WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Художественное воплощение темы женской судьбы в романах Элизабет Гаскел 1848-1855 гг.: викторианский социум и женский характер

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

 

Фирстова Мария Юрьевна

 

 

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ ТЕМЫ ЖЕНСКОЙ СУДЬБЫ

В РОМАНАХ ЭЛИЗАБЕТ ГАСКЕЛЛ 1848 – 1855 гг.:

викторианский социум и женский характер

                                                                                                                       

10.01.03 – литература народов стран зарубежья

(литература Великобритании)

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

Екатеринбург – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Пермский государственный национальный исследовательский университет»

Научный руководитель:             доктор филологических наук, профессор

Проскурнин Борис Михайлович

Официальные оппоненты:

Поляков Олег Юрьевич, доктор филологических наук, профессор

ФГБОУ ВПО «Вятский государственный гуманитарный университет», профессор кафедры русской и зарубежной литературы

Горбунова Наталья Владимировна, кандидат филологических наук,

ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный университет»,

доцент кафедры зарубежной литературы Института гуманитарных наук

               

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет»

 

Защита состоится 15 мая 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.283.01 на базе ФГБОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет» по адресу: 620017, г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, 26, ауд. 316.

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном зале информационно-интеллектуального центра научной библиотеки Уральского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан «14» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

                          Кубасов Александр Васильевич

 

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

                Женская тема становится одной из основных в литературном процессе Великобритании в XIX веке, о чем свидетельствует  большое количество романов, написанных женщинами и о женщинах в этот период. Как известно, XIX век в литературе Англии стал периодом расцвета творчества  писателей-женщин, подарив мировой литературе и культуре такие знаменитые сегодня имена, как  Джейн Остен, Шарлота, Эмили и Энн Бронте, Элизабет Гаскелл, Джордж Элиот, Мэри Брэддон и другие. Осмыслению творческого наследия этих писательниц посвящено немало научных исследований как российских, так и зарубежных литературоведов, критиков и писателей. Тем не менее изучение художественных особенностей отражения темы женской судьбы в творчестве женщин-писательниц в литературе Англии викторианского периода сохраняет свою значимость для выявления и анализа достижений реалистической поэтики XIX в.  в  изображении женского характера.

Обращение в работе к теме женской судьбы и ее художественному воплощению в романах Гаскелл 1848–1855 гг. вызвано очевидным интересом писательницы к изменяющемуся положению женщины в динамичном викторианском социуме в XIX в. под влиянием происходящих в нем экономических, политических, социальных и морально-нравственных перемен.

Актуальность работы обусловлена  назревшей необходимостью пересмотра устаревших подходов к интерпретации  произведений  Э.К. Гаскелл, для оценки которых долгое время в качестве основного применялся критерий достоверности художественного изображения социальных противоречий в Британии середины XIX в. , что оставляло за пределами исследовательского внимания собственно своеобразие художественного мира писательницы,   принципов характерологии в целом и средств создания женских образов в том числе. 

Объектом исследования стали содержательные и поэтологические особенности решения женской темы и воплощения женского характера в реалистической литературе Англии середины XIX в. Предметом исследования – формы и способы художественного изображения женской судьбы в творчестве Э. Гаскелл в 1848–1855 гг.  На этот период приходится создание таких ее романов, как «Мэри  Бартон» (MaryBarton, 1848), «Руфь» (Ruth, 1853), «Крэнфорд» (Cranford, 1853) и «Север и юг» (NorthandSouth, 1855), которые и стали материалом исследования. В работе мы не рассматриваем романы «Кавалеры Сильвии» (Sylvia`sLovers, 1863) и  «Жены и дочери» (WivesandDaughters, 1865), поскольку в этих произведениях Гаскелл обращается к более раннему периоду развития британского общества, чем тот, который стал предметом художественного изображения в романах 1840–1850-х гг.

Цель работы – исследование проблемно-тематической структуры романов Гаскелл в аспекте решения темы женской судьбы, выявление художественных принципов и средств создания женских образов, способов изображения женского характера в обновляющемся социуме викторианской эпохи. 

Цель работы определила необходимость решения следующих задач:

  • рассмотреть социокультурные факторы, оказавшие влияние на положение женщины и определившие ее роль и место в обществе в викторианской Англии, что нашло свое отражение в творчестве писательницы;
  • выявить основные траектории женских судеб в романах Гаскелл 1848–1855 гг., обозначив новаторство писательницы в художественном осмыслении этого вопроса;
  • обозначить художественные принципы и способы создания образов героинь из новых для романистики того времени социокультурных сфер: рабочей среды и среднего класса, – позволяющие автору отразить свое понимание роли и миссии женщины в семье и обществе в целом;
  • показать, как Гаскелл, придерживающаяся унитаристских религиозных взглядов, своеобразно использует такие традиционные для викторианства функции художественной литературы, как  морально-нравственную и назидательно-дидактическую.

Поставленная цель и задачи определили применение историко-культурного, историко-литературного и поэтологического методов исследования.

Теоретической и методологической основой  исследования являются:

  • труды по теории литературы и проблемам художественного текста А.А. Андриевской, М.М. Бахтина, Л.Я. Гинзбург, Д.В. Затонского, Б.О. Кормана, А.В. Карельского, Д.С. Лихачева, В.Е. Хализева, Н.Д. Тамарченко, Ю. М. Лотмана;
  • работы по истории английской литературы А.А. Аникста, Ф. Дэйвиса, А.А. Елистратовой, А. Кеттла, Е.И. Клименко, Н.П. Михальской, Б.М. Проскурнина, Ш. Пэчэйза, Н.А. Соловьевой, М. Уилера, С.Н. Филюшкиной и др.;
  • исторические, социологические и социокультурные исследования состояния английского общества и положения женщины в нем в викторианский период Л. Абрамс, А. Бриггса, Д.Б. Вершининой, А. Кларк, Г. Мэйхью, Дж. Рескина, Дж. Ст. Милля, Дж. М. Тревельяна, Л.А. Фадеевой, М. Фуко, У. Хоутона, К. Чесни, У. Эктона и др.;
  • отечественные исследования творчества Э. Гаскелл разных лет: работы А.А. Елистратовой, Л.П. Гроссмана, Н.Я. Дьяконовой, В.В. Ивашевой, М.И. Катарского, Д.Д. Обломиевского, Б.Б. Ремизова, М.П. Тугушевой, М. Цебриковой;
  • зарубежные исследования жизни и творчества писательницы: работы Дж. Аглоу, Р. Боденхаймер, У. Джерин, Э. Иссона, Л. Казамиана, П. Нестор, Э. Райта, Э. Рубениус, Р.П. Стайлса, К. Флинт, Ш. Фостер, М.К. Фрекстедт,  Дж. Чаппла и др.

Достоверность результатов исследования обеспечивается тщательным  анализом материала на основе комплексного подхода, сочетающего вышеназванные методы.

Научная новизна исследования заключается в новом подходе к осмыслению неоднозначных отношений писательницы с викторианским временем как социокультурной целостностью, получивших художественное воплощение в ее творчестве; в том, что в работе впервые системно осмысляется тема женской судьбы в романистике Гаскелл в 1848–1855 гг. Впервые говорится о значимости темы материнства для проблемно-тематической структуры произведений Гаскелл и создания образов главных и второстепенных героинь. Подробно исследуются имеющиеся в произведениях  библейские аллюзии, определяющие не только нравственную структуру образов героинь, но и развитие сюжета. Серьезное внимание впервые уделяется влиянию унитаристских религиозных взглядов писательницы на идейно-содержательную сторону ее произведений.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту.

  • При воспроизведении острых социально-нравственных коллизий викторианства Гаскелл сосредоточивает свое внимание именно на судьбе женщины в стремительно меняющихся и приобретающих новое качество социокультурных обстоятельствах, осложненных сменой социальных парадигм в Великобритании середины XIX в. и формированием викторианства как системы, приходящимся как раз на конец 1840-х – середину 1850-х гг.
  • Писательница обращается к изображению  женщин из различных, главным образом противостоящих друг другу, социальных групп,  «проверяя» их на оселке общих, вечных ценностей, которые объединяют их, – любовь, семья, материнство. При этом тема материнства является лейтмотивной в ее творчестве, а влияние унитаризма становится решающим, хотя и не исчерпывающим морально-нравственный пафос анализируемых романов.
  • Новаторство Гаскелл и социально-просветительский пафос  ее творчества проявляются со всей очевидностью в изображении новой для женщин-писательниц викторианской эпохи героини – женщины из рабочей среды.
  • Писательница поднимает вопрос как экономической, так и сексуальной эксплуатации женщины из рабочего класса. В связи с этим она обращается к теме падшей женщины, но предоставляет такой героине возможность нравственного возрождения и социальной реабилитации, впервые делая образ падшей женщины центральным.
  • Гаскелл создает образ героини с активной жизненной позицией, что позволяет ей художественно осмыслить ситуацию смены социально-нравственных ролей: женщина становится «спасающей», а мужчина – «спасаемым».
  • Создавая образы героинь из среднего класса, писательница отводит им ведущую роль в формировании морально-нравственного облика нового общества и подчеркивает их миссию хранительниц достижений цивилизации и культуры.
  • При осмыслении женской судьбы писательница активно прибегает к использованию мотивов испытания, искушения и странствия, а также библейским аллюзиям. Стремлением Гаскелл к максимально подробному изображению эволюции женского характера обусловлена психологизация повествования, проявившаяся в использовании таких художественных средств, как психологизированная портретная характеристика, психологизированный пейзаж, внутренний монолог, несобственно-прямая речь, воспроизведение снов и видений героинь. Для психологически углубленного изображения внутреннего мира героинь и его нравственных основ Гаскелл прибегает к предметной, цветовой и пространственной символике.

Теоретическая значимость исследования заключается в новом взгляде на литературный процесс и его связи с социумом, а также на динамику социального романа в национальном литературном процессе; в выявлении принципов и приемов создания и изображения женского характера на примере образов главных и второстепенных героинь; в определении содержательных и структурно-поэтических особенностей социально-бытового и социально-психологического типов романа, обусловленных тем, что в фокус изображения социальных противоречий эпохи помещается женщина.

Практическая значимость диссертационного исследования связана с возможностью использования его материалов при чтении курсов по истории литературы XIX в., истории английской литературы, истории культуры Англии XIX в., а также при исследовании творчества Э. Гаскелл и литературы викторианского периода  в целом.

        Соответствие содержания диссертации паспорту специальности, по которой она рекомендуется к защите. Диссертация соответствует специальности 10.01.03 «Литература народов стран зарубежья  (литература Великобритании)». Диссертационное исследование выполнено в соответствии со следующими пунктами паспорта специальностей: п. 1. Роль литературы в формировании облика художественной культуры народов стран зарубежья, в определении путей их общественно-духовного развития; п. 4. История и типология литературных направлений, видов художественного сознания, жанров, стилей, устойчивых образов прозы, поэзии, драмы и публицистики, находящих выражение в творчестве отдельных представителей и писательских групп; п. 5. Уникальность и самоценность художественной индивидуальности ведущих мастеров зарубежной литературы прошлого и современности; особенности поэтики их произведений, творческой эволюции; п. 6. Взаимодействия и взаимовлияния национальных литератур, их контактные и генетические связи; п. 7. Зарубежный литературный процесс в оценке иноязычного и отечественного литературоведения и критики.

        Апробация диссертации. Результаты работы докладывались на ряде научных конференций различного уровня: региональных – Краевая дистанционная научно-практическая конференция «Молодежная наука Прикамья» (Пермь, апрель, 2009); Краевая дистанционная научно-практическая конференция молодых ученых и студентов «Молодежная наука Прикамья – 2010» (Пермь, апрель, 2010); всероссийских – XII Всероссийская научно-практическая конференция «Формирование гуманитарной среды в ВУЗе: инновационные образовательные технологии. Компетентностный подход» (Пермь, апрель, 2011); международных  конференциях Международной научно-практической конференции «Пограничные процессы в литературе и культуре» (Пермь, апрель, 2009); VII Международной научно-практической конференции «Иностранные языки и литературы в контексте культуры» (Пермь, апрель, 2010); Международной конференции XXII Пуришевские чтения «История идей в жанровой истории» (Москва,  апрель 2010); XX Международной научной конференции Российской ассоциации преподавателей английской литературы «Литературная провинция» (Екатеринбург, сентябрь 2010); Международной конференции XXIII Пуришевские чтения «Зарубежная литература XIX века. Актуальные проблемы изучения» (Москва,  апрель  2011); VIII Международной научно-практической конференции «Иностранные языки и литературы в контексте культуры» (Пермь, апрель, 2011).

        Структурно работа выстроена  в соответствии с поставленными целями и задачами, теоретическими и методологическими установками исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении представлен анализ рецепции творчества Э. Гаскелл в отечественном литературоведении. В этой части исследования также приводится обзор зарубежных исследований жизни и творчества Гаскелл. Здесь же обосновываются актуальность и новизна избранной темы, определяются цель, задачи и методы исследования.

В первой главе «Женщина в социокультурной целостности английского викторианского общества» мы обращаемся к рассмотрению положения женщины в британском обществе, в семье, на рынке труда и в политике, а также анализируем представления о женщине викторианских писателей, общественных деятелей и мыслителей. Викторианство понимается нами вслед за Б.М. Проскурниным не только как период пребывания на престоле королевы Виктории, но как весь XIX в.

На раннем этапе викторианства ведущей стала концепция «женственной женщины», предполагающей наличие у нее таких качеств, как пассивность, мягкость, поглощенность материнством, эмоциональность и т.д. Идеал такой женщины изображен К. Патмором в поэме «Ангел в доме» (AngelintheHouse, 1854). Представление о «домашней» женщине напрямую связано с одним из доминантных понятий складывающейся в викторианский период национальной концептосферы – концептом  Дом, который Дж. Рескин характеризовал как «храм Весты, храм очага, охраняемого домашними богами» . Женщина же становилась весталкой, непорочной служительницей этого храма. В таком метафорическом определении дома и его создательницы видятся нам источники представлений викторианцев о женщине как хранительнице духовных ценностей. О благотворном духовном влиянии женщины на мужчину писала и популярная в то время в Британии писательница Сара Эллис (Sara Ellis) . Не вовлеченная в жестокий бездуховный деловой мир женщина рассматривалась как источник доброты и добродетели. В этом же духе Ч. Кингсли сформулировал представление о женщине как существе, способном спасти других, принеся себя в жертву, в романе «Брожение» (Yeast, 1848).

Обращается к осмыслению роли женщины и А. Теннисон в поэме «Принцесса» (ThePrincess, 1847), намечая компромиссный вариант решения женского вопроса через такое размытое понятие, как «отличительные женские характеристики» («distinctive womanhood») , которые женщина не должна утрачивать, принимая активное участие в социальной жизни вне дома.    

Одновременно в викторианский период начался процесс коренного пересмотра положения женщины в социуме: из зависимого, подчиненного, несамостоятельного существа, из объекта действия, она постепенно превращалась в активный, независимый, полноценный его субъект, что было обусловлено объективными причинами: сменой социокультурной парадигмы. Британия превращалась из аграрной страны в промышленную; это потребовало вовлечения большого количество женщин в сферу труда вне дома и значительно меняло структуру социальной жизни страны.

Помимо экономических предпосылок существовали и причины иного порядка, в частности, борьба женщин за социальное и политическое равенство с мужчинами в возможности получать образование, развивать свой ум и талант. Примером тому жизнь и творчество М. Уолстонкрафт (Mary Wollstonecraft, 1759–1797). Об этих новых потребностях женщины по-разному, но определенно писали Дж. Остен, Ш. Бронте, Х. Мартино, Дж. Элиот, Мэри Брэддон. С критикой традиционного женского образования выступила и Гаскелл в романе «Крэнфорд».

В средневикторианский период изменилось изображение женщины в английской литературе. Женский характер и женская судьба стали рассматриваться как нечто складывающееся под влиянием не только семейно-бытовых обстоятельств жизни героини, но и глобальных процессов, идущих в обществе. Героиня реалистического романа этого периода, ее поведение и психология становятся глубоко социально детерминированными. Примером тому произведения английских реалистов: Ш. Бронте, Э. Гаскелл и Дж. Элиот. Происходит переосмысление концепции личности женщины, появляется героиня, занимающая активную жизненную позицию. Это особенно очевидно в таких романах Гаскелл, как «Мэри Бартон» и «Север и юг».

Изображение новых жизненных реалий индустриально-урбанистического общества и жизни рабочих привело к появлению в английской литературе новой героини из рабочей среды. Гаскелл первой из женщин-писательниц обращается к осмыслению жизни и судьбы такой героини, первой создает женский характер из рабочей среды и низших классов, изображая жизнь швей, фабричных работниц и служанок. Поэтому мы подробно рассматриваем обстоятельства жизни и быта женщин из этой среды, основываясь на работах историков, социологов, журналистов, священников и врачей, вводя в исследовательский обиход значительный новый материал.

Согласно господствовавшей в викторианском общественном сознании идеологии обособления сфер, работа вне дома считалась неприемлемой для женщины, поскольку представляла угрозу ее нравственности и здоровью, отрицательно сказывалась на семье. Однако женщины из низших классов вынуждены были работать, поскольку заработка мужчины не хватало для обеспечения семьи, а для одинокой женщины работа была единственным источником существования. 

Экономическая эксплуатация женщины сопровождалась эксплуатацией сексуальной. В связи с этим мы приводим, основываясь на работах современников писательницы (и не только их), причины, вынуждающие женщин заниматься проституцией: «суровость этического кодекса» викторианцев, двойные стандарты в оценке поведения полов, лицемерие и ханжество в отношении вопросов секса, представление о порядочной женщине как о существе асексуальном, культивируемое в литературе и медицине, женское тщеславие и соблазнение.  Изучение причин, ведущих женщину к «падению», необходимо для анализа  романов «Руфь» и «Мэри Бартон», где Гаскелл обращается к осмыслению темы падшей женщины.

Известно, что религиозные и филантропические общества, активными членами которых были женщины, внесли серьезный вклад в борьбу с этим социальным злом. Речь идет о представительницах среднего класса, ставшего к середине XIX в. «ведущей экономической, социальной, политической и нравственной силой общества» .

Именно женщины из среднего класса начали борьбу с отрицательными последствиями идеологии индивидуализма, вылившимися в противоречащее постулатам христианства пренебрежение интересами своего ближнего. Не приемлет крайнего проявления индивидуализма и протагонист Гаскелл Маргарет Гейл в романе «Север и юг». Обращение к религиозным постулатам христианства в унитаристской интерпретации характерно для творчества писательницы .

Несмотря на изменяющееся положение женщины в викторианском социуме, в целом представление о женщине в общественном сознании сводилось к таким женским ролям, как жена, мать и хранительница морально-нравственных ценностей и культурных достижений общества. Образцом такой женщины была сама королева Виктория.

Во второй главе  «Новые героини английской литературы в романах Э. Гаскелл “Мэри Бартон” и ”Руфь”» рассматривается художественное своеобразие изображения женской судьбы и способов построения женского характера из рабочей среды. В параграфе 2.1. «Роман Э. Гаскелл “Мэри Бартон”» доказывается, что писательница расширяет горизонты женской темы, создавая образы героинь из рабочей среды. Автор рисует социально-детерминированные женские характеры, показывая влияние происходящих в викторианском обществе процессов индустриализации и урбанизации на судьбу женщины. Писательница открывает для современных ей читателей внутренний мир женщины из низшего класса. Таким образом проявился социально-просветительский и гуманистический пафос ее творчества. Гаскелл утверждает идею общности вечных «надсоциальных» ценностей – семья и материнство – для женщин из разных социальных групп. Поэтому в идейно-содержательной структуре романа большое значение приобретает тема матери и материнства при изображении женской судьбы. В изображении Гаскелл горе потери ребенка одинаково тяжело переживают и мать из рабочей среды (мать Мэри Бартон), и мать из среды промышленников (мать Гарри Карсона). Большое внимание автор уделяет страданиям Джейн Уилсон, тревожащейся за судьбу сына Джема Уилсона. В романе она является выразителем идеи о священной природе материнского чувства, что отсылает читателя к тексту Библии. Героиня сравнивает безнравственность обмана матери с запрещенной Священным Писанием жестокостью: «…не вари козленка в молоке его матери». Запрет упоминается в Ветхом Завете три раза . Комментарии Ж. Кальвина говорят о важности этого запрета с протестантской этической точки зрения . Изображая переживания Джейн Уилсон за судьбу сына, Гаскелл утверждает приоритет роли матери по отношению к исполняемым женщиной другим социальным ролям, что демонстрирует прием смены номинаций. Героиня – носитель традиционной для викторианского общества идеи обособления сфер, логическим следствием которой является неприемлемость трудовой занятости женщины вне дома, в частности, на фабрике. Для иллюстрации традиционной модели взаимоотношений в семье Джейн обращается к примеру правящей королевской четы – Виктории и Альберта. Уверенность Джейн Уилсон в том, что принц Альберт может пойти в трактир, а королева Виктория сама делает уборку, создает комический эффект, но при этом указывает на важность роли женщины в сохранении семьи и ее влияние на нравственный облик мужчины, что согласуется с постулатом викторианской эпохи об ответственности женщины за моральный облик мужчины и нравственное здоровье семьи.

Образ Элис Уилсон также призван продемонстрировать негативное влияние на жизнь женщины ее трудовой занятости вне дома. Работа служанки препятствует реализации героини в главных для женщины, с точки зрения викторианцев, ролях жены и матери. В образе Элис воплощены христианские идеи любви к ближнему и смирения. На примере ее жизни автор показывает, что принятие своей судьбы и бескорыстное служение людям вознаграждаются. Видения Элис, как и воспоминания Мэри Бартон, переходящие в сновидения, служат демонстрации убеждения Гаскелл: мать – необходимое условие счастья ребенка. Мать для автора и ее героинь – это символ чистоты и непорочности, мнение матери – главный нравственный критерий при оценке героиней собственного поведения, что было традиционным для эпохи.

Автор использует в романе образ матери в этой функции, чтобы  изобразить страдания Эстер от осознания той боли, которую могло бы причинить матери ее занятие проституцией. Вводя в произведение образ призрака матери, Гаскелл продолжает традицию английской литературы, заложенную еще Шекспиром и развиваемую романтиками и некоторыми реалистами, например, Диккенсом, согласно которой мистическая по сути ситуация «работает» на усиление нравственной и психологической глубины переживаний героя. Образ Эстер построен на дихотомии «мать – падшая женщина», что отражает представление викторианцев о женщине, с одной стороны, как о существе безгрешном и асексуальном – мать, а с другой, как о существе глубоко греховном, необузданные сексуальные желания которого и приводят к падению, – падшая женщина. В представлениях того периода порядочная женщина не могла иметь сексуальных желаний. Именно на этом построит образ Хелен Падуб А. Байетт в неовикторианском романе «Обладать» (Possession, 1991).

Гаскелл намеренно соединяет эти два представления в одном женском образе. Главная причина – стремление подчеркнуть изначальную нравственную чистоту героини, обусловленное унитаристским отрицанием писательницы идеи о врожденной греховности Человека. Автор указывает на жестокость и лицемерие общества как на причины окончательного падения Эстер. Изображая жизнь женщины из рабочей среды, писательница заявляет не только об ее экономической эксплуатации, но и об эксплуатации сексуальной. Автор предоставляет героине и другим персонажам романа, а также читателю возможность самостоятельно определить основную причину случившегося. С точки зрения Эстер – это любовь. По мнению Джона Бартона – тщеславие и работа на фабрике, отрицательно влияющая на нравственность женщины. Самостоятельность и материальная независимость, которые давала женщине работа на фабрике, были в общественном сознании того периода синонимами распущенности. Это обусловлено патриархальными, во многом патерналистскими представлениями о женщине как неизбежно нуждающейся в опеке мужчины. Гаскелл вскрывает главное противоречие эпохи в отношении «женского вопроса»: новые экономические условия жизни вынуждали женщину самостоятельно зарабатывать на жизнь, одновременно от нее продолжали требовать покорности.

Автор пишет об определяющей роли матери в судьбе молодой девушки. Эстер была сиротой, что объясняет многое в ее судьбе. В романе Гаскелл отводит этой маргинальной для викторианской литературы героине значительную роль в движении сюжета. Можно говорить о перекличке литературного и библейского образов: Эстер Бартон и царицы Есфирь из Ветхого Завета. Совпадение проявляется не только в имени, но и в деталях: переодевание и запрет входить в дом и дворец. Есфирь стремится спасти свой иудейский народ от расправы, а Эстер – свой «народ» униженных рабочих в лице Джема Уилсона от мести отца Гарри Карсона. В романе происходит своеобразная трансформация библейской истории, смысл которой в западном христианстве трактуется как триумф Добра над Злом . Анализ романа показывает, что Гаскелл развенчивает ветхозаветный принцип «око за око», оправдывающий месть, изображая ее разрушающее воздействие на личность мстителя Джона Бартона. Примиряя противоборствующие стороны, Гаскелл утверждает, что принципы милосердия, прощения и любви к ближнему, изложенные в Евангелии, должны стать основой существования нового общества. Это обусловлено унитаристскими взглядами писательницы, согласно которым боговдохновленным является лишь Новый Завет.

Трансформация библейской истории Есфири в романе определяет активную позицию главной героини. Женщина оказывается спасающей, а мужчина – спасаемым. Однако в понимании Гаскелл роль спасительницы не противоречит женской сути, наоборот, логически вытекает из заложенного в каждой женщине природой материнского инстинкта, предполагающего защиту нуждающегося в этом существа.

Главная героиня Гаскелл способна пройти через испытания и искушения. Мотив искушения связан с образом Гарри Карсона. Мотив нравственных испытаний – с необходимостью скрывать тайну отца. В этике унитариев ложь и сокрытие правды неприемлемы и ведут к тяжелым последствиям. В ходе испытаний героиня взрослеет. Мэри становится нравственно сильнее, за что в награду получает традиционное для английской литературы XIX в. женское счастье: счастливое замужество и материнство.

Тема матери играет важную роль при создании характера Мэри Бартон. Воспоминания героини о матери – это ее опора в сложной жизненной ситуации, что обусловлено априорной, идущей из детства верой в мать как своего защитника. Используя несобственно-прямую речь при воспроизведении воспоминаний, Гаскелл определяет их как защитный механизм психики героини и своеобразное бегство от действительности. Последнюю функцию в романе выполняет и сон героини. Во сне мать Мэри «оживает», что отсылает нас к Апокалипсису, отражая идущее из детства представление героини о матери как о безгрешном существе. Этот прекрасный сон контрастирует с ужасной действительностью. Принцип контраста в поэтике Гаскелл отмечали отечественные исследователи , однако исключительно в связи с изображением в романе социальной пропасти между рабочими и промышленниками. Можно говорить, с нашей точки зрения, еще и о психологической функции сна в романе, о чем писал М.М.Бахтин, правда, по другому историко-литературному поводу .

В параграфе 2.2. «Роман Э. Гаскелл “Руфь”» представлен анализ романа, в котором изображается героиня, вынужденная социумом вести образ жизни, далекий от бытования викторианского идеала женщины («ангел в доме»). Образ «падшей» женщины впервые становится центральным в английской литературе. В этом проявились новаторство и творческая смелость писательницы.  Общество, в том числе унитаристское сообщество, в котором были сильны суровые морально-этические нормы пуританизма, генетически связанного с кальвинизмом, с негодованием встретило роман.

Как и в первом романе, тема женской судьбы рассматривается автором через оппозицию «возможность – невозможность» женщины реализовать себя в двух основных ипостасях: жены и матери. Отличие этого произведения заключается в смещении акцента с социального на морально-этический в проблемно-тематической структуре романа. Тем не менее, Гаскелл показывает, как социальные факторы, например, трудовая занятость женщины вне дома, влияют на ту сферу ее жизни, которая связана с любовью и материнством. Автор указывает на работу вне дома как на одну из возможных причин падения героини, приводя и другие: сиротство, равнодушно-лицемерное отношение общества и его пренебрежение христианским принципом любви к ближнему, эксплуатация красоты Руфи и любовь девушки к своему соблазнителю. Последнее обстоятельство позволяет Гаскелл снять с героини обвинение в порочности. Создавая образ Руфи, автор выходит за рамки традиционного толкования причин падения женщины в викторианское время, согласно которому героиня была либо жертвой коварного соблазнителя (в литературе это представление восходит к роману С. Ричардсона ), либо жертвой собственной сексуальности. Гаскелл утверждает право женщины на любовь и чувственные желания с той лишь оговоркой, что они должны быть реализованы в браке. Здесь налицо перекличка с романом Ш. Бронте «Джен Эйр» (JaneEyre, 1847).

Очевидна нарочитая религиозность романа: библейские мотивы в его идейно-художественной структуре играют важную роль. «Работает» на это и имя главной героини – Руфь. Моавитянка Руфь из восьмой книги Ветхого Завета олицетворяет собой покорность, преданность и самопожертвование. Эта библейская история трактуется и как проявление милосердия Бога к грешникам и язычникам. До встречи со священником Бенсоном – протагонистом автора, приютившим героиню и ее незаконнорожденного сына, Руфь пребывала в полном неведении об учении Христа, будучи существом «досоциальным» . «Язычество» Руфи имеет литературные корни: поэма Вордсворта «Руфь» (Ruth, 1800). Образ главной героини также дополняют библейские истории Марии Магдалины и грешницы, прощенной Христом в доме фарисея Симона (Лука 7: 37–50). Обращение к тексту Нового Завета вызвано стремлением автора найти основания для прощения, а также нравственного и социального воскрешения героини.

Основанием для воскрешения героини Гаскелл считает ее материнские чувства и осознание ответственности за жизнь и судьбу своего сына. Автор вновь намеренно соединяет такие несоединимые для викторианцев понятия, как «падшая женщина» и «мать», чтобы показать изначальную нравственную чистоту героини. Это достигается при помощи предметной (крылья), пространственной (движение вверх) и цветовой (белый, голубой) символики, сопровождающей образ Руфи. Вслед за Гаскелл идею «чистой женщины», соблазненной и обманутой, разовьет У. Коллинз в романе «Новая Магдалина» (NewMagdalen, 1873), а затем и Т. Гарди в романе «Тэсс из рода д’Эрбервиллей» (Tessofthed'Urbervilles: APureWomanFaithfullyPresented, 1891).

Идея Гаскелл о том, что мать необходима для счастья ребенка, реализуется и в этом романе при помощи воспоминаний героини о детстве и снов ее сына Леонарда. Образ матери несет социальную нагрузку: она защищает от враждебного социального мира свое дитя, обучает его правилам и законам. Так Гаскелл художественно точно обозначила новую для общественного сознания в XIX в. воспитательную функцию матери. Материнской ответственностью обусловлено и стремление героини к нравственному самосовершенствованию. В связи с этим большое внимание уделяется изображению эволюционирующего внутреннего мира героини, для чего используются сны, психологизация пейзажа, несобственно-прямая речь и внутренний монолог.

Идея возрождения женщины через осознание ответственности за судьбу своего, пусть и незаконнорожденного, ребенка присутствует и в романе американского писателя Н. Готорна «Алая буква» (ScarletLetter,1850). И в том, и в другом произведении нравственные качества персонажей романа проверяются через их отношение к незаконнорожденному ребенку. При этом Гаскелл следует реалистическому методу, не прибегая к мистико-символическим приемам романтика Готорна (светящаяся при приближении грешника алая буква, знак позора, вышитый руками героини).

Образ главной героини многомерен, что обусловлено реалистическим методом художественного изображения действительности. Руфь – не только наивная девушка в начале романа, не осознающая своего падения, и не только раскаявшаяся грешница в конце, но и женщина, не способная избавиться, несмотря на осознание греховности своей любви к Бэллингхэму, от прежних чувств к нему. Возникает внутренний конфликт, приводящий героиню к смерти.  Гаскелл выступает тонким психологом, показывая, что женщина не может избавиться от чувств к мужчине, который стал отцом ее ребенка. Психологизм образа Руфи можно охарактеризовать в терминах А.В. Карельского как психологизм индивидуализирующий . В романе возникает мотив испытания, когда много лет спустя соблазнитель предлагает Руфи выйти замуж и обеспечить материально ее и ребенка. Отказ героини обусловлен тем, что Бэллингхэм не покаялся в совершенном грехе, а потому не достоин быть отцом. Так автор утверждает христианский постулат о приоритете блага духовного по отношению к материальному. Нравственно сильная героиня выдерживает это испытание, поднимаясь над лицемерной викторианской моралью.

В третьей главе  «Женские образы и меняющийся мир» мы обращаемся к анализу изображения женской судьбы и способов создания женского характера из среднего класса. В параграфе 3.1. «Роман Э. Гаскелл “Крэнфорд”» исследуется роман, представляющий собой вариант социально-бытового повествования как описания не связанных между собой событий из жизни провинциального городка. Несвязанность на уровне фабулы обусловлена историей создания романа , а также тем, что субъектом речи в романе является рассказчица. Для рассказчика, как известно, характерна ограниченность пространственного и временного кругозора, обусловленная вовлеченностью в событийный ряд повествования . Отсюда погружение в детали быта одиноких (старые девы и вдовы) представительниц среднего класса викторианской эпохи. Эпизоды из жизни провинциального городка объединяют образы главных героинь: мисс Мэтти и Деборы Дженкинс, рассказчицы Мэри Смит. Гаскелл впервые в английской литературе делает одиноких женщин главными героинями. В романах Дж. Остен «Эмма» (Emma, 1815) и Ш. Бронте «Шерли» (Shirley, 1849) изображаются незамужние женщины, однако в этих произведениях они оттеснены на периферию сюжета, что соответствовало их положению в обществе. Гаскелл обращается к теме одинокой женщины в викторианском обществе по ряду причин: во-первых, в связи с острой для Британии в середине XIX в. демографической проблемой «избытка  женщин» ; во-вторых, из-за беспокойства о судьбе дочерей. Побудительным моментом к созданию романа была и ностальгия писательницы по прошлому и счастливому детству, проведенному в Натсфорде, ставшему прообразом Крэнфорда.

Тема материнства играет большую роль в проблемно-тематической структуре и этого романа. Она связана с темой несбывшихся надежд на примере образа мисс Мэтти, что показано при помощи описания повторяющегося сна героини, в котором к ней приходит маленькая девочка. К приему сна автор уже традиционно прибегает для раскрытия внутреннего мира и эмоциональных переживаний героинь. Образ мисс Мэтти воплощает идею Гаскелл о том, что самореализация женщины заключается не столько в роли жены, сколько в роли матери. Очевидно смещение акцентов в понимании женского счастья по отношению к традиционной его трактовке для английской литературы XIX в., где материнство было лишь следствием счастливого замужества. Тема самоотверженной материнской любви реализуется при помощи женского образа второго плана – миссис Браун. Рисуя содействие, оказываемое матери и ребенку представителями различных национальных и конфессиональных групп, Гаскелл объявляет материнство общечеловеческой ценностью. В этом проявился ее гуманизм, вера в святость материнства и толерантность, воспитанная унитаризмом.

Осмысляя возможность существования женщин в мире без поддержки мужчин, автор видит основания для этого в женской дружбе, граничащей с самопожертвованием, и уважении чувств ближнего. Отсюда всевозможные эвфемизмы и умолчания в романе – объекты мягкой иронии рассказчицы. Ирония обусловлена и тем обстоятельством, что Мэри Смит, несмотря на ее положительное отношение к морально-нравственным ценностям обитательниц городка, в чем проявилось свойственное рассказчику идеологическое сближение субъекта речи с другими действующими лицами романа, дает критическую оценку их образу жизни извне. Рассказчица постоянно живет в промышленном Драмбле, олицетворяющем новый тип социума, что, несомненно, определяет ее взгляды. Тема дружбы связана с размыванием классовых границ (за чаем у бывшей модистки собираются дочь священника, дочь фермера и потомственные аристократки), что художественно отражает постепенную демократизацию британского общества в викторианский период. Самопожертвование героинь, в частности вдовы миссис Форрестер, показано при помощи библейских аллюзий: образ вдовы, пожертвовавшей две лепты, из Евангелия от Марка, и книги жизни из Апокалипсиса. Идея преданности реализуется в романе через образ служанки мисс Мэтти Марты, выразившей готовность приютить разорившуюся хозяйку.

 В романе автор приходит к выводу о невозможности автономного существования женщин в современном мире. В связи с этим появляется критика традиционного женского образования, не позволяющего женщине заниматься профессиональной деятельностью и самостоятельно обеспечивать себя материально. Можно провести параллели с отношением к этому вопросу Дж. Элиот в романе «Мельница на Флоссе» (TheMillontheFloss, 1860) – образ Мэгги Талливер. Невозможностью обособленного существования женщин обусловлены и брачные союзы в романе. Рисуя брак аристократки леди Гленмайр и доктора Хоггинса, автор показывает объективную картину социальной истории Британии в викторианский период: обедневшая аристократия вливается в средний класс, усваивая его ценности и сообщая ему свои идеалы. Возвращение Питера Дженкинса в Крэнфорд к сестре мисс Мэтти также говорит о невозможности изолированного существования мужчин и женщин.

Противостояние мира мужских и женских ценностей – это вариант противостояния нового и старого общественного порядка, которое раскрывается в романе при помощи оппозиций: «активность – пассивность», «сила – слабость», «новизна – традиция», «чужие страны – родина» и т.д. Именно пассивность, бессобытийность Крэнфорда вынудили Питера в начале романа покинуть городок. Изображение реакции мисс Мэтти на это событие демонстрирует  проникновение Гаскелл в механизм действия человеческой психики. Героиня, например, не переносит запах первоцветов, из которых они с матерью делали настойку в тот день, когда Питер ушел из дома, что свидетельствует о глубокой психологической травме мисс Мэтти. Увядшие первоцветы – это также символ угасания Крэнфорда.

Противопоставление старой и новой общественной модели и выработанных ими морально-нравственных ценностей показано через изображение двух хронотопов: небольшого Крэнфорда и крупного промышленного Драмбла. Симпатии автора и ее alter ego рассказчицы на стороне уходящей в прошлое социальной модели, что обусловило подробное описание жизни городка и исключительно схематичное изображение Драмбла. При этом Гаскелл понимает: уход старой социальной модели в небытие неизбежен, однако ей важно, чтобы состоялась передача ее высоких нравственных ценностей и идеалов новому социуму. Эту миссию она имплицитно возлагает на женщину, рассказчицу Мэри Смит из Драмбла. Такая трактовка женской миссии Гаскелл соответствует представлениям викторианцев о ведущей роли женщины в сохранении морального здоровья не только семьи, но и всего общества.

В параграфе 3.2. «Роман Э. Гаскелл “Север и юг”» представлен анализ наиболее зрелого произведения писательницы в жанре социального романа, получившего с легкой руки Т. Карлейля название «Condition-of-England-novel» . В произведении очевидна преемственность в построении образов героев из рабочей среды и изображении классового конфликта с романом «Мэри Бартон». Основной конфликт произведения связан со столкновением двух социально-культурных парадигм зрелого викторианства: парадигмы индустриального общества и парадигмы надсоциальной толерантности и классовой гармонии в условиях экономического и социального переустройства общества. Носители коллизийных миропониманий – главные герои: промышленник Джон Торнтон и девушка из клерикальной среды с аристократическими корнями Маргарет Гейл, семья которой, однако, уже принадлежит к среднему классу. В начале романа морально-нравственные императивы юга, основанные на идеологии патернализма, близкие героине, вступают в противоречие с индивидуалистическими по сути идеологическими постулатами буржуазно-либерального севера, апологетом которых является герой.

Конфликт старого и нового типов социального мироустройства для Гаскелл разрешим через «диалог» главных героев и способность их характеров к эволюции. В связи с этим важным элементом художественного целого романа является психологизация образов героев. Роман затрагивает известную по произведениям  Б. Дизраэли, Ч. Диккенса, Дж. Фрауда проблему «моральной экономики» .

Образ Маргарет ярко иллюстрирует тезис об эволюции взглядов главных героев. Автор «заставляет» героиню переезжать с юга на север страны, при этом реализуется классический мотив странствования героя. В результате происходит становление личности Маргарет. Однако героиня отличается от викторианского идеала кроткой женщины как «ангела в доме», что проявляется и в ее портретной характеристике. Ее внутренняя свобода и чувство собственного достоинства позволяют автору создать женский характер, равный по силе мужскому.

Столкновение героев оказывается неизбежным, но подается оно автором не только как социально-нравственное противостояние, но и как конфликт мира мужских и женских ценностей, силы и слабости, жестокости и милосердия, т.е. неких онтологических и аксиологических понятий. Торнтон выступает поборником технической мощи промышленности, Маргарет  защищает ее жертв – зависимых и слабых рабочих. Героиня внушает Торнтону идею социальной ответственности предпринимателей перед рабочими. Так Гаскелл акцентирует необходимость усвоения мужским миром ценностей женского, что позволит создать стабильное гуманное общество. Основной конфликт романа, представленный коллизией главных героев, осложняется противостоянием рабочих и промышленников, устранение которого становится возможным благодаря посредничеству героини, продвигающей идею взаимозависимости людей в социуме. Здесь Гаскелл предвосхищает идеи классовой гармонии и коммунитарности, которые получат развитие в конце викторианского периода в трудах крупнейшего социал-либерала того времени Т.Х. Грина и художественно воплощенные в романах М.А. Уорд.

Активность Маргарет по внедрению в сознание героя христианских принципов равенства людей перед Богом, любви и заботы о ближнем логически приводит к проявлению героини в роли спасительницы. На такую трактовку женского характера оказало влияние общение Гаскелл с Флоренс Найтингейл (1820–1910), считавшей, что следующим Христом будет женщина . В речи героини присутствуют аллюзии на слова Иисуса, распятого на кресте, из Евангелия от Луки  (Лука 23:33, 34). Однако Гаскелл-унитаристка не отличалась радикальными религиозными взглядами и феминистскими воззрениями. Естественность роли спасительницы для женщины обусловлена, по мнению писательницы, ее способностью к самопожертвованию. Гаскелл также объясняет органичность для героини роли спасающей материнским инстинктом, генетически заложенным в каждой женщине.

Тема материнства присутствует и в этом романе Гаскелл, например,  через изображение рефлексии героини, стремящейся к самореализации в главной, по мнению автора, роли – матери. В романе вновь говорится о важности роли матери в социальной адаптации молодых людей. 

Тема  религии возникает в романе вначале в связи с образом отца героини как тема религиозных сомнений, чем объясняется его диссентерство. Сомнения в силе Божественного провидения вынуждают Маргарет лгать ради спасения брата, что, согласно этике унитариев, недопустимо и влечет наказание. Ложь едва не стоила Маргарет счастья с любимым ею Торнтоном. К осознанию этого чувства героиня приходит постепенно, о чем читатель узнает из ее внутренних монологов: актуальных и ретроспективных. Погружению во внутренний мир героини способствует и активно используемая Гаскелл несобственно-прямая речь.

Если эмоциональность, глубокая религиозность, проявление участия к людям, присущие Маргарет, – это свойства «южного», по Гаскелл,  характера, то расчетливость, практицизм, аскетичность и индивидуализм – это атрибуты «северного» характера, воплощенного в образах Джона Торнтона, его матери и Николаса Хиггинса.

При изображении современного промышленника Гаскелл избегает гротеска и гиперболы, что свойственно Диккенсу в романе «Тяжелые времена» при создании образа Баундерби. Торнтон – это образец «self-made man». Он выступает поборником идеи о свободе индивида Дж. Ст. Милля (OnLiberty, 1859), доведенной до абсолюта, и экономической доктрины «laissez-faire»; жестокость последней ему придется испытать на собственном опыте.

Роман отличается широтой охвата общественной жизни Англии в эпоху зрелого викторианства. Здесь представлены все слои британского общества, принимающие активное участие в формировании его нового политического, экономического и морально-нравственного обликов. На первый план выходит социально активная представительница среднего класса, образованная и нравственно целостная героиня. Гаскелл отводит главную роль в процессе формирования нового социально-нравственного облика Британии женщине. Не случайно первым названием романа, сохранившимся в черновиках, было «Маргарет Гейл».

Брак Маргарет и Джона, неравный с точки зрения сословных различий в происхождении героев, свидетельствует о способности главной героини преодолеть не только собственные, но и общественные стереотипы, а также о демократизации британского социума в викторианский период. Этот союз имеет и другое важное значение в романе, символизируя непростой процесс объединения двух Англий: южной – аграрной по типу производства и патерналистской по идеологии, и северной – урбанистической, индустриальной и буржуазно-либеральной во взглядах. Это объединение севера и юга в романе стало залогом стабильности и процветания страны, которые в реальности были во многом достигнуты благодаря усилиям среднего класса, представительницей которого является главная героиня романа.

В заключении резюмируются результаты проведенного исследования. Гаскелл художественно исследует модусы воплощения женской судьбы в новых социально-культурных обстоятельствах викторианской Британии. При этом писательница использует и развивает жанровую форму социального романа («Condition-of-England novel»).

В обращении к теме судьбы женщины из рабочего класса проявилось  новаторство писательницы, а также социально-просветительский пафос ее творчества. Большую значимость приобретает тема падшей женщины и связанные с нею темы ответственности каждого члена общества за нравственное здоровье ближнего и социума в целом. Гаскелл одной из первых в английской литературе заявляет об изначальной нравственной чистоте такой героини, соединяя в художественное целое образы падшей женщины и матери, что демонстрирует идею автора о возможности возрождения оступившейся женщины через осознание ответственности за своего ребенка.

В поэтике Гаскелл важную роль играют религиозные мотивы: осмысление и противопоставление идей Ветхого и Нового Заветов с утверждением приоритета постулатов Евангелия, что отражает влияние христианского религиозного течения унитаризма. В основе большинства женских характеров лежат библейские образы. Писательница утверждает, что именно женщина как носитель гуманистических, этических ценностей и идеалов социума, естественных и понятных ей в силу природного предназначения – материнства, может и должна стать хранительницей не только отдельно взятого домашнего очага, но и всего общественного здания.

Гаскелл изображает конфликт старой и новой общественной модели при помощи противопоставления мира «женских» и «мужских» идеалов и ценностей. Разрешение этого конфликта видится автору не в обособлении женщины, а в движении мужчин и женщин навстречу друг другу. В произведениях Гаскелл очевидна смена традиционных социальных ролей: мужчина оказывается «спасаемым», а женщина – «спасительницей», что обусловлено не феминистскими взглядами писательницы, а такими истинно женскими, по ее мнению, качествами героинь, как самопожертвование и преданность.

При осмыслении женской судьбы писательница активно прибегает к использованию мотивов испытания, искушения и странствия. Прошедшие испытания героини получают в награду «женское счастье», которое писательница, главным образом, понимала как материнство, что характерно исключительно для творчества Гаскелл в английской литературе XIX в.

Для писательницы очень важна способность героинь к самопознанию и саморазвитию, художественно воплощенных при помощи внутреннего монолога – актуального и ретроспективного, несобственно-прямой речи, приемов психологизированного пейзажа и психологической детали. При этом особое место в поэтике анализируемых романов занимает изображение сна и видений.

Обращение к теме женской судьбы, складывающейся в сложных социально-нравственных обстоятельствах эпохи, имеет концептуальное значение для творчества Гаскелл 1848–1855 гг. Ставя в центр воспроизведения викторианской эпохи как социокультурной динамически развивающейся целостности женщину, писательница обогащает английский социальный роман середины XIX в. за счет введения новых типов героев, новых конфликтов и коллизий, усиления психологизации и индивидуализации в изображении персонажей.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

I. Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК МОиН РФ:

  1. Фирстова М.Ю. Идея духовного самосовершенствования в художественной структуре романа Элизабет Гаскелл «Руфь»  / М.Ю. Фирстова // Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология: научный журнал. – Пермь, 2010. –  Вып. 4 (10). – С. 111 – 119.
  2. Фирстова М.Ю. Женская судьба в проблемно-тематической целостности романа Э.К. Гаскелл «Мэри Бартон»  / М.Ю. Фирстова // Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология. – Пермь, 2012. –  Вып. 1 (17). – С. 107 – 115.

II. Другие публикации:

  1. Легких М.Ю. (Фирстова М.Ю.) Принципы патернализма и взаимозависимости как основа социальной стабильности в викторианской литературе / М.Ю. Фирстова  // Формирование гуманитарной среды и внеучебная работа в вузе, техникуме, школе: материалы IX Всерос. науч.-практ. конф., г. Пермь, 25 апреля 2007 в 3 т. Т III. – Пермь, 2007. – C. 115 – 117. 
  2. Фирстова М.Ю. Выражение авторской позиции и субъект речи в романе Э. Гаскелл  «Поклонники Сильвии» / М.Ю. Фирстова // Формирование гуманитарной среды и внеучебная работа в вузе, техникуме, школе: материалы XI Всерос. науч.-практ. конф., г. Пермь, июнь 2009. Т.2. – Пермь, 2009. – C. 138 – 140.
  3. Фирстова М.Ю. Выражение авторской позиции и субъект речи в романах Э. Гаскелл «Крэнфорд» и «Поклонники Сильвии»  / М.Ю. Фирстова // Молодежная наука Прикамья: сб. науч. тр. – Вып.10. – Пермь: Изд-во ПГТУ, 2009. – C. 256 – 259.
  4. Фирстова М.Ю. Религиозно-нравственный аспект социального романа Э. Гаскелл «Руфь» / М.Ю. Фирстова // История идей в жанровой истории: сб. ст. и материалов Междунар. конф.: XXII Пуришевские чтения, г. Москва, 6-9 апреля 2010г. – М., 2010. – C. 115.
  5. Фирстова М.Ю. Религиозно-нравственный аспект в романе «Руфь» Элизабет Гаскелл / М.Ю. Фирстова // Мировая литература в контексте культуры: сб. материалов VII междунар. науч. конф. «Иностранные языки и литература в контексте культуры», посвящен. 115-летию со дня рождения Владимира Васильевича Вейдле (23 апр. 2010г.), и Всерос. студ. науч. конф. (27 апр. 2010г.). – Пермь, 2010. – C. 55 – 57.
  6. Фирстова М.Ю. Роман Элизабет Гаскелл «Руфь»  / М.Ю. Фирстова // Молодежная наука Прикамья: [краев. дистанц. науч.- практ. конф., г. Пермь, 20-30 апр. 2010 г.]: сб. науч. тр. – Вып.11. – Пермь: Изд-во ПГТУ, 2010. – С. 361 – 365.
  7. Фирстова М.Ю. Эволюция характеров в романе Э. Гаскелл «Север и юг» / М.Ю. Фирстова // Зарубежная литература XIX века. Актуальные проблемы изучения: XXIII Пуришевские чтения: сб. статей и материалов Междунар. конф., г. Москва, 6-8 апреля 2011г. – М.: Издательство «Литера», 2011. – C.18
  8.  Фирстова М.Ю. Библейские реминисценции в романе Э. Гаскелл «Руфь» / М.Ю. Фирстова // Формирование гуманитарной среды в вузе: инновационные образовательные технологии. Компетентностный подход: материалы XII Всерос. науч.-практ. конф., г. Пермь, 25-28 апреля 2011 г. – Пермь, 2011. – C. 210 – 212.
  9.  Фирстова М.Ю. Провинциальная Англия начала XIX века в романе Элизабет Гаскелл «Крэнфорд»  / М.Ю. Фирстова // Образ провинции в русской и английской литературе: материалы XX Междунар. конф. Рос. ассоциации преподавателей англ. лит. «Литературная провинция». – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2011. – С. 76 – 80.
  10.  Фирстова М.Ю. Конфликт мировоззрений и пути его разрешения в романе Элизабет Гаскелл «Север и юг» / М.Ю. Фирстова // Мировая литература в контексте культуры: сб. материалов VIII междунар. науч. конф. «Иностранные языки и литературы в контексте культуры», посвящен. памяти проф. А.А. Бельского и проф. Н.С. Лейтес (15 апреля 2011г.), и V всерос. студ. науч. конф. (26  апреля 2011г.). – Пермь, 2011. – C. 74 – 78.
  11.  Фирстова М.Ю., Проскурнин Б.М. Роман Элизабет Гаскелл «Север и юг»: к вопросу о пересмотре канона английского реалистического романа / М.Ю. Фирстова // Зарубежная литература: проблемы изучения и преподавания: межвузовский сборник научных трудов.  – Вып. 4. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2011. – С. 61 – 71. 

Подписано в печать 04.04.2012 г. Формат 60x84/16

Бумага офсетная. Печать оперативная. п.л. 1,2.

Тираж 100 экз. Заказ №

Отпечатано в отделе множительной техники

Уральского государственного педагогического университета

620017, г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, 26.

e-mail: uspu@uspu.ru

 См. об этом: Moran M. Victorian Literature and Culture. London: Continuum, 2006. P.82.

См.: Moran M. Victorian Literature and Culture. P.44.

См. об этом: Jay E. Women Writers and Religion // Women and Literature in Britain, 1800 – 1900 / Edited by Joanne Shattock. Cambridge: Cambridge University Press, 2001. P.252.

Во многом это было обусловлено оценкой, данной творчеству писательницы К.Марксом, включившим Гаскелл в «блестящую плеяду современных английских романистов, которые в ярких и красноречивых книгах раскрыли миру больше политических и социальных истин, чем все профессиональные политики, публицисты и моралисты вместе взятые…» (Маркс К. Английская буржуазия // Маркс К., Эгельс Ф. Соч.2 изд. – М.: Полит. лит., 1958. – Т. 10. – С. 648). 

См. об этом: Проскурнин Б.М. О новых подходах к викторианству как социокультурному прецеденту // Вестник Пермского университета. Вып.4. Иностранные языки и литературы. Пермь, 2004. С. 5.

Вершинина Д.Б. Британский суфражизм и викторианские ценности // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. 20. М.: Издательство ЛКИ, 2007. С. 136.

Ruskin J. Sesame and Lilies // Victorian Age. An Anthology of Sources and Documents/ Ed. by J. M. Guy. London, New York: Routledge, 2002. P. 506.

Речь идет о произведениях С. Эллис: «Женщины Англии» (Women of England, 1843), «Жены Англии» (Wives of England, 1843), «Дочери Англии» (Daughters of England, 1845).

Tennyson A. The Princess. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://classiclit.about.com/library/bl-etexts/atennyson/bl-aten-princess.htm

Проскурнин Б.М. О новых подходах к викторианству как социокультурному прецеденту. С.7. (Курсив наш. – М.Ф.)

См.: Stiles R.P. An Examination of Selected Binary Oppositions in the Work of Elizabeth Gaskell which Serve to Demonstrate the Author`s Response to Unitarianism and Other Prevalent Influences within Mid-Victorian Society. PhD thesis, University of Glasgow, 1995. p. 245. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://theses.gla.ac.uk/1699/

Во второй книге Пятикнижия Моисея «Исход» - (Исх. 23:19), затем там же (Исх. 34:26) и в пятой книге «Второзаконие» (Втор. 14:21).

Calvin J. Harmony of the Law. Vol.2. Grand Rapids, MI: Christian Classical Ethereal Library, 1998. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ccel.org/ccel/calvin/calcom04.iii.x.xviii.html

The Oxford Companion to the Bible / Edited by Bruce M. Metzger, Michael D. Coogan. New York: Oxford University Press, 1993. P. 200.

Ивашева В.В. «Век нынешний и век минувший...» Английский роман XIX века в его современном звучании. М.: Худож. литература, 1990. 479 с.; Ремизов Б. Б. Элизабет Гаскелл: Очерк жизни и творчества. Киев:  Вища шк., 1974. 171 с.; Тугушева М.П.  В надежде правды и добра: Портреты писательниц.   М.: Худож. лит., 1989. 271 с.

Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М.: Сов. Россия, 1979. С.172.

Речь идет о произведении  «Кларисса, или История молодой леди» (Clarissa: ortheHistoryofaYoungLady, 1748).

Bodenheimer R. The Politics of Story in Victorian Social Fiction. New York: Cornell University Press, 1988.P.157.

  Карельский А.В. От героя к человеку: два века западноевропейской литературы. М.: Сов. писатель, 1990. С.233.

  «Крэнфорд» печатался в виде отдельных рассказов в журнале Диккенса «Домашнее чтение» (HouseholdWords) c 1851 по 1853 гг. и лишь затем оформился в единое произведение.

См. об этом: Теория литературы: Учеб. пособие для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений: в 2 т. / Под ред. Н.Д. Тамарченко. – Т.1: Н.Д. Тамарченко, В.И. Тюпа, С.Н. Бройтман. Теория художественного дискурса. Теоретическая поэтика. М.: ACADEMIA, 2004. С. 239 – 241.

  См. об этом:  Nestor P.  Female Friendships and Communities. Oxford: Clarendon Press, 1985. 220 p.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.