WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Противодействие террористическим актам посредством уголовно-правовых норм с двойной превенцией

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

Шуйский Андрей Сергеевич

 

 

противодействие террористическим актам

посредством уголовно-правовых норм

с двойной превенцией

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

Москва - 2012


Диссертация выполнена на кафедре уголовного права в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия правосудия»

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Пудовочкин Юрий Евгеньевич

 

 

Официальные оппоненты:

Побегайло Эдуард Филиппович

Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор, Академик РАЕН, заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин НОЧУ ВПО «Институт гуманитарного образования и информационных технологий»

Агапов Павел Валерьевич

кандидат юридических наук, доцент, докторант ФГКОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет МВД РФ»

 

 

Ведущая организация:

ФГКОУ ВПО «Академия Генеральной Прокуратуры Российской Федерации»

Защита состоится «22» мая 2012 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 170.003.01 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия правосудия» по адресу: 117418, Москва, ул. Новочеремушкинская, д. 69, корп. «а», ауд. 910.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия правосудия».

Автореферат разослан «___» апреля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                               С.П. Ломтев


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. В современных условиях значимой угрозой для безопасности национальных интересов страны выступает террористическая деятельность. Несмотря на фиксируемое официальной статистикой сокращение числа регистрируемых террористических актов (в 2004 г. их было зарегистрировано 265, в 2005 г. – 203, в 2006 г. – 112, в 2007 г. – 48, в 2008 г. – 10, в 2009 – 15, в 2010 – 31, в 2011 – 29), эти преступления продолжают оставаться наиболее серьезным фактором дестабилизации общественной безопасности в России, о чем наглядно свидетельствуют ежедневные оперативные сводки из Дагестана, Ингушетии, Чечни и иных регионов Северного Кавказа. В этой связи сохраняется потребность в разработке новых и совершенствовании существующих социально-экономических, политических, идеологических, правовых и иных мер противодействия террористическим актам и терроризму как криминальному явлению в целом.

Особое место в системе мер противодействия террористическим актам занимают уголовно-правовые средства, которые, как правило, ассоциируются со ст. 205 Уголовного кодекса РФ 1996 г. (далее – УК РФ). В этой связи совершенствование уголовно-правового противодействия террористическим актам фактически сводится к перманентным изменениям этой правовой нормы, а научные исследования по соответствующей проблематике часто ограничиваются юридическим анализом состава соответствующего преступления. Однако такой подход нуждается в пересмотре, поскольку арсенал уголовно-правовых средств противодействия террористическим актам включает в себя не только предписания ст. 205 УК РФ, но и целый ряд уголовно-правовых норм с двойной превенцией, которые предусматривают ответственность за преступления, создающие условия для совершения террористических актов.

Устанавливая уголовную ответственность за вовлечение в террористическую деятельность, вооружение, подготовку, обучение, финансирование террористов и террористических групп, пособничество в совершении террористического акта, публичные призывы к осуществлению террористической деятельности и ее публичное оправдание, организацию террористических групп, незаконные оборот, изготовление, хищение и вымогательство материалов, веществ и предметов, которые могут быть использованы для совершения террористических актов, антитеррористические нормы с двойной превенцией создают основу для уголовно-правового предупреждения террористических актов путем воздействия на их детерминанты, что, как показывает отечественный и зарубежный опыт, является наиболее эффективной и перспективной стратегией борьбы с указанными преступлениями.

Однако приходится констатировать, что двойной предупредительный потенциал соответствующих уголовно-правовых норм реализуется далеко не в полной мере. Это во многом связано с недостаточной теоретической разработкой проблем противодействия террористическим актам посредством уголовно-правовых норм с двойной превенцией и отсутствием непротиворечивых научно обоснованных рекомендаций по применению последних. Исходя из этого, существует объективная потребность в проведении специального диссертационного исследования, посвященного проблемам противодействия террористическим актам посредством уголовно-правовых норм с двойной превенцией.

Степень научной разработанности темы исследования. В уголовно-правовой литературе имеются лишь немногочисленные публикации, посвященные юридическому анализу отдельных антитеррористических норм с двойной превенцией (П.В. Агапов, Б.Ш. Бейбулатов, С.В. Борисов, А.В. Бриллиантов, А.В. Дмитренко, И.Е. Елизаров, В.А. Казакова, А.Г. Кибальник, В.В. Мальцев, К.В. Михайлов, А.А. Паненков, В.Г. Фоминский и др.). Однако комплексное исследование системы указанных норм в российской юридической науке до настоящего времени не проводилось. А потому целый ряд вопросов, связанных с понятием двойного превентивного действия уголовно-правовых норм, с определением видов антитеррористических норм с двойной превенцией, уяснением параметров и критериев их эффективности и др. остаются неисследованными. В связи с этим обращение к теоретико-прикладным проблемам противодействия террористическим актам посредством уголовно-правовых норм с двойной превенцией представляется своевременным и вполне оправданным.

Цель диссертационного исследования состоит в разработке системы новых научных знаний о понятии, видах и условиях эффективности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией.

Необходимость достижения указанных целей обусловила постановку и решение следующих основных задач:

  1. изучение понятия, сущности и видов уголовно-правовых норм с двойной превенцией;
  2. исследование социальной обусловленности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией и определение их системы;
  3. юридический анализ уголовно-правовых норм с двойной превенцией, направленных на раннее предупреждение террористических актов (ст. 205.1, 205.2, 208-210, 220-223, 226 УК РФ);
  4. разрешение дискуссионных вопросов понимания и применения антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией;
  5. определение условий эффективности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией;
  6. выявление факторов, снижающих эффективность антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией, и разработка мер по их нейтрализации.

Объектом диссертационного исследования является комплекс правоотношений, возникающих в связи с установлением и применением антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией.

Предметом диссертационного исследования выступают уголовно-правовые нормы об ответственности за преступления, создающие условия для совершения террористических актов (антитеррористические уголовно-правовые нормы с двойной превенцией), практика их применения и факторы, влияющие на их эффективность.

Нормативными источниками диссертационного исследования выступают Конституция РФ, международные договоры (в частности, Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 г., Конвенция о физической защите ядерного материала от 26 октября 1979 г., Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма от 13 апреля 2005 г., Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 г.), Уголовный кодекс РФ и иные федеральные законы (в частности, Федеральный закон РФ от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»).

Эмпирическая база диссертационного исследования представлена: результатами статистического анализа данных ГИАЦ МВД РФ и Верховного Суда РФ о состоянии и динамике преступлений, создающих условия для совершения террористических актов; материалами обобщения 127 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 205-205.2, 208-210, 222, 223, 226 УК РФ; результатами изучения опубликованной практики Верховного Суда РФ, относящейся к теме исследования; итогами анкетирования 100 сотрудников правоохранительных органов Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Чеченской республики, Ставропольского края (из них 12 сотрудников Федеральной службы безопасности, 47 сотрудников следственных подразделений ОВД, 28 следователей подразделений Следственного комитета Российской Федерации, 13 судей); данными, полученными при анкетировании 200 студентов г. Пятигорска (Пятигорского государственного лингвистического и Пятигорского государственного технологического университетов).

В качестве теоретической основы диссертационного исследования выступили основные положения отечественной доктрины уголовного права и криминологии, прежде всего, учение об уголовно-правовом предупреждении преступлений, сложившееся в трудах А.И. Алексеева, Ю.Д. Блувштейна, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, С.В. Максимова, Э.Ф. Побегайло, Э.А. Саркисовой, В.С. Устинова, М.Д. Шаргородского и др.; а также учение о противодействии террористической деятельности, оформленное в работах П.В. Агапова, Ю.М. Антоняна, И.И. Бикеева, А.В. Бриллиантова, А.И. Долговой, С.У. Дикаева, В.П. Емельянова, В.А. Казаковой, В.С. Комиссарова, Д.А. Корецкого, Л.Л. Кругликова, В.В. Мальцева, А.В. Наумова, М.Ф. Мусаелян, М.Ю. Павлик и др.

Методологической основой диссертации определен диалектический метод научного познания. В процессе проведения исследования применялся также ряд частнонаучных методов: формально-логический, сравнительно-правовой, статистический, документальный, анкетирования, экспертного опроса.

Научная новизна диссертации заключается в развитии категориального аппарата науки уголовного права счет определения понятия уголовно-правовых норм с двойной превенцией; в обосновании научных положений о сущности и механизме действия антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией; в систематизации и классификации таких норм; в теоретической разработке критериев и условий их эффективности.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Уголовно-правовые нормы с двойной превенцией – это нормы, устанавливающие уголовную ответственность за преступные деяния, которые обуславливают последующее совершение других преступлений. Двойной превентивный эффект указанных уголовно-правовых норм объясняется связью объектов первичного и вторичного превентивного воздействия, при которой одно преступление, предусмотренное нормой с двойной превенцией (объект первичного превентивного воздействия), выступает в качестве условия, способствующего совершению другого преступного деяния (объект вторичного превентивного воздействия).

2. Систему антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией образуют две группы предписаний: а) нормы специальной антитеррористической направленности (ст.ст. 205.1, 205.2 УК РФ); б) нормы, объектом вторичного превентивного воздействия которых являются не только террористические, но и иные преступления (ст.ст. 208-210, 220-223, 226 УК РФ).

3. Социальная обусловленность и необходимость противодействия террористическим актам посредством уголовно-правовых норм именно с двойной превенцией детерминирована, прежде всего, криминологическими особенностями современного терроризма, новая информация о которых введена в научный оборот. Среди них: наличие развитой инфраструктуры террористической деятельности, включающей финансовое, материально-техническое и кадровое обеспечение; активная пропаганда идеологии и практики терроризма, ее оправдание; организованный и вооруженный характер террористической деятельности. В своей совокупности указанные факторы образуют необходимые условия для совершения террористических актов, на уголовно-правовое предупреждение которых и нацелены антитеррористические нормы с двойной превенцией.

4. Двойной превентивный потенциал антитеррористических уголовно-правовых норм используется не в полной мере. Их эффективность снижает совокупность факторов, среди которых особое значение имеют: а) пробелы и противоречия, допущенные при конструировании системы соответствующих норм; б) сложности в толковании исследуемых правовых норм и их применении; в) недооценка общественной опасности преступлений, предусмотренных соответствующими нормами; г) неадекватное общественное мнение об их содержании и практике применения.

5. В целях устранения пробелов, допущенных при конструировании антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией, обосновываются положения о возможности криминализации ряда общественно опасных деяний, создающих условия для совершения террористических актов, в частности: а) незаконные оборот, изготовление, хищение и вымогательство огнеметов и средств взрывания; б) создание невооруженной неструктурированной террористической организации, руководство такой организацией и участие в ней; в) создание структурированной террористической организации без цели совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, руководство ею и участие в ней.

6. Правовая определенность антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией может быть обеспечена за счет: а) устранения необоснованного дублирования предписаний об уголовной ответственности за финансирование незаконного вооруженного формирования в двух самостоятельных нормах (ст. 205.1 и ст. 208 УК РФ); б) конкретизации нормативного признака «террористическая деятельность» в тексте ч. 1 ст. 205.2 УК РФ посредством перечисления преступлений, ее образующих (к каковым относятся деяния, предусмотренные ст.ст. 205, 205.1, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ).

7. В целях обеспечения последовательной дифференциации уголовной ответственности за преступления, предусмотренные антитеррористическими нормами с двойной превенцией, и повышения их эффективности аргументируются предложения о возможности: а) установления более строгой уголовной ответственности за незаконные оборот и изготовление, хищение и вымогательство артиллерийских орудий, их основных частей и боеприпасов к ним, а также военной техники путем конструирования соответствующих квалифицирующих признаков в ст. 222, 223, 226 УК РФ; б) согласования санкций общих и специальных уголовно-правовых норм и исключения из санкции ч. 2 ст. 205.2 УК РФ наказание в виде штрафа.

8. Необходимым условием повышения эффективности антитеррористических норм с двойной превенцией является назначение справедливого наказания, соответствующего высокой общественной опасности деяний, создающих условия для совершения террористических актов. В этой связи аргументируется возможность установлении запрета на применение условного осуждения за тяжкие преступления, создающие условия для совершения террористических актов (ч. 1 ст. 208, ч.ч. 2 и 3 ст. 222, ч. 2 и 3 ст. 223 УК РФ).

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что его положения и выводы способствуют развитию теории уголовно-правового предупреждения преступлений в части понимания сущности, механизма действия и условий эффективности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее положения и выводы могут быть использованы: в информационно-аналитическом обеспечении законотворческой деятельности по совершенствованию УК РФ; в практике применения антитеррористических норм с двойной превенцией; в научно-исследовательской работе при дальнейшей разработке проблем уголовно-правового противодействия террористическим актам; в учебном процессе при преподавании дисциплины «Уголовное право» и связанных с ней спецкурсов.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена и одобрена на кафедре уголовного права ФГБОУВПО «Российская академия правосудия». Отдельные результаты исследования докладывались на Международной научно-практической конференции «Обеспечение законности и правопорядка в странах СНГ» (г. Воронеж, 19 – 20 мая 2009 г.) и на Всероссийской научно-практической конференции «Государство, право и общество в XXI веке» (г. Липецк, 11 декабря 2009 г.). Рекомендации по применению антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией используются в практической деятельности Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу, в следственной работе Прокуратуры г. Ессентуки Ставропольского края и в правоприменительной практике Пятигорского городского суда. Основные положения диссертации отражены в 7 научных публикациях.

Структура диссертации предопределена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, и заключения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, объект и предмет, характеризуются методологическая, нормативная, теоретическая и эмпирическая основы, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, характеризуется их научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Теоретические основы противодействия террористическим актам посредством уголовно-правовых норм с двойной превенцией» состоит из двух параграфов. В первом из них рассматриваются понятие, сущность и виды уголовно-правовых норм с двойной превенцией. Под уголовно-правовыми нормами с двойной превенцией предложено понимать нормы, устанавливающие уголовную ответственность за общественно опасные деяния, которые обуславливают последующее совершение других преступлений. При этом объектом вторичного превентивного воздействия могут являться не только более тяжкие преступления, но и менее тяжкие преступные деяния.

Сущность уголовно-правовых норм с двойной превенцией заключается в их направленности на предупреждение преступлений, которые выступают в качестве условий, предпосылок совершения других преступлений. Их двойной превентивный эффект объясняется обусловливающей связью объектов первичного и вторичного превентивного воздействия, при которой одно преступление, предусмотренное нормой с двойной превенцией, выступает в качестве условия, способствующего совершению другого преступного деяния. При этом подобная обусловливающая связь проявляется не только на уровне индивидуального, но и на уровне массового преступного поведения.

При рассмотрении механизма действия уголовно-правовых норм с двойной превенцией двойной превенции, формулируется вывод, что эти нормы оказывают вторичное превентивное воздействие не только на тех лиц, к которым они применялись (частная превенция), но и на довольно широкий круг иных лиц (общая превенция).

Далее в работе представлена классификация уголовно-правовых норм с двойной превенцией. В зависимости от направленности первичного превентивного воздействия предложено выделить пять видов норм с двойной превенцией: а) нормы, устанавливающие ответственность за деяния, целью которых является совершение преступления другими лицами (ст.ст. 150, 205.1, 205.2, ч. 3 ст. 212, ст.ст. 280, 282.1, 354 УК РФ); б) нормы, устанавливающие ответственность за организацию групп для совершения преступлений (ст.ст. 208-210, 239, 282.1 УК РФ) и участие в них; в) нормы, устанавливающие ответственность за незаконные оборот и изготовление, небрежное хранение, хищение и вымогательство материалов, веществ и предметов, которые могут использоваться для совершения преступлений (ст.ст. 186, 187, 220-226, 273, 325-327 УК РФ); г) нормы, устанавливающие ответственность за деяния, выступающие в качестве «фоновых» явлений преступности (ст.ст. 151, 156, 228-232, 240-242.1 УК РФ); д) нормы, устанавливающие ответственность за деяния, со временем «перерастающие» в другие, более тяжкие преступления (ст.ст. 115-117, 119, 213 УК РФ).

В зависимости от направленности вторичного превентивного воздействия нормы с двойной превенцией могут быть классифицированы: по объекту преступлений, на которые направлено вторичное превентивное воздействие (нормы с двойной превенцией, опосредованно предупреждающие преступления против личности; в сфере экономики; против общественной безопасности и т.д.); по криминологической типологии преступлений, на которые направлено вторичное превентивное воздействие (нормы с двойной превенцией, нацеленные на предупреждение насильственных преступлений, корыстных преступлений, политических преступлений и т.д.); по адресатам вторичного превентивного воздействия: а) нормы об ответственности за деяния, выступающие в качестве условия совершения другого преступления тем же лицом (например, ст.ст. 115-117, 119 УК РФ); б) нормы об ответственности за деяния, выступающие в качестве условия совершения другого преступления иным лицом (например, ст.ст. 150, 205.1, 205.2 УК РФ).

Во втором параграфе исследуется обусловленность противодействия террористическим актам посредством уголовно-правовых норм с двойной превенцией. Отмечается, что арсенал уголовно-правовых средств противодействия террористическим актам отнюдь не исчерпывается ст. 205 УК РФ. Российское уголовное законодательство содержит целый ряд норм, предусматривающих ответственность за деяния, которые создают условия для совершения террористических актов, что позволяет говорить о существовании антитеррористических норм с двойной превенцией.

К числу таких норм, прежде всего, относятся нормы об ответственности за содействие террористической деятельности (ст. 205.1 УК РФ) и публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УКРФ), которые включены в УК РФ именно в целях противодействия террористической деятельности, что дает основание называть их нормами с двойной превенцией специальной антитеррористической направленности. Кроме того, к антитеррористическим нормам с двойной превенцией предлагается отнести нормы об ответственности за организацию преступных групп, в составе которых совершаются террористические акты (ст.ст. 208-210 УК РФ), а также нормы об ответственности за незаконные оборот, изготовление, хищение и вымогательство материалов, веществ и предметов, которые могут быть использованы для совершения террористических актов (ст.ст. 220-223, 226 УК РФ), поскольку деяния, предусмотренные указанными нормами, в подавляющем большинстве случаев выступают в качестве необходимых условий совершения террористических актов.

Включение в УК РФ антитеррористических норм с двойной превенцией обусловлено двумя основными факторами:

Во-первых, особенностями современного терроризма, среди которых следует выделить: наличие развитой инфраструктуры террористической деятельности, включающей финансовое, материально-техническое и кадровое обеспечение; активная пропаганда идеологии терроризма, призывы к террористической деятельности и ее оправдание; организованный групповой характер террористической деятельности; вооруженный характер террористических актов, стремление террористических организаций получить доступ к оружию массового поражения. В своей совокупности указанные факторы образуют необходимые условия для совершения террористических актов, и именно на уголовно-правовое предупреждение этих условий нацелены антитеррористические нормы с двойной превенцией.

Во-вторых, обязанность установить в УК РФ ответственность за деяния, которые создают условия для совершения террористических актов и иных преступлений террористического характера, предусмотрена рядом международных договоров (Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 г., Конвенция о физической защите ядерного материала от 26 октября 1979 г., Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма от 13 апреля 2005 г., Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 г.), что позволяет говорить о международно-правовой обусловленности антитеррористических норм с двойной превенцией.

загрузка...

Вторая глава «Юридический анализ антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией» состоит из четырех параграфов. В первом из них анализируется уголовно-правовая норма об ответственности за содействие террористической деятельности. Отмечается, что включение ст. 205.1 УК РФ в российское уголовное законодательство вызвало критику со стороны ряда ученых (С.У. Дикаев), поскольку, по их мнению, содействие террористической деятельности является частной разновидностью соучастия в преступлениях террористического характера. Однако исследование показало, что в отличие от уголовно-правовых норм об ответственности за соучастие в преступлениях террористического характера ст. 205.1 УК РФ позволяет квалифицировать: а) вооружение или подготовку другого лица в целях совершения преступления террористического характера при отсутствии осведомленности виновного о том, какое именно из преступлений, перечисленных в диспозиции ч. 1 ст. 205.1 УК РФ, и при каких обстоятельствах совершит исполнитель; б) предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг для обеспечения функционирования организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ. Учитывая, что указанные деяния обладают высокой степенью общественной опасности и создают условия для осуществления террористической деятельности, но при этом не могут быть признаны соучастием в совершении преступлений террористического характера, необходимость включения ст. 205.1 в УК РФ не вызывает сомнений.

Далее в работе представлены результаты юридического анализа уголовно-правовой нормы об ответственности за содействие террористической деятельности, предложено решение дискуссионных вопросов ее понимания и применения.

Второй параграф этой главы посвящен исследованию уголовно-правовой нормы об ответственности за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Появление этой нормы в УК РФ вызвало неоднозначную реакцию представителей уголовно-правовой науки. Некоторые из них (П.В. Агапов) посчитали включение ст. 205.2 в УК РФ излишним, поскольку для квалификации публичных призывов к осуществлению террористической деятельности с успехом применялась ст. 280 УК РФ. Однако предусмотренная ст. 205.2 УК РФ уголовно-правовая норма вовсе не является избыточной. Во-первых, в ст. 205.2 УК РФ впервые криминализовано публичное оправдание терроризма, которое не охватывалось ст. 280 УК РФ. Во-вторых, следует учитывать, что террористическая деятельность – это наиболее опасная разновидность экстремисткой деятельности, в связи с чем выделение специальной уголовно-правовой нормы об ответственности за публичные призывы к террористической деятельности с более строгой санкцией представляется вполне обоснованным.

В процессе анализа признаков состава публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма, обращается внимание на некоторую неопределенность относительно того, что же следует понимать под террористической деятельностью в контексте ст. 205.2 УК РФ. С одной стороны, можно использовать определение террористической деятельности, сформулированное в пункте 2 ст. 3 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (что и делает большинство авторов), однако в таком случае террористической деятельностью нельзя признать совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 206, 211, 277-279, 360 УК РФ, что не позволяет квалифицировать по ст. 205.2 УК РФ публичные призывы к совершению указанных преступлений. С другой стороны, можно прибегнуть к систематическому толкованию уголовного закона, а именно – обратиться к ст. 205.1 УК РФ, которая под террористической деятельностью понимает совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст.ст. 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ. Однако при такой трактовке мы не сможем применить ст. 205.2 УК РФ к лицам, осуществляющим публичные призывы к совершению преступлений, предусмотренных ст. 205.1 УК РФ (например, к сбору средств для террористических организаций). Для устранения указанной неопределенности предлагается изложить в диспозиции ч. 1 ст. 205.2 УК РФ исчерпывающий перечень преступлений, публичные призывы к совершению которых влекут уголовную ответственность, указав среди них и преступление, предусмотренное ст. 205.1 УК РФ.

В третьем параграфе проведен анализ уголовно-правовых норм об ответственности за организацию преступных групп, в составе которых совершаются террористические акты (ст.ст. 208-210 УК РФ). Вследствие недостаточно четкого законодательного разграничения преступных групп, предусмотренных ст.ст. 208-210 УК РФ, судебно-следственная практика демонстрирует примеры различной правовой оценки преступных групп, созданных для совершения террористических актов. В этой связи выработаны следующие критерии разграничения незаконного вооруженного формирования, банды и преступного сообщества (преступной организации): а) форма соучастия, в которой создана преступная группа: в отличие от преступного сообщества (преступной организации), банда и незаконное вооруженное формирование являются разновидностями организованной группы; б) вооруженность, которая является обязательным признаком банды и незаконного вооруженного формирования, но не обязательна для преступного сообщества (преступной организации); в) цели их создания: если для банды таковой является совершение нападений на граждан и организации, а для преступного сообщества (преступной организации) – совершение тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, то цели создания незаконного вооруженного формирования могут быть как преступными, т.е. выражаться в совершении преступлений, не сопряженных с нападением, так и не преступными (нейтральными или социально-полезными). Следовательно, создание вооруженной группы с целью совершения террористических актов или иных преступлений террористического характера, а также участие в такой группе необходимо квалифицировать по ст. 209 УК РФ. Если же цель совершения соответствующих преступлений не доказана или отсутствует, то применяется ст. 208 УК РФ. Что же касается ст. 210 УК РФ, то она применяется только при условии, что террористическая группа является структурированной и имеет цель получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.   

Анализ уголовно-правовой литературы, уголовного законодательства и практики его применения позволяет сделать вывод о наличии необходимых социально-криминологических оснований и предпосылок для включения в УК РФ самостоятельной уголовно-правовой нормы об ответственности за создание террористической организации или участие в ней.

Во-первых, существующие уголовно-правовые нормы (ст.ст. 208, 209 и 210 УК РФ) не охватывают целый ряд общественно опасных деяний, таких как: создание невооруженной неструктурированной террористической организации, руководство такой организацией и участие в ней; создание структурированной террористической организации в целях совершения преступлений, не относящихся к тяжким или особо тяжким, либо без цели получения финансовой или иной материальной выгоды, руководство такой организацией и участие в ней.

Во-вторых, как показывает практика, даже в тех случаях, когда создание террористической организации содержит признаки составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 или 210 УК РФ, правоохранительные органы за редким исключением почему-то не возбуждают уголовные дела по факту создания банды или преступного сообщества (преступной организации), а лишь ограничиваются инициированием решения о ликвидации террористической организации и запрещении ее деятельности.

В-третьих, аргументом в пользу криминализации создания террористической организации является установление уголовной ответственности за организацию экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ). Учитывая тот факт, что террористическая организация представляет не меньшую опасность, чем экстремистское сообщество, решение о включении в УК РФ самостоятельной нормы об ответственности за создание террористической организации и участия в нем выглядело бы вполне последовательным и логичным.

Наконец, в-четвертых, включение в УК РФ специальной нормы об ответственности за создание террористической организации или участие в ней создаст условия для единообразной квалификации фактов создания организованных преступных групп в целях совершения преступлений террористического характера и террористической деятельности таких групп.

Заключительный параграф второй главы посвящен рассмотрению уголовно-правовых норм об ответственности за незаконные оборот и изготовление, хищение и вымогательство материалов, веществ и предметов, которые могут быть использованы для совершения террористических актов (ст.ст. 220-223, 226 УК РФ). В целях юридического анализа указанные нормы предложено условно подразделить на две группы: 1) нормы об ответственности за незаконный оборот материалов, веществ и предметов, которые могут быть использованы для совершения террористических актов (ст.ст. 220, 222 УК РФ); 2) нормы об ответственности за деяния, в результате которых указанные материалы, вещества и предметы поступили в незаконный оборот (ст.ст. 221, 223, 226 УК РФ).

Исследование позволило выявить некоторые технико-юридические просчеты, допущенные при конструировании рассматриваемых уголовно-правовых норм. Одним из них является недостаточно четкое определение круга предметов преступлений, предусмотренных ст.ст. 222, 223, 226 УК РФ, за рамками которого остался целый ряд опасных предметов вооружения. В частности, это касается огнеметов, которые не относятся к огнестрельному оружию. Учитывая высокую поражающую способность огнеметов, которая может быть использована и для совершения террористических актов, отсутствие уголовной ответственности за их незаконные оборот и изготовление, хищение и вымогательство следует признать существенным недостатком российского уголовного законодательства.

Среди предметов преступлений, предусмотренных ст.ст. 222, 223, 226 УК РФ, не нашлось места и средствам взрывания. Между тем, средства взрывания имеют только одно целевое назначение – инициировать взрыв, а значит их незаконные оборот, изготовление, хищение и вымогательство создает потенциальную угрозу совершения криминальных (в том числе и террористических) взрывов. Однако, несмотря на высокую общественную опасность указанных деяний, совершенных в отношении средств взрывания, они влекут уголовную ответственность только при условии, что в качестве средства взрывания выступает устройство, содержащее взрывчатое вещество (например, взрыватель гранаты, детонатор). Если же средства взрывания основаны на действии электрического разряда, термическом, химическом или механическом воздействии на взрывчатое вещество, то их незаконные оборот, изготовление, хищение и вымогательство не образует состава преступления, что справедливо расценивается как пробел в уголовном законе (И.И. Бикеев).

Существенным недостатком рассматриваемых норм, как представляется, выступает недостаточно последовательная дифференциация уголовной ответственности за предусмотренные ими преступления. В частности, ч.ч. 1-3 ст. 222, ч.ч. 1-3 ст. 223, ч. 1, 3-4 ст. 226 УК РФ предусматривают одинаковые санкции за незаконные оборот, изготовление, хищение и вымогательство как ручного огнестрельного оружия, так и артиллерийских орудий и военной техники (танков, бронетранспортеров, боевых машин пехоты, самоходных артиллерийских установок и т.п.), хотя вполне очевидно, что указанные предметы вооружения обладают разной поражающей способностью, а значит и общественной опасностью.

Третья глава «Проблемы эффективности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией» состоит из двух параграфов. В первом из них исследуются условия эффективности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией и факторы, снижающие их эффективность. Двойной превентивный потенциал рассматриваемых уголовно-правовых норм реализуется далеко не в полной мере, о чем свидетельствует: практика их применения; результаты опросов сотрудников правоохранительных органов, 54 % которых указали на их недостаточную эффективность; сохранение достаточно высокого уровня террористической угрозы с тенденцией к его возрастанию (если в 2008 г. на высокий уровень террористической угрозы в России указали 74 % опрошенных сотрудников правоохранительных органов и 63 % студентов, то в 2009 г. доля респондентов, давших такой ответ, возросла до 88 % и 85 % соответственно).

загрузка...

Эффективность антитеррористических норм с двойной превенцией снижает совокупность следующих факторов.

1. Низкое качество законодательной техники, просчеты и ошибки, допущенные при конструировании антитеррористических норм с двойной превенцией (их пробельность; несогласованность и неопределенность признаков различных составов преступлений, создающих условия для совершения террористических актов; непоследовательность дифференциации уголовной ответственности за эти преступления).

2. Избирательность применения антитеррористических норм с двойной превенцией, не позволяющая реализовать важнейший принцип уголовного права – принцип неотвратимости уголовной ответственности.

3. Чрезмерно либеральная практика назначения наказания за деяния, предусмотренные антитеррористическими нормами с двойной превенцией, которая проявляется в широкомасштабном и зачастую необоснованном применении условного осуждения, в том числе и за тяжкие преступления, создающие условия для совершения террористических актов. Так, в 2004 г. по ч. 1 ст. 208 УК РФ (тяжкое преступление) были осуждены условно 33,3 %, а в 2005 г. – 55,6 % осужденных; в 2003-2008 гг. доля условно осужденных по ч. 2 ст. 222 УК РФ (тяжкое преступление) составляла от 53,3 % до 61,7 %. Подобная практика искажает саму сущность института условного осуждения и не только не способствует достижению целей наказания, но, скорее, препятствует их достижению, убеждая как самих условно осужденных, так и население в фактической безнаказанности соответствующих деяний.

4. Недостаточная информированность населения о существовании, содержании и практике применения антитеррористических норм с двойной превенцией. Так, 19,5 % опрошенных студентов не считают преступлением вовлечение в совершение террористического акта, захвата заложника; 13 % не знают о существовании уголовной ответственности за вооружение лица в целях осуществления им террористической деятельности; 4,5 % не видят «криминала» в осуществлении подготовки или обучения террористов; 14 % не информированы о преступности предоставления террористам денежных средств; 17,5 % не расценивают как преступление публичные призывы к осуществлению террористической деятельности; 25 % не считают преступным публичное оправдание терроризма.

Второй параграф этой главы посвящен определению основных направлений повышения эффективности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией. Для того чтобы двойной превентивный потенциал рассматриваемых норм был реализован в полной мере, а сами эти нормы стали высокоэффективным средством противодействия террористическим актам, представляется необходимым нейтрализовать факторы, снижающие их эффективность. Исходя из этого, в качестве основных направлений повышения эффективности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией следует рассматривать:

1. Устранение законодательных просчетов, допущенных при конструировании антитеррористических норм с двойной превенцией. Прежде всего, представляется объективно необходимой криминализация общественно опасных деяний, создающих условия для совершения террористических актов, и не предусмотренных существующими уголовно-правовыми нормами. В первую очередь, это касается незаконного оборота, изготовления, хищения и вымогательства огнеметов и средств взрывания. Учитывая, что огнеметы и средства взрывания обладают высокой потенциальной опасностью, а их незаконные оборот, изготовление, хищение и вымогательство создают условия для совершения террористических актов, представляется необходимым включить указанные предметы вооружения в круг предметов преступлений, предусмотренных ст.ст. 222, 223, 226 УК РФ.

Юридический анализ уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за создание преступных групп (ст. 208-210 УК РФ), показал, что они не охватывают некоторые деяния, создающие условия для совершения террористических актов: создание невооруженной неструктурированной террористической организации, руководство такой организацией и участие в ней; создание структурированной террористической организации без цели совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, руководство ею и участие в ней. В целях уголовно-правового противодействия указанным общественно опасным деяниям, представляется необходимым включить в УК РФ самостоятельную уголовно-правовую норму, предусматривающую ответственность за создание террористической организации или участие в ней. Не претендуя на бесспорность своих выводов, автор предлагает для обсуждения и, возможно, последующего использования в законотворческой работе проект соответствующей уголовно-правовой нормы:

Статья 210.1 Создание террористической организации или участие в ней

1. Создание организованной группы в целях совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст.ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 настоящего Кодекса, а равно руководство такой организованной группой либо входящими в нее структурными подразделениями –

наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

2. Участие в террористической организации –

наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием служебного положения, а равно участие в террористической организации, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением террористической деятельности –

наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

В целях повышения эффективности антитеррористических норм с двойной превенцией необходимо устранить несогласованность и неопределенность признаков предусмотренных ими составов преступлений. Это, в частности, относится к составам преступлений, предусмотренных ст.ст. 205.1 и 208 УК РФ, которые дублируют признак финансирования незаконного вооруженного формирования, которое одновременно расценивается и как частное проявление финансирования терроризма, ответственность за которое предусмотрено ст. 205УК РФ, и как альтернативный признак состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 208 УК РФ. Для устранения указанной несогласованности представляется необходимым исключить указание на финансирование незаконного вооруженного формирования из диспозиции ч. 1 ст. 208 УК РФ.

Нуждается в устранении неопределенность относительно понимания признака «террористическая деятельность» в контексте ст. 205.2 УК РФ, которая затрудняет понимание и применение уголовно-правовой нормы об ответственности за публичные призывы к террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Для устранения этой неопределенности диспозицию ч. 1 ст. 205.2 УК РФ следовало бы изложить в следующем виде: «публичные призывы к совершению хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст.ст. 205, 205.1, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 настоящего Кодекса, или публичное оправдание терроризма».

В качестве меры законодательного совершенствования антитеррористических норм с двойной превенцией можно рассматривать обеспечение последовательной дифференциации уголовной ответственности за преступления, создающие условия для совершения террористических актов.Для этого, в частности, представляется необходимым установить более строгую уголовную ответственность за незаконные оборот и изготовление, хищение и вымогательство артиллерийских орудий, их основных частей и боеприпасов к ним, а также военной техники путем конструирования соответствующих квалифицирующих признаков в ст. 222, 223, 226 УК РФ.

В целях обеспечения последовательной дифференциации уголовной ответственности за преступления, создающие условия для совершения террористических актов, представляется необходимым изменить санкцию ч. 2 ст. 205.2 УК РФ. Учитывая тот факт, что террористическая деятельность является наиболее общественно опасной разновидностью экстремисткой деятельности, следует признать, что санкция ч. 2 ст. 205.2 УК РФ не может быть меньше санкции ч. 2 ст. 280 УК РФ, как это имеет место в настоящее время. Для устранения сложившейся ситуации предлагается исключить из санкции ч. 2 ст. 205.2 УК РФ альтернативное наказание в виде штрафа, которое отсутствует в санкции общей нормы (ч. 2 ст. 280 УК РФ).

2. В качестве важнейшей меры, направленной на повышение эффективности антитеррористических норм с двойной превенцией следует рассматривать максимально возможное на современном этапе сокращение уровня латентности предусмотренных ими преступлений путем: укрепления учетно-регистрационной дисциплины; активизации прокурорского надзора и ведомственного контроля за регистрацией и учетом преступлений; пересмотра критериев оценки деятельности правоохранительных органов, эффективность работы которых должна оцениваться не на основе числа зарегистрированных преступлений и показателей их раскрываемости, а с учетом уровня реальной защищенности интересов личности, общества и государства от криминальных угроз; качественного улучшения финансирования, материально-технического и кадрового обеспечения правоохранительных органов; разработки разъяснений по применению этих норм Пленумом Верховного Суда РФ; обеспечения гарантированной защиты свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

3. Самостоятельным направлением повышения эффективности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией должно стать обеспечение справедливой практики назначения наказания за предусмотренные ими преступления, которая должна соответствовать высокой общественной опасности деяний, создающих условия для совершения террористических актов. Прежде всего, нуждается в пересмотре практика широкомасштабного применения условного осуждения за тяжкие преступления, создающие условия для совершения террористических актов. Этому способствовала бы более четкая законодательная регламентация оснований и условий применения условного осуждения, ограничивающая пределы судейского усмотрения.

4. Важнейшей мерой, направленной на повышение эффективности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией, является ихактивная пропаганда как среди законопослушного населения, так и среди лиц, которые причастны к террористической деятельности.

В диссертации подчеркивается, что добиться высокой эффективности антитеррористических норм с двойной превенцией можно только путем комплексной реализации предложенных мер.

В заключении подведены итоги проведенного исследования, сформулированы его основные положения и выводы.

Основные положения диссертационного исследования

опубликованы в следующих работах:

а) в научных изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауие России:

  1. Шуйский А.С. Антитеррористические нормы с двойной превенцией в системе уголовно-правовых средств противодействия террористическим актам // Следователь. – 2010. – № 5. – С. 18-19. (0,2 п.л.);
  2.  Шуйский А.С. Условное осуждение за незаконный оборот предметов вооружения: есть ли разумные пределы? // Вестник института: преступление, наказание, исправление. Научно-практический журнал Вологодского института права и экономики ФСИН России. – 2009. – № 7. – С. 82-84.              (0,3 п.л.);
  3. Шуйский А.С. Нужна ли в УК РФ самостоятельная уголовно-правовая норма об ответственности за создание террористической организации? // Следователь. – 2009. – № 10. – С. 17-18. (0,25 п.л.);
  4. Шуйский А.С., Ображиев К.В. Уголовно-правовые нормы с двойной превенцией: понятие, сущность и виды // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2009. – № 12. С. 116-122. (0,35/0,7 п.л.);

б) в иных научных изданиях:

    • Шуйский А.С. Ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УК РФ) // Актуальные проблемы уголовного и уголовно-исполнительного права / Отв. ред. Э.Н. Жевлаков. – М.: Академия Генеральной прокуратуры РФ, 2010. – С. 65-73. (0,5 п.л.);
    • Шуйский А.С. Уголовная ответственность за организацию преступных групп, в составе которых совершаются террористические акты // Обеспечение законности и правопорядка в странах СНГ. Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Ч. 1. Юридические науки. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2009. – С. 333-338.(0,5 п.л.);
    • Шуйский А.С. Факторы низкой эффективности антитеррористических уголовно-правовых норм с двойной превенцией // Государство, право и общество в XXI веке. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. В 2 ч. Ч. 1. Воронеж – Липецк: Воронежский институт МВД России, 2009. – С. 110-112. (0,2 п.л.).
     
    Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»