WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ФЕНОМЕН «НОВОГО ИСКУССТВА» В КОНЦЕПЦИИ КРИЗИСА КУЛЬТУРЫ Х. ОРТЕГИ-И-ГАССЕТА

Автореферат кандидатской диссертации

 

 

На правах рукописи

 

 

 

Артемьев

Алексей Иванович

 

ФЕНОМЕН «НОВОГО ИСКУССТВА»

В КОНЦЕПЦИИ КРИЗИСА КУЛЬТУРЫ

Х. ОРТЕГИ-И-ГАССЕТА

 

Специальность: 24.00.01 – Теория и история культуры

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидатакультурологии

 

 

 

 

 

Москва – 2012


Работа выполнена на кафедре гуманитарных наук Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования«Академия переподготовки работников искусства, культуры и туризма»

Научный руководитель

кандидат культурологии, доцент

Цветкова Галина Александровна

Официальные оппоненты:

Парамонова Марина Юрьевна,

доктор исторических наук, Федеральное

государственное бюджетное учреждение науки Институт всеобщей истории Российской

академии наук, ведущий научный сотрудник;

 

Волк Павел Леонидович,

доктор культурологии, Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего профессионального образования «Томский государственный педагогический университет»,заведующий кафедрой художественного образования.

Ведущая организация

Федеральное государственное бюджетное

образовательное учреждение высшего

профессионального образования «Российскийуниверситетдружбынародов».

Защита состоится 17мая 2012 г. в 12.00часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 210.001.01 при Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма по адресу: 123007, г. Москва, ул. 5-я Магистральная, д.5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ДПО «АПРИКТ».

Автореферат разослан 17 апреля 2012 г.

Автореферат размещен на сайте ФГБОУ ДПО «АПРИКТ» www.aprikt.com и на сайте ВАК Министерства образования и науки РФ www.vak.ed.gov.ru

16 апреля 2012 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат культурологии, доцент

 

 

Дерябина Е.Д.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Теоретическое наследие выдающегося мыслителя XX века Х. Ортеги-и-Гассета занимает одно из особых мест в гуманитарном наукознании. В течение почти ста лет его идеи не теряют своей популярности, поскольку относятся к наиболее значимым вопросам для существования человека и общества, культуры и цивилизации, искусства и науки, находятся в кругу проблем, решение которых обрело особый смысл в новейший период истории. Среди испанских авторов XX века Х. Ортега-и-Гассет занимает первое место по тиражу опубликованныхкниг, а во всей испанской литературе, по этому параметру, он уступает только М. Сервантесу. Исходя из степени значимости его работ и произведенного ими резонанса, ученого сравнивают с Ж.Ж. Руссо и К. Марксом.

В наше время изучение идей мыслителя предусмотрено образовательными программами высшего профессионального образования, его работы включены в хрестоматии. Его изучают в рамках различных гуманитарных и естественнонаучных дисциплин. Теории Х. Ортеги-и-Гассета относятся к таким областям научного знания, как философия, культурология, эстетика, социология, антропология, политология, философия науки и др. Основная часть работ ученого посвящена проблемам культуры.

Несмотря на то, что учению Х. Ортеги-и-Гассета посвящено немало исследований, его концепция кризиса культуры является проблемным научным полем, поскольку ряд ее основных понятий, таких как «элита», «масса» и «человек-масса», остается до сих пор неясным. А такие понятийные штампы, как «массовое общество» и «массовая культура», равно как и лексическое родство ортегианской «массы» и «масс» в теории классовой борьбы К. Маркса, не только не способствуют прояснению, а даже искажают истинный смыслорегианского учения о культуре. Наконец, необходимо уточнить понятия «масса» и «элита», бытующие в современном гуманитарном знании в искаженном истолковании. Здесь требуется размежевание ортегианского термина для обозначения особого состояния или свойства человека и общества – «массы» ипонятия «масса», связанного с социально-политическими теориями классовой борьбы. Ошибочно на ортегианскую «элиту» переносятся представления современного гуманитарного знания о политической и экономической элите, с которыми она не имеет ничего общего. Все эти понятийные и терминологические неточности, искажения и устаревшие трактовки, обедняющие смысл учения Ортеги, требуютразрешения.

С другой стороны, концепция культурного кризиса Х. Ортеги-и-Гассета, как показала неснижающаяся популярность его теории, имеет глубокое и многогранное по смыслу содержание, которое остается неисчерпанным, требующим уточнения и переосмысления на новом историческом витке. Остаются недостаточно изученными воззрения ученого о сущности культуры как социального явления, а также проблемы культуры в контексте дихотомии «элита» – «масса». Это, в свою очередь, обусловливает осмысление на новых теоретических основаниях природыкризиса культуры, его сущности, а также способа и механизма его преодоления. Устоявшаяся парадигма гуманитарного знания, основанная на теориях массового общества и массовой культуры (К. Маркс, Ф. Ницше, Г. Лебон, Г. Тард и др.), не позволяет проникнуть в сущность учения испанского мыслителя, являясь теоретическим препятствием. Между тем одно только понимание общества у Ортеги как «динамического единства» диктует необходимость рассмотрения кризиса культуры как органического культурного феномена, обусловленного эндогенными противоречиями, достигшими крайнего обострения. Поэтому в поисках средств преодоления кризиса в рамках реконструкции ортегианской концепции целесообразно обращаться к эндогенным культурным факторам, внутренним составляющим культуры.

Наследие Х. Ортеги-и-Гассета относится к учениям, имеющим особое значение для своего исторического периода и вместе с тем одинаково злободневным для разных времен. Ввиду богатства и многоликости культурологических идей философа, а также их перманентной теоретической актуальности они нуждаются в том, чтобы их пересматривали с позиции современности. Даже для самого Ортеги свойственно обращение к ранее написанному и сказанному с целью уточнения. Являясь владельцем газет и журналов, определяя их политику, Ортега не сталкивался в полной мере с критикой своих теорий, поэтому был вынужден осуществлять роль критика по отношению к самому себе и при жизни постоянно перерабатывать свое учение.

Ортега стремился к тому, чтобы быть постоянно современным автором, отсюда его крайняя обеспокоенность судьбой своего учения,важность которогов наше время, когда слово «кризис» является одним из самых часто употребляемых, определяется потребностью в накоплении знаний о последнем. Поэтому, и кризисная эпоха, которая, начавшись на рубеже XIX-XX вв., продолжается в наши дни, и метод постоянного обновления, применявшийся Ортегой по отношению к своему учению, требуют пересмотра ортегианской теории кризиса культуры как исследовательской адекватности и развития гуманитарного знания. Этим определяется

Актуальность данного исследования.

Исходя из названной выше актуальности, очерчивается проблемное поле данного исследования. Диссертация посвящена переосмыслению учения испанского исследователя культуры, раскрытию оригинальности его концепции культурного кризиса и выработке новых методологических подходов к изучению последнего, а также реконструкции системы «кризис культуры – «новое искусство». Работа открывает новые стороны концепции кризиса культуры и кризисного феномена – «нового искусства», при этом обнаруживает пути для дальнейших исследований в области ортегианского наследия.

Культурологи и искусствоведы задаются вопросом: «В чем истинный смысл «нового искусства»и его особенность?». Оригинальную интерпретацию это явление приобретает при его рассмотрении в рамках концепции культурного кризиса Х. Ортеги-и-Гассета.

Степень научной разработанности проблемы

В советский период работы Х. Ортеги-и-Гассета для исследователей были труднодоступны. Исключение составляла лишь «Дегуманизация искусства» . Корпус основных работ мыслителя издается в нашей стране только в перестроечное время. В 1989 году было издано «Восстание масс» , а начиная с 1991 года – целый ряд важных работ, среди которых «Размышления о «Дон Кихоте», «Идеи и верования», «Тема нашего времени», «Миссия университета», «Musicalia» и др. В советский период ввиду отсутствия изданных на русском языке работ Ортеги ученые исследовали их, используя оригинальные тексты и немецкоязычные переводы.

В основном наследие Х. Ортеги-и-Гассета разрабатывалось в рамках философии. Так, философское осмысление получает ортегианская теория элитарного искусства в работах Ю.Н. Давыдова , учение Ортеги о человеке в философском ракурсе раскрывается в работах А.Б. Зыковой , проблемы кризиса культуры исследуются К.М. Долговым . П.П. Гайденко и А.М. Руткевич рассматривают творчество Ортеги в философско-историческом контексте. Идеи мыслителя в контексте философии кризиса рассматривает Т.Ю. Сидорина , сопоставляя концепцию кризиса Ортеги с идеями других мыслителей мировой значимости того времени, такими, как О. Шпенглер, Г. Зиммель, Т. Лессинг, А. Вебер и др. Идеи мыслителя в курсе элитологии исследуютсяГ.К. Ашиным . Культурологические проблемы учения Ортеги исследует А.И. Шендрик . В контексте проблем массовой культуры исследует работы Ортеги А.В. Костина . Проблемы взаимодействия «нового искусства» и массового общества рассматриваются в работах Э.В. Соколова .

К числу первых отечественных диссертационных исследованийортегианского ученияпринадлежат диссертации А.Б. Зыковой,А.Г. Кутлунина, Л.К. Куличенко, О.В. Журавлева . Далее, начиная с 1989 года появляется целый ряд диссертаций, посвященных философии Ортеги. Это исследования Л.С. Капитановой, Ф.Х. Монтона, С.Н. Гур, В.А. Одиноченко . Реконструкции культурологического учения Х. Ортеги-и-Гассета посвящена работа Д.А. Буклова , его публицистику исследовали М.А. Сильва-Вега,А.В Тараненко .Социологическим проблемам в творчестве Ортеги посвящена работаЕ.В. Деревянко .

Проблемы культуры в учении Х. Ортеги-и-Гассета рассматриваются у А.Б. Зыковой, В.А. Одиноченко, Е.В. Деревянко.Концепция кризиса Ортеги исследуется в сравнении с концепцией Й. Хейзинги в исследовании Л.С. Капитановой.Проблемы кризиса и феномен «человека-массы» рассматривается В.Ф. Титовым и А.В. Погорельчик.

Наследие Х. Ортеги-и-Гассета изучалось и зарубежными исследователями. Особое место среди них занимает ученик и соратник Ортеги Х. Мариас , перу которого принадлежит большое количество работ, где разъясняются положения ортегианского рациовитализма.

Теологическим проблемам в учении Х. Ортеги-и-Гассета посвящено исследование, проведенное испанским ученым П. Рамино де Пано. Философские аспекты учения Ортеги-и-Гассета раскрывает М. Гарсия Моренте, Х. Эскамес Санчес, Р. Джаханбеглу и др.

Уникальная культурологическая концепция кризиса Х. Ортеги-и-Гассета подвергалась критике в СССР и других странах так называемого социалистического блока, а значение ряда ее понятий, таких, как «общество» и «масса», затушевывалось или просто замалчивалось. В то время Ортегукритиковали за антидемократизм и отрицание прогрессивной роли масс в обществе. При этом некорректно интерпретировали его критику буржуазного общества и буржуазной культуры.К учению Ортеги относились двояко.С одной стороны, его причисляли к прогрессивным, антибуржуазным авторам, с другой стороны, его концепция противоречила господствующей познавательной парадигме. К сожалению, учениеОртеги продолжают стереотипно воспринимать и в наше время. Оно не только не согласуется с доктриной массового общества и современными представлениями об элите, но и совершенно им противоположно. «Масса» у него – это сущность, и «восстание масс» является не чем иным, как метафорой, при этом «избранное меньшинство» элитарно постольку, поскольку является носителем и транслятором высших духовных, но не материальных ценностей. Его идеи и раньше, и сегодня адекватны современности, поскольку его учение является реактивным по отношению к политической конъюнктуре.

Одностороннее рассмотрение воззрений мыслителя привело к сведениюего идей к критике основ буржуазного общества, при этом понимание им других исторических феноменов, таких, как тоталитарные режимы, в том числе и советский, предпочитали обходить. Причина заключается в том, что раскрытие сущности учения Х. Ортеги-и-Гассета и особенно его концепции культурного кризиса на базе чуждой этим идеям научной парадигмы диалектического материализма не представлялось возможным. Исследователями выбирались отдельные области его учения, такие, как проблемы человека, рациовитализм, философия Ортеги в контексте испанской философии и др., по принципу легитимности по отношению к марксизму. Целостного исследования кризиса культуры как органического явления учеными до настоящего времени проведено не было.

Цель диссертационного исследования –раскрытие оригинальной концепции кризиса культуры Х. Ортеги-и-Гассета как неизбежного, закономерного этапа развития культуры, в котором последняя, реализуя свою способность к самосохранению, рождает«новое искусство».

Согласно цели исследования ставятся следующие задачи.

  1. Реконструировать учение Х. Ортеги-и-Гассета о кризисе культуры.
  2. Выявить теоретико-методологические основания концепции культурного кризиса Х. Ортеги-и-Гассета.
  3. Уточнить значение понятий «общество», «элита», «масса», «человек-масса».
  4. Показать целостность культуры как поля кризисных противоречий в контексте учения Х. Ортеги-и-Гассета.
  5. Раскрыть сущность кризиса культуры в контексте культурологических воззрений Х. Ортеги-и-Гассета.
  6. Воссоздать ортегианское определение кризиса культуры.
  7. Сопоставить концепцию кризиса Х. Ортеги-и-Гассета с идеями других мыслителей (Ф. Ницше, О. Шпенглера, Н.А. Бердяева и др.).
  8. Реконструировать типологию субъектов кризиса в концепции кризиса культуры Х. Ортеги-и-Гассета.
  9. Раскрыть сущность и проанализировать характерные черты «нового искусства».
  10. Показать значение «нового искусства» как способа преодоления кризиса культуры.

Объект исследования – комплекс идей и теоретических воззрений Х. Ортеги-и-Гассета, составляющих концептуальное обоснование сущности культурного кризиса.

Предмет исследования– феномен «нового искусства»как имманентного кризису культуры явления, природа которого связана с преодолением кризиса и сохранением аристократической (элитарной) по природе культуры.

Источниковую базу исследования составляет корпус трудов Х. Ортеги-и-Гассета,при работе с которым использовались тексты на языке оригинала: El tema de nuestro tiempo («Тема нашего времени»);Mision de la Universidad («Миссия университета»);Ideas y creencias («Идеи и верования»);La rebellion de las masas («Восстание масс»);Espana invertebrada («Бесхребетная Испания»);La deshumanizacion del arte («Дегуманизация искусства»);Meditationes del Quijote («Размышления о «Дон Кихоте»);El hombre y la gente («Человек и люди»);Sobre el punto de vista en las artes («О точке зрения в искусстве»);Musicalia;Tiempo, distancia у forma en el arte de Proust («Время, расстояние и форма в искусстве Пруста»);En torno de Galileo («Вокруг Галилея»);Cultura y culturas («Культура и культуры») и др. Названные работы входят с состав полного собрания сочинений Х. Ортеги-и-Гассета в 9 томах, опубликованных в 1963–1966 годах издательством Revistadeoccidente(«Ревиста де оксиденте») .

В круг источников вошли также работы, служившие сопоставительными текстами для раскрытия оригинальности концепции кризиса культуры Х. Ортеги-и-Гассета. Среди них труды Ф. Ницше, О. Шпенглера, Й. Хейзинги, А. Швейцера, Г. Лебона, Г. Тарда, Л.Н. Толстого, Н.А. Бердяева .

Методологические и теоретические основы исследования

Для проведения целостного исследования концепции культурного кризиса Х. Ортеги-и-Гассета и определения в ней места и роли «нового искусства» автором использовался методологический комплекс, включающий в себя общефилософские, общенаучные и частнонаучные исследовательские методы. В частности, применение диалектического метода восхождения от абстрактного к конкретному в исследовании обусловлено необходимостью определения значения «нового искусства» как первостепенного фактора преодоления кризиса культуры в концепции Х. Ортеги-и-Гассета, что достигается переведением кризисного противоречия «элиты» и «массы» из абстрактного поля в конкретное поле межиндивидуальных отношений.

Использование метода аналогии позволяет раскрыть механизм преодоления кризиса культуры. Ортегианское определение понятия «общество» как «динамического единства» элиты и массы, а также определение понятия «кризис», смысловое содержание которого было определено Гиппократом иизначально носило медицинский характер, служат основанием рассматривать развитие общества, прибегая к образу аналогии с биологическим организмом, что оправдано естественнонаучными истоками идей Ортеги. Следуя данному методу, конструируются теоретические пары понятий: «искусство» и «иммунная система», «кризис культуры» и «аутоиммунное заболевание», «человек-масса» и «антиген», «новое искусство» и «иммунный ответ», произведения «нового искусства» и «антитела».

Применение метода дедукции обусловливает построение логии исследования и заключается в движении от более емкого ортегианского понятия «культура», путем сужения фокуса исследования, к кризису культуры и, далее, к внутренним противоречиям дихотомии «элита» – «масса» и феномену «нового искусства». В свою очередь, выяснение ключевых понятий исследования, таких, как «культура» и «кризис культуры» в понимании Х. Ортеги-и-Гассета, осуществляется с помощью анализа, а раскрытие понятия «новое искусство» – с помощью синтеза. Для определения рациовиталистской природы культуры в учении философа используется метод сопоставления, в соответствии с которым сопоставляется понятие «культура» с понятиями «наука», «религия», «цивилизация», «искусство». Для подтверждения исключительного значения искусства в концепции культурного кризиса Х. Ортеги-и-Гассета используется метод сравнения, который позволяет выделить характерные черты «нового искусства» по отношению к другим витальным функциям, а также обнаружить противоречия между «элитой» и «массой».

В контексте реконструкции ортегианской концепции культурного кризиса используется метод персонификации. Он позволяет преобразовать метафизическую модель кризиса культуры в практическую сферу за счет воплощения сущности («элита», «масса») в конкретные личности.

В процессе работы с оригиналами и переводами текстов Х. Ортеги-и-Гассета применен лигвокультурологический метод, благодаря которому выявлены лингвистические особенности ортегианской речи, значимыедля реконструкции культурологического учения Ортеги о кризисе. С целью уточнения понятий использован сравнительный анализ оригинальных текстов мыслителя и русскоязычных переводов.

Данное исследование не выходит за рамки теории рациовитализма, в соответствии с которым проводится реконструкция учения Х. Ортеги-и-Гассета.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в расширении спектра современных представлений о концепции кризиса культуры Х. Ортеги-и-Гассета. Ввиду того, что учение мыслителя не вписывается в доктрину массового общества, и одновременно с этим находится в противоречии с представлениями об элите, а также о кризисе культуры как конфликте двух типов культур – элитарной и массовой, его реконструкция невозможна без уточнения и переосмысления ряда понятий. Поэтому в научный оборот вводятся уточненные понятия «элита», «масса», «человек-масса», «общество», «культура», «новое искусство». В диссертации предложены теоретико-методологические основания концепции культурного кризиса Х. Ортеги-и-Гассета.

Исходя из ортегианских определений понятий «культура», «элита» и «масса», раскрыта сущность кризиса.Понимание культуры как имманентного свойства общества, а кризиса культуры – как эндогенного явления и девиации, достигается ограничением логики исследования метафизическими рамками рациовитализма, с одной стороны, и постулатом Ортеги о единстве и исключительном аристократическом устройстве общества, с другой.

Новое теоретическое обоснование концепции культурного кризиса Х. Ортеги-и-Гассета, базирующееся на принципе аутентичности, позволяет осмыслить понятие ортегианского кризиса культуры как органического явления, обусловленного гипертрофированной активностью сущности массового. В связи с этим «новое искусство» рассматривается как внутренняя потенция культуры, утверждающая аристократические ценности и побуждающая к активизации элитарного в человеке.

Материалы исследования могут использоваться в исследовательской и педагогической деятельности в рамках теории и философии культуры, эстетики, теории и философии искусства, элитологии, философии кризиса и др., а также для проведения дальнейшего исследования учения испанского философа.

Научная новизна исследования состоит в обращении к ключевой теме учения Ортеги-и-Гассета – теме кризиса культуры и заключается в принципиально новой интерпретации его идей, составляющих концепцию культурного кризиса.

Ортегу нередко упрекают в том, что он сам себе противоречит. На самом деле его учение последовательно, а иллюзия противоречия возникает из-за метафоричности литературного языка мыслителя. За этой особенностью Ортеги нередко от читателя скрывается истинная сущность учения философа и значение ряда его понятий.

В ходе исследования выяснено аутентичное значение понятий, необходимых для реконструкции ортегианской концепции культурного кризиса, таких, как «культура», «новое искусство», «общество», «масса», «элита», «человек-масса» и др. Кризис культуры Х. Ортеги-и-Гассета рассматривается в исследовании как крайнее противоречие элитарной и массовой сущностей (составляющих человека и общество), приводящее к аннигиляции последних в виде появления нового «психотипа» – «человека-массы». Феномен «нового искусства» показан в исследовании как средство преодоления кризиса культуры и сохранениякультуры аристократического (элитарного) типа, а вместе с тем и сохранения социальной аристократической иерархии;в свою очередь произведения «нового искусства» рассматриваются как антитела на антигенную сущность «человека-массы».

В процессе исследования использовались не переведенные на русский язык тексты мыслителя. К ним относятся дополнения к «Восстанию масс», сделанные Ортегой после первой публикации книги в Испании и вошедшие в названную работу в полном собрании сочинений, его работаCulturayculturas. Кроме того,проводился обзориспанских газет 20-х – 30-х годов XXвекаEl Sol(Соль),El Imparcial(Импарсиаль), ABC .

Апробация результатов исследования

Основные результаты исследования были представлены на научных конференциях (Краснодар, 2011; Тамбов, 2012) и содержатся в материалах конференций и научных статьях.

Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры гуманитарных наук Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма и рекомендована к защите.

Положения, выносимые на защиту

  1. Культура в учении Х. Ортеги-и-Гассета – это сфера бытия человека и общества, которая реализуется с помощью витальных (жизненно важных) функций, таких, как искусство, религия, наука, этика и т.д. Она существует по принципу целостности и гармонично сочетает в себе результаты культурной деятельности, отражающие влияние элитарного и массового.
  2. Концепты учения Х. Ортеги-и-Гассета «элита» и «масса» являются категориями не социологическими, а аксиологическими. Поэтому общество как «динамическое единство» элиты и массы является элитарно-массовой экзистенцией, которая существует по принципам иерархии и диалектики «элиты» и «массы». Иерархия «динамического единства» сочетает в себе многообразие и относительность проявления массового и элитарного, а так же подтверждает ортегианский постулат об исключительной аристократичности (элитарности) общества.
  3. Кризис культуры в концепции Х. Ортеги-и-Гассета – это явление крайнего конфликта, обусловленное нарушением принципа социальной и культурной иерархии «элита» – «масса», а также гипертрофированной активностью массового и антагонистичностью последнего по отношению к элитарному, приводящее к отторжению «элиты» «массой». Это отторжение внутри целостного общества, как «динамического единства», и целостной культуры создает опасность гибели и первой, и последней, поскольку без элиты не может быть и массы. Аналогичным образом происходят аутоиммунные процессы внутри биологического организма.
  4. «Человек-масса» в концепции культурного кризиса Х. Ортеги-и-Гассета – это кризисный феномен – результат аннигиляции «элиты» и «массы» и возникшей при этом социальной эгалитарности. По отношению к культуре он является своеобразным антигеном и представляет для нее опасность, равно как и для общества.
  5. «Новое искусство» для культуры и общества выполняет функцию иммунитета. Его предназначение заключается в том, что оно восстанавливает нарушенную иерархию «элита» – «масса», ввиду того, что для индивидуума оно является маркером. Это качество реализуется благодаря его элитарной ориентированности и антидемократичности. Произведения же «нового искусства» по отношению к антигенной сущности «человека-массы» являются антителами. Этим обусловливается значение «нового искусства» для культуры, как способа преодоления ее кризиса. «Новое искусство» перевело крайне кризисное состояние культуры в состояние ремиссии, отстояв свою элитарность и элитарность общества.

Соответствие паспорту специальности

Диссертационное исследование соответствует следующим пунктам паспорта специальности 24.00.01 –теория и история культуры: п. 2. Теоретические концепции культуры; п. 3. Исторические аспекты теории культуры, мировоззренческие и ментальные аспекты теории культуры; п. 4. История культурологических воззрений и понятий, представлений о сущности культуры; п. 5. Морфология и типология культуры, ее функции; п. 6. Культура и цивилизация в их историческом развитии; п. 9. Историческая преемственность в сохранении и трансляции культурных ценностей и смыслов; п. 12. Механизмы взаимодействия ценностей и норм в культуре; п. 17. Компоненты культуры (наука, мораль, мифология, образование, религия, искусство); п. 18. Культура и общество; п. 21. Традиционная, массовая и элитарная культура; п. 23. Личность и культура.

Структура работы

Диссертация состоит из введения, двух глав (шести параграфов), заключения и списка литературы.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, формулируются цель и задачи. Раскрываются новизна, методология исследования,теоретическая и практическая значимость.

Глава I. «Концепция культурного кризиса Х. Ортеги-и-Гассета» посвящена реконструкции учения испанского мыслителя о кризисе культуры. Для достижения этой цели выясняется значение и смысл ряда понятий, таких, как «жизнь», «культура», «кризис культуры», «элита», «масса», «человек-масса».

В параграфе 1.1. «Рациовиталистское понятие культуры» исследуетсятеоретическое наследие философа, этапы его эволюции. Выясняется ортегианское значение понятия «культура», раскрываетсясущность ее взаимосвязи с искусством, наукой, религией, цивилизацией и т.д. Определяется, что культурология Х. Ортеги-и-Гассета тесно переплетена с его метафизикой. Эта взаимообусловленность выражается в том, что, с одной стороны,культура, как сфера деятельности, со всей полнотой получаетосмысление в рамках рациовитализма Ортеги, с другой стороны, сама философская система рациовитализма обретает целостность ввиду того, что культура становится ее важнейшим звеном.

Испытав на себе влияние учения Г. Когена, М. Шелера, О. Шпенглера, М. Хайдегера, а также синтезировав идеи неокантианства, философии жизни и экзистенциализма, Х. Ортега-и-Гассет формирует свое направление в философии, основанное на единстве двух императивов – vita (жизнь) и ratio (разум).Объемность главного тезиса рациовитализма «я – это я и мое окружение», появившегося в первом научном труде мыслителя «Размышлении о Дон Кихоте» (1914), проецируетсяна ортегианское понятие «жизнь», которое,в широком понимании, сочетает в себе жизнь биологическую и жизнь духовную.

Понятие «культура» в учении Х. Ортеги-и-Гассета, следуя из понятия «жизнь», вмещает в себя все витальные, т.е. жизненно важные, функции, подчиняющиеся объективным законам, реализующиеся в трансвитальном (вне пространства биологической жизни) и в нем закрепляющие свои результаты.

Следуя логике культуры поОртеге, культурные сферы, такие, как искусство, наука, религия и др., являются настолько жизненно важными, насколько важны дыхание, передвижение, пищеварение и др. витальные биологические функции(Рис. 1).

Рис. 1– Культура

В параграфе рассматривается культурологическая теория «идеи – верования» как одна из теоретико-методологических основ причин кризиса. И идеи, и верования в учении Ортеги – это результат мышления. Первая ее форма – верования (фундаментальные идеи), вторая – идеи, интеллектуальный индивидуальный продукт. Разница между ними в том, что верования составляют базисный уровень культуры, это традиции и среда субъекта, а идеи – это продукт индивидуального творчества. Логика Ортеги, в свою очередь, разделяет идеи на два блока. Первый – это идеи личности, второй – идеи времени. Источником идей и обусловливающим их появлениефактором, по мнению ученого, является жизнь. Фундаментальной опорой жизни являются верования – те идеи, которые суть мы. В рассуждении философа, субъект культуры воспринимает себя как «идеи о самом себе». Идеи эксплицируются субъектом, а верования им имплицируются. Верования – это дискурс фундаментальных идей, культурная парадигма, а идея – это гипотеза или теория, которые появляются в рамках существующей парадигмы или вне ее. Отдельные идеи способны трансформироваться в верования или даже в конечном итоге привести к смене культурной парадигмы.

В контексте культуры верования реализуют себя в традициях, религии, искусстве и науке. Они – условия культуры, одновременно и ее продукт. Появление идей в составных культуры сопровождается сложными процессами. Это может быть принятие идеи, отчуждение, аннигиляция идей и верований и т.д.

Концепция «идей и верований» объединяет науку, религию и искусство. По мнению философа, в этих составных культуры действует один и тот же механизм актуализации. Они актуализируются при движении от жизни к истине посредством мышления. Практика искусства XX века подтверждает данную мысль. Произведения элитарного искусства сближают в себе чувственное и рациональное и нередко размывают границы между ними.

Важное значениедля культуры как социального явленияимеет ценность. Она как концепт культурыспособствует дифференциации элитарного и массового. Ценности бывают двух видов. Первые – это ценности, которые, актуализируясь в трансвитальном, тяготеют к витальному, вторые – это жизненные ценности, которые приобретают качество самоценности, т.е. обладают трансцендентностью по отношению к жизни (Рис. 2).

Рис. 2 – Ценность

Таким образом, ценность – это то, чем обладают витально и трансвитально ориентированные результаты реализации витальных функций. Один и тот же культурный феномен должен обладать ценностью витальной (в рамках жизненной необходимости) и ценностью трансвитальной (отделенной от жизненности).

«Элита» и «масса» – это категории у Ортеги, имеющие исключительно ценностную окраску. А сама ценность – это направленность витальной функции. По мнению ученого, ценность может быть обусловлена ценностью по отношению к жизни, но также она может обладать и независимостью по отношению к жизни и являться ценностью самой по себе. Элитарное, реализуясь посредством витальных функций, стремится к трансвитальному результату, ценному самому по себе, а массовое достигает результата ценного для жизни.

Модель ортегианской культуры включает в себя такие понятия, как «жизнь», «разум», «витальное», «трансвитальное», «ценность», «элита», «масса». Важнейшим является определение «общество», которое мыслится Ортегой как «динамическое единство» «элиты» и «массы». «Элита» и «масса», несмотря на устоявшиеся штампы, рассматриваются в подлинном, ортегианском, виде, т.е. как сущности, а не как социальные классы или сообщества.

В параграфе 1.2. «Аннигиляция элитарного и массового как сущность кризиса культуры» анализируются причины и сущность кризиса культуры. Исходя из органичности и целостности общества и этимологии введенного в научный оборот Гиппократом термина «кризис», кризис культуры исследуется как эндогенное явление культуры, при котором происходит крайнее противоречие «элитарного» и «массового», вызванное гиперактивностью «массы».

В культурологическом учении Х. Ортеги-и-Гассета выделяется ряд причин, обусловивших противостояние «элиты» и «массы». Основная причина связана с внедрением в средневековуюсистему верований идеи равенства эпохи Просвещения. Общество, которое Ортега считает по природе своей аристократическим, поддавшись на идеи либерализма, стало деформироваться, меняя свою форму, из вертикального, иерархического, – в горизонтальное, эгалитарное. При этом дифференциации между «массой» и «элитой» стираются, сущности аннигилируются.

В качестве одной из причин аннигиляции, обусловленной сменой верований, актуализируется идея вытеснения наукой религии. Христианство в течение почти двух тысячелетий оставалось мощным фундаментом европейской культуры – основой системы верований,изложенных в Писании и находящихся в умах людей. Христианская мораль, с одной стороны, не давала возможности для развития массового, была его укротителем, с другой – она являлась мощным элитарно ориентирующим фактором. Благодаря чему культура декларировала элитарные нормы и правила. Господство христианской морали определяло европейского человека как реципиента элитарных (духовных) ценностных установок. С вытеснением религии из жизни вытеснялась и элитарная сущность, человек дезориентировался.

Позитивно влияющими на активизацию сущности массовогофакторами Ортега считает рост численности населения, развитие промышленного производства и научно-технический прогресс.

Сущность кризиса витализируется как своеобразное аутоиммунное заболевание общества, при котором одна сущность вытесняет другую. При этом, в случае тотального вытеснения, одна «масса» не может стать обществом, в противном случае ей необходимо принять элитарную модель, выделив для управления собой незаурядность.

Параграф1.3. «Типология субъектов кризиса» посвящен анализу и сопоставлению сущностных характеристик «элиты» и «массы». Необходимо отметить, что слово «элита» мыслитель ни разу не употребил в своем труде «Восстание масс».Он использовал слова «меньшинство» или «избранное меньшинство» и «аристократия». Однако их значение синонимично значению слова elite(с фр. – лучший, избранный).

Важным аспектом теории дихотомии «элита – масса» Х. Ортеги-и-Гассета является определение зоны актуализации элитарного и массового. В социальном обществе элите отводится меньше места, чем массе. Дух аристократичности способен доминировать в малой его части. Это обусловливается тем, что сущность элитарного – выделение лучшего из лучших. Сущность массового – утверждать свое множество, поэтому массовому чуждо выделение из своих рядов как лучших, так и худших представителей.

Из предыдущего вытекает, что «элита» тяготеет к индивидуализации, а «масса»– к «омассовлению». Это объясняется тем, что, согласовываясь с рациовитализмом Ортеги, элитарное стремится к отдалению от витального, при этом крайне отдаленные позиции – это особые достижения, добиться которых могут только высшие незаурядности.

Ортега не раз утверждает, что для элитарного норма – постоянное стремление к самосовершенствованию, которому нет предела. Примером может служить христианская мораль, следуя которой человек активизирует в себе элитарную сущность. Норма для массового – это утверждение заурядности, поэтому масса – это те, кто не требует от себя ничего, плывет по течению, остается таким, каков есть и не пытается себя перерасти. Актуализация массового – это результат пассивности.

Ввиду имманентных качеств, элитарное – это культурная доминанта в обществе. Соответственно,«масса» – субдоминанта, а в условиях кризиса – активный антагонист. Однако кризис культуры показал, что доминировать в обществе могут обе сущности в виде продукте их аннигиляции – «человеке-массе», который сохраняет в себе элитарные качестватолько в их узком проявлении. Последнее касается его отношения к власти, приобретаемой им силовым путем.

С другой стороны, ортегианский феномен «человек-масса» проповедует все низменное, что иопределяет его сущность. Он позиционирует себя в качестве новой элиты. Для того чтобы управлять массами, необходимо перестроиться на понятный массам язык. Это модель поведения контрэлиты, стремящейся к завоеванию власти. Контрэлита, оставив от элитарного только то, что необходимо для доминирования над массой, приобрела новые, ранее считавшиеся массовыми, качества. Она пропагандировала варварство и силу в виде насилия.

Ортега выделяет имманентную элитарную способность к прогрессу во всех отраслях культуры. Элита – это создатель, производитель. Масса, соответственно, – потребитель. Все произведения искусства, даже те, которые ориентированы на массовое потребление, созданы творческими людьми. Масса же не способна к творчеству.

Элита выдвигает идеи и формирует систему верований, которой apriori пользуется масса. Все жизненно важное, способное внести изменения в устоявшееся миропонимание, было высказано людьми высокой элитарной организованности, аристократического духа. Поэтому элитарное олицетворяет апполоновское начало, а массовое – диониссийское.

Устремлением элиты была создана цивилизация. Элита – созидатель, а элитарное – сфера эроса. Масса – разрушитель, поэтому массовое – сфера танатоса.

В главе II. «Новое искусство» как явление кризиса» анализируются теоретические воззрения Х. Ортеги-и-Гассета относительно художественного творчества нового типа, его причинно-следственные связи с кризисом культуры.

В параграфе 2.1. «Сущность «нового искусства» раскрываются сущность и характеристики феномена.

Искусство как область культуры в контексте философии «жизненного разума» Х. Ортеги-и-Гассета является одной из витальных функций. Как и все другие витальные функции, она обусловлена жизненной необходимостью. Логика искусства сходна логике культуры. Источник искусства – жизнь (vita). Его интенция как способа познания направлена от жизни к истине, из области витального – в область трансвитального. Искусство ориентируется на ценность, для которой характерно качество мобильности. Она может стремиться к витальному, при этом произведения искусства будут приносить чувственное удовольствие (например, для слуха или зрения) или утверждать трансвитальное, при котором произведения будут доставлять удовольствие эстетическое. Четких контуров границы между витальным и трансвитальным быть не может. Для того, чтобы идентифицировать «элиту» и «массу», необходимо использовать метод сравнения. Один индивидуум может быть массой или элитой только относительно другого индивидуума.

В отличие от других областей культуры искусство, обусловленное мобильностью ценности, актуализируясь на поле трансвитального, являет реципиенту произведения, в которых может утверждаться как витальное, так и трансвитальное. Благодаря такому своему качеству искусство способно внедряться в жизнь любого человека. Оно становится и способом познания мира, и способом познания себя, и способом отвлечения от жизненных проблем.

Рис. 5 – Искусство

Из всех областей культуры только искусство имеет широкий диапазон ценностей, следовательно, и широкий диапазон реализации витальной функции. Имманентное качество искусства – представлять результаты, отвечающие потребности человека и общества в диапазоне от самого примитивного чувственного удовольствия – до крайне трансвитального эстетического удовольствия.

«Новое искусство», по мнению Ортеги, подчиняясь объективным законам и соответствуя как витальным ценностям, так и трансвитальным, расширяет систему ценностей за счет освоения далеких трансвитальных «территорий», при этом новые ценности становятся ценностями посредством «новойэстетической восприимчивости».

Любой организм в состоянии кризиса пытается преодолеть его за счет своих внутренних потенций, активизируя все свои функции. Если этот кризис обусловлен внутренними процессами, то его вполне можно преодолеть, задействовав внутренние ресурсы. Сами биологические клетки организма не могут преодолевать кризис, его преодолевает иммунная система,действие которой направленно на воссоздание баланса в организме. Так, кризис культуры не возможно преодолеть с помощью витальных (биологических) функций, они есть отдельные клетки и органы. Его преодоление осуществится за счет витальных функций трансвитального порядка – искусства, которое продуцирует иммунный ответ.

«Новое искусство» является у Ортеги моделью элитарной (аристократической) культуры. В музыке это искусство он видит у К. Дебюсси, в поэме – у С. Малларме, в живописи – у П. Пикассо, в драматургии и театре – у Л. Пиранделло.Развивая идеи Ж.М. Гюйо, рассматривавшего искусство с социологической точки зрения, Х. Ортега-и-Гассет приходит к выводу, что первостепенная важность феномена «нового искусства» состоит в его непопулярности и способности делить общество на классы: на тех, кому понятно это искусство, и тех, кому оно непонятно.

Ввиду того, что искусство является знаковой системой, реципиент должен понимать эти знаки на уровне автора или хотя бы стремиться к этому. Если знаковая система недоступна пониманию и находится вне горизонта ожидания, то реципиент отчуждается. Поэтому «новое искусство», оперируя элитарной системой знаков, сознательно создает барьер между элитарным и массовым.

Появления искусства авангарда с присущим ему отрицанием традиции было той реакцией культурного иммунитета, которая демонстрировала новую активность элитарной сущности в европейском обществе.

В параграфе сравниваются взгляды Ортеги со взглядами О. Шпенглера, Ф. Ницше, Н.А. Бердяева, Л.Н. Толстого.

В параграфе 2.2. «Культурная модель «нового искусства» рассматривается взаимообусловленность кризиса и «нового искусства».

Культурная модель исследуемого феномена вырисовывается в учении Ортеги при трансформации «нового искусства» как эстетического явление в явление социальное. Происходит это следующим образом: посредством нового эстетического инструментария «новое искусство» преодолевает рамки индивидуального и межиндивидуального, перевоплощаясь в иррациональное «социальное», достигая отчуждения субъекта.

Основополагающимхарактерным свойством «нового искусства» Х. Ортега-и-Гассет считает его дегуманизацию, которую он связывает с «новой эстетической восприимчивостью», понимаемой какпервостепенной источник творчества. Автор произведения при этом намеренно избегает «живых форм» и деформирует реальность.

Среди прочих факторов Ортега выделяет «стремление к тому, чтобы произведение искусства было не больше, чем просто произведение искусства» .Искусство предшествующих эпох стремилось к тому, чтобы быть больше, чем искусство. Особенно это касается произведений эпохи романтизма, призванныхрешать глобальные задачи и претендующих на «супер возвышенность». Такое стремление велико тогда, когда оно связано с удовлетворением потребности массы. Ортега подчеркивает автономность «нового искусства» по отношению к жизни и ее витальным ценностям. При этом вытесняется и все специфически (примитивно) серьезное. «Новое искусство» замыкается в себе. Этим оно ставит препятствие на пути реализации в нем массового. Искусство, являясь способом познания, идет по пути метагносеологии, познавая себя.

Такжеважным сточки зрения Ортеги является «стремление понимать искусство как игру, и только» . Ортега выделяет игровой концепт в «новом искусстве». Данный тезис пересекается с пониманием этой проблемы Й. Хейзингой. Однако Ортега считает игровую составную имманентным качеством современного ему искусства, а Й. Хейзинга полагает, что с развитием культуры искусство как ее составная часть данный концепт утрачивает. Этот процесс, по его мнению, не связан с кризисом культуры. Приведенная тенденция в «новом искусстве» является основополагающей для ряда течений в живописи и техник музыкальной композиции. Она максимально проявляется в динамических видах искусства. Игровой концепт – неотъемлемая часть таких феноменов в музыке, как алеаторика, сонорика, серийность. Молодой дух эпохи, о котором немало говорит Ортега, а также инфантильность «человека-массы» находят отражение в «новом искусстве»: ярким примером здесь является «дадаизм».

Следующим основополагающим характерным фактором «нового искусства», по мнению мыслителя, является «тяготение к существенной иронии» . Ироничность «нового искусства» заключается в том, что оно за внешними формами скрывает истинный смысл произведения. Эта тенденция прослеживается и в творчестве самого Х. Ортеги-и-Гассета, он нередко прибегает к метафорам. Так, один раз объяснив в «Восстании масс» суть массы и аристократии как сущностей, автор продолжает повествование, уводя читателя в мир конфликта двух образов, двух героев общественной драмы – элиты и массы, имеющих вполне реальные социальные очертания.

Не менее важным характерным фактором «нового искусства», с точки зрения испанского философа, является «тенденцияизбегать фальши и в этой связи достижение тщательного исполнительского мастерства» .Для нового искусства характерно тщательное исполнительское мастерство. Произведения композиторов–авангардистов зачастую представляют крайнюю сложность для исполнения. Справиться с поставленными автором техническими и интерпретационными задачами может далеко не каждый профессионал.

Говоря о «новом искусстве», Ортега отмечает, что ононетрансцендентно. Лишившись трансцендентности и патетики, «новое искусство» обрело способность противостоять массовым тенденциям в культуре, задавая сложные вопросы «человеку-массе», дегуманизированная культура которого не способна найти на них ответы.

В параграфе 2.3. «Новое искусство» как средство преодоления кризиса культуры»раскрываетсявзаимная детерминированность «нового искусства» и кризиса культуры.

Как чисто элитарная сфера деятельности искусство в учении Х. Ортеги-и-Гассета находит свое предназначение в нейтрализации излишней активности массового в общественной жизни. В теории Ортеги «новое искусство» является орудием борьбы за «человека-массу». Этот новый «психотип», стоявший на пути самоистребления, окончательно не утерял своей прежней сущности, способности к анализу и самосовершенствованию. «Новое искусство» в учении философа – это средство, с помощью которого «человек-масса» идентифицирует себя. Его аналитическое мышление либо ставит на нем клеймо массы, либо подталкивает к тому, чтобы предпринять попытки понять непонятное искусство, тем самым приблизиться к элитарному и отдалиться от массового.

В случае, если «человек-масса», столкнувшись с непонятным искусством, не старается его понять, не стремится к расширению своей культурной деятельности в зоне трансвитального, он уже не может идентифицировать себя в качестве элиты, даже если относит себя к соответствующей политической или экономической прослойке общества. Как следствие, он занимает свое место в той части иерархии, которая предназначена для массы. И в этом случае ему не остается ничего другого, как с этим смириться. Таким образом, «новое искусство» наводит социальный порядок, выстраивает нарушенную иерархию в обществе.

Как было установлено, одной из причин кризиса, по мнению Ортеги, стало политическое переустройство общества – переход от феодализма к буржуазному строю, утверждающему либеральную демократию. Демократия в обществе нарушила вертикаль «элитарное – массовое». Сама идея демократии, по мнению Ортеги, оказалась несостоятельной. Общество, назвав себя демократическим, по сути оставалось аристократическим. Демократия стала способом отвлечения, оружием контрэлиты – новой формации элиты.

Выяснилось, что «новое искусство», являясь продуктом эволюции, имеет исключительную способность к выстраиванию аристократической модели общества. Оно по своей сути является искусством недемократическим и подтверждает несостоятельность демократической теории. Право на это искусство имеют все, но не все им могут воспользоваться. «Новое искусство» является серьезным антитезисом всеобщего равенства. «Новое искусство» не вписывается в картину индустриализации. Его произведения не предназначены для массового тиражирования и широкого распространения. Это искусство индивидуальное, интимное.

В условиях гипердемократии, когда все равны в правах, право массы на «новое искусство» не может быть реализовано, если эта масса не начнет стремиться к элитарным ценностям. Массовая общность впервые сталкивается с тем, что современное искусство ей совсем не принадлежит. Она довольствуется искусством прошлого, и только той его частью, которая понятна и проста.

«Новое искусство» обостряет кризис, является катализатором кризисных процессов в культуре. Для того чтобы преодолеть любой кризис, необходимо достичь его кульминации, точки крайнего обострения. Только после этого, если организм не погибает, начинается его выздоровление. Культура крайней кризисной точки достигает с помощью нового типа искусства. Оно переводит метафизические сущности (элитарное и массовое) в материальные формы, переносит человека из иррациональной социальности в индивидуальное посредством отчуждения. Оно доводит общество до шока: дихотомические коммуникации переводятся в конкретный выраженный межиндивидуальный конфликт. Столкнувшись с произведением «нового искусства», человек идентифицирует себя не зависимо от воли либо в качестве элиты, либо – массы. В этом случае кризис культуры общества становится кризисом внутренней культуры человека. Элитарное в последнем дает ему возможность определить свое место в проекции «элитарное-массовое» и осознать свою ограниченность. Через это осознание человек опять становится частью аристократического общества, как динамического единства «элиты» и «массы».

«Новое искусство» выполнило (и выполняет) функцию социального фильтра, через которое способны пройти, согласно учению Ортеги, только люди высокой культуры. Этим оно отвергает псевдоэгалитарность общественной фактуры, являясь серьезным антитезисом политехнологиям Просвещения.

В Заключении подводятся итоги исследования и делаются выводы.

Основные результаты исследования отражены в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, включенных в перечень

ведущих рецензируемых журналов и изданий, рекомендуемых ВАК:

  1. Артемьев А.И.Кризис европейской культуры рубежа XIX-XX вв.как детерминанта «нового искусства» в культурологической доктрине Х. Ортеги-и-Гассета // Исторические, философские и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2012. № 2 (16): в 2-х ч. Ч. I. (0,55 п. л.).

 

Другие публикации:

  1. Артемьев А.И.Причины кризиса европейской культуры и типология его субъектов в культурологическом учении Х. Ортеги-и-Гассета // IV Международная заочная научно-практическая конференция «Социально-гуманитарные и юридические науки: тренды в изменяющемся мире»: Сборник материалов конференции (1 декабря 2011 г.). Краснодар, 2011. (0,35 п. л.);
  2. Артемьев А.И. Современное искусство и метафизика «жизненного разума» // III Поленовские чтения: изобразительное творчество – традиции и инновации: Материалы международной научно-практической конференции. Март 2012 / ТОГБУК «Информационно – аналитический центр развития культуры и искусства Тамбовской области». Тамбов: Принт-Сервис, 2012. (0,35 п. л.).

На русском языке впервые опубликованы фрагменты книги в сборнике "Современная книга по эстетике. Антология". М., Изд-во иностр. лит., 1957, с. 447-456.

Ортега-и-Гассет X. Восстание масс / X. Ортега-и-Гассет // Вопросы философии. 1989.

№ 3. С. 119-154; Ортега-и-Гассет X. Восстание масс / X. Ортега-и-Гассет // Вопросы философии. 1989. № 4. С. 114-155.

Давыдов Ю.Н. Искусство и элита. М.: Искусство, 1966. 344 с.

Зыкова А.Б. «Опыт жизни» как форма знания //Вопросы философии 1971. № 7. С. 172-176.; Зыкова А.Б. Критический анализ проблемы человека в философии Х. Ортеги-и-Гассета. Автореф. Дисс. … канд. филос. наук. М., 1973. 26 с.; Зыкова А.Б. Поиски сферы свободного «самовыражения» личности и философия Х. Ортеги-и-Гассета // Вопросы философии. 1969. № 9. С. 78-87.; Зыкова А.Б. Учение о человеке в философии Х. Ортеги-и-Гассета. Критический очерк. М.: Наука, 1978. 160 с.; Зыкова А.Б. Хосе Ортега-и-Гассет // Философы двадцатого века. М.: Искусство, 1999.; Зыкова А.Б. Человек в философском учении Хосе Ортеги-и-Гассета // Буржуазная философская антропология XX века. М.: Наука, 1986. С. 88-97.

Долгов К.М. От Киркегора до Камю. Философия, эстетика, культура / Научное знание // К.М. Долгов. М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2011. 472 с.; Долгов К.М. Философия культуры и эстетика Хосе 0ртеги-и-Гассета // О современной буржуазной эстетике. Вып. З. М., 1972, С. 51-58.; Долгов К.М. Дегуманизация искусства (Хосе Ортега-и-Гассет) // Долгов К.М. Реконструкция эстетического в западноевропейской и русской культуре. М.: Прогресс-Традиция, 2004. С. 273-304.

Гайденко П.П. Хосе Ортега-и-Гассет и его «Восстание масс» // Вопросы философии. 1989. № 4. С. 155-169.;Руткевич A.M. Социальная философия Мадридской школы. М., Издательство МГУ, 1981. 176 с.

Сидорина Т.Ю. Философия кризиса. М.: Флинта: Наука, 2003. 456 с.

Ашин Г. К. Доктрина "массового общества". М. : Политиздат, 1971. 192 с.

Представления о природе и судьбе культуры в работах Ортеги-и-Гассета / А.И. Шендрик // Теория культуры. М.: Единство, 2002. С. 308-322.

Костина А.В. Массовая культура как феномен постиндустриального общества. Изд. 5-е. М.: Издательство ЛКИ, 2011. 352 с.

Соколов Э.В. Ортега-и-Гассет. Век элитного искусства и массового общества // Человек. М., 2002. № 6. С. 78-95.

Кутлунин А.Г. Критика философских и социологических воззрений Ортеги-и-Гассета. Автореф. Дисс. … канд. филос. наук. Свердловск, 1972.; Куличенко Л.К. Критика концепции общественного развития социальной философии Хосе Ортеги-и-Гассета. Автореф. дисс. … канд. филос. наук. М., 1973. 23 с.; Журавлев О.В. Философия «жизненного разума» X. Ортеги-и-Гассета как социально-этическая доктрина: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. Л., 1972.; Журавлев О.В. Испанская философия XVIII-XX вв.: этапы становления и логика развития. Автореф. дисс. … докторафилос. наук. СПб: 1993. 37 с.

Капитанова Л.С. Проблема кризиса культуры в творчестве Х. Ортеги-и-Гассета и Й. Хейзинги: Дисс. … канд. филос. наук. СПб, 2002. 163 с.; Монтон Феррер X. Концепция «жизненного разума» в философском учении Хосе Ортеги-и-Гассета: Автореф. дисс. … канд. филос. наук. М., 1989. 20 с.; Гур С.Н. Этико-эстетическая концепция Хосе Ортеги-и-Гассета (Сущностные характеристики и социально-культурные функции). Автореф. дисс. … канд. филос. наук Киев, 1991. 14 с.; Одиноченко В.А. Концепция культуры Х. Ортеги-и-Гассета. Автореф. дисс. …канд. филос. наук. Минск, 1990. 18 с.

Буклов Д.А. Культурологическое учение Ортеги-и-Гассета: Дисс. ... канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 2002. 120 с.

Сильва-Вега М.А. "El Espectador" Хосе Ортеги-и-Гассета как журнал одного автора: Дисс. … канд. филол. наук. М., 2011. 194 с.; Тараненко А.В. Публицистика Хосе Ортеги-и-Гассета в информационном пространстве Испании XX века: Дисс. … канд. филол. наук. Москва, 2004. 178 с.

Деревянко Е.В. Аристократическая версия общественного идеала в социологии Хосе Ортеги-и-Гассета: Автореф. дис. канд. соц. наук. М., 1992. 21 с.

Титов В. Ф. Хосе Ортега-и-Гассет о месте и роли философии в жизни общества // Вестник Мурманского государственного технического университета. 2010. Т. 13, № 2. С. 249-255.; Погорельчик А.В."Человек-масса": Социально-философский портрет XX века. Дисс. канд. филос. наук. Воронеж, 2004. 143 с.

Marias J. Acerca de Ortega. Madrid, Espasa-Calpe, 1991.; Marias J. Ortega. T. 1. Circustancia y vocacion. Madrid, Alianza Editorial, 1984.; Marias J. Ortega. T. 2. Las traectorias. 2 ed. Madrid, Alianza Editorial, 1983.

Romiro de Pano P. Dios y cristianismo en Ortega y Gasset. Tesis doctoral. Universidad Complutense de Madrid. 1997. P. 252

Garcia Morente M. El “curso” de Ortega y Gasset // Estudios y ensayos. Mexico, Editorial porrua, S.A., 1992. P. 15–34; Garcia Morente M. Evolucion filosofica de Ortega y Gasset // Estudios y ensayos. Mexico, Editorial porrua, S.A., 1992. P. 35–40.; Escamez Sanchez J. JOSE ORTEGA Y GASSET. Paris, UNESCO: International Bureau of Education, vol. XXIV, no. 1/2, 1994, p. 261–278.; Jahanbegloo R. Reading Jose Ortega Y Gasset in 21st Century [Электронныйресурс] URL: http://jahnbegloo.com/articles/ortega.html (датаобращения 09.12.2011).

Ortega y Gasset J. El tema de nuestro tiempo. Obras completas. Madrid. Revista de occidente, 1966 T. 3, P. 143–203.; Ortega y Gasset J. Mision de la Universidad. Obras completas. Madrid. Revista de occidente, 1966. T. 4. P. 313–353.; Ortega y Gasset J. Ideas y creencias. Obras completas. Madrid. Revista de occidente, 1964. T. 5. P. 379–409.; Ortega y Gasset J. La rebellion de las masas: Obras completas. Madrid, Revista de occidente, 1966. T. 4. P. 113–306.; Ortega y Gasset J. Espana invertebrada: Obras completas. Madrid, Revista de oxidente, 1966. T. 3. P. 37–128.; Ortega y Gasset J. La deshumanizacion del arte: Obras completas. Madrid, Revista de occidente, 1966. T. 3. P. 353–419.; Ortega y Gasset J. Meditationes del Quijote. Obras completas. Madrid. Revista de occidente, 1966. T. 1. P. 309–400.; Ortega y Gasset J. El hombre y la gente. Obras completas. Madrid. Revista de occidente, 1964. T. 7. P. 71–272.; Ortega y Gasset J. Sobre el punto de vista en las artes: Obras completas. Madrid, Revista de occidente, 1966. T. 4. P. 443–457.; Ortega y Gasset J. Musicalia: Obras completas. Madrid, Revista de occidente, 1966. T. 2. P. 235–244.; Ortega y Gasset J. Tiempo, distancia у forma en el arte de Proust: Obras completas. Madrid, Revista de occidente, 1966. T. 2. P. 701–709.; Ortega y Gasset J. En torno de Galileo. Obras completas. Madrid. Revista de occidente, 1964. T. 5. P. 13–164.;Ortega y Gasset J. Cultura y culturas. Obras completas. Madrid. Revista de occidente, 1966. T. 3. P. 252–254.

Ortega y Gasset J. Obras completes. Madrid. Revista de occidente. T. 1. 7? ed., 1966; T. 2. 6aed., 1963; T. 3. 6aed., 1966; T. 4. 6aed., 1966; T. 5. 6aed., 1964; T. 6. 6aed., 1964; T. 7. 2aed., 1964; T. 8. 2aed., 1965; T. 9. 2aed.,1965.

Бердяев Н.А. Кризис искусства // Семиотика и Авангард. М.: Академический Проект; Культура, 2006. С. 359-371.; Бердяев Н.А. Философия свободы // Бердяев Н.А. Сочинения./Сост., вступ. статья и прим А.В. Гулыги. М.: «Раритет», 1994. С. 11-244.; Ницше Ф. По ту сторону добра и зла // Ницше Ф. Сочинения. М.: Эксмо; Харьков: Фолио, 2010. С. 557–748.; Ницше Ф. Казус Вагнер. Проблема музыканта // Фридрих Ницше; По ту сторону добра и зла. Минск: Харвест, 2011. С. 159–186.; Ницше Ф. Антихрист. Проклятие христианству // Фридрих Ницше; По ту сторону добра и зла. Минск: Харвест, 2011. С. 187–242.; Ницше Ф. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей. // Фридрих Ницше; По ту сторону добра и зла. Минск: Харвест, 2011. С. 1015–1276.; Швейцер А. Культура и этика. М.: «Прогресс», 1973.Электронный ресурс URL: http://psylib.org.ua/books/shvei01/txt01.htm (дата обращения 31.01.2012).; Шпенглер О. Закат Западного мира; Очерки морфологии мировой истории. / Пер. с нем. М.: «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2010. 1085 с.; Лебон Г. Психология народов и масс: Пер. с фр. М.: Академический проект, 2011. 240 с.; Тард Г. Сущность искусства: Пер. с фр. / Под ред. и с предисл. Л.Е. Оболенского. Изд. 2-е. М.: Издательство ЛКИ, 2007. 120 с.

Архив BibliotecaNacionaldeEspana (Национальная библиотека Испании) [Электронный ресурс]. URL: http://hemerotecadigital.bne.es/cgi-bin/Pandora.exe

Нумерация рисунков соответствует той последовательности, которая установлена в тексте диссертации.

Ortega y Gasset J. La deshumanizacion del arte. Obras completas. Madrid. Revista de occidente, 1966. T. 3. P. 360.

Ibid.

Ibid.

Ortega y Gasset J. La deshumanizacion del arte. O.C. T. 3. P. 360.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.