WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

История культурной жизни городов юга Дальнего Востока России (вторая половина ХIХ - начало ХХ века)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Андриец1_подпись

 

 

 

 

Андриец Галина Алексеевна

 

ИСТОРИЯ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ГОРОДОВ

ЮГА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ

(ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ХIХ — НАЧАЛО ХХ ВЕКА)

 

 

Специальность 07.00.02 — Отечественная история

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

 

Владивосток

2012

 

Диссертационная работа выполнена в отделе истории Дальнего Востока России Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Российской академии наук.

Научный руководитель:доктор исторических наук, профессор,

                                               Галлямова Людмила Ивановна

Официальные оппоненты:доктор исторических наук, доцент

кафедры гуманитарных наук

ГБОУ ВПО Амурскаягосударственная

медицинская академия

Коваленко Анна Ивановна

кандидат исторических наук, доцент

кафедры философии и культурологии

ФГБОУ ВПО Тихоокеанский

государственный университет

Кулинич Наталья Геннадьевна,             

Ведущая организация:           ФГАОУ ВПО Дальневосточный

федеральный университет

Защита состоится 25 мая 2012 г. в 12.30 мин. на заседании диссертационного совета ДМ005.010.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН по адресу: 690001, ГСП, г. Владивосток, ул. Пушкинская, 89.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБУН «Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН».

Автореферат диссертации разослан                     24  апреля    2012 г.

Сухачева_0Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук                                                  Сухачева Г.А.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Очевидное возрастание интереса к проблемам культуры можно назвать характерной приметой настоящего времени, что вполне объяснимо, с одной стороны, недостатком внимания к её изучению в советский период, но с другой — осознанием значимости самой сферы культуры . Изучение провинциальной культуры в этой связи становится особенно актуальным, т.к. ранеепод понятием «российская культура» рассматривалась преимущественно культура столичных центров — Москвы и Санкт-Петербурга. Однако понятно, что российская провинция — не только составная часть этого понятия, она выступает как «донор», дающий мощный духовный потенциал национальной культуре.

Региональное культурное пространство проявляет себя в неоднородности массового сознания, разных ценностных ориентациях, парадигмах поведения людей, в мировоззренческих и поведенческих стереотипах. Регион — источник ценностного разнообразия культуры, поддерживающий её целостность, сохраняющий и обогащающий культуру личности и общества. Как культурный компонент России, регион может реализовать свои ценности лишь при условии равноправного диалога с другими пространственными ареалами российской культуры. Следовательно, культурная жизнь дальневосточных городов может рассматриваться и как компонент общего культурного пространства, и как вполне обособленное, самодостаточное культурное пространство.

С этих позиций немаловажное значение приобретает изучение истории дореволюционной культуры, особенно её непрофессиональной (любительской) сферы, являвшейся существенной составляющей повседневной жизни дальневосточных городов.

Анализ современной российской действительности приводит к мысли, что будущность отдалённых регионов, подобных Дальнему Востоку, в значительной степени зависит от их способности поддерживать на должном уровне свой культурный потенциал. Настало время использовать накопленный опыт духовного выживания в условиях непрекращающихся миграционных процессов. Длясохранения духовного единства страны необходимо понимание важности общего историко-культурного наследия и консолидирующей роли русского языка и русской культуры. Эти позиции служили базовым основанием государственной политики при освоении новых территорий в дооктябрьский период.

Степень научной разработанности проблемы. Несмотря на достаточное число работ, посвящённых истории отдельных городов, специфике формирования урбанизированного пространства культурыдолжного внимания не уделялось. На протяжении длительного времени интересы исследователей сосредоточивались, главным образом, на социально-экономических и демографических процессах периода становления капитализма в России .

История городской повседневности является новым направлением в отечественной исторической науке . В связи с молодостью самого направления крупных исследований в этой области сравнительно немного, но образ жизни некоторых городских сословий (рабочих, купечества, мещанства) изучен достаточно полно:публикации В. Беловой, В.Г. Герасимова, Б. Иллеша, А.П. Филимонова ; Г.Т. Полилова, Е. Мушкиной, Ю.С. Гончарова ; Л.В. Кошман .

Изучению досуговой сферы городского населения, включая праздничное времяпрепровождение, до недавнего времени были посвящены, главным образом, работы по этнографии, религиоведению, философии, социологии . Историки только приступают к серьёзному осмыслению этой проблематики. Между тем именно урбанизация жизни придала досуговой сфере самостоятельную ценность.

В настоящее время заметно увеличилось количество работ, освещающих культуру повседневности городского населения в восточных районах страны. К их числу относится, в частности, коллективная монография уральских историков Н.А. Миненко, Е.Ю. Апкаримовой, С.В. Голиковой . Активный интерес к культуре городов, в том числе к городской повседневности, проявляют в последние десятилетия сибирские историки. Исследования охватывают широкий круг вопросов: теоретико-философские основы истории повседневности, повседневность городской среды (застройка и планировка), быт разных слоёв населения, различные аспекты повседневной жизни семьи, специфика городской культуры и досуга . Примером удачного анализа повседневной жизни русского провинциального города является монография А.И. Куприянова . Автором осуществлено изучение общественного и культурного быта горожан Западной Сибири на основе синтеза историко-этнографического и историко-культурного подходов.

Дальневосточные исследователи ещё только подходят к комплексному изучению дореволюционной истории городов региона, которое включало бы все стороны культурной жизни, в том числе и культуру повседневности, но первые обобщающие публикации уже появились .

Работы, написанные в дооктябрьскую эпоху, в большинстве своём лишь частично освещали проблемы социальной и культурной жизни российского Дальнего Востока. Перед авторами, среди которых были видные государственные и общественные деятели, а также путешественники и учёные (Г.Е. Грум-Гржимайло, П.Ф. Унтербергер, П.П. Семенов-Тян-Шанский, Д.И. Шрейдер, М.Г. Гребенщиков, А. Богданов и др.), стояли иные задачи: прежде всего они должны были всемерно способствовать изучению края для сохранения его природных богатств и дальнейшего освоения. Тем не менее, в этих работах содержатся ценные сведения о деятельности некоторых общественных организаций и досуговых объединений. Особую достоверность информации придаёт то обстоятельство, что авторы, как правило, сами были действительными или почётными членами различных обществ.

В этом ряду следует отметить книгу известного издателя и литератора Н.П. Матвеева (Амурского), написанную в связи с 50-летием Владивостока и содержащую наиболее полную характеристику общественной жизни отдельно взятого города. Выстраивая факты формирования и деятельности различных организаций в хронологическом порядке, автор представляет убедительную картину участия общественных организаций в городском управлении, даёт оценку некоторым объединениям, вскрывает недостатки духовной жизни Владивостока .

Как видим, дореволюционные авторы создали работы, которые остаются важнейшим источником по истории становления и развития дальневосточных городов. Их вклад в «духовную сферу» региона неоспорим. Однако целостного представления о городской общественно-культурной жизни они не дают.

С начала советского периода и до конца 1950-х гг. обращения историков к данной теме были редки и имели поверхностный характер. Как правило, общественная жизнь городского населения освещалась сквозь призму истории революционного движения, поэтому лишь отдельные факты и сюжеты соответствующего характера попадали в поле зрения историков.

Исследовательский интерес к региональной истории активизировался в 1960-е гг., причём импульсом послужило создание фундаментального коллективного труда «История Сибири», подготовка которого заметно расширила спектр исследуемых проблем. В третьем томе получили освещение многие аспекты региональной культуры: народное образование, изучение края и деятельность научных обществ, печать, литература и театр, живопись и графика и пр.; в книге приведён разнообразный фактический материал об общественно-культурной жизни крупнейших городов Дальнего Востока .

Создание в 1954 г. в составе Дальневосточного филиала СО АН СССР Отдела истории и археологии (реорганизованного в 1971 г. в институт) положило начало целенаправленной систематической работе по изучению истории дальневосточного региона. В число актуальных научных направлений были включены и проблемы культуры. Так, А.И. Крушанов одним из первых привлёк внимание к деятельности культурно-просветительских обществ, отметил, что любительские объединения, несмотря на малочисленность и недостаток средств, внесли свой вклад в изучение края. Эта публикация фактически положила начало исследованию целой сферы общественной самодеятельности

В 1970—1980-е гг. изучение истории культуры Дальнего Востока заметно продвинулось вперёд. Выходят в свет работы, посвящённые различным сферам культурной жизни Дальнего Востока в дооктябрьский период, например, истории литературы (В.Г. Пузырёв, С.Ф. Крившенко), периодической печати (Л.М. Сквирская, И.Г. Стрюченко), архитектуры и изобразительного искусства (Н.С. Рябов, В.А. Обертас, А.И. Крушанов, Н.В. Кочешков, В.И. Кандыба), театра и музыкальной культуры (С.З. Гришко, Л.А. Вайман, А.Р. Шаванда). Многие авторы придерживались мнения, что дореволюционный Дальний Восток представлял собою отсталую окраину России, в том числе и в плане культурного развития. Наиболее определённо этот тезис был обоснован В.Г. Щебеньковым. Однако не все исследователи разделяли это мнение, например, И.Г. Стрюченко, изучая историю печати, пришёл к выводу, что в этой области Дальний Восток не отставал, а практически шёл вровень с другими провинциями страны .

Важным событием в истории изучения Дальнего Востока стал выход в свет в 1991 г. фундаментальной монографии «История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма», явившейся итогом многолетних усилий крупного исследовательского коллектива. В разделе о культуре, подготовленном Л.И. Галлямовой, Н.В. Кочешковым, А.И. Крушановым и И.Г. Стрюченко, впервые комплексно и системно показана эволюция культуры дальневосточного региона во второй половине XIX — начале XX в. во всех её важнейших аспектах, таких как народное образование, деятельность научных обществ, литература и театр, периодическая печать, изобразительное искусство и архитектура. В книге нашли отражение и фактическое обоснование важная роль городов в развитии культурной сферы, значение деятельности культурно-просветитель-ских обществ и общественных организаций в просвещении населения .

Постсоветский период характеризуется активизацией внимания к проблемам региональной культуры, что сопровождалось перенесением акцента с деятельности учреждений культуры на функционирование базовых составляющих самой культуры. Оживление работы по изучению региональной культуры в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (ИИАЭ) связано с именем д.и.н. И.Г. Стрюченко. В 1990-х гг. им была поставлена задача рассмотрения исторического процесса сквозь призму культуры, гуманности и духовности. Именно с таких позиций написаны его последние труды, включая первое учебное пособие по истории региональной культуры, созданное творческим коллективом под его руководством .

Повышение внимания специалистов к изучению истории региональной культуры в 1990-е гг. сопровождается значительным расширением спектра исследуемых проблем. Выходят в свет работы, посвященные развитию печати и книжного дела (С.А. Пайчадзе, Т.В. Прудкогляд), литературного творчества (С.Ф. Крившенко, Л.Е. Фетисова), изобразительного искусства и архитектуры (В.И. Кандыба, В.А. Обертас и В.В. Аникеев, Н.П. Крадин, С.С. Левошко), театрального дела и образования (А.В. Шавгарова, А.С.Иванов, С.Б. Белоглазова, В.А. Королёва, С.А. Монахова, О.Б. Лынша), традициям и роли просветительства (Н.И. Дубинина, Л.И. Галлямова, С.А. Монахова, С.Б. Чулкова) и т.д., что также дало возможность по-иному взглянуть на формирование регионального культурного пространства.

В частности, Л.И. Галлямова, продолжившая исследование социальной, общественно-политической и культурной жизни Дальнего Востока на рубеже XIX—XX вв., обратила внимание на участие в этом процессе такого социального слоя, как пролетариат. Она исследовала активный рост урбанизации региона, обусловленный массовым притоком неземледельческого населения, и в частности, наёмных рабочих, показала рост политического сознания дальневосточного рабочего класса, указала на повышение его культурно-образовательного уровня, чему в немалой степени способствовала просветительская деятельность представителей местной интеллигенции, отметила роль народных домов в процессе демократизации . В ряде публикаций Л.И. Галлямовой охарактеризованы особенности общественно-культурной жизни региона, становление театрального искусства во Владивостоке и другие вопросы .

Традиционная крестьянская культура восточнославянского населения Дальнего Востока получила освещение в работах Ю.В. Аргудяевой, И.В. Кодола, Т.М. Кажановой. Появились обобщающие работы, посвященные быту и культуре дальневосточного казачества, однако истории повседневного быта горожан долгое время были посвящены единичные публикации. Весомым вкладом в историографию истории дальневосточных городов стала серия статей Т.В. Позняк, которая обратилась к исследованию процесса урбанизации региона и рассмотрела проблемы демографической истории с точки зрения их значимости для формирования городской инфраструктуры как необходимой составляющей повседневного быта .

Рубеж XX—XXI вв. стал временем активного изучения непрофессиональных форм культуры, характерных для жизни городов в дооктябрьский период. Различные стороны организации культурного досуга получили отражение в публикациях А.А. Хисамутдинова, в коллективной работе «Очерки истории Приморья». Необходимо отметить еще одно издание, ставшее первой попыткой обобщить и систематизировать информацию о самых известных деятелях и общественных объединениях: это краткий энциклопедический справочник «Приморский край», изданный в 1997 г. Помимо общих исторических сведений справочник содержит оценку вклада в развитие региональной культуры и науки как отдельных личностей, так и организаций.

В публикациях начала XXI в. повышенное внимание сосредоточивается на коллективных формах культурного времяпрепровождения, характерных именно для городской среды. Значительный удельный вес занимают работы, в которых рассматривается демократизация общественно-политической и культурной жизни на рубеже XIX—XX вв., показывается участие в этом процессе представителей разных социальных групп.

В работах С.А. Монаховой, В.А. Королёвой, С.Б. Чулковой показано расширение влияния музыкального искусства на духовную культуру городского населения, подчеркивается подвижнический характер деятельности местной интеллигенции, рассматриваются особенности гастрольно-концертной практики на восточной окраине, прочная взаимосвязь любительских сил и профессионалов.

В эти годы продолжалось изучение деятельности литературно-музыкальных и драматических обществ, становления и развития театрального искусства (А.В. Шавгарова, Л.В. Преснякова, И.А. Цупенкова) . Большой интерес представляют работы, посвященные культурной деятельности военных; в их числе необходимо отметить серию статей о военных оркестрах, открытую публикациями В.П. Матвейчука . Эти публикации дают возможность выявить весомость вклада офицерского корпуса в становление и развитие дальневосточной культуры.

Влияние чиновничьего аппарата на разные стороны общественной жизни затрагивалось в ряде работ советского периода, но наиболее полно вклад дальневосточного чиновничества в развитие местной самодеятельности отражён в работах последнего десятилетия, в частности, в кандидатской диссертации Ю.Н. Поповичевой .

Взаимодействие на Дальнем Востоке органов городского самоуправления и общественных организаций рассматривается в ряде работ, освещающих различные стороны деятельности городских властей. Так, в монографии О.И. Сергеева, С.И. Лазаревой, Г.Я. Тригуба прослеживается процесс создания некоторых организаций, подчёркивается особая роль обществ изучения края и народных домов в просветительной деятельности, повышении культурного уровня населения.

Формированию и деятельности общественных организаций на Дальнем Востоке посвящена кандидатская диссертация Н.В. Котляр . Большое внимание автор уделяет общественной самодеятельности, благодаря которой создавались Общества организации досуга и развлечений, Общества вспомоществования (благотворительные и общества помощи в исключительных обстоятельствах), Общества, содействующие духовному развитию, поднятию нравственного уровня населения (научные, технические, просветительные, художественные, общества трезвости). Подробно рассматривается государственно-правовая структура уставов и временных правил этих организаций, но недостаточно освещена их культурно-просветительская деятельность. Всё вышеизложенное свидетельствует о том, что наименее изученными остались те реалии городской повседневности, которые не имели институционального оформления.

В ряду недавних работ, связанных с изучением урбанизированного пространства региона, необходимо назвать кандидатскую диссертацию П.А. Щербина , защищённую в 2011 г. Автор рассматривает условия жизни городского населения Дальнего Востока России в дооктябрьский период, однако не касается особенностей культурного времяпрепровождения горожан. Об актуализации проблем культуры городской повседневности в исследованиях дальневосточных историков свидетельствует и монография И.К. Капран, посвящённая повседневной жизни русского населения Харбина .

Особого внимания заслуживают исследования Н.Г. Кулинич . Автор отмечает, что важной особенностью развития дальневосточного региона в 1920—1930-е гг. был рост городского населения, обеспечивавшийся миграцией из центральных районов страны. Поэтому повседневная культура горожан формировалась в период сложной социокультурной трансформации и была направлена на воспитание нового советского человека. В работах подчеркивается взаимодействие горожан и власти в таких важных сферах культуры, как воспитание детей, обучение взрослых, культурное просвещение масс.

Осуществлённый историографический обзор показывает, что проблема истории повседневности, включающая деятельность общественно-культурных организаций как значимую составляющую культурного пространства городов, ставилась и ранее, однако лишь в постсоветский период исследование культуры повседневности во всех её проявлениях стало расцениваться как важное направление отечественной исторической науки. Вместе с тем приходится констатировать, что повседневная культурная жизнь значительной части городского населения (так называемых «простых людей») всё ещё остаётся за рамками региональной истории. Несмотря на это, можно определённо утверждать, что первые успешные шаги в этом направлении уже сделаны. Их ценность состоит в накоплении знаний по отдельным отраслям культуры. Главной задачей сегодняшних исследователей должно стать комплексное изучение региональной культуры во всех её проявлениях.

Степень научной разработанности проблемы в исторической литературе определила выбор целей и задач исследования.

Целью диссертационного исследования является комплексный анализ основных сторон культурной жизни городов юга Дальнего Востока России и выявление ведущих тенденций её развития в дооктябрьский период.

Задачи исследования:

– проследить в динамике социально-демографические условия формирования урбанизированного пространства региона;

– показать влияние социально-демографических факторов на специфику повседневной культуры дальневосточных городов;

– охарактеризовать содержание и основные тенденции развития общественно-культурной жизни дальневосточных городов;

– определить место праздничной культуры в духовной жизни горожан и в общем культурном пространстве;

– выявить роль общественных организаций (собраний, обществ, кружков) в развитии культуры;

– рассмотреть участие подрастающего поколения в культурной жизни городов.

Объект исследования — культурная жизнь дальневосточных городов(включая зону КВЖД) во второй половине ХIХ — начале ХХ в.

Предмет исследования — процесс формирования и функционирования непрофессиональных форм городской культуры на юге Дальнего Востока России в конкретно-исторических условиях второй половины ХIХ — начала ХХ вв.

В ходе исследования использовались такие понятия, как «культурный потенциал», «культурная деятельность», «культурное пространство». Культурный потенциал — обобщенное понятие в системе функционирования культуры, один из важных показателей способности культуры к распространению в различных социальных слоях и дальнейшему развитию при наличии определённых социальных, экономических и политических условий. Он включает структуры, формирующие культурно-образованный общественный слой и социокультурные институты, являющиеся посредником в распространении, использовании получаемых знаний. Культурный потенциал определяет наполненность и глубину общественно-культурной среды, которая, в свою очередь, влияет на характер повседневной городской жизни . Культурная деятельность выступает как всеобщий, универсальный процесс общественного взаимодействия, в ходе которого человек реализует и расширяет свои творческие возможности. В результате этой деятельности формируется «культурное пространство», составные части которого объединены общими ценностями .

Территориальные рамки исследованиявключаюткрупные города на юге Дальнего Востока России (в том числе зону КВЖД): Николаевск-на-Амуре, Благовещенск, Хабаровск, Владивосток, Никольск-Уссурийский, Харбин, Порт-Артур. Эти населённые пункты в указанный период официально носили статус города и являлись в большей или меньшей мере средоточием административной, экономической и культурной жизни края. Включение зоны КВЖД, не входившей в официальные границы России, обусловлено тем, что общественная и культурная жизнь этой территории составляла единое целое с общественно-культурным пространством российского Дальнего Востока.

Хронологические рамки исследования охватывают 2-ю половину ХIХ — начало ХХ в. Нижняя граница отмечает период массового заселения юга российского Дальнего Востока. Начавшиеся в это время крупные социально-демографические перемены, подготовка нового городового положения, активизация общественной и культурной жизни способствовали формированию урбанизированного культурного пространства, которое фактически сложилось к началу ХХ в. Верхняя временная граница — февраль 1917 г. — определяется состоянием государства накануне революционных потрясений.

Методологическую основу диссертации составляет совокупность теоретико-методологических положений изучения культуры города, получившая обоснование в научной литературе и ставшая исходной посылкой в дальнейшей разработке данной проблемы.

В числе работ, имевших основополагающее значение, необходимо выделить двухтомный труд Б.Н. Миронова, посвящённый социальной истории России периода империи. Монография может служить образцом умелого применения междисциплинарного подхода, позволившего автору дать глубокий анализ социальной структуры городского населения, рассмотреть менталитет разных сословий как фактор социальной динамики, показать взаимодействие деревни и города в общем процессе урбанизации и т.д. Многие вопросы рассмотрены на макроисторическом уровне, однако базовые теоретико-методологические установки могут быть применены для анализа общественно-культурной жизни городов по отдельным регионам России.

Среди исследований, получивших заметный научный резонанс, следует также назвать коллективный труд «Очерки русской культуры ХIХ в.». Наполнив конкретным содержанием понятие «общественно-культурная среда», авторы показали культуру как целостную систему в структуре общественной жизни. Особенно важно, что большое внимание было уделено роли провинциального города в общественно-культурной жизни страны .

Методы исследования. Поставленные задачи и характер используемых источников обусловили отбор и порядок применения научных принципов и методов. Основополагающее значение имел принцип историзма, предполагающий анализ явлений в их исторической преемственности, развитии и взаимосвязях с действительностью. Необходимость рассмотрения предмета исследования в исторической динамике, в сложной функциональной взаимосвязи его структурных элементов, образующих сложную систему, потребовала сочетания историко-генетического и структурно-функционального методов. На этой основе осуществлён анализ предмета исследования, проведено синхронное и диахронное изучение присущих ему характеристик и отношений. Типологический метод был применён для выделения типов социальной и культурной активности отдельных социальных групп.

Принцип объективности дал возможность, погрузившись в рассматриваемую эпоху, понять основные ценностные ориентиры и культурные реалии общества, воспринимая это общество как единый, целостный, хотя и внутренне неоднородный организм.

Использование системного подхода позволило изучить общественно-культурную среду, определявшую наполненность и многообразие духовно-интеллектуальной жизни, для которой характерно как распространение культурных новаций, так и сохранение традиций. В качестве важного системообразующего фактора культурной среды был рассмотрен механизм функционирования культуры в виде культурно-просветительных учреждений и соответствующих общественных организаций.

Метод институционального анализа позволил выявить основные принципы создания и деятельности общественных организаций, участвовавших в формировании городской культурной среды.

Преодоление имеющихся в источниках временных и пространственных пробелов потребовало обращения к методике их восполнения с помощью пространственной экстраполяции известных свойств и состояний аналогичных явлений на явления исследуемые. Предпринята также попытка применения метода ретросказания, суть которого заключается в вероятностной научно-обосно-ванной оценке ретроспективы от настоящего к прошлому. Критерием корректности выступает непротиворечивость восполняемых данных имеющимся фактам, подтверждённая определённым знанием о структуре изучаемой системы.

Источниковую базу исследования составил комплекс первичных документов и материалов, отражающих процессы, происходившие в культурной жизни дальневосточных городов во второй половине ХIХ — начале ХХ в., и вторичных, интерпретирующих произошедшие события. Неопубликованные источники выявлены в фондах Хабаровского краевого музея им. Н.И. Гродекова и 4-х государственных архивов: Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА, г. Москва), Государственного архива Хабаровского края (ГАХК, г. Хабаровск), Российского государственного исторического архива Дальнего Востока (РГИА ДВ, г. Владивосток), Государственного архива Приморского края (ГАПК, г. Владивосток). Были обработаны 198 дел в 23 фондах.

Опубликованные и неопубликованные нормативные источники (законодательные, нормативно-правовые акты) российского и регионального уровня относятсяк первой группе источников. Законодательные акты, составляющие нормативно-правовую базу дореволюционных любительских организаций (уставы собраний, обществ, кружков), дают представление о законодательном механизме, регулирующем порядок регистрации культурного объединения и его деятельность, отражают тенденции законодательной политики правительства в отношении самодеятельного творчества (РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 292. Л. 11 об.—15 об.).

Статистические материалы, наиболее репрезентативно отражающие социально-культурные изменения на Дальнем Востоке в период его активного заселения и освоения, составиливторую группу источников. Они частично были извлечены из статистических и специализированных справочников. Доказательная база строится на неопубликованных статистических материалах, извлечённых из архивных фондов, и опубликованных материалах переписей населения , обзоров Амурской и Приморской областей , которые позволили реконструировать демографическую ситуацию на Дальнем Востоке.

Делопроизводственные документы составляют наиболее обширную третью группу источников. Подробную информацию о нравственном и культурном состоянии войск, о наличии и характере культурных учреждений — Военных собраний, войсковых библиотек и др. — содержат опубликованные Всеподданнейшие отчёты Приамурских генерал-губернаторов и неопубликованные Всеподданнейшие отчёты по управлению Приамурским военным округом (РГВИА. Ф. 1, 14326, 16273, 14846).

Информацию об отдельных культурно-просветительных учреждениях дают опубликованные и неопубликованные отчёты различных любительских обществ (РГИА ДВ. Ф. 28, 704; ГАХК. Ф. И-54), что позволило более полно воссоздать картину культурной жизни в различных городах юга Дальнего Востока. В частности, конкретную культурную деятельность отражают отчёты собраний, кружков, обществ, программы литературно-музыкальных вечеров, концертов, афиши спектаклей и концертов (РГИА ДВ. Ф. 1, 28, 702, 704; ГАХК. Ф. И-54).

В числе неопубликованных документов были обнаружены и впервые введены в научный оборот отчёты городских управ, фиксировавшие количественные характеристики социальной и культурной активности горожан, той социально-демографической ситуации, в рамках которой протекала их культурная жизнь (РГИА ДВ. Ф. 755, 834). Ряд документов позволил раскрыть официальную сторону праздничной культуры, в том числе подготовку к официальным приёмам, празднованию знаменательных дат, юбилеев и т.д. Это разнообразные прошения, переписка, сметы расходов, приказы, протоколы заседаний, доклады и др. (РГИА ДВ. Ф. 1, 28, 159, 702, 755).

Блок источников личного происхождения включает воспоминания очевидцев, письма, дневники, очерки, переписку, городские хроники интересующего нас периода , что составляет четвёртый вид источников. В работе использовано более 20 мемуаров, принадлежавших представителям дворянства и высшего чиновничества, мелкому чиновничеству и купечеству, военнослужащим, путешественникам, видным общественным деятелям, жёнам высокопоставленных чиновников, меценатам и иностранным подданным. В подобной литературе представлен весьма широкий круг сведений: провинциальные устои и местные нравы; специфика культурной жизни в разных городах; условия творческой деятельности конкретного человека или коллектива. Несмотря на субъективизм данного вида источников, описания очевидцев позволяют раскрыть характер эпохи и сложившиеся традиции, как с позиции местного жителя, так и с позиции стороннего наблюдателя.

Пятую группу источников, наиболее важную для данного исследования, составили материалы местной периодической печати, которые позволили с большой степенью достоверности реконструировать общую картину повседневной жизни городского населения региона.

В ходе работы был использован материал 38 периодических изданий (газет и журналов), как широко известных — газеты «Владивосток», «Дальний Восток» (г. Владивосток), «Приамурские Ведомости» (г. Хабаровск), «Восточное Поморье» (г. Николаевск-на-Амуре), так и редко привлекавшихся исследователями — «Амурский летописец», «Торгово-промышленный листок объявлений» (г. Благовещенск), «Амурский лиман» (г. Николаевск-на-Амуре), «Волна» (г. Владивосток), «Уссурийский вестник» (г. Никольск-Уссурийский) и др.

Выявленные источники содержат достаточно материала, чтобы в полной мере отразить динамику качественных и количественных изменений в объекте исследования.

Научная новизна исследования определяется впервые осуществлённым комплексным исследованием тематики, до сих пор не получившей должного отражения в отечественной исторической науке. В числе проблем, которые ещё не являлись предметом специального изучения, рассмотрены: история формирования единого пространства культуры дальневосточных городов в дооктябрьский период; влияние социально-демографических факторов на характер культурной жизни; особенности досуговой сферы представителей разных социальных групп и возрастов, включая детей и подростков; культурная деятельность любительских организаций (собраний, кружков, обществ) и др.   

Теоретическая и практическая значимость заключается в научном исследовании и осмыслении опыта организации культурной жизни в городах дальневосточного региона в дооктябрьский период, что содействует расширению научного знания о культурно-исторической действительности, о взаимозависимости общественной и культурной деятельности человека в повседневном существовании.

Автор неоднократно консультировал по этим вопросам членов правления Морского собрания, возрождённого во Владивостоке. Впервые был введён в научный оборот богатый фактический материал по культурной жизни дальневосточных городов. Материалы и выводы работы также могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории дальневосточных городов и региона в целом, а также при подготовке учебной литературы и чтении соответствующих спецкурсов. Данные диссертации могут быть полезны краеведам, востребованы при составлении музейных экспозиций и т.д.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В рассматриваемый период (вторая половина XIX — начало XX в.) дальневосточные города обрели устойчивый административный статус и накопили потенциал, необходимый для дальнейшего насыщения социокультурной среды.

2. На первом этапе консолидирующую роль играли неинституционализированные формы культурного времяпрепровождения — прежде всего календарная обрядность, включающая как религиозные, так и светские праздники.

3. Специфика далёкой окраины заключалась в том, что многие культурные инновации возникали здесь при слабости культурных традиций. В связи с отсутствием специализированных учреждений культуры, а также малой эффективностью гастрольной деятельности на Дальнем Востоке России профессиональную культурную нишу заполняли местные любительские силы.

4. Конец XIX в. характеризовался институционализацией социокультурных отношений — их упорядочением и формализацией. Созданные по инициативе наиболее образованной и активной части населения общественные организации (собрания — морское, военные, гарнизонные, общественные, железнодорожные, коммерческие и др.) и творческие объединения (кружки, общества) со временем стали ведущими центрамигородской культурной жизни, отражая интересы разных слоёв населения.

5. Общая демократизация жизни и рост образовательного уровня городского населения дали возможность многим категориям горожан усваивать те формы культуры (организация и посещение спектаклей, концертов, вечеров и т.д.), которые ранее были характерны исключительно для высших слоев общества.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации, богатый фактический материал использовались при реализации научных проектов, что отражено в 35 научных публикациях, в том числе в одной коллективной монографии и 3статьях в журналах из списка ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации. Результаты изучения различных сторон культурной жизни городов юга Дальнего Востока России дореволюционного периода докладывались более двадцати пяти раз на научно-теоретических и научно-практических конференциях международного, общероссийского, регионального уровня.

Структура диссертации подчинена решению поставленных задач: состоит из введения, двух глав (каждая глава включает 4 самостоятельных раздела), заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень её научной разработанности, определяются цель, задачи, объект и предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, методологическая база и методы исследования, выявляются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, даются сведения по апробации результатов и структуре исследования.

В первой главе «Формирование культурного пространства дальневосточных городов (вторая половина ХIХ — начало ХХ в.)» показано формирование урбанизированного пространства, оказывавшего влияние на общественный и частный быт горожан.

В разделе 1.1. «Формирование городского населения на юге Дальнего Востока России» рассмотрена история дальневосточных городов, дана количественная и сословная характеристика городского сообщества.

Отмечено, что к концу XIX в. на Дальнем Востоке Российской империи сложилась сеть городов, различающихся по времени возникновения, уровню и темпам развития. Объединяющим признаком для них являлась доминирующая роль государства, как в создании городов, так и в развитии отдельных сторон городской инфраструктуры. Однакоесли политическое и экономическое развитие дальневосточных городов на протяжении всей их истории происходило под непосредственным влиянием и контролем государственной власти, то культурные процессы были более автономными, зависящими в значительной степени от личных инициатив.

Формирование урбанизированного пространства было связано с военной политикой государства, направленной на обеспечение безопасности территории нового освоения. После присоединения к России Приамурья и Приморья на карте региона появляются города Николаевск-на-Амуре,Благовещенск (бывшая станица Усть-Зейская), Хабаровск (бывшая Хабаровка), Владивосток. К концу XIX в. удельный вес горожан Приморской области по отношению ко всему населению составлял 22,7 %, Амурской области — 28 %; в 1917 г. эти показатели были представлены 33 % и 20,2 %, соответственно . В начале ХХ в. урбанизированное пространство русской культуры включало также зону КВЖД. Города являлись центрами административной, политической, социально-экономической жизни и составляли опорный каркас всей системы управления восточной окраины России. Одновременно эти населённые пункты становились средоточием городской культуры, которая наиболее ярко проявляла себя через разнообразные формы досугового времяпрепровождения.

Модернизация второй половины XIX в., ставившая целью развитие российского общества по западноевропейскому образцу, вела коздоровлению общественных отношений, рационализации всех областей деятельности, появлению новых оснований в социальной сфере, возникновению местного самоуправления гражданского типа. Строительство транссибирской железнодорожной магистрали способствовало постепенному преодолению обособленности восточных территорий. Вследствие этих качественных изменений происходило ускорение темпов развития урбанизированного пространства, что не могло не сказаться на общественном и частном быте горожан.

В разделе 1.2. «Повседневный быт горожан юга Дальнего Востока России» доказано влияние социально-демографических факторов на специфику повседневной культуры дальневосточных городов.

В повседневной жизни горожан формировалась особая сословная культура внеслужебного или внерабочего поведения в обществе, характеризующаяся определённой обособленностью, практицизмом отношений, сочетанием внешних приличий со склонностью к разгулу, азартным играм и спиртному. Молодые офицеры, чиновники, отпрыски местного купечества нередко предавались развлечениям, опасным для жизни. Типичным примером могут служить забавы членов клуба ланцепупов во Владивостоке, придумавших игру «охота на тигра» — местный вариант «русской рулетки».

Проведённый анализ показал, что с увеличением численности городского населения в общественном сознании утверждалось представление о необходимости разумного времяпрепровождения. Для высшего общества привычной формой организации досуга было домашнее музицирование, художественное чтение, семейные вечера, которые устраивались в выходные и праздничные дни. Популярной формой коллективного отдыха стали вечера и балы-маскара-ды. Кроме танцев церемония включала дополнительные развлечения: небольшой концерт специально приглашенных артистов или любителей — певцов и музыкантов, живые картины, спектакль. Наблюдатели отмечали широкое распространение театрана Дальнем Востоке любительского, что являлось проявлением свободной воли наиболее образованной части населения, поскольку для большинства офицеров и служащих игра на сцене была привычной формой самовыражения и общения.

Стремление к общественному проведению свободного времени можно расценивать как первый шаг на пути формирования широкого пространства культуры, включающего разноуровневые явления.

В разделе 1.3. «Праздничная культура в жизни дальневосточных городов» показано место праздничной культуры в духовной жизни горожан и в общем культурном пространстве региона.

Праздники — явление многогранное и многофункциональное. Праздничная культура, не оформленная институционально, составляла нижний уровень широкого культурного пространства дальневосточных городов. Наиболее значимой для представителей всех сословий оставалась календарная обрядность, входившая в систему религиозных праздников. Наряду с этим в быту горожан (в отличие от сельских жителей) заметно усилилась роль государственных праздников, в которых доминировало светское начало, наблюдалось перенесение акцента на историческую составляющую памятного события. Отмечались даты, посвящённые важным моментам в жизни России, таким, как восшествие на престол, военные победы, заключение мирных соглашений, отмена крепостного права, 300-летие Дома Романовых. При этом особого внимания заслуживает включение в общероссийский календарь тех памятных дат, которые были непосредственно связаны с историей Дальнего Востока, — водружение русского флага в устье Амура, заключение Айгунского, Пекинского договоров и др.

Общественные праздники в дальневосточных городах конца ХIХ — начала ХХ в. состояли из двух основных компонентов: торжественного и культурно-развлекательного. Первый включал в себя посещение церкви, к которому иногда добавлялся крестный ход, военный парад, официальный обед или ужин. Торжественная часть праздника насаждала идеи незыблемости и справедливости существующего порядка, поэтому, за исключением обедов и ужинов, даваемых должностным лицам, в ней надлежало участвовать всем горожанам.

Большое внимание на восточной окраине уделялось датам, связанным с жизнью выдающихся писателей и других деятелей культуры. С особенным размахом отмечались 100-летие со дня рождения А. Пушкина и Н. Гоголя, 80-летие Л. Толстого, 50-летие со дня рождения А. Чехова, что надо расценивать как свидетельство ощущаемой дальневосточниками неразрывной связи с жизнью отечества.

Раздел 1.4. «Собрания как форма организации культурной жизни в городах юга Дальнего Востока России» характеризует содержание и основные тенденции развития общественно-культурной жизни дальневосточных городов через общественные организации — собрания.

Исследование показало, что в конце XIX в. начался активный процесс институционализации социокультурных отношений — их упорядочение и формализация, в результате чего рядом с аморфным содружеством энтузиастов появились организационные структуры с чёткой иерархией, регламентацией деятельности, определёнными правилами поведения — так называемые собрания (морское, военные, гарнизонные, общественные, железнодорожные, коммерческие и др.).

Каждое собрание имело устав, утверждённый на самом высоком уровне соответствующим министерством или ведомством (Министерством внутренних дел или военным ведомством). В уставе отражались общие цели и задачи организации: сближение членов общества и установление между ними товарищеских взаимоотношений; повышение их культурного уровня; обеспечение членам собрания и их семьям интересного и полезного времяпрепровождения; по возможности, удешевление и внесение разнообразия в их жизнь и отдых.

По своему статусу собрания подразделялись на частные и публичные. К первым относились все военные собрания и Морское собрание во Владивостоке, созданные для офицеров, военных чиновников и членов их семей, т.е. доступные только членам организации. В противовес этому публичные собрания (общественные, железнодорожные и др.) были доступны неопределённому числу лиц, т.е. значительной части населения, представителям разных сословий.

Собрания приказчиков и Коммерческие собрания имели смешанный устав, в котором сочетались цели клубов (проведение свободного времени с удобством и пользой) и профессиональных обществ (публикация собственных изданий, оказание юридической и медицинской помощи, создание фондов помощи безработным и неимущим и т.д.). Ограничительной чертой членства большинства таких собраний являлся профессиональный ценз .

Успехи в деятельности собраний были обусловлены тем, что в состав правления входили представители городской элиты. Например, первым председателем Морского собрания во Владивостоке был избран капитан 1-го ранга А.К. Шефнер, председателем совета старшин Владивостокского общества приказчиков являлся известный меценат, купец В.А. Жариков, председателем Общественного собрания Хабаровска в 1898 г. был избран член-учредитель Приамурского отдела ИРГО М.С. Веденский. Офицерские собрания в отдельных частях войск возглавлялись командиром части.

На рубеже XIX—XX вв. деятельность собраний стала неотъемлемой частью общественной жизни дальневосточных городов. Со временем они превратились в ведущие центрыгородской культурной жизни, отражая интересы разных слоёв населения.

Вторая глава «Роль общественных организаций в развитии культуры дальневосточных городов (конец ХIХ — начало ХХ в.)» посвящена формам культурной деятельности, осуществлявшейся различными общественными организациями.

В разделе 2.1. «Вклад собраний в развитие культурной жизни городов юга Дальнего Востока России» проанализирована роль этих общественных объединений в организации городской культурной жизни.

На рубеже XIX—ХХ вв. в городской жизни региона наблюдалось перерастание культурно-развлекательнойнаправленности досуговой сферы в более сложные формы социально-культурной деятельности.

Основу культурного потенциала дальневосточных городов составляли офицеры — представители наиболее образованного слоя россиян на Дальнем Востоке. С конца ХIХ в. Военные собрания регулярно организовывали концерты, спектакли и семейные вечера. Наряду с увеселительно-развлекательным времяпрепровождением все большее значение придавалось просветительской деятельности. В стенах собраний регулярно проводились лекции и беседы не только по всем отделам военного образования, но и по другим темам, расширявшим кругозор слушателей: история российского Дальнего Востока, история и культура сопредельных стран, новые научные достижения и т.д.

В силу ограничения членства в Морском и военных собраниях основными культурно-просветительскими центрами дальневосточных городов являлись всесословные общественные собрания, где все желающие могли посетить библиотеку, игровые залы, а также регулярно организуемые танцевальные и литературно-драматические вечера, спектакли и концерты. Общественные собрания были открыты не только в крупных административных центрах региона, но и в таких населённых пунктах, как Никольск-Уссурийский и ст. Иман Уссурийской железной дороги. Аналогичную деятельность в зоне КВЖД вели общественное и железнодорожное собрание г. Харбина.

Необходимо подчеркнуть благотворительный характер многих мероприятий: сборы от концертов и спектаклей направлялись на нужды жителей населённых пунктов, пострадавших от стихийных бедствий, раненых воинов, общества Красного Креста; нередкими былисборы в пользу «недостаточных учеников». Таким образом, этические основы русской благотворительности находили отклик в культурной деятельности дальневосточников.

Новые веяния в общественной жизни — демократизация и отход от сословного принципа единения — оказали влияние на функционирование творческих организаций. Собрания и клубы по интересам, разрывая сословные рамки, удовлетворяли потребность не только в межличностном общении, но и в коллективном времяпрепровождении.

В разделе 2.2. «Культурно-развлекательная деятельность городских кружков и обществ» рассмотрена роль кружков и обществ как культурно-развлекательных общественных организаций.

Объединение по интересам давало возможность реализовать конкретно-личностные запросы в среде единомышленников. Одной из форм таких объединений были кружки, которые характеризовались известной замкнутостью и ограниченностью состава участников. Однако деятельность значительной части дальневосточных кружков зачастую была шире: она сопоставима с работой общества или клуба. В регионе именно «кружок» выступал как модель первого городского культурного центра.

И кружки, и общества имели свои уставы, объединённые одной культурной целью и различавшиеся художественной направленностью: музыкальной, сценической, литературно-художественной и т.д. С конца XIX в. все общественные организации должны были получать разрешение на открытие своей деятельности. Документы утверждались губернатором или Министерством внутренних дел. Все «кружки» и «общества» в городах юга Дальнего Востока создавались по инициативе наиболее активных групп населения. Удалённость восточных территорий от главных культурных центров России, желание удовлетворить свои культурные потребности, с одной стороны, и малочисленность творческих сил, их частая сменяемость, с другой, — способствовали появлению многофункциональных объединений, например таких, как Владивостокское общество любителей оркестровой музыки и хорового пения.

Многие кружки и общества существовали при собраниях (музыкальный кружок Морского собрания во Владивостоке, литературно-музыкально-драматическое общество при Общественном собрании г. Хабаровска, Николаевский музыкально-драматический кружок и др.), народных домах (кружок любителей сценического искусства в г. Никольске-Уссурийском), при различных учреждениях, не занимавшихся культурной деятельностью, но предоставлявших сотрудникам своего ведомства возможность интересно провести свободное время (почтово-телеграфный кружок г. Хабаровска, Благовещенское литературно-музыкально-драматическое Общество почтово-телеграфных чиновников и др.).

Организаторы любительских кружков и обществ являлись подлинными подвижниками культурной жизни. Наряду с реализацией личного творческого потенциала важнейшими направлениями их деятельности были пропаганда искусства и воспитание художественного вкуса.

В разделе 2.3. «Культурно-просветительная и культурно-спортивная деятельность городских кружков и обществ» показан широкий спектр деятельности просветительных и спортивных центров, их участие в культурной жизни городов.

Начало ХХ в. характеризовалось ростом общественной активности горожан. В деятельности существующих общественных организаций заметно усилилась культурно-просветительная и культурно-образовательная направленность, что проявилось в создании и поддержке народных чтений при Народных домах, культурно-просветительных кружков, воскресных школ и пр. В общественную деятельность энергично включились женщины из высших и средних слоёв, что, несмотря на их малочисленность, положительно сказалось на общем культурном уровне городов.

Недостаток полезных культурных занятий частично компенсировался спортивными мероприятиями, которые обычно сопровождались развлекательными программами.Получили развитие такие виды спорта, как велосипедная езда, лёгкая атлетика, фехтование, плавание, гребля, конькобежный спорт, гимнастика.К началу XX в. организации, способствовавшие развитию физической культуры и спорта, стали играть заметную роль в культурной жизни городов. Они не только проводили спортивные состязания, но и устраивали публичные лекции, чтения, вечера, своими силами ставили спектакли и т.д. Пользовались известностью Владивостокское добровольное спортивное общество «Сокол», Благовещенское спортивное общество, Никольск-Уссурийское общество спортсменов, Харбинское гимнастическое спортивное общество и др. организации.Зрелищность проводимых мероприятий привлекала значительное число горожан, принадлежавших к разным социальным слоям и возрастным группам.

Осуществленный анализ показал, что практически каждая любительская организация, несмотря на нестабильность своей деятельности, малочисленность и частую сменяемость творческих сил,внесла определённый вклад в создание пространства региональной культуры.

В разделе 2.4. «Участие подрастающего поколения в культурной жизни городов» самодеятельное творчество детей и молодёжи представлено как неотъемлемая составляющая городского культурного пространства.

Происходившая на Дальнем Востоке, как и по всей стране, демократизация общественной и культурной жизни определяла разносторонний характер активности самодеятельных организаций.Демократизация в широком смысле предполагала включение в общественную жизнь представителей различных социальных слоёв и возрастов, в том числе детей и подростков. Молодость значительной части населения следует считать существенной особенностью территории недавнего освоения. В связи с этим естественной представляется забота старшего поколения о физическом развитии, здоровье и воспитании молодёжи. В начале ХХ в. почти во всех городах Дальнего Востока существовали общества содействия и устройства детских развлечений и занятий.

Примечательным событием в жизни региона стало появление собственных детских журналов: «Восход», «Детский труд» (Владивосток), «Всходы», «Голос реалиста» (Благовещенск), «Приамурский школьный листок» (Хабаровск). На страницах местной периодической печати регулярно появлялась информация об ученических вечерах и концертах. Детские коллективы выступали не только в своих учебных заведениях, но и приглашались для участия в общегородских мероприятиях. Вовлечённость детей и подростков в творческую деятельность надо признать удачным дополнением к общей картине городской культуры восточной окраины.

В заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы.

Сам город, как административный и общественно-культурный центр, вырабатывал новые формы производственной и внепроизводственной деятельности, способствуя удовлетворению духовных потребностей наиболее активной части населения. Осознание самостоятельной ценности досуговой сферы сделало её важным компонентом и, одновременно, показателем городской культуры.

Анализ показал, что во второй половине XIX — начале XX вв. культурная жизнь дальневосточных городов различалась по степени интенсивности и разнообразия. Передовые позиции занимали крупные административные центры — Хабаровск, Владивосток, Благовещенск.

На территории недавнего освоения особую культурную миссию выполняли представители образованного слоя населения. В их среде культурная жизнь была наиболее насыщенной. Исследование доказало, что весомый вклад в развитие городской культуры внесли военные — самая образованная часть общества. Таким образом, в работе получило обоснование наличие реальной силы, способной стать вдохновителем и организатором инновационных изменений в культурном пространстве дальневосточных городов.

Специфика далёкой окраины заключалась в том, что многие культурные инновации возникали здесь при слабости культурных традиций. В связи с отсутствием специализированных учреждений культуры, а также малой эффективностью гастрольной деятельности на Дальнем Востоке России профессиональную культурную нишу заполняли местные любительские силы.

В целом культурная жизнь дальневосточных городов развивалась в том же направлении, что и культурная жизнь центральной России. В исследуемый период наблюдалось активное сближение разных социальных групп, которые для удовлетворения своих культурных потребностей создавали общественные организации и активно участвовали в их деятельности. Рост образовательного уровня городского населения давал возможность многим категориям горожан усваивать те формы культуры (организация и посещение спектаклей, концертов, вечеров и т.д.), которые ранее были характерны исключительно для высших слоёв общества. В результате конец ХIХ — начало ХХ в. стали значимым этапом в развитии региональной культуры, что позволило крупным дальневосточным городам по многим позициям стать в один ряд с развитыми городами европейской части страны.

Основные положения диссертации нашли отражение

В научных рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ

  1. Андриец Г.А. Хабаровские Общественное и Военное собрания: их культурно-просветительская деятельность. Конец ХIХ — начало ХХ в. // Россия и АТР. — Владивосток: Дальнаука, 2003. — № 3. — С. 53—59. (1 п.л.).
  2. Андриец Г.А. Массовые городские праздники на юге Дальнего Востока России (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Россия и АТР. — Владивосток: Дальнаука, 2007. — № 1. — С. 155—165.   (1,1 п.л.).
  3. Андриец Г.А. Культурная жизнь городов на юге Дальнего Востока (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Вестник ДВО РАН. — Владивосток, 2009. — № 1(143). — С. 21—32. (1,35 п.л.).

В разделе коллективной монографии

  1. Андриец Г.А. Культурная жизнь дальневосточных городов (сфера досуга) // История культуры Дальнего Востока России (ХIХ в. — 1917 г.). — Владивосток: Дальнаука, 2011. — С. 64—116 (2,9 п.л.) (В соавторстве с Л.Е. Фетисовой).

В сборниках научных трудов, материалах конференций и других изданиях

  1. Андриец Г.А. Первые любительские спектакли г. Владивостока конца ХIХ — начала ХХ в. // Взаимодействие искусств на рубеже веков: материалы науч.-практ. конф. посвящ. 70-летию Примор. акад. краев. драм. театра им. М. Горького. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. — С. 68—73. (0,35 п.л.).
  2. Андриец Г.А. Научная интеллигенция Дальнего Востока России (вторая половина ХIХ — начало ХХ века) // Дальний Восток России: основные аспекты исторического развития во второй половине ХIХ — начале ХХ века (Вторые Крушановские чтения, 2001 г.). — Владивосток: Дальнаука, 2003. — С. 50—53. (0,25 п.л.).
  3. Андриец Г.А. Вклад военных чиновников в развитие культуры Дальнего Востока России конца ХIХ — начала ХХ века // Новое видение культуры мира в ХХI веке: материалы Международной науч. конф., посвящ. памяти выдающихся исследователей истории и культуры Дальнего Востока Алексея Пантелеевича Деревянко и Ивана Григорьевича Стрюченко. 26—27 февр. 2003. — Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2003. — С. 26—30. (0, 4 п.л.).
  4. Андриец Г.А. Народные чтения в городах Дальнего Востока России конца ХIХ — начала ХХ века // 85 лет высшему историческому и филологическому образованию на Дальнем Востоке России: материалы науч. конф. 4—5 окт., 2003. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2003. — Ч. 1. — С. 73—81 (0,5 п.л.).
  5. Андриец Г.А. Участие детей в культурной жизни Дальнего Востока России конца ХIХ — начала ХХ в. // Культура и культурология на Дальнем Востоке: материалы регион. науч. семинара, посвящ. 15-летию кафедры культурологи. 19 нояб., 2004. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2004. — С. 19—24. (0,6 п.л.).
  6. Андриец Г.А. Культурная жизнь железнодорожного собрания на территории КВЖД (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Дальний Восток: наука, образование. ХХI век. IV Крушановские чтения: материалы III Международной науч.-практ. конф. Комсомольск-на-Амуре, 15–16 сент., 2005. — Комсомольск-на-Амуре: Изд-во Комс.-н/А гос. пед. ун-та, 2005. — Т. 1. — С. 393—397 (0,42 п.л.).
  7. Андриец Г.А. Из истории культурной жизни Хабаровска и Владивостока (конец ХIХ — начало ХХ века) // Дальний Восток России в системе международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история, экономика, культура (Третьи Крушановские чтения, 2003 г.). — Владивосток: Дальнаука, 2006. — С. 517—526 (1.05 п.л.).
  8. Андриец Г.А. Собрания как форма организации досуга на юге Дальнего Востока России (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Векторы культуры Тихоокеанской России: история и современность: сб. науч. тр. — Владивосток: Дальнаука, 2006. — Вып. 1. — С. 193—214 (1,32 п.л.).
  9. Андриец Г.А. Организация культурной жизни военных в городах юга Дальнего Востока России (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Культура тихоокеанского побережья: материалы IV Международной науч.-практ. конф. 19—22 окт., 2007. — Владивосток, 2007. — С. 265—272 (0,9 п.л.).
  10. Андриец Г.А. Из творческой жизни артистов-дальневосточников начала ХХ в. // Арсеньевские чтения: материалы регион. науч.-практ. конф. 25—28 сент., 2007. — Владивосток, 2007. — С. 131—133 (0,25 п.л.).  
  11. Андриец Г.А. Праздничная культура городов Дальнего Востока России (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Тихоокеанская Россия в истории российской и восточноазиатских цивилизаций (Пятые Крушановские чтения, 2006 г.): В 2 т. — Владивосток: Дальнаука, 2008. — Т. 2. — С. 20—28 (0,67 п.л.).
  12. Андриец Г.А. Нравственный и культурный облик дальневосточного офицера (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Ойкумена: Регионоведческие исследования: науч.-теорет. журнал. — Владивосток, 2008. — № 2. — С. 86—96 (0,97 п.л.).  
  13. Андриец Г.А. Участие украинцев в культурной жизни городов юга Дальнего Востока России (конец XIX — начало XX в.) // Украинцы на Дальнем Востоке: история и современность. — Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 2008. — С. 113—122 (0,63 п.л.).
  14. Андриец Г.А. Повседневная и праздничная культура дальневосточных военных (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Материалы 51-й Всероссийской научной конференции. — Т. 1. Проблемы тактики военно-морского флота, военной истории, геополитики и военно-морской географии: сб. науч. тр. — Владивосток: ТОВМИ, 2008. — С. 39—54 (1,1 п.л.).
  15. Андриец Г.А. Солдатские спектакли в Западной Сибири и на юге Дальнего Востока России // Сибирь в изменяющемся мире. История и современность: материалы Всерос. науч.-теорет. конф., посвящ. памяти профессора В.И. Дулова. В 2 кн. — Иркутск: ИИГПУ, 2008. — Кн. 1. — С. 21—26 (0,57 п.л.) .
  16. Андриец Г.А. Культурная деятельность городских кружков и обществ на юге Дальнего Востока (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Ойкумена: Регионоведческие исследования: науч.-теорет. журнал. — Владивосток, 2009. — № 3(10). — С. 86—101 (1,5 п.л.).
  17. Андриец Г.А. Дети в культурной жизни городов юга Дальнего Востока России (конец ХIХ — начало ХХ вв.) // Историческая наука и историческое образование на Дальнем Востоке: сб. науч. ст. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2009. — С. 347—353 (0,86 п.л.).
  18. Андриец Г.А. Праздничная культура города Благовещенска (конец ХIХ — начало ХХ вв.) // Амурская область: история и современность: материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Новиковские чтения) «Амурская область: история и современность», посвящ. 150-летию Амурской области. В 2 ч. — Благовещенск: Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского, 2009. — Ч. 1. — С. 261—267 (0,5 п.л.).
  19. Андриец Г.А. Спорт в культурной жизни городов на юге Дальнего Востока России (конец ХIХ — начало ХХ вв.) // Шестые Гродековские чтения: межрегион. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы исследования российской цивилизации на Дальнем Востоке». В 6 т. — Хабаровск: Хабар. краев. краевед. музей им. Н.И. Гродекова, 2009. — Т. IV. — С. 85—91 (0,65 п.л.).
  20. Андриец Г.А. Военные собрания в городах юга Дальнего Востока России (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Материалы 52-й Всероссийской научной конференции. Том 5. Проблемы тактики военно-морского флота, военной истории, геополитики и военно-морской географии. — Владивосток: ТОВМИ им. С.О. Макарова, 2009. — С. 21—37 (1,1 п.л.).
  21. Андриец Г.А. Города Порт-Артур и Харбин: некоторые особенности культурной жизни (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Россия — Восток — Запад: Проблемы межкультурной коммуникации: сб. науч. ст. на основе докл. 4-й междунар. науч. конф. В 2 ч. — Владивосток: изд-во Дальневосточного университета, 2009. — С. 104—106 (0,4 п.л.).
  22. Андриец Г.А.Из истории повседневной культурной жизни городов Дальнего Востока России (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Записки Общества изучения Амурского края. Третьи Муравьевские чтения: сборник докладов / Общество изучения Амурского края. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2009. Т. ХХХIХ. С. 67—73. (1 п.л.)
  23. Андриец Г.А. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев-Амурс-кий и повседневная культура региона (вторая половина ХIХ — начало ХХ вв.). // Материалы Всерос. науч. конф. «Сибирское общество в контексте мировой и российской истории (ХIХ—ХХI вв.)», посвящ. 200-летию со дня рождения генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева-Амурского. — Иркутск, 2010. — С. 280—287 (0,5 п.л.).
  24. Андриец Г.А. Культурная деятельность собраний Благовещенска (конец ХIХ — начало ХХ вв.) // Дальний Восток России и страны Азиатско-Тихоокеанского региона: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 200-летию со дня рождения генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева-Амурского и 60-летию установления дипломатических отношений между Россией и Китаем, 13—18 окт. 2009 г. — Благовещенск: Амур. обл. краевед. музей им. Г.С. Новикова-Даурского, 2010. — Ч. 2. — С. 10—14 (0,5 п.л.).
  25. Андриец Г.А. Нормативно-правовые основы создания офицерских собраний в российской армии и их деятельность на юге Дальнего Востока // Великая Отечественная война: итоги и уроки: сб. науч. ст. — Владивосток: ДВО РАН, 2010. — С. 137—144 (0,6 п.л.).
  26. Андриец Г.А. Культурно-бытов Включение зоны КВЖД, не входившей в официальные границы России, обусловлено тем, что общественная и культурная жизнь этой территории составляла единое целое с общественно-культурным пространством российского Дальнего Востока.ой аспект в войнах начала ХХ в. // Материалы 53-й Всероссийской научной конференции. Т. 5. Проблемы тактики Военно-морского флота, военной истории, геополитики и военно-морской географии. — Владивосток, ТОВМИ им. С.О. Макарова, 2010. — С. 60—67 (0,6 п.л.).
  27. Андриец Г.А. Культурная жизнь города Владивостока (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток — Запад: материалы науч. конф. Владивосток, 29—30 апр. 2009 г., 5—6 мая 2010 г. — Владивосток, 2010. — Вып. 16/17. — С. 218—224 (0,85 п.л.).
  28. Андриец Г.А. Культура дальневосточного города в конце ХIХ — начале ХХ века: личностный аспект. // Россия на Тихом океане: роль личности в становлении российской государственности и проблемы безопасности (Шестые Крушановские чтения, 2009 г.). — Владивосток: Дальнаука, 2011. — С. 385—391 (0,55 п.л.).
  29. Андриец Г.А. Праздничная культура Владивостока (конец ХIХ — начало ХХ вв.) // Владивосток: история и современность: материалы науч.-практ. конф., посвящ. 150-летию Владивостока. 19 апреля 2010 г. — Владивосток: Изд-во ГОБУ ДПО ПКИППКРО, 2011. — С. 24—29 (0,55 п.л.).
  30. Андриец Г.А. Культурная жизнь дальневосточных казаков (конец ХIХ — начало ХХ века) // Сибирское казачество: история и современность: сб. науч. ст — Омск: Издат. дом «Наука», 2011. — С. 155—162 (0,65 п.л.).
  31. Андриец Г.А. Собрания как форма организации культурной жизни военных в городах юга Дальнего Востока России (конец ХIХ — начало ХХ в.) // Материалы 54-й Всероссийской научной конференции. Т. 5. Проблемы тактики военно-морского флота, военной истории, геополитики и военно-морской географии: сб. науч. ст. — Владивосток: ТОВМИ им. С.О. Макарова, 2011. С. 169—185 (1,45 п.л.).

 

 

 

Андриец Галина Алексеевна

 

ИСТОРИЯ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ГОРОДОВ

ЮГА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ

(ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ХIХ — НАЧАЛО ХХ ВЕКА)

Специальность 07.00.02 — Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Отпечатано методом оперативной полиграфии в ФГБУН ИИАЭ ДВО РАН

690001, г. Владивосток, ул. Пушкинская, 89

Подписано в печать 19.04.2012 г. Заказ 35

Формат 60х84 1/16.

Усл.-печ. л. 1,5

Тираж 120 экз.

Кошман Л.В. Город и городская жизнь в России XIX столетия: социальные и культурные аспекты. М., 2008. С. 113.

Попова Ф.Х. Культурно-досуговая деятельность в контексте культурологического исследования: автореф. дис. … канд. культурологии. Челябинск, 2004. С. 13.

Миронов Б.Н.Социальная история России периода империи (XVIII — начало XX в.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. СПб., 1999. Т. 1. С. 141; и др.

Очерки русской культуры ХIХ века. Т. 1: Общественно-культурная среда. М., 1998.

Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Амурская область. Т. 72. Тетр. 1. СПб., 1899; Тетр. 2. СПб., 1905; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Приморская область. Т. 76. Тетр. 1. СПб., 1899; Тетр. 2. СПб., 1900; Тетр. 3. СПб., 1904; и др.

Обзор Амурской области за 1893 год. Благовещенск. 1894; Обзор Амурской области за 1896 год. Благовещенск. 1897; Обзор Амурской области за 1899 год. Благовещенск. 1900; Обзор Амурской области за 1900 год. Благовещенск. 1901; Обзор Амурской области за 1902 год. Хабаровск. 1903; Обзор Амурской области за 1903 год. Благовещенск. 1904; Обзор Приморской области за 1890 год. Владивосток, 1891; Обзор Приморской области за 1891 год. Владивосток, 1892; Обзор Приморской области за 1892 год. Владивосток, 1893; Обзор Приморской области за 1893 год. Владивосток, 1894; Обзор Приморской области за 1894 год. Владивосток, 1895 и др.

Всеподданнейший отчёт Приамурского генерал-губернатора генерал-лейтенанта С.М. Духовского за 1893, 1894 и 1895 годы. СПб., 1895; Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора генерал-лейтенанта С.М. Духовского за 1896—1897 годы. СПб., 1898; Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора генерала от инфантерии Н.И. Гродекова. 1898—1900 гг. Хабаровск, 1901; Всеподданнейший отчёт Приамурского генерал-губернатора генерала от инфантерии Н.И. Гродекова. 1901 и 1902 годы. Хабаровск, 1902; Всеподданнейший отчёт военного губернатора Приморской области генерал-лейтенанта Чичагова за 1900 год. Владивосток. 1901; Всеподданнейший отчёт Приамурского генерал-губернатора Унтербергера за 1906 и 1907 годы. Хабаровск, 1908.

Краткий очерк возникновения и деятельности Николаевской публичной библиотеки Приамурского отдела И.Р.Г.О. за первое четырехлетие ее существования (1895—1898). Отчёт за 1898 г. Хабаровск, 1899; Краткий отчёт о деятельности комитета народных чтений в городе Хабаровске за 1896—1897 гг. Хабаровск, 1897; и др.

Духовская В.Ф. Из моих воспоминаний. М., 1901; Р.Ф. /Фриессе/ Воспоминания из жизни на Амуре // Русская старина. 1907. Т. 129. С. 557—568; Т. 130. № 4. С. 145—160; № 5. С. 353—361; № 6. С. 643—656; Кларк И.С. Спутник по Сибири, Маньчжурии, Амуру и Уссурийскому краю. Вып. 3. Владивосток, 1907; Леонов М. На Дальний Восток. Путевые заметки. М., 1904; Лигин Ю. На Дальнем Востоке. М., 1913; Максимов С.В. На Востоке. Поездка по Амуру. Дорожные заметки и воспоминания. Изд. 2-е. СПб., 1871; Муров Г.Т. Люди и нравы Дальнего Востока. От Владивостока до Хабаровска. Путевой дневник. Томск, 1901; Шрейдер Д.И. Наш Дальний Восток (Три года в Уссурийском крае). СПб. 1897; Элеонора Лорд Прей. Письма из Владивостока (1894—1930). Владивосток, 2008; и др.

История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII в. — февраль 1917 г.). М., 1991. С. 225—226.

Котляр Н.В. Российские общественные организации Дальнего Востока в конце ХIХ — начале ХХ вв.: дис. … канд. ист. наук. Владивосток, 2004. С. 185.

Галлямова Л.И. Актуальные проблемы современной историографии российского Дальнего Востока // Тихоокеанская Россия в истории российской и восточноазиатских цивилизаций (Пятые Крушановские чтения. 2006.). Владивосток, 2008. Т. 1. С. 150.

Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811—1913). Статистические очерки. М., 1956; Клокман Ю.Р. Социально-экономическая история русского города. Вторая половина ХVIII в. М., 1967; Водарский Я.Е. Промышленные селения Центральной России в период генезиса и развития капитализма. М., 1972; Кабузан В.М. Дальневосточный край в XVII — начале XX вв. (1640—1917): Историко-демографический очерк. М., 1985; и др.

Город как социокультурное явление исторического процесса. М., 1995; Историческая наука России в ХХ веке. М., 1997; Образы историографии: сб. статей. М., 2000; Повседневность российской провинции: история, язык и пространство: материалы 3-й Всероссийской летней школы «Провинциальная культура России: подходы и методы изучения истории повседневности». Казань, июль—июнь 2002 г. Казань, 2002; Кошман Л.В. Город и городская жизнь в России XIX столетия: социальные и культурные аспекты. М., 2008; Всероссийская научно-практическая заочная интернет-конференция «Гуманитарные аспекты повседневности: проблемы и перспективы развития в ХХI веке». Воронеж, 2011. URL: // http:// www.vspu.ac.ru/text/povsednevnost (дата обращения: 16.12.2011); и др.

Герасимов В.Г. Жизнь русского рабочего. М., 1999; Иллеш Б. Московский рабочий. М., 2001; Белова В. Повседневная жизнь русского рабочего. Минск, 2003; Филимонов А.П. Рабочий класс. Мысли современников о прошлом, настоящем и будущем. М., 2004.

Гончаров Ю.С. С почтением и любовью … Сибирская купеческая семья // Родина. 1998. № 9. С. 42—45; Полилов Г.Т. Быт петербургского купечества. Петербургское купечество в XIX в. СПб., 2003; Мушкина Е. Девиц в семье было пятеро // Родина. 2005. № 9. С. 87—90.

Кошман Л.В. Город и городская жизнь в России XIX столетия: социальные и культурные аспекты. М., 2008.

Анохина Л.А., Шмелева М.Н. Быт городского населения средней полосы РСФСР в прошлом и настоящем. М., 1977; Мазаев А.И. Праздник как социально-художественное явление. М., 1978; Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978; Краснобаев Б.И. Русская культура ХVII — начала ХIХ в. М., 1983; Будина О.Р., Шмелева М.Н. Город и народные традиции русских. М., 1989; Воловикова М.И., Тихомирова С.В., Борисова А.М. Психология и праздник: Праздник в жизни человека. М., 2003; Некрылова А.Ф. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. Конец ХVIII — начало ХХ века. СПб., 2004.

Миненко Н.А., Апкаримова Е.Ю., Голикова С.В. Повседневная жизнь уральского города в XVIII — начале ХХ века. М., 2006.

Городская культура Сибири: история, памятники, люди. Новосибирск, 1994; Городская культура Сибири: история и современность. Омск, 1997; Сибирский город XVIII — начала ХХ веков. Вып. 1. Иркутск, 1998; Сибирский город XVIII — начала ХХ веков. Вып. 2. Иркутск, 2000; Гончаров Ю.М., Скубневский В.А. Города Западной Сибири во второй половине XIX — начале ХХ в. Ч. 1. Население. Экономика. Барнаул, 2003; Гончаров Ю.М. Семейный быт горожан Сибири второй половины XIX — начала ХХ в. Барнаул, 2004; Города Сибири XVIII — начала ХХ в. Вып. 2. История повседневности. Барнаул, 2004; Проблемы культуры городов России: теория, методология, историография: материалы VIII Всерос. науч. симпозиума (Новосибирск, 21—22 октября 2010 г.). Омск, 2010; и др.

Куприянов А.И. Русский город в первой половине ХIХ века: общественный быт и культура горожан Западной Сибири. М., 1995.

История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (ХVII в. — февраль 1917 г.). М., 1991; Исторический опыт освоения Дальнего Востока. Вып. 3. Проблемы истории, социально-экономического и культурного развития / Амурский гос. ун-т. Благовещенск, 2000; История культуры Дальнего Востока России (XIX в. — 1917 г.). Владивосток, 2011.

Матвеев Н.П. Краткий исторический очерк г. Владивостока. Владивосток, 1990.

История Сибири с древнейших времён до наших дней. В 5 т. Т. 3. Сибирь в эпоху капитализма. Л., 1968. С. 366—435.

Крушанов А.И. Народное образование и культура Приморья в конце ХIХ — начале ХХ столетия // Материалы по истории Дальнего Востока. Кн. 1. 1860—1917. Владивосток, 1960. С. 159—168.

Щебеньков В.Г. Проблемы истории русской культуры на Дальнем Востоке в эпоху капитализма. Владивосток, 1975; Стрюченко И.Г. Система печати русского Дальнего Востока 1861—1917 годов как фактор культурного прогресса региона // История культуры Дальнего Востока СССР ХVII—ХХ вв.: Дооктябрьский период. Владивосток, 1989. С. 27—46; и др.

Культура Дальнего Востока (вторая половина XIX — начало XX в.) // История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII в. — февраль 1917 г.). М., 1991. С. 396—422.

Стрюченко И.Г. История культуры России ХVII – начала ХХ века: Основные факторы развития // История культуры Дальнего Востока России ХVII — начала ХХ века. Владивосток, 1995. С. 7—20; Его же. Исторический процесс — сквозь призму культуры // Дальний Восток в контексте мировой истории: от прошлого к будущему: материалы междунар. науч. конф. Владивосток, 1997. С. 216—221; Его же. Культура и исторический процесс. Этюды теории. Владивосток, 1998; Стрюченко И.Г., Кочешков Н.В., Гирийчук В.Я., Фетисова Л.Е., Предатченко Е.М. История культуры Дальнего Востока России XVII—XX веков: учеб. пособие. Владивосток, 1998.

Галлямова Л.И. Дальневосточные рабочие России во второй половине XIX — начале  XX в.: дис. … докт. ист. наук. Владивосток, 1998; Её же. Дальневосточные рабочие России во второй половине XIX — начале XX в. Владивосток, 2000; Её же. Рабочее движение на Дальнем Востоке России во второй половине XIX — начале XX в. Владивосток, 2004.

Галлямова Л.И. О роли Общества изучения Амурского края в освоении Дальнего Востока (1884—1917 гг.) // Роль науки в освоении восточных районов страны. Новосибирск, 1992. С. 61—65; Её же. Театральная жизнь Владивостока на рубеже  XIX—XX вв. (Основные тенденции и особенности) // Взаимодействие искусств на рубеже веков: материалы науч.-практ. конф. Владивосток, 2002. С. 63—67; Её же. Общественно-политическая и культурная жизнь Дальнего Востока // История Дальнего Востока России. Т. 3. Кн. 1. Дальний Восток России в период революций 1917 года и гражданской войны. Владивосток, 2003. С. 73—83; Её же. Театральное искусство Дальнего Востока на рубеже ХIХ—ХХ вв. (на примере г. Владивостока) // Известия Международной академии наук высшей школы. М., 2008. № 3 (45). С. 108—122; Её же. Особенности развития культуры российского Дальнего Востока накануне Первой мировой войны // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток — Запад: материалы науч. конф. 29—30 апреля 2009, 5—6 мая 2010 гг. / ДВГАИ. Вып. 16/17. Владивосток, 2010. С. 47—53; Её же. Развитие театрального искусства во Владивостоке на рубеже XIX—XX вв. // Материалы 56-й науч. конф. преподавателей и аспирантов Дальневост. гос. гуманит. ун-та. Секция «Актуальные проблемы истории Дальнего Востока России» (январь 2010 г.). Хабаровск, 2010. С. 12—27.

Позняк Т.З. Динамика сословного состава городов Приморской области в конце XIX — начале XX в. // Исторический опыт открытия, заселения и освоения Приамурья и Приморья в XVII—XX вв. Владивосток, 1993. Ч. 1. С. 69—71; Её же. Динамика процесса урбанизации на Дальнем Востоке во второй половине XIX — начале XX в. // Съезд сведущих людей Дальнего Востока: материалы науч.-практ. ист.-краевед. конф., посвящ. 100-летию Хабаровского краевед. музея. Хабаровск, 1994. С. 173—175; Её же. Особенности состава городского населения Приморской области по переписи 1897 г. // Третья Дальневосточная конференция молодых историков. Владивосток, 1994. С. 46—49; Её же. Проблемы развития городов Дальнего Востока России второй половины XIX — начала ХХ в. в дореволюционной историографии // Вопросы истории Дальнего Востока России дооктябрьского периода в историографии и источниковедении. Владивосток, 2002. Вып. 2. С. 51—63; Её же. Города дальневосточной окраины: условия и факторы роста (вторая половина XIX — начало ХХ в.) // Ойкумена. Регионоведческие исследования: научно-теоретический альманах. Владивосток, 2007. Вып. 3. С. 22—36; Её же. Формирование застройки и благоустройства городов юга Дальнего Востока России во второй половине XIX — начале ХХ в. // Ойкумена. 2008. № 2. С. 26—39; Её же. «Азиатская специфика» досуговой сферы в дальневосточных городах во второй половине ХIХ — начале ХХ в. // Российский Дальний Восток и интеграционные процессы в странах АТР: политико-экономические, и социально-культурные проблемы: VII Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 120-летию морского образования в Приморском крае, 1—3 декабря 2010 г.: сб. докл. Владивосток, 2010. С. 121—128; и др.

Монахова С.А. Развитие художественной жизни Дальнего Востока в начале ХХ в. (1904 — февраль 1917) // Духовная жизнь Дальнего Востока России: материалы регион. науч.-практ. конф., посвящ. 2000-летию христианства. Хабаровск, 24—26 окт. 2000 г. Хабаровск, 2000; Королёва В.А. Музыкальная культура Дальнего Востока России. Кн. 1. На рубеже эпох (1880-е — 1917) — (1917—1920-е). Владивосток, 2004; Чулкова С.Б. Формирование хоровой инфраструктуры в культурном пространстве юга Дальнего Востока России (конец ХIХ—начало ХХ вв.). Владивосток, 2005.

Преснякова Л.В. Организация творческого процесса в Амурском театре в конце ХIХ в. // Дальний Восток России: исторический опыт и пути развития региона (Первые Крушановские чтения, 1998 г.). Владивосток, 2001. С. 316—318; Её же. Театр на русском Дальнем Востоке во второй половине ХIХ века: проблемы формирования трупп // Дальний Восток России: основные аспекты исторического развития во второй половине ХIХ—начале ХХ века (Вторые Крушановские чтения, 2001 г.). Владивосток, 2003. С. 131—134; Шавгарова А.В. Становление театральной культуры на Дальнем Востоке (конец 90-х годов ХIХ в. — начало 10-х годов ХХ в.) // Дальний Восток России: исторический опыт и пути развития региона (Первые Крушановские чтения, 1998 г.). Владивосток, 2001. С. 335—339; Её же. Становление и развитие театральной культуры на Дальнем Востоке России (вторая половина XIX — начало ХХ вв.): автореф. дис. … канд. ист. наук. Владивосток, 2002; Цупенкова И.А. История театральной культуры Сахалинской области (конец XIX—ХХ в.): автореф. дис. … канд. ист. наук. Владивосток, 2005.

Матвейчук В.П. Флотские военные оркестры и развитие музыкальной культуры на Дальнем Востоке в дооктябрьский период // История культуры Дальнего Востока СССР XVII—XX вв.: Дооктябрьский период. Владивосток, 1989. С. 148—160; Засеха Ю.И. Военные оркестры // Культура на Дальнем Востоке. ХIХ—ХХ вв.: сб. науч. работ. Хабаровск, 1993. С. 9—13; Пахомов А. Зарождение военно-оркестровой службы на Дальнем Востоке в 80—90-х гг. ХIХ в. // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток — Запад. Вып. 3/4. Владивосток, 1997. С. 150—153; Его же. Роль военных оркестров хабаровского гарнизона в формировании профессиональной музыкальной культуры Дальнего Востока (1884—1903 г.) // Духовная жизнь Дальнего Востока России: материалы регион. науч.-практ. конф., посвящ. 2000-летию христианства. Хабаровск. 24—26 октября 2000 г. Хабаровск, 2000. С. 145—148; Гладкая Л.В. Вклад офицерского корпуса в становление культуры Дальнего Востока // Культура Дальнего Востока России и стран АТР. Восток — Запад: материалы науч. конф. 25—26 апр. 2001 г. Вып. 8. Владивосток, 2002. С. 60—66; Андриец Г.А. Организация культурной жизни военных в городах юга Дальнего Востока России (конец XIX — начало ХХ в.) // Культура Тихоокеанского побережья: материалы IV Междунар. научн.-практ. конф. Владивосток, 19—21 окт. 2007 г. Владивосток, 2007. С. 265—272; и др.

Поповичева Ю.Н. Дальневосточное чиновничество во второй половине ХIХ в.: дис. … канд. ист. наук. Владивосток, 2003.

Сергеев О.И., Лазарева С.И., Тригуб Г.Я. Местное самоуправление на Дальнем Востоке России во второй половине ХIХ — начале ХХ в.: Очерки истории. Владивосток, 2002. С. 145, 185, 189, 202; Сергеев О.И., Лазарева С.И., Тихомирова Г.В. Социальная помощь нуждающимся в деятельности органов городского самоуправления на Дальнем Востоке во второй половине ХIХ — первой четверти ХХ вв. Владивосток, 2011.

Котляр Н.В. Российские общественные организации Дальнего Востока в конце ХIХ — начале ХХ вв.: дис. … канд. ист. наук. Владивосток, 2004.

Щербина П.А. Условия жизни населения в городах Дальнего Востока России в конце XIX — начале XX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Владивосток, 2011.

Капран И.К. Повседневная жизнь русского населения Харбина (конец XIX — 50-е гг. XX в.). Владивосток, 2011.

Кулинич Н.Г. Повседневная культура горожан советского Дальнего Востока в 1920—1930-е годы. Хабаровск, 2010; Ее же. Досуговая культура горожан советского Дальнего Востока в 1920—1930-е годы. Хабаровск, 2011.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.