WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Свобода слова в Российской Федерации (конституционно-правовое исследование)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

ЭКТУМАЕВ Алихан Бесланович

 

СВОБОДА СЛОВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)

 

 

Специальность: 12.00.02 ?

конституционное право; муниципальное право

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

Тюмень – 2012

Диссертация выполнена на кафедре конституционного и финансового права Пермского государственного национального исследовательского университета.

Научный руководитель:        доктор юридических наук, профессор

Кочев Владимир Александрович

Официальные оппоненты:    доктор юридических наук, профессор,

заведующий кафедрой конституционного и международного права Алтайского государственного университета

                                                     Невинский Валерий Валентинович;

                                                  кандидат юридических наук, доцент,

доцент кафедры конституционного и

муниципального права Тюменского государственного университета

                                               Авдеев Дмитрий Александрович

Ведущая организация:          Казанский (Приволжский) федеральный     университет

         Защита диссертации состоится «17» мая 2012 года в 13:00 часов на заседании диссертационного совета  Д.212.274.06 при Тюменском государственном университете по адресу: 625000, г. Тюмень,                           ул. Ленина, 38. Институт права, экономики и управления (зал заседаний Ученого совета, ауд. 303).

         С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тюменского государственного университета.

         Автореферат разослан «11» апреля 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор                                     В.Д. Плесовских

I. Общая характеристика диссертационной работы

Актуальность темы исследования. Свобода слова относится к важнейшим правам и свободам личности, она закрепляется в Конституции РФ, в большинстве конституций стран мира и  во всех основополагающих международных документах по правам человека.  

Появившись первоначально как возможность высказывать свое мнение и публиковать его в печати, свобода слова охватывает сегодня самые разнообразные проявления человеческой активности. Многообразие и сложность таких проявлений связаны непосредственно с уровнем развития технологий коммуникации и передачи информации. Поэтому в настоящее время традиционное понимание свободы слова как права говорить, выражать свое мнение и распространять идеи самостоятельно или с помощью СМИ наполняется новым содержанием.

Государственно-правовая практика свидетельствует о том, что конституционное закрепление свободы слова остается не более чем декларацией, если в государстве существуют чрезмерные ограничения на владение и использование радио-, телеприемников и спутниковых антенн, а также ограничения доступа к сети Интернет, почтовой и телефонной связи.

Современные средства коммуникации между людьми определяют новые аспекты конституционно-правового понятия "свобода слова".  С одной стороны, это понятие должно отражать современный уровень развития информационно-коммуникационных технологий, а с другой – сохранять преемственность. В этой связи прежде всего необходим теоретический анализ общественных отношений в сфере коммуникации и передачи информации как одной из главных составляющих реализации свободы слова. Недооценка существующей непосредственной связи свободы слова и информационно-коммуникационных отношений препятствует формированию единообразной практики в сфере реализации права на свободу слова.

Кроме того, дискуссии о необходимости и допустимости некоторых ограничений свободы слова не хватает убедительных аргументов, основанных на комплексном знании основ реализации данной свободы, получаемом с помощью пограничных наук, в том числе теории коммуникации. В настоящее время не приходится говорить о сложившемся и устоявшемся понятийном аппарате, а также о едином теоретическом подходе к решению правовых проблем в сфере информационных отношений. Поэтому конституционно-правовое исследование свободы слова с привлечением положений пограничных наук является весьма актуальным.

Цели и задачи диссертационного исследования. Целью настоящей работы является исследование сущности и содержания свободы слова в конституционном праве Российской Федерации.

Поставленная цель достигается в результате решения следующих задач:

  • анализ разработанных в юридической науке подходов к понятию "свобода слова" в соотношении с категориями "информация" и "коммуникация";
  • определение сферы применения статьи 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.) в Российской Федерации;
  • исследование свободы слова как основного права личности;
  • исследование закрепленных в статье 29 Конституции РФ конституционных гарантий права на свободу слова;
  • установление предусмотренных Конституцией РФ границ и пределов права на свободу слова;
  • выявление места права на свободу слова в системе конституционных прав и свобод человека.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступают содержание и развитие общественных отношений, складывающихся в связи с реализацией свободы слова в Российской Федерации.

Предметом исследования являются свобода слова и его гарантии, закрепленные в конституционном праве Российской Федерации.

Степень научной разработанности темы и теоретико-методологические основы исследования. Вопросам свободы слова в юридической науке уделяется достаточно внимания. Вместе с тем следует признать, что интерес исследователей, как правило, ограничивается узким кругом вопросов, тогда как вопросы сущности и содержания свободы слова, а также соотношение свободы слова с категориями "информация" и "коммуникация" либо остаются без внимания, либо освещаются лапидарно. 

Наиболее обсуждаемыми являются вопросы правового регулирования деятельности СМИ, отдельные проблемы предвыборной агитации и защиты чести и достоинства, а также некоторые аспекты реализации информационных прав. Соответствующей проблематике посвящены работы Г.А. Алхутовой, А.И. Артищева, Н.С. Бондаря, Н.И. Бусленко, А.Б. Венгерова, А.Е. Воинова, Е.А. Войниканиса, С.В. Кошемарина, О. Лобанова, Е.В. Лысовой, В.Н. Монахова, С.В. Потапенко, А.Г. Рихтера, В.Ю. Тихонова, В.Н. Фалькова, М.А. Федотова, С.Н. Шевердяева, В.Л. Энтина, М.В. Якушева и др.

При этом многие авторы ограничиваются исследованиями преимущественно сферы массовой информации. В качестве примера можноназвать работы В.Г. Елизарова, В.С. Колесовой, С.А. Локинской, А.А. Малиновского, М.Я. Муратова и др.

Теоретико-методологическую основу диссертации составляют исследования по теории прав человека отечественных ученых –                              С.А. Авакьяна, С.С. Алексеева, М.В. Баглая, Н.А. Богдановой, Н.В. Витрука, Л.Д. Воеводина, Л.И. Глухаревой, Н.М. Добрынина,  А.В. Должикова, М.И. Клеандрова, Е.И. Козловой, В.А. Кочева, О.Е. Кутафина, И.А. Ледяха, Е.А. Лукашевой, М.Н. Марченко, М.С. Матейковича, Н.И. Матузова, В.С. Нерсесянца, А.В. Полякова,  В.Л. Полякова,  А.Х. Саидова, А.П. Сунцова, И.Е. Фарбера, Т.Я. Хабриевой, Ф.А. Хоменока, Г.Н. Чеботарёва, В.Е. Чиркина, а также зарубежных авторов – Э. Бёкенфёрде, Р. Тома, К. Хессе,                                 К. Шмита.

Кроме того, в нашем исследовании нашли отражение отдельные аспекты теории прав человека в целом и свободы слова в частности, разработанные в трудах дореволюционных российских авторов – В.Ф. Матвеева, Б.А. Кистяковского, Е.Н. Тарновского, Б.Н. Чичерина и др.

Анализ советской доктрины свободы слова проводился на основе работ В.Л. Полякова, В.Л. Энтина, Ф. Рудинского. Богатый фактический и теоретический материал, касающийся феномена цензуры, представлен благодаря обширному исследованию Т.М. Горяевой.  

В основе наиболее значимых диссертационных выводов, выносимых на защиту, лежат результаты фундаментальных исследований в сфере информации и управления Н. Винера и К. Шеннона, а также отдельные положения теории коммуникации немецкого социолога Н. Лумана. Для конкретизации и развития этих выводов применительно к теме диссертационного исследования нами использованы работы в сфере теории коммуникаций Г.П. Бакулева и Г.Г. Почепцова, а также работы в области современной теории информации С. Янковского, Б.В. Султанова, Д. Семенова и А. Клюева.

В основу исследования положены правовые позиции Европейского Суда по правам человека. Вопросы толкования и применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.) рассматривались на основе работ российских авторов – Е.С. Алисиевича, А.Л. Буркова, Н.В. Витрука, В.А. Канашевского, М. Лобова, М.Н. Марченко, Е.А. Чефрановой, В.А. Туманова и Л.М. Энтина, а также зарубежных исследователей – М. Джениса, Р. Кэя, Э. Брэдли, М. Маковей.

Элементы американской доктрины свободы слова нашли отражение в исследовании благодаря работам таких авторов, как Эндрью Олтман (Andrew Altman), Лиллиан Р. Бивье (Lillian R. BeVier), Джудит Вагнер ДиСью (Judith Wagner DeCew), Скотт Д. Гербер (Scott D. Gerber) и Дэниэл Якобсон (Daniel Jacobson). В дискуссионное поле американских конституционалистов привлечены такие ученые, как Стэнли Фиш (Stanley Fish), Оуэн Фисс (Owen Fiss) и Фредерик Шауэр (Frederick Schauer).

Определенное влияние на выводы, представленные к защите, оказали воззрения Дж. Милля и Дж. Мильтона, а также Ж. Деррида, Р. Барта,                              Г. Маркузе, З. Фрейда, Э. Фромма, М. Фуко, К.Г. Юнга, выводы основоположников современной теории массовых коммуникации, а именно Гарольда Лассуэлла, Пола Лазарсфельда, Дэниса Маккуэйла и Маршалла Маклюэна, а также некоторых западных экономистов, специализирующихся в вопросах массовых коммуникаций – Джозефа Стиглица, Роберта Шиллера, Александра Дайка, Луиджи Дзингалеса, Брюса Оуэна и др.

Общая методологическая основа исследования. Методологической основой исследования является комплекс научных методов познания: метод анализа и синтеза, конкретно-исторический метод, системно-структурный, технико-юридический и метод сравнительного правоведения.

Эмпирическая основа исследования. В качестве эмпирической основы исследования были использованы решения Европейского Суда по правам человека, постановления и определения Конституционного Суда РФ, судебная практика Верховного Суда РФ.

Научная новизна и положения, выносимые на защиту. Научная новизна определяется тем, что настоящее исследование является первым комплексным исследованием свободы слова в Российской Федерации, выполненным с учетом современного уровня развития информационно-коммуникационных отношений.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Сущностью свободы слова является коммуникационная свобода индивидов. Под коммуникацией понимаются общественные связи и взаимодействия, осуществляемые в целях передачи определенного семантического содержания (информации) от одного лица другому лицу (лицам) в форме сообщения с помощью сигналов (определенных физических процессов). Конституционное право на свободу слова обеспечивает защиту свободы на всех этапах коммуникативной деятельности: свободы создания сообщения; свободы передавать (распространять) сообщения, в том числе с помощью специального сигнала; свободы использовать доступные каналы связи для передачи (распространения) сообщений; свободы принимать сигналы и сообщения, а также осуществлять декодирование и интерпретацию сообщений. Свобода слова предоставляет защиту всем субъектам, участвующим не только в передаче сообщений от автора к адресату, но и в коммуникационных отношениях в целом.

2. Содержание свободы слова как субъективного права включает четыре элемента: а) возможность положительного поведения (право на собственные действия (бездействия), что предполагает: свободу производить и искать информацию; свободу придавать информации форму сообщения; свободу передавать (распространять) информацию; свободу использовать доступные каналы связи; свободу получать и расшифровывать передаваемые сообщения; б) возможность требовать соответствующего поведения от правообязанного лица (право на чужие действия); в) возможность прибегнуть к государственному принуждению в случае неисполнения стороной своей обязанности; г) возможность пользоваться свободой коммуникации как социальным благом. Кроме того, субъективное право на свободу слова включает также свободу реализации, которая простирается вплоть до отказа от его использования, т.е. включает также свободу на отказ от передачи и распространения каких-либо сообщений и свободу на отказ от получения каких-либо сообщений.

3. Свобода слова имеет объективно-правовое значение. Реализация свободы слова воплощается в основах конституционного строя. Право на свободу слова является одной из основных составляющих демократизма     (статья 1 Конституции РФ), народовластия (статья 3 Конституции РФ), идеологического многообразия (часть 1 статьи 13 Конституции РФ). В этом заключается объективно-правовое значение свободы слова.

4. Часть 3 статьи 29 Конституции РФ обеспечивает добровольность реализации права на свободу слова и право на отказ от реализации данного права. Действие данного положения не подлежит законодательным ограничениям. Часть 3 статьи 29 Конституции РФ является основанием для признания практики российских судов, требующих доказывать соответствие действительности оценочных суждений, неконституционной.

5. Свобода массовой информации (часть 5 статьи 29 Конституции РФ) как одна из составляющих свободы слова имеет институциональную природу. Будучи непосредственно связанной с информационными ресурсами, свобода массовой информации выступает по отношению к свободе слова как дополнительное право. Свобода массовой информации как дополнительное право суть экономическая составляющая свободы слова. Как таковая свобода массовой информации гарантирует экономическую свободу средств коммуникации.

6. Конституционная гарантия свободы массовой информации (часть 5 статья  29 Конституции РФ) предполагает возложение на государство обязанностей: по защите конкуренции на рынке информационных услуг;                       по недопущению монополистической деятельности в сфере средств массовой информации; правового регулирования свободы средств массовой информации в сфере массовых коммуникаций.

7. Признаками цензуры в смысле части 5 статьи 29 Конституции РФ является ее предварительный и внешний характер. Конституция РФ устанавливает запрет на предварительную цензуру, а именно на требования должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы, а равно налагать запрет на распространение сообщений и материалов или их отдельных частей.

8. Часть 2 статьи 29 Конституции РФ устанавливает запрет только на пропаганду и агитацию, посредством которых намеренно преследуется такая цель, как возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной вражды. Применение данного запрета зависит от наличия в действиях субъекта намерения возбудить ненависть или вражду по определенному признаку. Этот запрет не касается содержания пропаганды и агитации.

9. Конституционное право на свободу слова выступает в качестве общей гарантии по отношению к таким политическим правам, как свобода объединений (статья 30 Конституции РФ) и свобода мирных собраний, демонстраций, шествий и пикетирований (статья 31 Конституции РФ), а также по отношению к конституционному праву на свободу преподавания (статья 44 Конституции РФ). По отношению к праву на свободу слова конституционное право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, закрепленное в части 2 статьи 23 Конституции РФ, является специальным правом: оно обеспечивает дополнительную защиту от вмешательства в осуществление права на свободу слова.

Практическая значимость. Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что содержащиеся в нем положения и выводы могут быть использованы в законодательной и правоприменительной деятельности, а также в научно-исследовательской работе и преподавательской деятельности.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования были отражены в публикациях автора по теме диссертации и в его выступлениях на конференциях. Отдельные положения использовались автором при проведении занятий по курсам "Конституционное право России" и "Конституционное (уставное) право субъектов РФ" на юридическом факультете Пермского государственного национального исследовательского университета. Положения диссертации были обсуждены и одобрены на заседании кафедры конституционного и финансового права юридического факультета Пермского государственного национального исследовательского университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и библиографического списка.

 

 

II. Основное содержание диссертационной работы

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, определяются степень разработанности темы в трудах отечественных и зарубежных ученых, объект, предмет, цели и задачи исследования, а также его теоретико-методологические основы и источники. Кроме того, изложены положения, выносимые на защиту, приведены сведения об апробации результатов исследования и раскрыта структура работы.

Глава 1 "Понятие права на свободу слова" посвящена исследованию сущностно-содержательных основ права на свободу слова и состоит из двух параграфов.

В параграфе 1.1. "Сущность права на свободу слова" рассматриваются взгляды российских ученых на сущность свободы слова. По мнению автора, сущность свободы слова на протяжении всей истории развития оставалась неизменной. Развитие современных информационно-коммуникационных отношений даёт основание для более глубокого её осмысления. В качестве отправной точки исследования должны стать категории "информация" и "коммуникация". Предлагается исходить из того, что "информация" – фундаментальная категория и выступает в качестве первичного понятия наряду с такими понятиями, как материя или энергия, и, следовательно, не может быть определена исчерпывающе. Поэтому наука сосредотачивается главным образом на описании процессов её передачи и получения.  

Следует указать, что передача информации – это особый вид взаимодействия. Физический процесс, лежащий в основе передачи информации, называется сигналом. Посредством сигнала информация передается в виде сообщений. Сообщение нельзя отождествлять с информацией, т.к. информация извлекается из сообщения после того, как получатель сообщения осуществил его интерпретацию, т.е. расшифровал его для понимания.

В этом смысле коммуникация являет собой триединство – информации, сообщения и понимания (понимания или непонимания сообщения и его информации) . Вне коммуникации не существует информации, сообщения и понимания. Признаком коммуникации выступает различение сообщения и информации. Коммуникация не сводится к передаче информации между людьми, т.к. понимание нельзя рассматривать как простое дублирование сообщения в ином сознании.

Исходя из указанных положений диссертант формулирует вывод о том, что сущностью конституционного права на свободу слова является коммуникационная свобода каждого, а гарантии свободы слова связаны с защитой от вторжения в сферу свободы коммуникации с другими людьми, передачи друг другу сведений, мнений, идей, мыслей, чувств и др. В таком понимании право на свободу слова призвано гарантировать защиту всех этапов коммуникативной деятельности: свободу создавать сообщения; свободу передавать (распространять) сообщения, в том числе с помощью специального сигнала; свободу использовать доступные каналы связи для передачи (распространения) сообщений; свободу принимать сигналы и сообщения; осуществлять декодирование и интерпретацию сообщений. Названные свободы обеспечиваются в условиях невмешательства в деятельность всех субъектов, участвующих в передаче сообщений от автора к адресату, в том числе операторов связи.

В подтверждение выдвинутого положения диссертант обращается к практике Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд) и приходит к выводу, что Суд даёт расширительное толкование статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (далее – Конвенция),  которое фактически обеспечивает защиту свободы коммуникации в целом. Конвенция предоставляет защиту коммуникативной деятельности на всех этапах – от создания до получения сообщения, включая все стадии его передачи и всех лиц, участвующих в коммуникационных отношениях.

На основании изложенного утверждается, что свобода слова есть коммуникационное правовое явление. В состав права на свободу слова как комплексного явления включены такие перечисленные в части 1 статьи 10 Конвенции права, как право на свободу придерживаться мнений, право на свободу распространять информацию и свободу получать информацию и идеи. Европейский Суд не разделяет данные права. Все эти права в его понимании суть правомочия в составе права на свободу слова.

Вопрос о соотношения права на свободу слова и права на свободу информации, которое закрепляется в виде комплекса прав в части 4 статьи 29 Конституции РФ (право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом), предлагается решить тремя способами:

Первый: права, закрепленные в части 4 статьи 29 Конституции РФ, можно рассматривать как отдельные правомочия в составе права на свободу слова, а именно правомочия искать, производить, передавать, распространять и получать сообщения, содержащие какие-либо сведения, поддающиеся верификации. С этой точки зрения указанные правомочия получают статус гарантии, входящей в состав конституционного положения о свободе слова.

Второй: права, закрепленные в части 4 статьи 29 Конституции РФ, можно толковать как отдельные правомочия, составляющие в совокупности конституционное право на свободу информации, которое обладает особым юридическим содержанием и выступает в качестве гарантии информационных отношений, которые не являются коммуникационными. Эти отношения не охраняются правом на свободу слова. В их число входят отношения, связанные с поиском, производством, передачей, распространением и получением программного обеспечения (программ для ЭВМ). Программное обеспечение представляет собой информацию в виде совокупности данных и команд, не содержащих какого-либо сообщения для человека.

Третий: права, закрепленные в части 4 статьи 29 Конституции РФ, получат применение в будущем, в случае появления новых информационно-коммуникационных отношений.

В параграфе 1.2. "Право на свободу слова как основное право"диссертант рассматривает исходные конституционно-правовые требования права на свободу слова как одного из основных прав человека, отмечая его сложную природу в качестве личного и политического права.

Автор отмечает, что основные права защищают наиболее важные сферы жизнедеятельности человека от произвольного вмешательства государства. В субъективном восприятии основные права составляют базовые правовые ценности, которые образуют ядро правового статуса личности в любом демократическом обществе. Основные права закреплены в основополагающих (универсальных) международных актах. Эти права отличают такие качества, как важность, фундаментальность и способность защищать и гарантировать ту степень свободы, которая необходима для обеспечения существования и развития любого человека. Важной характеристикой основных прав является то, что эти права являются неотъемлемыми и принадлежат каждому от рождения. Одним из видов основных прав является право на свободу слова. Основное право на свободу слова рассматривается диссертантом в субъективно-правовом и объективно-правовом аспекте.

Содержание конституционного права на свободу слова в субъективном значении включает четыре элемента: а) возможность положительного поведения (право на собственные действия (бездействия), которая предполагает: свободу производить и искать информацию; свободу придавать информации форму сообщения; свободу передавать и распространять информацию; свободу использовать доступные каналы связи; свободу получать и расшифровывать передаваемые сообщения; право придерживаться своего мнения, убеждения; б) возможность требовать соответствующего поведения от правообязанного лица (право на чужие действия); в) возможность прибегнуть к государственному принуждению в случае неисполнения стороной своей обязанности; г) возможность пользоваться свободой коммуникации как социальным благом. 

Кроме того, диссертант подчеркивает, что субъективное право на свободу слова включает также свободу реализации, которая простирается вплоть до отказа от его использования, т.е. включает также свободу отказываться от передачи и распространения каких-либо сообщений и свободу отказываться от получения каких-либо сообщений.

Свобода слова имеет объективно-правовое значение. Реализация свободы слова воплощается в основах конституционного строя. Право на свободу слова является одной из основных составляющих демократизма (статья 1 Конституции РФ), народовластия (статья 3 Конституции РФ), идеологического многообразия (часть 1 статьи 13 Конституции РФ). В этом заключается объективно-правовое значение свободы слова.

Свобода слова, по мнению диссертанта, обладает сложной природой. В современном мире масштаб воздействия средств массовой информации на отдельные виды общественных отношений сопоставим (а в некоторых случаях превосходит) с их воздействием на политическую сферу. Это означает, что свобода слова воздействует на все сферы жизнедеятельности людей и на общество в целом. В зависимости от того, какие преимущественно цели преследуются в реализации свободы слова, это право может быть включено в группу личных, политических и культурных прав.

В главе 2 "Конституционно-правовое регулирование права на свободу слова" рассматриваются конституционные гарантии права на свободу слова, его границы и пределы, а также соотношение права на свободу слова и отдельных конституционных прав. Глава включает три параграфа.

В параграфе 2.1. "Конституционные гарантии права на свободу слова" диссертант исследует конституционные гарантии права на свободу слова, закрепленные в статье 29 Конституции РФ. Это: конституционный запрет принуждать кого-либо к выражению мнений и убеждений или отказу от них (часть 3 статьи 29 Конституции РФ), запрет цензуры (часть 5 статьи 29 Конституции РФ) и гарантия свободы массовой информации (часть 5 статьи 29 Конституции РФ). Указанные запреты и гарантия массовой информации являются элементами структуры конституционного положения о свободе слова (часть 1 статьи 29 Конституции РФ).

В соответствии с частью 3 статьи 29 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Данная норма дополнительно обеспечивает добровольность реализации права на свободу слова и право на отказ от реализации данного права. Действие данной нормы не подлежит законодательным ограничениям.

Кроме того, отмечается, что положение части 3 статьи 29 Конституции РФ является основанием для признания практики российских судов, требующих доказывать соответствие действительности оценочных суждений, неконституционной. Подобная практика неоднократно становилось предметом жалоб в Европейский Суд, который указывал, что такое требование является нарушением права на свободу слова, закрепленного в статье 10 Конвенции.

Свобода массовой информации гарантируется в соответствии с                        частью 5 статьи 29 Конституции РФ в качестве одной из составляющих свободы слова. Будучи связанной с информационными ресурсами непосредственно, свобода массовой информации, по мнению диссертанта, выступает по отношению к свободе слова как дополнительное право. Свобода средств массовой информации как дополнительное право суть экономическая составляющая свободы слова. Как таковая свобода массовой информации гарантирует экономическую свободу средств коммуникации.  

Диссертант обосновывает позицию, в соответствии с которой конституционная гарантия свободы массовой информации предполагает возложение на государство обязанностей: по защите конкуренции на рынке информационных услуг; по недопущению монополистической деятельности в сфере средств массовой информации; правового регулирования свободы средств массовой информации в сфере массовых коммуникаций.

Конституция РФ в части 5 статьи 29 устанавливает запрет цензуры. Диссертант исследует сущность цензуры и устанавливает конституционное содержание самого понятия "цензура". С этой целью автор обращается к истории развития цензуры, подробно рассматривая особенности российской цензуры в дореволюционный и советский периоды.

В результате анализа диссертант обосновывает необходимость рассматривать цензуру в широком и в узком смысле.

В широком смысле цензура представляет собой один из аспектов управленческой функции государства, выступает в качестве одного из системообразующих факторов при формировании определенной политической системы общества и выполняет различные функции. В качестве функции государственного управления цензура призвана обеспечить осуществление свободы слова в конституционно установленных пределах и не допускать свободу слова в сферах, на которые она не распространяется: запрет на сбор и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (часть 1 статьи 24 Конституции РФ); запрет определенных видов агитации и пропаганды (часть 2 статьи 29 Конституции РФ). Выполняя указанную функцию, цензура призвана гарантировать устойчивость демократического общественного порядка, основанного на равенстве.

По мнению диссертанта, цензура делится  на предварительную (до передачи сообщения) и последующую (после передачи сообщения).  Признаком цензуры в смысле части 5 статьи 29 Конституции РФ является ее предварительный и внешний характер. Исключения из этого правила возможны на основании федерального закона в соответствии с Конституцией РФ. Положение части 5 статьи 29 Конституции РФ запрещает предварительную цензуру, а именно требование со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы, а равно наложение предварительного запрета на распространение сообщений и материалов или их отдельных частей.

Последующая цензура, на которую не распространяется запрет части 5 статьи 29 Конституции РФ, призвана не допускать свободу слова в сферах, на которые свобода слова не распространяется, например, запрет на сбор и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (часть 1 статьи 24 Конституции РФ); запрет определенных видов агитации и пропаганды (часть 2 статьи 29 Конституции РФ).

В параграфе 2.2. "Пределы и границы конституционного права на свободу слова" диссертант рассматривает ценностные ориентиры осуществления свободы слова и конституционные изъятия из конституционного статуса свободы.

В качестве пределов, по мнению диссертанта, выступает характерная для каждого исторически конкретного государства совокупность критериев и ориентиров, сложившихся на основе социальных ценностей в исторически конкретном обществе, которые очерчивают контуры осуществления конституционных прав и свобод. К таким критериям и ориентирам относят долговременные общественные и государственные интересы, достижение гражданского мира и согласия, утверждение суверенной государственности, стремление обеспечить благополучие граждан.  С этих позиций автор обосновывает вывод о том, что в качестве пределов конституционного права на свободу слова в Российской Федерации выступают: а) основы конституционного строя (главе I Конституции РФ); б) основы правового статуса личности (главе II Конституции РФ); в) конституционные условия осуществления права на свободу слова, обеспечиваемые институтами публичной власти.

Границы диссертант рассматривает в качестве таких изъятий из конституционного статуса свободы человека и гражданина, которые являются дополнительными по отношению к пределам их осуществления. В качестве наиболее важных он рассматривает имманентные границы права на свободу слова. Они определяются его предметом, а предметом конституционного права на свободу слова является свобода коммуникации. Коммуникация составляет исчерпывающий круг вопросов права на свободу слова,  в которой свобода слова обретает свои имманентные границы.

По мнению диссертанта, к имманентным ограничениям права на свободу слова, содержащимся в тексте Конституции РФ, относятся: 1) запрет определенных видов агитации и пропаганды (часть 2 статьи 29 Конституции РФ); 2) запрет к принуждению выражения своих мнений и убеждений или отказу от них (часть 3 статьи 29 Конституции РФ); 3) запрет публиковать сведения, составляющие государственную тайну (часть 4 статьи 29 Конституции РФ).

Помимо имманентных границ, установленных в нормах Конституции РФ, диссертант выделяет границы права на свободу слова, которые устанавливаются как результат согласования между правом на свободу слова и иными конституционно защищаемыми ценностями. Такие границы установлены, в частности, конституционным требованием государственной охраны достоинства личности (часть 1 статьи 21 Конституции РФ), правом на неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную тайну, на защиту чести и доброго имени (часть 1 статьи 23 Конституции РФ).

В работе выделяются границы права на свободу слова, которые устанавливаются федеральным законом.  Часть 3 статьи 55 Конституции РФ предоставляет федеральному законодателю полномочие ограничивать основные права в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Другая оговорка закреплена в части 1 статье 56 Конституции РФ. В отличие от первой данное положение Конституции РФ предоставляет право на отдельные ограничения на основании закона при определенных условиях и наличии конкретных обстоятельств.

Особое внимание в работе уделяется непосредственному запрету, установленному нормой части 2 статьи 29 Конституции РФ, запрещающей пропаганду или агитацию, которые возбуждают социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а также пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Диссертант раскрывает конституционное содержание понятий "агитация" и "пропаганда", выявляет их признаки и отличия. На широком материале российского законодательства выявляется сферы преимущественного использования данных понятий. Кроме того, автор выделяет те ограничения права на свободу слова, которые используют термины "пропаганда" и "агитация", но не предусмотрены частью 2 статьи 29 Конституции РФ, а введены через оговорку части 3 статьи 55 Конституции РФ.

По мнению диссертанта, расширительное толкование первого предложения нормы части 2 статьи 29 Конституции РФ без учета специальной цели может привести к несоразмерным ограничениям конституционного права на свободу слова.  При подобном толковании указанная норма теряет точность и ясность, допускает возможность необоснованного введения ограничений и их произвольное применение.

В связи с этим автор обосновывает необходимость иного толкования рассматриваемой нормы, а именно: в первом предложении части 2 статьи 29 Конституции РФ устанавливается запрет только на пропаганду и агитацию, посредством которых намеренно преследуется цель – возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной вражды. Данный запрет не касается содержания пропаганды и агитации и установлен безотносительно того, какие именно знания, идеи или лозунги распространяются. Запрет акцентирует лишь субъективный момент – наличие цели возбудить ненависть или вражду по определенному признаку. В свою очередь второе предложение части 2 статьи 29 Конституции РФ, по мнению диссертанта, должно толковаться как содержащее запрет по признаку содержания и безотносительно субъективных намерений. Независимо от целей запрещается пропаганда идей о превосходстве одной группы людей над другой по социальному, расовому, национальному, религиозному, а также языковому признаку.

В рамках анализа границ права на свободу слова, содержащихся в нормах Конституции РФ, диссертант обращается к исследованию нормы части 4 статьи 29 Конституции РФ, в соответствии с которой перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. По мнению автора, данная норма определяет сферу действия права на свободу слова, из которой исключаются сведения, составляющие государственную тайну. Защита этого положения дополнительно обеспечивается требованиями части 3 статьи 55 Конституции РФ о том, чтобы любые ограничения прав и свобод устанавливались федеральным законом. В силу этого перечень сведений, составляющих государственную тайну, подлежат оценке с точки зрения требований части 3 статьи 55 Конституции РФ в системной связи с частью 4 статьи 29 Конституции РФ.

В параграфе 2.3. "Соотношение права на свободу слова с другими конституционными правами" исследуется соотношение права на свободу слова и других конституционных прав.

В первую очередь диссертант определяет место свободы слова по отношению к исходным основным правам, к которым относятся право на свободу (часть 1 статьи 22 Конституции РФ), право на достоинство личности (часть 1 статьи 21 Конституции РФ) и право на неприкосновенность частной жизни (часть 1 статьи 23 Конституции РФ). Во взаимоотношении с исходными правами право на свободу слова, по мнению диссертанта, выступает в качестве конкретизирующего права. 

В свою очередь, право на свободу слова выступает в качестве общей гарантии по отношению к таким политическим правам, как свобода объединений (статья 30 Конституции РФ) и свобода мирных собраний, демонстраций, шествий и пикетирований (статья 31 Конституции РФ). Такое соотношение означает возможность применять указанные политические права во взаимосвязи с правом на свободу слова и, следовательно, с его конституционными гарантиями, входящими в состав конституционной нормы о свободе слова: запретом принуждать к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них (часть 3 статьи 29 Конституции РФ) и запретом цензуры (часть 5 статьи 29 Конституции РФ).

В частности, запрет принуждать к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них (часть 3 статьи 29 Конституции РФ) может рассматриваться в качестве конституционного основания принципа добровольности участия в публичном мероприятии и добровольности участия в общественных объединениях (часть 2 статьи 30 Конституции РФ). Установленный в законе уведомительный порядок проведения публичных мероприятий обосновывается запретом цензуры, который закреплен в части 5 статьи 29 Конституции РФ.

Вопрос о соотношении права на свободу слова и права на свободу совести определяется кругом вопросов конституционного права на свободу совести, а именно: свободой исповедовать религию или не исповедовать никакой религии; свободой выбирать религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними; свободой отправлять религиозные культы и обряды. В то же время свобода распространять религиозные и иные убеждения (статья 28 Конституции РФ), по мнению диссертанта, должна рассматриваться в качестве одного из правомочий, составляющих конституционное право на свободу слова.

В отношении права на свободу преподавания (статья 44 Конституции РФ) конституционное право на свободу слова выступает в качестве общей гарантии. Из этого следует, что данные свободы должны применяться во взаимосвязи друг с другом. Такое взаимодействие, в частности, предполагает возможность применения к свободе преподавания всех конституционных гарантий, входящих в состав конституционной нормы о свободе слова, а именно: норм части 3 и части 5 статьи 29 Конституции РФ. Это означает, во-первых, недопустимость принуждать преподавателя к тому, чтобы определенным образом освещать какие-либо темы или вопросы, придерживаться какой-либо позиции в освещении тех или иных вопросов, если это противоречит его мнениям и убеждениям или если он считает недопустимым выражать соответствующие мнения или убеждения; во-вторых, недопустимость осуществлять цензуру в сфере преподавания.

Диссертант приходит к выводу, что  по отношению к праву на свободу слова конституционное право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (часть 2 статьи 23 Конституции РФ) является специальным правом, оно обеспечивает дополнительную защиту от вмешательства в осуществление права на свободу слова.

Диссертант рассматривает вопрос о взаимодействии права на свободу слова и права на частную жизнь должностных лиц. Право на частную жизнь должностных лиц  органов публичной власти не является абсолютным. Данное право в известной мере ограничивается свободой слова. Это продиктовано особым (специальным) публичным статусом должностных лиц, который допускает критику в средствах массовой информации в большем объеме, чем в отношении частных лиц.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются наиболее значимые его результаты, а также указываются  основные проблемы науки конституционного права в Российской Федерации, связанные с реализацией свободы слова.

 

 

 

 

Основные результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Публикации в ведущих рецензируемых изданиях,

рекомендованных ВАК

1. Эктумаев, А.Б. Свобода слова в решениях Европейского Суда по правам человека /А.Б. Эктумаев // Вестн. Перм. ун-та. – Сер. Юрид. науки.                   – 2011. – Вып. 3(13). – С. 54-58. – 0,4 п.л.

2. Эктумаев, А.Б. Соотношение свободы слова и свободы информации /А.Б. Эктумаев // Вестн. Перм. ун-та. – Сер. Юрид. науки. – 2011. – Вып. 4(14). – С. 45-52. – 0,6 п.л.

3. Эктумаев, А.Б. Гарантия массовой информации /А.Б. Эктумаев                         // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук).                – 2011. – № 12(15). – С. 437-445. – 0,6 п.л. 

Публикации в иных изданиях

4. Эктумаев, А.Б. Понятие права на свободу слова: препринт / А.Б. Эктумаев; Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2010. – 46 с. – 2,7 п.л.

5. Эктумаев, А.Б. Конституционные гарантии права на свободу слова: препринт / А.Б. Эктумаев; Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2010. – 29 с. – 1,68 п.л.

6. Эктумаев, А.Б. Сущность права на свободу слова /А.Б. Эктумаев                     // Молодой ученый. – 2011. – № 8(31), т. II. – С. 65-70. – 0,4 п.л.

7. Эктумаев, А.Б. Свобода слова и свобода собраний и объединений /А.Б. Эктумаев // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2011. – № 10 (33). – С. 207-209. – 0,3 п.л.

8. Эктумаев, А.Б. Свобода слова и свобода совести /А.Б. Эктумаев                     // Экономика, социология, право: новые вызовы и перспективы: матер. науч.             -практ. конф. 3-4 октября 2011 г., г. Москва. – М., 2011. – С. 207-208.                               – 0,17 п.л.

9. Эктумаев, А.Б. Свобода слова и конституционное право на тайну сообщения /А.Б. Эктумаев // Второй пермский конгресс ученых-юристов: матер. междунар. науч.-практ. конф. (г. Пермь, Перм. гос. нац. исслед. ун-т, 28–29 октября 2011 г.). – Пермь, 2011. – С. 72-73. – 0,13 п.л.

10. Эктумаев, А.Б. Запрет принуждать к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них /А.Б. Эктумаев // Правовая наука. – 2012. – № 1 (4). – С. 36-38. – 0,2 п.л.

Общий объем публикаций составляет 7,18 п.л.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подписано в печать 09.04.2012. Формат 60х84/16.

Усл. печ. л. 1,3. Тираж 100 экз. Заказ  

Типография Пермского государственного национального

исследовательского университета

614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

См.: Луман Н. Медиа коммуникации / пер. с нем. А. Глухов, О. Никифоров. М., 2005; Он же. Что такое коммуникация? // Социологический журнал. 1995. № 3. С. 114-125.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.