WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Пространственно-временная семантика оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи            

 

 

Клюева Ирина Олеговна

ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННАЯ СЕМАНТИКА ОРИГИНАЛЬНОЙ И ПЕРЕВОДНОЙ ПОЭЗИИ Ф.И.ТЮТЧЕВА

 

                                    Специальности: 10.02.01 – русский язык

10.02.19 – теория языка

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

Орел – 2012


Работа выполнена на кафедре русского языка ФГБОУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского»

Научный руководитель     –            доктор филологических наук, профессор

Голованевский Аркадий Леонидович.

 

Официальные оппоненты:              Климас Ирина Сергеевна, доктор               

филологических наук, ФГБОУ ВПО

«Курский государственный университет»,

профессор кафедры русского языка;           

Цуканова Елена Михайловна,

кандидат филологических наук, ФГБОУ ВПО

«Орловский государственный университет»,

доцент кафедры немецкого языка.

Ведущая организация       –              ФГАОУ ВПО «Белгородский

государственный  национальный

исследовательский университет».                

Защита состоится «25» мая 2012 г. в «12» час. на заседании диссертационного совета Д 212.183.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук при ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет» по адресу: 302026, г. Орел, ул. Комсомольская, д. 95.                          

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Орловского государственного университета.

Автореферат разослан  «     »                  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                     Гришанова Валентина Никитична

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Творчество Федора Ивановича Тютчева – одно из наиболее значительных явлений в русской поэзии ХIX века. Неугасающий интерес современного языкознания к его наследию позволяет открывать новые грани дарования поэта. Яркий поэт, оригинальный публицист, искусный и тонкий дипломат, переводчик – таким вошел в сознание многих поколений Ф.И. Тютчев. В творчестве Тютчева нашли своё отражение многие вопросы бытия, которыми постоянно задавался этот большой художник слова. Мир тютчевской поэзии отличается «удивительной естественностью и глубиной, чуткостью к красоте и мудростью предвидения» [Фет 1969: 37].

Особый аспект исследования составляет деятельность Ф.И. Тютчева – переводчика, связь его поэтического стиля с лирикой зарубежных поэтов. Художественное творчество Ф.И. Тютчева как переводчика осуществлялась благодаря его глубокому проникновению в художественный мир других авторов. Погружение в иной язык и культуру способствовало формированию новых способов мышления, являющихся сегодня предметом исследования литературоведов и лингвистов. Творчество Ф.И. Тютчева интересно не только своей эстетической уникальностью и оригинальностью освоения языковых ресурсов, но также временнoй протяжённостью (1816  – 1873 гг.).

Обзор научных работ, посвященных творчеству Ф.И. Тютчева, позволяет говорить о широком и многостороннем его изучении, особенно в последние десятилетия. Впервые очерк о творчестве Тютчева появился в статье Н.А. Некрасова, в которой он ставил Ф.И. Тютчева в один ряд с самыми прославленными русскими поэтами А.С. Пушкиным и М.Ю. Лермонтовым [Некрасов 1950: 190–221].

В традиционном тютчеведении сложились разные подходы к изучению творчества поэта. В академических историко-литературных исследованиях творчество Ф.И. Тютчева рассматривается в контексте русской поэтической традиции: так, например, биографические моменты жизни и творчества поэта освещают Д.Д. Благой [Благой 1933], Б.Я. Бухштаб [Бухштаб 1970], И.С. Аксаков [Аксаков 1997], Н.Я. Берковский [Берковский 1987].

Мировоззрение Ф.И. Тютчева и его поэтическое наследие с литературоведческой точки зрения исследуется в работах В.Н. Касаткиной [Касаткина 1969], Л.А. Озерова [Озеров 1975], Е.А. Маймина [Маймин 1976], К.В. Пигарева [Пигарев 1980], Н.Н. Скатова [Скатов 1985: 243-253], М.А. Розадеевой [Розадеева 1988], В.С. Соловьева [Соловьев 1990: 105–121], Ю.М.  Лотмана ([Лотман 1990: 108-141]; [Лотман 1996]), А.Л. Голованевского [Голованевский 2003].

Философский аспект поэтического мировоззрения Ф.И. Тютчева рассматривали Л.Е. Родченко [Родченко 1992: 79–97], А.В. Шапурина [Шапурина 2002], С.Н. Стародубец [Стародубец 2003: 110–114], И.А. Ширшова [Ширшова 2004].

В своей диссертационной работе П.Н. Толстогузов анализирует поэзию Ф.И. Тютчева с точки зрения ее жанровых особенностей [Толстогузов 2003].

В сфере научной тютчевианы язык поэзии Ф.И. Тютчева изучался преимущественно с лексико-семантической точки зрения. Однако в настоящее время ситуация изменилась. Появилось много специальных работ, посвященных исследованию языка поэзии Ф.И. Тютчева: статья Р.Г. Сивериной [Сиверина 1981: 61–71], диссертационные работы Е.А. Стальмаховой [Стальмахова 1998], Е.В. Севрюгиной [Севрюгина 2003] Н.А. Гуриненко [Гуриненко 2005], Н.В. Пожидаевой [Пожидаева 2005], Н.В. Атамановой [Атаманова 2006], Б.В. Орехова [Орехов 2008], А.А. Белова [Белов 2008].

Сложившимся направлением можно считать исследования творчества               Ф.И. Тютчева в контексте западноевропейской литературы и философии, проведенные В.Н. Топоровым [Топоров 1990: 32–107], В.М. Жирмунским [Жирмунский 1996], П.Н. Толстогузовым [Толстогузов 1998: 20–41], Ю.Н. Тыняновым [Тынянов 2001: 367–378].

О неугасающем интересе к творчеству Ф.И. Тютчева и его влияния на культурное развитие современной России свидетельствует выход Полного собрания сочинений и писем (2002 – 2003 гг.), работа над созданием и выпуск «Поэтического словаря Ф.И. Тютчева» А.Л. Голованевского.

Основополагающее значение в предпринятом исследовании имели труды М.М. Бахтина, Н.Я. Берковского, Б.Я. Бухштаба, М.Л. Гаспарова, Ю.М. Лотмана, К.В. Пигарева, Л.В. Пумпянского, Ю.Н. Тынянова, Б.М. Эйхенбаума, Д.С. Лихачева, Н.К. Гея и др.

Настоящая диссертация посвящена исследованию пространственно-временных отношений, характерных для авторской (субъективной) модели мира, воплощенной в оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева, и описанию основных языковых способов их репрезентации.

Пространство, наряду со временем, относится к базовым концептам во всех культурах. Но, несмотря на это, данные понятия воспринимаются каждым человеком субъективно, что находит своё отражение в языке. В авторском сознании, в художественных произведениях такие, казалось бы, универсальные категории приобретают индивидуальное осмысление и самые разные семантические оттенки, что очень чётко прослеживается при сопоставлении оригинальных текстов с переводными. В данной работе пространственно-временная семантика рассматривается на материале оригинальных и переводных поэтических произведений Ф.И. Тютчева.

Ничто не подводит нас ближе к сущности лирической поэзии, чем работа над переводом поэтического языка, или, по крайней мере, его глубокая оценка. Как отмечал один из исследователей тютчевского наследия Ф. Джуд, «при переводе лирической поэзии переводчик, скорее всего сам выберет стихотворение, и  этот выбор будет обусловлен его собственными пристрастиями и в некоторой степени даже его обязательствами перед самим собой» [TCPOTIAET 2000: 43].

Поэтический перевод – это особый перевод, более сложный по сравнению с переводом прозаических произведений, поскольку каждое стихотворение обладает своим оригинальным звучанием.

Особенность перевода состоит в том, что мировоззрение автора должно совпадать с мироощущением переводчика. В противном случае переводчику приходится неотступно следовать букве оригинала из-за взаимодействия разных поэтических культур. Ещё сложнее обстоит дело с поэтическими текстами, когда очень часто переводчик вынужден создавать свои собственные произведения на языке перевода. Это взаимодействие сводится к заимствованию темы у соседней культуры и развитию её в иной языковой среде свойственным этой среде образом [Tomlinson 1803-1873: 5].

Основная цель перевода направлена на то, чтобы сохранить дух оригинала. Об этом упомянул в начале XIX века в своём трактате «О различных методах перевода» Ф. Шлейермахер: «Читатель перевода лишь тогда оказывается в равном положении с внимательным читателем произведения в подлиннике, когда он наряду с духом языка получает возможность почувствовать … дух автора» [Фёдоров 1983: 33].

Несомненно, Ф.И. Тютчев считается мастером поэтического перевода. Он писал не только на русском и французском, но и занимался переводами с немецкого, французского, английского и итальянского языков. Тютчев переводил Гёте, Шиллера, Гейне, Гердера, Уланда, Ленау, Цедлица, Байрона, Шекспира и других европейских писателей, обретая в собственных сочинениях свой голос и вырабатывая неповторимый стиль.

Актуальность темы диссертации заключается в том, что исследование пространственно-временной семантики русского языка и способов ее передачи на материале русской и переводной поэзии в XXI веке вызывает глубокий интерес лингвистов разных специальностей. Исследование пространственно-временной семантики позволяет выявить особенность взгляда глубоко русского поэта на эти категории. Поэтический текст, с этой точки зрения, представляет довольно сложное и многогранное явление, прежде всего, своей оригинальностью. Обращение к данной теме актуально как в настоящее время, так и в перспективе, так как вскрывает глубинные основы поэтической личности исследуемого автора. Также надо иметь в виду, что всегда остается актуальным изучение поэзии Ф.И.Тютчева, без которого, по словам Л.Н. Толстого, «нельзя жить» [Тургенев 1963: Т. V. 426].

Объектом изучения является поэтическое творчество Ф.И. Тютчева.

Предмет исследования – художественная семантика образов пространства и времени поэзии Ф.И. Тютчева и их функциональная значимость.

Языковым материалом для анализа в диссертации послужили все поэтические произведения, написанные Ф.И. Тютчевым, при этом детально исследовались  конкретные лексические единицы и синтаксические конструкции с пространственно-временным значением в оригинальных и переводных поэтических произведениях Тютчева.

Цель работы состоит в следующем:

  • проследить развитие представлений о времени и пространстве в науке и соотнести их с языковой картиной мира;
  • описать отражение свойств времени и пространства в семантике лексических единиц языка;
  • выявить художественный потенциал образов пространства и времени в оригинальной и переводной  поэзии Ф.И. Тютчева.

       Достижение поставленной цели предполагает решение ряда задач:

  • установить теоретическую основу исследования пространственно-временных образов в лирическом тексте;
  • построить и системно описать структуру лексико-семантического поля «время» и «пространство» в оригинальной и переводной поэзии Тютчева, а также выявить их роль в тютчевской картине мира;
  • сопоставить состав, принципы организации, связь и отличие лексических единиц с пространственной и временной семантикой в переводной поэзии Тютчева и в подлинных поэтических текстах зарубежных авторов;
  • определить типы, художественное своеобразие и функцию хронотопов в языке поэзии Ф.И. Тютчева, а также охарактеризовать средства и приемы создания хронотопов.

В работе используются преимущественно следующие методы исследования:

  • метод историко-филологического анализа, позволяющий рассматривать особенности поэтического языка Ф.И. Тютчева в историческом контексте;
  • комплекс методов лингвостилистического описания (характеристика лингвистических и стилистических особенностей поэтического произведения) с приемами синтезирования и дифференцирования языковых фактов;
  • приемы сопоставительного лингвистического анализа;
  • приемы концептуального и функционально-стилистического анализа.

           Научная новизна. В диссертации впервые проведено комплексное изучение пространственно-временной семантики переводной поэзии Тютчева в сопоставительном плане с пространственно-временной системой оригиналов зарубежных классиков. Впервые проведен концептуальный анализ, в результате которого выявлены основные культурные и личностно значимые мыслительные единицы, составляющие содержательный план концептов «время» и «пространство» в языке поэзии Ф.И. Тютчева. Впервые, насколько нам известно, охарактеризованы основные тематические хронотопы на материале поэзии Тютчева.

Теоретическое значение исследования состоит в конкретизации, уточнении и обобщении сведений, связанных со спецификой авторского выражения универсальных категорий времени и пространства; в обогащении приемов анализа пространственно-временных образов в лирическом произведении, а также в дальнейшем развитии принципов интерпретации поэтического текста в культурно-историческом  аспекте. Теоретическое значение приобретает и выявление способов выражения хронотопов как для лингвистической, так и литературоведческой тютчевианы.

Практическая значимость. В обширной лингвистической тютчевиане имеются отдельные наблюдения за спецификой выражения пространственно-временной семантики в поэзии Ф.И. Тютчева, но детальное исследование этой проблемы не проводилось. Сопоставительный характер исследования темы позволяет усилить его практическую направленность, представить дополнительный материал для наблюдений над спецификой понимания тютчевских текстов переводчиками, а следовательно, носителями других языков. Результаты работы и выводы, аспекты анализа категорий пространства и времени могут быть использованы при изучении других универсальных категорий бытия, языка и культуры. Материалы и результаты исследования послужат фактографической базой при разработке специальных лекционных курсов по лексикологии, филологическому анализу текста, спецкурсов по русской литературе ХIX века. Практическую значимость имеют и результаты наблюдений над хронотопами Тютчева. Сопоставительный характер работы открывает новые возможности использования ее материалов при изучении русского языка как иностранного.

           Положения, выносимые на защиту:

  • Время и пространство – основополагающие концепты, которые на языковом уровне образуют иерархическую систему лексико-семантических полей, лексико-семантических подполей, микрополей, тематических групп.
  • Содержательная структура лексико-семантических полей «пространство» и «время» в поэзии Тютчева включает в себя лексемы с собственно-пространственным и временным значением и их дериваты, которые образуют набор основных оппозиций и коннотаций, обусловленных особенностями авторского мировоззрения.
  • Мифопоэтический характер тютчевских текстов накладывает особый отпечаток на те свойства, которыми характеризуются концепты «пространство» и «время»: беспредельность, вневременность, хаотичность и др.
  • Переводы Тютчева органически входят в содержательную и образную структуру его оригинальной поэзии. Они вписываются в дуплетно-циклический характер его поэзии и одновременно высвечивают его индивидуальность как переводчика.
  • Хронотоп Тютчева представляет иерархическое образование, в котором в структуре больших хронотопов содержатся множество малых. Время и пространство в хронотопах Тютчева связаны с присутствием или отсутствием лирического героя.

Апробация результатов исследования. Материалы исследования были изложены на заседаниях кафедры, аспирантского семинара при кафедре русского языка Брянского государственного университета, на внутривузовских конференциях (Брянский государственный университет имени академика И.Г.Петровского); международных научных конференциях (IV Международной научно-практической конференции «Naukowa mysl informacyjnego wieku – 2009», Пшемысль, Польша; Международной научно-практической конференции «Российско-украинское пограничье: провинция как социокультурный феномен», г. Новозыбков, Брянская обл., 26-27 апреля 2011 г.; VI Международной научной конференция «Язык, культура, общество», Московский институт иностранных языков; Гамолинских научных чтениях, пос. Овстуг, январь 2010 г. Основные положения диссертации нашли отражение в 8 публикациях.

Структура работы определяется поставленной целью и задачами, характером исследуемого материала. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка и двух приложений.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи исследования, устанавливаются используемые в работе методы, указывается материал, определяется научная новизна, теоретическая и практическая значимость, приводятся выносимые на защиту положения, описывается структура диссертации.

Глава I «Время и пространство как объект научного исследования» представляет теоретическую базу диссертационного исследования. Здесь проанализированы и обобщены основные научные позиции, связанные с изучением категорий времени и пространства.

В §1 «Из истории научных взглядов на время и пространство» рассмотрена эволюция концепций времени и пространства, сложившихся в мировой науке, определены понятия времени и пространства на основе исследований, проведенных с помощью различных словарей, выявлены основные свойства времени и пространства.

В исследовании были рассмотрены образы времени, формировавшиеся в разные эпохи (от древности до наших дней) и представлена характеристика этих образов.

Особое внимание в данном параграфе уделяется общим свойствам времени: длительность, одномерность, необратимость, однородность. Следует отметить, что время может характеризоваться посредством оппозиций: обратимость – необратимость, объективность – субъективность, длительность – краткость, завершенность – незавершенность.

Словари русского языка (Д.Н. Ушакова, В.И. Даля,  БАС) в своих дефинициях отражают такие важнейшие признаки времени, как длительность, последовательность и цикличность.

В данном параграфе на основе различных лексикографических источников приводится определение категории пространства и рассматривается процесс развития представлений о пространстве с бытовой, географической и исторической точек зрения.

Здесь дается современное философское определение понятия «пространство» как «универсальной структуры, порядка взаиморасположения и протяжения материальных объектов в их существовании, движении и развитии» [Миронов 2005: 268].

Согласно СО, «пространство – одна из форм, наряду со временем, существования  бесконечно развивающейся материи, характеризующаяся протяжённостью и объёмом» [СО: 621]. В словаре Д.Н. Ушакова значение слова «пространство» связано с понятиями «промежуток», «место», «способное вместить что-то» [Ушаков 1935-1940: 576]. В.И. Даль  дает аналогичное определение пространству [Даль 2000: 521].

Согласно РАС, в настоящее время понятие «пространство» ассоциируется  со словоформами космос, бесконечность, воздух, вселенная, пустота, вечность, вселенная, звёзды, земля, мир, плоскость, рамки, сфера, бесконечность [РАС 1994: Книга 1].

В реферируемом исследовании к свойствам пространства автор относит протяженность, связность и относительную прерывность, однородность, изотропность, трехмерность.

У современного человека понятие времени в основном ассоциируется с движением. В словарной статье РАС в числе реакций к слову – стимулу «время» мы  найдём следующие: бежит, летит, не стоит, не ждёт, будущее, вечность, скорость, ушло [РАС 1994: Книга 1]. Эта идея перекликается с той, которую предлагает СО [СО: 107]. Возникает ассоциация с каким-то движением, вечным, повторяющимся, процессом.

§2 «Учение о времени и пространстве в современной отечественной и зарубежной филологии» посвящен изучению представлений о времени и пространстве, зафиксированных в языке, своеобразной проекции философских взглядов на язык в современной отечественной и зарубежной филологии.

Время с лингвистической точки зрения рассматривается во многих научных трудах литературоведческого характера: А.Г. Цейтлина [Цейтлин 1928],                     В.Б. Шкловского [Шкловский 1983], Б.В. Томашевского [Томашевский 1996] и др. Исследованию поэтического времени были посвящены работы В.М. Фишера,          А.Л. Слонимского, В.Ф. Переверзева, Г. Волошина, также Р.О. Якобсона, Г. Пуле,          Г. Мейергоффа, Я.О. Зунделовича и др. Углубленному изучению категории времени способствовал труд Д.С. Лихачева «Поэтика древнерусской литературы», где решению проблемы были отведены отдельные главы [Лихачев 1997].

Лингвистика изучает время в основном в качестве грамматической категории (А.В. Бондарко, Г.А. Золотова, М.В. Всеволодова). Только недавно его стали рассматривать как культурный концепт, элемент языковой картины мира.

Категория пространства в последнее время привлекает внимание лингвистов как интегративное явление. В русской системной лингвистике довольно полно прокомментированы языковые единицы, специализированные для выражения пространственных отношений. В труде М.В. Всеволодовой и Е.Ю. Владимирского исследовались способы выражения категории пространства формами имени [Всеволодова, Владимирский 1982]. В современной русистике последних лет          Ю.Д. Апресян, Р.М. Фрумкина, Е.С. Кубрякова, Е.В. Рахилина, А.В. Кравченко,       Е.С. Яковлева, И.М. Кобозева представляют разработки по методологии когнитивного анализа и описанию пространства.

Понятию пространства был посвящен специальный выпуск авторитетного сборника «Логический анализ языка. Языки пространств» [Логический анализ языка 2000].

В ряде зарубежных работ выборочно описываются отдельные участки пространственного комплекса [Piper 1997].

В русскоязычной и зарубежной лингвистической литературе трудно назвать описания, в которых была бы представлена исчерпывающая и иерархически структурированная система базовых составляющих категории пространства.

§3 «Об исследовании времени и пространства на материале художественного текста» освещает вопрос, касающийся исследования особенностей функционирования времени и пространства в художественном произведении.

За последние годы появилось много работ о времени в литературе, отличающихся различными подходами. Изучению грамматического времени в литературе посвящены отдельные работы Р.О. Якобсона [Jakobson 1961]. А.Г. Цейтлин исследовал  художественное время в романах Достоевского [Цейтлин 1927: 12].

По особенностям художественной условности время может быть абстрактным и конкретным. Также выделяют время историческое, биографическое (детство, старость и т.д.), метафизическое, космическое.

Время художественного произведения может быть закрытым и открытым. Закрытое время совершается только в пределах сюжета. Открытое время допускает наличие других событий за пределами произведения и его сюжета.

Время действия и время авторское и читательское создаются совокупностью многих факторов, причем, грамматическое время играет не первостепенную роль в этом.

Применительно к художественному тексту, пространство – это пространственная организация его событий, неразрывно связанная с временн?й организацией произведения, и система пространственных образов текста.

На основе анализа теоретических источников в данном параграфе дается краткая характеристика основных видов художественного пространства: конкретное абстрактное, условно-символическое, природное (географическое), историческое, мифологическое, социальное, психологическое, фантастическое, космическое, замкнутое, открытое, расширяющееся, сужающееся.

В организации художественного пространства есть ряд семантически значимых параметров: север, юг, запад, восток. Пространство может иметь вертикальную или горизонтальную направленность (то есть так называемые пространственные оси, которые имеют свою семантику). Особую роль в художественном пространстве играет граница, которая обладает  универсальной символикой.

В художественном пространстве выделяют пространство автора и пространство персонажей. Пространство автора  является доминирующим.

Художественное пространство неразрывно связано с художественным временем. Течение времени передается посредством изменения пространственных характеристик.

Глава II «Система основных временных концептов и специфика выражения их семантики в оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева» посвящена исследованию разных уровней организации лексико-семантического поля времени через призму концепта и описанию семантики их основных единиц на материале оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева.

 В §1 «Образ времени и способы его реализации в оригинальной поэзии Ф.И. Тютчева» дается обзор основных подходов к пониманию терминов «концепт», «гештальт», «лексико-семантическое поле» и проводится исследование особенностей лексических средств для раскрытия содержания концепта «время» в языке поэзии Ф.И. Тютчева.

Раздел 1.1. ««Время» как концепт и лексико-семантическое поле» представляет собой описание теоретических проблем, связанных с понятием «концепт», даются несколько определений концепта и гештальта, рассматриваются вопросы изучения лексико-семантических полей во взаимосвязи с концептом.

Анализ теоретических источников позволяет прийти к заключению, что концепт отражает когнитивную связь между человеком и познаваемым им миром. При всем разнообразии вариантов толкования  «концепт» единодушно признается единицей ментального уровня. Наличием у человека образного и вербального типов мышления объясняется то, что информация о мире хранится в человеческом сознании в виде понятий и  образов (гештальтов). Основные понятия мира, в том числе «пространство» и время», отражаются в языке посредством словарного состава, в сфере которого выделяются семантические поля, лексико-семантические группы, тематические группы, синонимичные ряды, отражающие «языковую картину мира» [Караулов 1987: 56].

Отношения между лексическими единицами концепта выстраиваются в систему семантических полей, то есть в «иерархическую структуру множества лексических единиц, объединенных общим значением и отражающих в языке определенную понятийную сферу» [Новиков 1991: 3-7].

На основе анализа различных подходов к определению лексико-семантического поля в настоящем исследовании использована дефиниция лексико-семантического поля как совокупности языковых единиц, объединенных каким-то общим (интегральным) семантическим признаком и связанных с общим ядерным компонентом значения.

В разделе 1.2. «Лексические средства выражения временной организации в оригинальной поэзии Тютчева» излагаются результаты исследования особенностей лексических средств,  раскрывающих содержание концепта «время» в языке поэзии Ф.И. Тютчева. Материалом для исследования послужили отобранные методом сплошной выборки поэтические тексты Ф.И. Тютчева (весь иллюстративный материал приводится по полному собранию стихотворений (ПСС) Ф.И.Тютчева (1987) с указанием названия стихотворения и страниц этого издания), в которых встречаются лексемы с темпоральной семантикой.

В работе представлен лексико-семантический анализ номинаций времени в поэтическом языке Ф.И. Тютчева и приведена классификация этих форм в порядке длительности: от большего к меньшему.

Среди языкового материала, который использует Тютчев для создания художественной модели времени, следует особо выделить наименования отрезков времени различной длины, характеризующие длительность универсального понятия «время»: вечность, век, год, час, минута, миг, мгновение. У Тютчева отсутствует мельчайшая счетная единица времени – секунда. Своеобразной компенсацией секунде, можно предположить, служат лексемы миг и мгновение. Для Тютчева, по – видимому, более значимы понятия «вечности», чем краткие моменты времени. Для поэзии Тютчева характерно очеловечивание природы, с минутой и мигом у поэта связаны отдельные поступки лирического героя и проявления природы.

Самый длительный из перечисленных ранее отрезков времени – вечность встречается у Тютчева 5 раз: дважды в его детском стихотворении «На новый 1816 год» (с.45), дважды в переводах Шиллера и в одном из последних его стихотворений, написанном в 1872 году. Рассматриваемая лексема означает «то, что существует, существовало и будет существовать» [ПСТ: 98]. Для Тютчева актуально именно указание на непрерывность времени в семантике вечности, что и отражает ПСТ.

Вечность у Тютчева несет с собой идею неразличения начала и конца, это обобщенное, повторяющееся, циклическое, бесконечное, неограниченное время: Предшественник его с лица земли сокрылся, И по течению вратящихся времен, Как капля в океан, он в вечность погрузился! (№1, с.45).

Час как вариант называния времени употребляется у Ф.И. Тютчева 52 раза [АЧС: 293]. Слово  «час» в стихотворениях Тютчева может употребляется без обозначения конкретного количества времени в следующих значениях: 1) «время, пора, момент» (к примеру: Настанет вскоре час – Приятный, сладострастный, блаженный час свиданья,..(№2, с.46)); 2) «определенное, конкретно не названное время; предполагаемое время» (например: Ночной порой в пустыне городской Есть час один, проникнутый тоской,..(№374, с.278). Как мы видим, в этих значениях временнaя составляющая лексемы «час» совмещается с пространственным.

Час у поэта часто употребляется в переносном значении (когда поэт говорит о наступлении желательного или нежелательного для кого-либо времени) и сочетается с эпитетом «последний»: В самом преддверье тьмы могильной Не оскудел, в последний час Твоей души любвеобильной  Неисчерпаемый запас… (№347, с.261).

В таких словосочетаниях, как «час от часу», «час оскудел», «час пробил», «час ударил», «час – другой» у Тютчева в значении слова «час» доминирует чисто временн?й компонент: Но час настал, пробил(№100, с.122).

Наименее кратким из исчисляемых отрезков времени у Тютчева служит «минута».

Лексема минута встречается в поэтических текстах Тютчева 8 раз [АЧС:252] в трех значениях: 1) «короткий промежуток времени, миг»; 2) «конкретный момент, определенное время»; 3) «неопределенно длительное или короткое время» [ПСТ: 360].

Минуты у Тютчева почти всегда роковые, страшные, то есть судьбоносны и для человека, и для общества: Нет – в минуту роковую, Тайной прелестью влеком,..(№200, с.183). Для Тютчева минута – это скорее трагическое, чем благостное время. Поэтому не случайно лексема употребляется в сочетаниях: роковой, страшный, горестный.

Минута в представлении поэта – это неуловимое мгновение минувшей жизни с ее горестными моментами, любовью и радостью, которое он пытается остановить, запечатлеть его: О, сколько горестных минут, Любви и радости убитой!.. (№ 230, с.197).

Самыми короткими неисчисляемыми временными отрезками времени у Тютчева являются «миг» и «мгновение», употребляющиеся в синонимичных значениях «короткий промежуток времени». Согласно «ПСТ», слово «миг» (4 словоупотребления) означает «очень короткий промежуток времени, момент» [ПСТ: 357]. В собственно временн?м значении этого слова у Тютчева присутствует оттенок неуловимости, быстротечности, краткости: Мы можем, странствуя в тернистой сей пустыне, Сорвать один цветок, ловить летящий миг(№4, с.47).

Миг у Тютчева является знаком времени переживаний героев, например, в стихотворении «Весна»(с.143), в котором весна вечного созидающего начала бытия (абстрактное, циклическое время) противопоставляется  быстротечности мига как проявления всех сил человеческой жажды жизни ради достижения едва уловимого блаженства в слиянии с океаном природы (линейное время). 

Согласно «ПСТ», лексема «мгновенье» у поэта употребляется (7 раз [АЧС: 251]) в двух значениях: 1) «слишком короткий временной промежуток, миг; очень мало»; 2) «очень короткое время, связанное с какими-либо событиями личной жизни» [ПСТ: 350]. В обоих значениях наблюдается преобладание временн?го значения над пространственным: Любовь есть сон, а сон – одно мгновенье(№194, с.180).

Кроме указанных лексем – имен концепта «время», в языке поэзии                  Ф.И. Тютчева методом сплошной выборки были дополнительно выделены несколько единиц, также входящих в сферу концепта «время», но принадлежащих к периферии:

1) лексемы, выражающие время как точную дату. К рассматриваемой группе лексем принадлежат: а) даты (названия стихотворений), соотносящиеся с биографией поэта (например, «Накануне годовщины 4 августа 1864 г.»(с.222) написано накануне первой годовщины смерти Е.А. Денисьевой, возлюбленной поэта; б) даты, соотносящиеся с политическими воззрениями поэта (например, «29-е января 1837»(с.140) посвящено трагической гибели А.С. Пушкина; «На новый 1816 год»(с.45) – первое стихотворение юного поэта накануне 1816 года; «14 – е декабря 1825»(с.72) посвящено делу декабристов; «На новый 1855год»(с.189) написано по поводу поражения русского государства в крымской войне);

2) лексемы, обозначающие наименования временных понятий относительно определенной точки отсчета суток, времени года: «вчера» (2), «сегодня» (3), «завтра» (95), «зима» (11), «весна» (41), «лето» (9), «осень» (3);

3) лексема, отражающая качественность и упорядоченность универсального понятия «время», «рассвет» (3);

4) лексемы, обозначающие временн?й промежуток суток, причем лексема «сутки» у Тютчева не встречается, вместо нее поэт использует лексему «день» в значении «сутки, промежуток времени в 24 часа» [ПСТ: 183]: «утро» (10), «вечер» (14) «день» (рассматривается в 1.3.), «ночь» (рассматривается в 1.3.), «полночь» (3), «полдень» (2);
5) лексемы, обозначающие периоды возраста, вместе с самой лексемой «возраст» (1)[АЧС: 231] в выражении «детский возраст») в значении «количество прожитого времени, лет» [СО: 97]: «детство» (1), «юность» (2), «молодость» (1), «старость» (2).
Кроме того, в реферируемой работе выделяются еще две группы лексем, которые находятся вне поля концепта «время», однако с ним связаны, так как содержат в своих дефинициях сему времени: 1) наименование прибора, отсчитывающего время – «часы»; 2) лексема, отражающая способ отсчета времени – «календарь».
Почти для всех рассмотренных выше лексем, помимо того, что они определяют время с различных точек отсчета, характерна их неразрывная связь с жизненными ситуациями лирического персонажа. То есть время у Тютчева очеловечивается, заполняет душевное пространство. Особенно это касается лексем, обозначающих временные промежутки суток, года. Утро, вечер, зима, весна, рассвет отражают в своей семантике свойственную для поэзии Тютчева системность – перенос свойств природы на человека. Отсюда выстраиваются антропоморфные метафоры и символические значения.
В разделе 1.3. «День и ночь как средство выражения философско-понятийной временной системы в поэзии Тютчева» рассматриваются особенности временн?й оппозиции деньночь в поэзии Ф.И. Тютчева. 
Концептуально богатой и регулярно воспроизводимой временн?й оппозицией, о которой не раз упоминали исследователи тютчевской поэзии, является деньночь. Двойственная природа мира, отразившаяся в тютчевском «ночном цикле», где ночь противостоит дню, обусловливает разделение временного потока.

Лексема «ночь» в своем прямом значении входит в поле концепта «время», так как содержит в лексической структуре временнyю сему, что находит подтверждение в словарной дефиниции: ночь – «время, когда солнце бывает под горизонтом»  [ТСРЯ: 67]. Лексема «ночь» (64 словоупотребления) [АЧС: 258] встречается у Тютчева в трех значениях: 1) «часть суток от захода до восхода солнца»; 2) «темнота, мрак»; 3) «цвета ночи, чернота» [ПСТ: 441]. Собственно временн?е значение проявляется тогда, когда лексема «ночь» означает «часть суток от захода до восхода солнца». Все остальные значения совмещаются с пространственным (включая выражение «день и ночь»), например: В ночи греха, на дне ужасной бездны, Сей чистый огнь, как пламень адский жжет(№23, с.68); Здесь фонтан неутомимый день и ночь поет в углу…(№174, с.166)

В описании ночи присутствует как негативно, так и позитивно оценочная лексика, что свидетельствует об отсутствии гармонии в восприятии ночного мира. Такие компоненты, как «хмурая», «была мрачна», «была нема», «в железной», «киммерийской грустной», «(средь) темной» соответствуют образу ночи как воплощению дисгармоничного начала, дисбаланса вселенских сил.

Значение лексемы «ночь» в поэзии Ф.И.Тютчева вступает в антонимичные отношения со значением лексемы «день», несмотря на то, что обе они входят в поле концепта «время». День – «часть суток от восхода до захода Солнца, между утром и вечером» [СО 1990: 163].
 У Тютчева лексема «день»(157) [АЧС: 237] употребляется в пяти значениях: 1) «часть суток от восхода до захода солнца, от утра до вечера»; 2) «сутки, промежуток времени в 24 часа»; 3) «календарная дата, конкретный день»; 4) «определенная пора жизни, время»; 5) «начало суток» [ПСТ: 182]. Собственно временн?е значение проявляется во всех случаях, но лишь первые три конкретизируют их, абстрагируя от пространственных, четвертое и пятое значения в тютчевских контекстах, как правило, совмещены с пространственными (включая выражения «день, год - другой», «ночью и днем», «с первого дня»), например: День, год – другой – и пусто будет там…(№340 с.257).
Чаще всего у Тютчева все, что находится в сфере дня, обладает активным движением, следовательно, временной поток становится быстротечным, неуловимым, безвозвратным, что подтверждают контектуальные компоненты, сопровождающие рассматриваемую лексему: «бесповоротный», «былые», «былых», «минувших», «скудеющего». 
Значение слова «день» у Тютчева также наделено как положительной, так и отрицательной оценкой: день может быть у Тютчева покойным и буйно-мятежным, блаженным и кровавым, пламенным и гаснущим, ранним и поздним, счастливым и болезненным. Но в большинстве стихотворений Тютчева день положительно окрашен: он благодатен, он «друг человеков и богов», «души болящей исцеленье». По Тютчеву, день прекрасен, но это всего лишь оболочка, скрывающая мир истинный, который открывается человеку ночью: Но меркнет день - настала ночь; Пришла - и, с мира рокового Ткань благодатную покрова Сорвав, отбрасывет прочь… (№135, с.145).
Во временн?й оппозиции «деньночь» в лирике Тютчева отразилось дуальное понимание им мира и времени, понимание мироздания как борьбы двух стихийных начал, в которой рождается мировая гармония и равновесие. 

§2 «Образ времени и способы его реализации в переводной поэзии Ф.И.Тютчева»  посвящен исследованию особенностей лексики с временной семантикой в переводных текстах Ф.И. Тютчева на основе сопоставления с темпоральной лексикой оригиналов зарубежных классиков.

Раздел 2.1. «Об особенностях перевода понятий времени в немецкой поэзии и ее месте в поэтической системе Тютчева» посвящен анализу лексики с временной семантикой в переводных текстах Ф.И. Тютчева в сопоставлении с темпоральной лексикой немецких оригиналов. Здесь выявляется роль немецкой поэзии в творчестве Ф.И. Тютчева.

Переводы составляют далеко не основную, но в то же время весьма существенную часть в творческом наследии Ф.И.Тютчева. Учитывая особенности биографии Ф.И.Тютчева, мы считаем вполне естественным тот факт, что среди 42 переводных стихотворений преобладают поэтические тексты немецких поэтов: на первом месте – Гете (Тютчев перевел десять его стихотворений и пять отрывков из первой части «Фауста»), второе место занимает Гейне (Тютчевым переведены семь его стихотворений и переложен стихами прозаический отрывок из «Путевых картин»), на третьем – Шиллер (5 стихотворений). Кроме того, Тютчев переводил Уланда, Гердера, Цедлица и  Ленау. 

В данное время существует довольно большое количество работ, посвященных исследованию тютчевских переводов с немецкого языка. В этом отношении особое значение имеют работы Ю.Н. Тынянова [Тынянов 1977: 29 – 37, 350-395] и               В.Н. Топорова [Топоров 1990: 32-107]. Весьма вероятно, что знаменитые мотивы и образы в стихотворениях Тютчева вызваны к жизни натурфилософией немецких романтиков.

В немецкой поэзии Тютчева привлекало умение увидеть в отдельном примере человеческой жизни главные проблемы бытия. Тютчеву было родственно стремление немецких поэтов осветить вопросы, связанные с несовершенством душевного и духовного мира человека, с постижением гармоничного слияния человека и природы, бесконечной и вечной вселенной.

В переводах с немецкого поэт обращается к олицетворенному образу неуловимого движения всепоглощающего, вечного и возвращающегося времени.  Идея времени в переводных текстах Тютчева из немецкой поэзии очень часто реализуется через образ сна, через память о прошлом, наполненном романтически идеализированными событиями, например, в стихотворении Ф.И. Тютчева «Приветствие духа»(с.88), переводе стихотворения  Гете «Geistes Gruss».  В рассматриваемых стихотворениях Ф.И. Тютчева и Гете изображается ушедшее историческое время, которое эксплицируется через воспоминание, о чем свидетельствуют лексемы с семантикой прошлого «старая», «дух», «рыцарь» (у Тютчева) и «alt», «Geist», «Held» (у Гете): На старой башне, у реки, Дух рыцаря стоит И, лишь завидит челноки, Приветом их дарит. Причем время прошлого здесь наполнено идеальным временем,  жизнью, силой, молодостью, здоровьем и незнанием о смерти, но оба поэта говорят об этом метафорически:

     Кипелакровьивсейгруди,                        Sieh, diese Senne war so stark,

Кулакбылизсвинца,                                   Das Herz so fest und wild,

И богатырский мозг в кости,                    Die Knochen voll von Rittermark,

     И кубок до конца!..                                      Der Becher angefullt…

Временнaя картина русского и немецкого стихотворений отражает повторяемость событий и движение вечного, возвращающегося времени, круговорот жизни, незыблемость вселенских порядков, законов бытия: …А ты плыви, плыви, ладья, Куда несет поток!; …Und du, du Menschen-Schifflein dort, Fahr immer, immer zu. («immer» с нем. «всегда, постоянно, каждый день»). В последних строках тютчевского стихотворения мы наблюдаем небольшое расхождение в выборе лексики, несмотря на семантическую близость к оригиналу: у Гете выражение «Menschen-Schifflein» означает буквально «человеческий кораблик» (кораблик человеческих судеб), Ф.И. Тютчев для передачи идеи движения времени выбирает слово «ладья», которое, однако, в общем контексте стихотворения может быть интерпретирована как аллегорическое обозначение человеческой судьбы. В финале стихотворений Тютчева и Гете временные границы расширяются, здесь задаётся иной вектор движения по оси времени, оно направлено к вечности.

Несмотря на вольность трактовки оригинальных стихотворений немецких классиков, Тютчеву удавалось передать их основную идею и сохранить лейтмотив. Это явно прослеживается при сопоставлении отрывка из «Лирического интермеццо» Гейне («Ein Fichtenbaum steht einsam…») [ЗПВПТ: 134] с переводом, выполненным Ф.И. Тютчевым. Первый по времени перевод — «На севере мрачном» — Тютчев озаглавил «С чужой стороны»(с.67), переосмыслив гейневскую тему «мечты о далекой возлюбленной» как выражение чувств лирического героя, тоскующего на чужбине. Присутствие мотива одиночества в переводе, вероятно, обусловлено личными обстоятельствами (пребыванием поэта за границей).

Из контекста становится понятно, что художественное время стихотворений – зима. У Гейне встречается непрямой временн?й указатель «EisundSchnee» (с нем. «лед и снег»), что по значению перекликается с тютчевскими «под снегом белеет», «в инистой мгле» и «вьюга». Как и в стихотворении Гейне, семантика холода у Тютчева поддерживается словами с семантикой сна: «заснул», «сон», «снится» (у Тютчева) и «schlafern» (с нем. «клонить в сон») (у Гейне). Оригинал отличается от перевода тем, что в нём отсутствует такое поэтическое выражение, как «и сон его вьюга лелеет» («нежит, заботливо ухаживает») [МАС 1999: Т. 2. 174]. У Гейне здесь  использовано слово со сниженной (разговорной) нормативно-стилистической окраской («schlafern»). В приведенных примерах авторы используют прием психологического параллелизма, персонификации жизни природы. Идея времени в рассматриваемых стихотворениях реализуется через образ сна, характерной особенностью которого является бессобытийное время. У Тютчева и у Гейне время не названо конкретно, оно, если так можно сказать, выключено. Зима погружает природу в сон, существование замедляется, но не прекращается вовсе, жизнь ждет своего пробуждения.

В тютчевских переводах с немецкого наблюдается тонкий семантический сдвиг от ирреального времени оригинала к реальному времени перевода. Это происходит за счет конкретизации временных лексем (к примеру «тогда»). В этом отношении показательным является переводное стихотворение «Закралась в сердце грусть, – и смутно…»(с.74) («Das Herz ist mir bedruckt, und sehnlich…», у Гейне). В нем изображена картина мирового распада, которой противопоставлена романтически идеализированная старина. Время здесь раскрывается через оппозицию «реальное – ирреальное», о чем свидетельствуют лексемы с темпоральным значением «настоящее» – «представляемое прошлое»: «нынче» – «тогда» (у Тютчева) и  «jetzt» (с нем. «теперь, сейчас») – «der alten Zeit» (с нем. «былое время») (у Гейне). В русском и немецком текстах прослеживается мотив воспоминания, который задает временной разрыв между настоящим временем монолога и находящейся в прошлом картиной: Я вспомянул о старине: Тогда все было так уютно И люди жили как во сне.  –  Gedenke ich der alten Zeit Die Welt war damals noch so wohnlich, Und ruhig lebten hin die Leut ’ (с нем. «вспоминаю я былое время, мир тогда был такой уютный, и люди здесь жили спокойно»). Здесь сфера сна у Тютчева и у Гейне насыщена идеальным временем (прошлого), благоприятным временем, временем душевного равновесия с предельной полнотой жизни в противовес реальной жизни. 

Результаты исследования свидетельствуют о том, что творческий контакт Тютчева с немецкой культурой и философией не подавил его неповторимой индивидуальности, а, напротив, способствовал ее проявлению.

В разделе 2.2. «Особенности перевода понятий времени в западноевропейской поэзии и ее месте в поэтической системе Ф.И. Тютчева» рассматриваются особенности темпоральной лексики в переводных текстах Ф.И. Тютчева в сопоставлении с оригиналами английских, французских и итальянских поэтов. Здесь выявляется влияние западноевропейской поэзии на творчество Ф.И. Тютчева.

Ф.И. Тютчев усвоил поэзию Байрона, обращался к поэзии Шекспира, отлично знал французский романтизм. Кроме того, поэт занимался переводами с английского и итальянского языков, переводил Горация, Ламартина, Гюго, Беранже, Микеланджело, обретая в собственных сочинениях свой авторский стиль и выражая свои философские идеи. В мироощущении русского поэта укоренились шекспировский историзм и его глубокое проникновение в человеческую природу, байронический романтизм в изображении человека эпохи. В переводах из французских и итальянских поэтов Тютчев постоянно затрагивает тему странничества путника на большой дороге жизни. Русский поэт освещает вопросы исторической эволюции западных империй, обращаясь к образам их правителей  (Наполеона, Карла Великого и др.).

В стихотворении «В альбом друзьям»(с.71), переводе оригинала «Lines written in an album, at Malta» Дж. Байрона, чье имя вошло в историю английской и мировой литературы как наиболее влиятельного выразителя романтичного мировоззрения, Тютчев проводит тему возобновления в памяти минувшей жизни. Отдавая преимущество абстрактным и возвышенным образам, английский поэт в своем стихотворении рассматривает судьбу личности как часть всемирного процесса. Тяжесть пережитого, сожаление об ушедшем времени, тоска по жизни передаются в переводном стихотворении словосочетанием «сердце погребено». Немаловажную роль для создания ощущения чего-то гнетущего создают у Тютчева словосочетания «на хладных камнях гробовых», «на вековой громаде льдов». Тютчевское «хладных камнях гробовых» семантически полностью совпадает с метафорическим словосочетанием у Байрона «cold sepulchral stone». В словаре Мюллера «sepulchral» означает «погребальный», «мрачный» [АРСМ]. Оно тесно перекликается с тем значением, которое предлагает «ПСТ»: камень – «могильная плита» [ПСТ: 291]. Только у Тютчева инверсия «хладных камнях гробовых» усиливает мрачное ощущение. Тема ушедшего времени передается у Байрона местоимением «some»(оно несёт абстрактное значение) в словочочетании «in some succeeding year» (причём темпоральность здесь выражена лексемой «year» в сочетании с прилагательным «succeeding», которое относит действие в будущее). У Тютчева временной слой поддерживается  описательным оборотом «чрез много, много лет» (значение неопределённого, неясного будущего). Тему памяти – смерти в этих стихотворениях поддерживают лексемы «dead», «burried» (у Байрона) и   «погребено» (у Тютчева), усиливая семантику отсутствия. У Мюллера слово «dead» означает «мёртвый, умерший», «bury» – «хоронить» [АРСМ]. Таким образом, память у Тютчева представляется как явление, обладающее свойствами конечности, что придает времени стихотворения безвозвратный, линейный характер.

В своих переводах Тютчев затрагивает идею конечности, безвозвратности жизни и продолжения ее лишь во сне и в воспоминаниях. Рассматривая судьбу отдельного человека как часть всего мирового движения, поэт не просто освещает исторические события, но обращается к природе общественных проблем и катаклизмов. В переводах Тютчева французских классиков поэт создает картину бесконечного, вневременного бытия, которое на лексическом уровне выражается с помощью лексем, обозначающих бесконечный или очень долгий период времени. В переводах с итальянского поэт конкретизирует абстрактные образы времени, но, наряду с этим, связывает их с  образом сна, который воспринимается как идеальное время в сравнении с отсутствием гармонии реального времени (к примеру, в стихотворении «Молчи, прошу, не смей меня будить...» (с.192) (Из Микеланджело «Caro m'e 'l sonno, e piu l'esser di sasso...»).

Переводные стихотворения Ф.И. Тютчева дают возможность проследить сходства и различия в интерпретации семантики временных компонентов в русском поэтическом  тексте и иноязычном оригинале.

Глава III «Лексико-семантическое поле «пространство» и основные способы его реализации в оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева» посвящена изучению особенностей концепта «пространство» в оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева и выявлению языковых средств, используемых поэтом для речевого воплощения этого концепта. Структура данной главы строится с учетом осмысления специфики изображения пространственных стихий в поэзии Тютчева: земное, воздушное и водное пространство. Эти виды пространства пересекаются, изменяются. Особое место в пространственной иерархии у Тютчева занимает вселенная, хаос. Они включают в себя все обозначенные виды пространств.

В §1  «Структура лексико-семантического подполя «земное и подземное пространство» и его основные компоненты в оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева» анализу особенностей лексики с пространственной семантикой, входящей в подполе «земное и подземное пространство», а также строится структура данного лексико-семантического подполя.

У Ф.И. Тютчева лексема «пространство» употребляется только 1 раз [АЧС: 273] в собственно пространственном значении «неограниченная протяженность во вселенной» [ПСТ: 604]: …В солнцы – хаос развила, И в пространствах  -  звездочету Неподвластных – разлила!(№17, с.62). Поэту свойственно обращение к абстрактному смыслу этого слова. Несмотря на единичность употребления слова «пространство» в лирике Ф.И. Тютчева, особенностью его поэзии является неоднократное использование лексем семантического поля «пространство».

Концепт «пространство» у Тютчева может выражаться следующими лексемами с пространственным значением, входящими в группу существительных:                            1) существительные, обозначающие пространство не ограниченное в своей протяженности: беспредельность, вселенная, хаос, мир, простор, даль, раздолье, бездна; 2) существительные, обозначающие стороны света: Север, Юг, Запад, Восток; 3) существительные, обозначающие воздушное пространство: небо, эфир, радуга, высота; 4) существительные со значением географического пространства, близкого к реальному: Россия, Русь, Польша, Украйна, Швейцария, Китай, Черногорье, Европа, Москва, Севастополь, Киев, Петербург, Рим, Варшава, Ницца, Фивы, Троя, Неаполь и др.; 5) существительные, репрезентирующие земное пространство, зрительно ограниченное в своей протяженности: верх, низ, земля, дорога, край, дом, город, селение, поле, площадь, улица, гора, долина, лес, сад, равнина, холм, берег, гробница, могила, храм, зaмок, угол, порог, стена, окно, купол, дверь, комната, зала; 6) существительные, обозначающие реалии растительного мира: ель, кедр, пальма, дуб, цветок, лист, злак, цвет, роза, дерево, терн, тростник, колос;                   7) существительные, обозначающие водное пространство: океан, море, пучина (морская), озеро, река, источник, поток, ручей, ключ, родник, фонтан, водомет, дождь, ливень, струи дождя и др.

Важной характеристикой пространства у Тютчева являются направленность и ориентированность, которые, прежде всего, ассоциируются с земным пространством. Основные ориентации у Тютчева – горизонтальная и вертикальная.  Вертикальной организации у Тютчева подчинена пространственная  оппозиция СеверЮг, связанная с биографией поэта. Антитезе СеверЮг у поэта соответствует не только противопоставление погоды, сезона, природы, пространственные значения расширяют свою семантику за счет эмоциональных оценок. Светлому миру гармонического наслаждения противопоставлен у Тютчева мрачный мир холода, тьмы и мертвенной неподвижности.

Кроме того, контраст между «светлым» и «мрачным» краем может выражаться у Тютчева через противопоставление СеверВосток, к примеру, в переводном стихотворении «С чужой стороны»(с. 67) из Гейне «Ein Fichtenbaum steht einsam…». Лексема «север» присутствует как в оригинале (Im Norden – с нем. «на севере»), так и у Тютчева (На севере), но в русском переводе она приобретает более эмоциональную оценку (На севере мрачном). Лексему «Morgenland» (с нем. «полуденная страна») Тютчев заменил лексемой «Восток» (в дальних пределах Востока), что свидетельствует о собственной интерпретации темы оригинала.

Важной семантико-стилистической особенностью языковых средств создания пространственной картины у Ф.И. Тютчева является четкое оценочное противопоставление ВостокЗапад и все, что связано с ассоциациями такого противопоставления. Прежде всего, это Россия – Европа. Помимо этого, запад (страны Западной Европы), север и юг могут противопоставляться у Тютчева востоку в значении «арабские страны», к примеру, в переводном стихотворении из Гетева «Западо-Восточного дивана»(с.90). Ф.И. Тютчев полностью перенес пространственную картину оригинала в русский текст:

Запад, НордиЮгвкрушенье,               Nord und West und Sud zersplittern,

Троны, царствавразрушенье,                Throne bersten, Reiche zittern:

НаВостокукройсядальный,                   Fluchte du, im reinen Osten

Воздухпитьпатриархальный                Patriarchenluft zu kosten.

В поэтических текстах Ф.И.Тютчева репрезентантами земного пространства служат географические названия, топонимы: Россия, Русь, Польша, Греция, Украйна, Швейцария, Китай, Черногорье, Европа и др.

Среди лексем, принадлежащих к подполю «земное пространство» выделяются природные ограничители пространства («скала», «угол», «берег», «край», «гора» и др.) и ограничители пространства, созданные человеком («дом», «храм», «зaмок», «гробница», «могила» и др.).

Кроме того, земное пространство у Ф.И. Тютчева существует в неразрывной связи с тем, что на нем произрастает. Пространственные значения у Тютчева свойственны отдельным видам растительного мира - цветок(15), лист(2), злак(2), цвет(2), дерево(1), ель(5), кедр(2), пальма(2) и др. Очень часто они используются поэтом в символическом значении, например, в стихотворении «На древе человечества высоком»(1832).

Лексемы, входящие в лексико-семантическое подполе «земное пространство», оказываются доминирующими в поэзии Тютчева, что напрямую соотносится с мотивом движения и мировоззрением поэта, для которого движение было нормой жизни. Основными признаками земного пространства в поэзии Ф.И. Тютчева являются направленность, замкнутость, отграниченность и заполненность объектами.

В §2 «Структура лексико-семантического подполя «водное пространство» и его основные компоненты в оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева» рассматриваются особенности и структура лексико-семантического подполя «водное пространство» в оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева. Одним из способов создания пространства воды у Тютчева является использование лексем –существительных «стихия», «бездна» (водная), «пучина» (морская), «вода», «воды», «влага», «океан», «море», «озеро», «река», «источник», «поток», «ручей», «ключ», «родник» и др. Водное пространство у Тютчева может иметь как предельно обобщенное значение постоянного движения, всепобеждающей изменчивости, власти стихии, так и являться символом вечности, неизменности, бессмертия природы, тайны мироустройства. Важно отметить, что лексемы, принадлежащие подполю «водное пространство» (как и другим видам пространства) наделяются у Тютчева человеческими качествами. Например, море способно петь, молчать, выражать недовольство, протест. В переводном стихотворении «Кораблекрушение» (Из Гейне) (с.75) Тютчев полностью переносит в свою пространственную систему гейневский образ моря как живой стихии, несущей разрушение и погибель для человека:

у Тютчева                                                                   у Гейне

И сам я, бледный, обнажённый труп,           Und ich selber, gleich einer Leiche,

Изверженный сердитым морем,                DiegrollendausgeworfendasMeer,

Лежунаберегу,                                               Lieg’ ich am Strande,

На диком, голом берегу!..                              Am oden, kahlenStrande.

Передо мной — пустыня водяная,..           VormirwogetdieWasserwuste,..

Очень часто поэт использует многоступенчатую пространственную картину в изображении водной стихии: от истока, ключа пространство расширяется до океана и бездны, что свидетельствует о видении поэтом мировых процессов в их единстве и взаимосвязи. Например, река у Тютчева является частью пути, который ведет к всепоглощающему океану, бездне. Так, например, в переводном отрывке из «Фауста» (Гете) (4) (с.113) течение рек поэт переносит в аллегорический план, раскрывая идею присоединения к вечному и бесконечному жизненному потоку: …Сребристый ключ в златые реки льется… И уж вдали открылся и светлеет С заливами своими океан.

В каждом конкретном случае семантика номинаций водных пространственных объектов у Тютчева различна: она может включать как прямое номинативное значение, отмеченное в словарях, но может раскрывать авторский образ – метафору, наполненный глубоким философским смыслом.

В §3 «Структура лексико-семантического подполя «воздушное пространство» и его основные компоненты в оригинальной и переводной поэзии Ф.И.Тютчева» рассматриваются особенности и структура лексико-семантического подполя «воздушное пространство» в оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева. Воздушное пространство у Тютчева олицетворяет  «небо» и его дериват «небесный». Верх небесного или воздушного пространства у Тютчева предстаёт в форме свода, купола: Небесный свод, горящий славой звездной, Таинственно глядит из глубины(№46, с.82).

Важно отметить, что небо в тютчевских текстах приобретает семантически приближающийся к нему лексический пучок: «небеса», «небесный», «небосклон», «небесный свод», «твердь», «лазурь». Воздушное пространство у Ф.И. Тютчева, представлено еще лексемами «эфир», «воздух», «ветерок», «зефир», «радуга», «струя» (воздушная), «небосклон», «поднебесье». Репрезентантами воздушного пространства у Тютчева могут выступать лексемы, обозначающие птиц. Например, в переводном стихотворении «Кораблекрушение»(с.75) из «Der Schiffbruchige»(Гейне) поэт относит орла к воздушному пространству (…И к солнцу, как орел парил!..). Семантика воздушной сферы прослеживается в лексемах «воскрылялся», «солнце», «орел», «парил». В соответствии с «ПСТ», воскрыляться – «возноситься» [ПСТ: 123], то есть подниматься вверх. Слово «солнце» с предлогом «к» указывают на направление движения кверху. Подобная пространственная ориентация наблюдается в оригинальном стихотворении: Undflog, wieeinAar, hinaufindenHimmel!

В данном параграфе рассматриваются особенности семантики таких пространственных обозначений, как вселенная, хаос, мир, даль, беспредельность и некоторых других, которые, обозначая пространство, могут характеризовать их в целом или относиться к каждому из них в отдельности.

Глава IV «Хронотоп как способ реализации пространственно-временной семантики в оригинальной и переводной поэзии Ф.И. Тютчева» представляет собой исследование типологически устойчивых хронотопов в поэтическом языке Ф.И. Тютчева на основе концепций М.М. Бахтина и Н.К. Гея.

В §1 «Категория хронотопа и история его изучения» рассматривается взаимосвязь пространства и времени в категории хронотопа, отражающей их единство. На основе исследований ряда ученых (М.М. Бахтина, Ю.М. Лотмана, Д.С. Лихачева, Н.К. Гея, Н.К. Шутой, В.Г. Щукина) определяются основные параметры хронотопа как теоретического предмета исследования.

Исследование пространства и времени имеет существенное значение для раскрытия особенностей художественного отражения действительности, специфики внутреннего мира поэтических произведений, вопросов их содержания и формы.

Пространство и время в художественных текстах могут трансформироваться, переходить одно в другое, что позволяет выделить категорию хронотопа, отражающую их единство.

В §2 «Основные темы поэтического хронотопа Ф.И. Тютчева и способы его реализации» рассматриваются основные характеристики поэтического хронотопа Ф.И. Тютчева. На основе исследований М.М. Бахтина и Н.К. Гея, в работе анализируются типологически устойчивые хронотопы в поэтическом языке             Ф.И. Тютчева, представленные устойчивыми мотивами и образами: хронотоп встречи, хронотоп дороги, хронотоп  площади, хронотоп зaмка, хронотоп провинциального городка, хронотоп порога, хронотоп реки. Каждый из представленных хронотопов рассматривается подробно на примерах тютчевских стихотворений, в которых они проявляются наиболее четко.

Поэзия Тютчева представляет значительный интерес для исследования ее именно с хронотопической точки зрения. Это, прежде всего, объясняется особенностями его поэтического метода, которые с наибольшей полнотой описал          Л.В. Пумпянский. Очень важным для создания тютчевского хронотопа является, во-первых, отмеченная им циклизация, заключающаяся в том, что все поэтическое творчество поэта представлено несколькими тематическими гнездами, которые пронизывают его хронологически, образуя тем самым своеобразные циклы; во-вторых, указание на то, что обилие дублетов в его творчестве способствует интенсификации его метода: «Каждая значительная тема у поэта дублируется» [Пумпянский 1928: 9-57].

Целесообразно отметить, что доминирующими среди рассмотренных в работе хронотопов становятся «встреча» и  «дорога». Они тесно соотносятся с другими хронотопами. Например, у Тютчева встреча ассоциируется во многих стихотворениях с событиями прошлого, с возлюбленной, родными местами и ностальгией обо всем, что с ними связано. Этот хронотоп прослеживается в ряде стихотворений Ф.И. Тютчева: «К.Б.» («Я встретил вас…», с.255), «Cache- Cache(с.78), Двум сестрам(с.82), «Я помню время золотое…»(с.136) и др.. Результаты исследования показывают, что в тютчевском хронотопе встречи превалирует то темпоральный компонент, то пространственный на фоне внутреннего, закрытого пространства памяти лирического героя. Когда терзаемый ностальгией персонаж вызывает в памяти забытые мгновения прошлого, плоскостное пространство событийного уровня расширяется, выходит за рамки одного измерения. Так создается двуплановая структура образа, что позволяет говорить о хронотопе. Примером такой структуры может служить стихотворение «К.Б.» («Я встретил вас…», с.255). В композиции стихотворения можно выделить три временных пласта: 1) встреча; 2) воспоминание;  3) события прошлого. Пространство хронотопа в рассматриваемом стихотворении конкретно не обозначено, оно проявляет себя через видимое присутствие любимой женщины, с которой связаны лучшие моменты жизни поэта. Здесь пространство обращено во внутренний мир лирического героя, оно ограничено рамками его чувств и воспоминаний: Я вспомнил время золотое – И сердцу стало так тепло; С давно забытым упоеньем Смотрю на милые черты; Как после вековой разлуки Гляжу на вас, как бы во сне, - И вот слышнее стали звуки, Не умолкавшие во мне Смена времени и пространства в стихотворении «К.Б.» выражается комплексно. Лексические средства с семантикой прошлого и настоящего в сочетании с грамматическими воссоздают картину единства пространства и времени в настоящем, разделенным столь же единым прошлым.

Следует иметь в виду, что сложная пространственно-временная организация стихотворений Ф.И. Тютчева не может ограничиваться только рассмотренными нами хронотопами, так как его поэзия насыщена образами, каждый из которых хронотопичен в той или иной степени.

Хронотоп Тютчева представляет иерархическое образование, в котором в структуре больших хронотопов содержатся множество малых. Время и пространство в хронотопах Тютчева связаны с присутствием или отсутствием лирического героя.

Время в хронотопах Тютчева может как растягиваться, так и сжиматься. В сложной структуре тютчевского хронотопа хронологическая последовательность вступает в противоречие с реальным ходом событий и течением времени.

Организацию тютчевских хронотопов характеризуют  многомерность и подвижность пространства. Иногда оно опережает время или обратно по отношению к нему, к примеру, пространство памяти с мотивом воспоминания и тоски по утраченному (хронотопы встречи, дороги, замка, реки). Вместе с тем, действие в поэтических текстах Ф.И. Тютчева может разворачиваться как во внешнем (открытом или закрытом) пространстве, так и во внутреннем закрытом пространстве. Родство внешнего и внутреннего пространства определяет формирование такой особенности тютчевского пространства, как наделение его духовностью, что свидетельствует о мифологизации пространства (хронотопы дороги, реки), свойственной поэтическим образам Ф.И. Тютчева.

Пространство у Тютчева разноуровневое (иерархичное): оно может трансформироваться из горизонтального (плоского, суженного) в вертикальное, происходит совмещение или наложение разных пространственных планов.

Пространственно-временные характеристики рассмотренных нами хронотопических образов наполнены глубоким художественно-философским смыслом, который отражает миропонимание, жизненную позицию и поэтические устремления Ф.И. Тютчева.

В Заключении излагаются итоги проведённого исследования и намечаются перспективы дальнейших научных исследований каждой из поднятых тем на уровне художественных текстов разных жанров, в том числе и в сопоставительном плане.

Приложения содержат схемы структуры лексико-семантических полей «время» и «пространство» в языке поэзии Ф.И. Тютчева, а также список используемых стихотворений с указанием номера.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора.

1. Боровская, И.О. Пространство во времени и время в пространстве в поэзии Ф.И.Тютчева [Текст] / И.О. Боровская // Филологические науки. Вопросы теории и практики. - Тамбов: Грамота, 2008. – № 1(1). – В 2 ч. – Ч. 1. С. 33-38 (0, 64 усл. п. л.).

2. Клюева, И.О. Пространственно-временные семантические компоненты в переводной поэзии Ф.И. Тютчева [Текст] / И.О. Клюева // Вестник Брянского государственного университета. №2 (2010): История. Литературоведение. Право. Философия. Языкознание. – Брянск: РИО БГУ, 2010. – 248 с. С. 190-195 (0,7 усл. п. л.).

3. Клюева, И.О. Семантика темпоральных понятий в переводных произведениях Ф.И.Тютчева [Текст] / И.О. Клюева // Вопросы филологии. – Спецвыпуск: VI Международная научная конференция «Язык, культура, общество». – Тезисы докладов. – М., 2011. С. 241-242 (0,1 усл. п. л.).

4. Клюева, И.О. «Память» как способ репрезентации темпоральной семантики в поэтических текстах Ф.И.Тютчева [Текст] / И.О. Клюева // Вестник Брянского государственного университета. №2 (2011): История. Литературоведение. Право. Языкознание. – Брянск: РИО БГУ, 2011. – С. 327-331 (0,4 усл. п. л.).

5. Боровская, И.О. Ассоциативное восприятие пространства в оригинальной и переводной поэзии Ф.И.Тютчева [Текст] / И.О. Боровская // Тютчевский дебют: Первые научные публикации студентов и аспирантов / Под ред. докт. фил. наук, проф. А.В. Антюхова, докт. фил. наук, проф. А.Л. Голованевского. Брянск: РИО БГУ,  2008.  – С. 91-96 (0,3 усл. п. л.).

6. Боровская, И.О. Способы выражения пространственных значений в поэзии Ф.И.Тютчева [Текст] / И.О. Боровская // Materialy V Miedzunarodowey naukowi-praktyczney konferencji “Naukowa mysl informacyjonego wieku-2009” Volume 11. Filologicznenauki.  Przemysl:  Nauka I stidia. – S. 60-64 (0,3 усл. п. л.).

7. Клюева, И.О. Средства отражения пространственной оппозиции север – юг в языке поэзии Ф.И.Тютчева [Текст] / И.О. Клюева // «Здесь души моей частица». Материалы III и IV Гамолинских научных чтений. Специальный выпуск альманаха «Брянский край».  –  Брянск: Группа компаний «Десяточка», 2010. – С. 69-76 (0,3 усл. п. л.).

8. Клюева, И.О. Топоним «Италия» как средство отражения пространственной  картины в языке поэзии Ф.И.Тютчева [Текст] / И.О. Клюева // Российско – Белорусско – Украинское пограничье: 25 – летие экологических и социально – педагогических проблем в постчернобыльский период: Сборник материалов международной научно – практической конференции. Новозыбков, Брянская обл., 26-27 апреля 2011г. / Ред. кол. В.Н. Пусовойтов, С.Н.Стародубец и др. – Брянск: Изд. БГУ, 2011.  – С. 370-372 (0,2 усл. п. л.). 

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.