект конституции. Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. – МГУ, 1951. Т.1; Новгородцев П.И. Демократия на распутье. М., 1995; Пестель П.И. Русская правда. Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. – МГУ. 1951. Т. 2; Чичерин, Б.Н. Курс государственного права. Т. I. СПб., 1894, http: //society. polbu.ru/political_science/ ch23_i.html; Щапов А.П. Историко-географическое распределение русского народонаселения. Естественные и умственные условия земледельческих поселений в России // Собр. соч. Иркутск, Новая эра. 1937.

Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф., Яров Ю.Ф. Федерализм в истории России. В 3-х книгах. Кн.1. – М., 1992; Абдулатипов Р., Михайлов В., Чичановский А. Национальная политика в Российской Федерации. От концепции к реализации. – М., 1997; Губогло М.Н. Модели этнической стратификации (первое постсоветское десятилетие) // Материалы историко-политологического семинара «Россия в условиях трансформации». – М., 2000; Губогло М.Н. Федерализм власти и власть федерализма. – М., 1997; Ильченко М.С. Взаимодействие «центр - регионы» как борьба за обладание властным ресурсом // Политические исследования (ПОЛИС). – 2005. – № 4; Ненароков А.П. За свободный союз свободных народов. (Из истории объединительного движения. 1917-1924гг). – М.,1989; Ненароков А.П. К единству равных: культурные факторы объединительного движения советских народов. 1917-1924г. – М., 1991; Шевцов В.С. Федерализм и Россия (История. Проблемы. Перспективы). В 2-х т. – М., 2008; Фарукшин М.Х. Современный федерализм: Российский и зарубежный опыт. – Казань, 1998.

Аринин А.Н., Марченко Г.В. Уроки и проблемы становления Российского федерализма. – М., 1999; Бусыгина И.М. Политическая регионалистика. – М., РОССПЭН, 2006; Бусыгина И.М. Германия – страна земель, Россия – страна регионов. Россия и Германия в Европе. – М., 1998; Бусыгина И. М. Региональное измерение политического кризиса в России. – Мировая экономика и международные отношения (МЭИМО). – 1994. – №5. – С. 5-18; Бусыгина И.М. Проблемы формирования верхней палаты парламента в федерациях: Россия и зарубежный опыт. – Мировая экономика и международные отношения (МЭИМО). – 1996. – №7. – С. 128-134; Бусыгина И.М. Представители Президента // Свободная мысль. – 1996. – №4. – С. 52-62; Бусыгина И. М. Региональное измерение политического кризиса в России // Мировая экономика и международные отношения (МЭИМО). – 1994. – №5. – С. 5-18; Валентей С.Д. Федерализм. – М., 1997; Валентей С.Д. Экономические проблемы становления Российского федерализма. – М., 1999; Глигич – Золотарева М.В. Теория и практика федерализма: системный подход. – Новосибирск, 2009.; Добрынин Н.М. Федерализм. Историко-методологические аспекты. – Новосибирск, 2005;

Зубаревич Н.В. Крупный бизнес в регионах России: территориальные стратегии развития и социальные интересы. Аналитический доклад. Независимый институт социальной политики. – М., 2005; Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: проблемы и тенденции переходного периода. – М., 2003; Иванов В. Путин и регионы. Централизация Европы. – М., 2006. – С. 165-166; Иванов В. Путинский федерализм. Централизаторские реформы в России в 2000-2008 годах. – М., 2008. Карапетян Л.М. Федерализм и права народов. – М.: Издательство ПРИОР, 1999; Карапетян Л.М. Федеративное устройство Российского государства. – М., 2001; Лексин В.Н., Швецов А.Н. Реформы и регионы: Системный анализ процессов реформирования региональной экономики, становления федерализма и местного самоуправления. – М.: ЛЕНАНД, 2011. – С. 98.; Лысенко В.Н. Разделение власти и опыт Российской Федерации. Федерализм власти и власть федерализма; Лысенко В.Н.Развитие федеральных округов и будущее федеративного устройства в России // Федерализм. – 2002. – № 3; Родионова А.К. Институциональный дизайн современного федерализма. – Чита, 2009; Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. Учебное пособие. – М., 1998; Туровский Р.Ф. Бремя пространства как политическая проблема России // Логос. – 2005. – № 1; Туровский Р. Ф. Региональные аспекты общероссийских выборов // Второй электоральный цикл в России. 1999-2000 гг. – М., 2002.; Туровский Р.Ф. Центр и регионы: проблемы политических отношений. – М.: Издательство ГУ-ВШЭ, 2007.

Бадмаева И.Ж. Объединение субъектов федерации в процессе развития российского федерализма: автореф. дисс. канд. полит. наук / И.Ж. Бадмаева. – Чита, 2009.

Колмогорова Д.М. Федеративный процесс и укрупнение российских регионов: автореф. дисс. канд. полит. наук /Д.М. Колмогорова. – Пермь, 2008.

Косиков И.Г. Реформируемая Федерация: Укрупнение российских регионов. – М., 2008.

См.: Немеров В.Ф.  Чита. История. Памятные места. Судьбы. – Чита: Читинское областное книжное издательство, 1994.; Константинов А.В., Константинова Н.Н. История Забайкалья (с древнейших времен до 1917г.): Учебное пособие по региональному компоненту образования. – Чита: АНО «ЦНОП»; Изд-во ЗабГПУ, 2002.; Василевский В.И. Борьба за советскую власть в Забайкалье. – Иркутск: Вост.- Сиб. кн. изд-во, 1979; Аленочкин В.И., Филиппов Н.М. Вузовская наука.// Энциклопедия Забайкалья: Читинская область: в 2 т. Т. 1./ Гл. ред. Р.Ф. Гениатулин. – Новосибирск: Наука, 2002.; Баринов А.О., Батура А.И., Василевский В.И., Гордеев Н.В., Мерцалов В.И. и др. Забайкалье политическое. 20 век. // Энциклопедия Забайкалья: Читинская область: в 2 т. Т. 1./ Гл. ред. Р.Ф. Гениатулин. – Новосибирск: Наука, 2002.; Гордеев Н.В., Бугреев В.И., Жданова Н.Н. Советско-китайские отношения в 40-90 гг. Учебное пособие. – Иркутск, 1999; Лыцусь А.И., Чечель А.П. Образование Читинской области. // Энциклопедия Забайкалья: Читинская область: в 2 т. Т. 1./ Гл. ред. Р.Ф. Гениатулин. – Новосибирск: Наука, 2002.

Бессонова В.В. Конституционно-правовые основы объединения субъектов Российской Федерации на примере Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа: автореф. дисс. канд. юрид. наук/ – М., 2009.

Матафонова Ю.А. Субъект федерации в системе современных федеративных отношений (на примере Читинской области): автореф. дисс. канд. полит. наук / Ю.А. Матафонова. – Чита, 2007.

Полежаев В.М. Федерализм как политико-правовая основа сохранения государственной целостности и единства власти Российской Федерации: автореф. дисс. канд. полит. наук / В.М. Полежаев. – Чита, 2011.

Бейдина, Т.Е. Регионы России как предмет политической регионалистики / Т.Е. Бейдина // Россия. Политические вызовы XXI века. Второй всероссийский конгресс политологов: тез. докл. 21 – 23 апреля 2000г. – М.: РОССПЭН, 2002. – С. 8-13; Бейдина, Т.Е. Региональная политика Российской Федерации: Учебное пособие / Т.Е. Бейдина. – Чита: ЧитГУ. – 2003. – 175 с.; Бурнашова Ю.Г. Совершенствование региональной политики приграничных субъектов РФ как совместная задача органов власти всех уровней (на примере Читинской области): автореферат канд. полит. наук. – Чита, 2005; Васильева К.К. Регионалистика: возможности и перспективы становления / К.К. Васильева // Материалы IV межрегиональной научно-практической конференции «Кулагинские чтения». – Чита: ЧитГУ, 2004. – Ч. II. – С. 103-110; Васильева К.К. Этнические и конфессиональные конфликты / К.К. Васильева // Вестник ЧитГУ. – 2004. - №33; Васильева К.К. Конфликтогенность: социально-политический аспект / К.К. Васильева // Вестник ЧитГУ – 2003. – №32; Васильева К.К., Мельницкая С.А. Менталитет социокультурных общностей Забайкальского края. – Чита, 2008. – 191 с.; Новикова А.В. Политические аспекты развития местного самоуправления в вертикали власти (на примере Читинской области): дисс. канд. полит. наук. – Чита, 2006.

Объединение субъектов РФ: за и против [Электронный ресурс]: www.insor-russia.ru /files/ Regions_for_and_againts.pdf (дата обращения: 18.01.12).

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.