WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Крылатые единицы, восходящие к синтетическим жанрам искусства, в современном русском и английском языке

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Каменев Константин Владимирович

КРЫЛАТЫЕ ЕДИНИЦЫ, ВОСХОДЯЩИЕ К СИНТЕТИЧЕСКИМ ЖАНРАМ ИСКУССТВА, В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ И

АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Специальность 10.02.20 - «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Челябинск - 2012


Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет».

Научный руководитель:     Шулежкова Светлана Григорьевна - доктор

филологических наук, профессор

Официальные оппоненты: Нефёдова Лилия Амиряновна - доктор

филологических наук, профессор, декан факультета лингвистики ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет», г. Челябинск.

Суровцева Светлана Ивановна - кандидат филологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник кафедры иностранных языков ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет», г. Челябинск.

Ведущая организация:     ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный

технический университет им. Г. И. Носова»

Защита состоится 27 апреля 2012 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.295.05 при ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69, конференц-зал (ауд. 116).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69.

Автореферат разослан______ марта 2012 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор филологический наук, доцент     ^?^?о —?            Л. П. Юздова

2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Во второй половине XX в. в отечественной лексикологии и фразеологии отмечен рост интереса к языковым единицам особого типа - частотно воспроизводимым в речи цитатам, восходящим к текстам античной и классической литературы, Священного Писания, а также к текстам известных исторических лиц и политических деятелей. Объединённый терминами крылатые слова (КС) и крылатые выражения (KB) данный разряд единиц стал объектом целого ряда теоретических исследований [Костомаров, Верещагин 1980; Сальникова, Шулежкова 1985; Беркова 1991; Шулежкова 1995, 2001; Зыкова 1997; Алексеева 2001; Дядечко 2002; Михайлова 2003; Долгополов 2004; Сохинова 2004 и др.], а также послужил материалом для создания словарей и справочников с одноимёнными названиями [Ашукины 1955; Булатов 1958; Коваль, Коптшов 1964; Гладышева 1974; Жигулев, Кузнецов 1982; Коваль 1983; Коваленко 1989; Шулежкова 1993-1994, 2011; Markiewicz, Romanowski 1999; Грушко, Медведев 2000; Вартаньян 2001; Дядечко 2001-2003, 2008; Серов 2003; Chlebda, Mokijenko, Szulezhkova 2003; Венедзиктау, Дашленка, Гванова 2004-2006; Галынский 2005; Кирсанова 2007; Шорыгина 2007; Arzumanova, Mogutschaja, Poljakova 2007; Грузберг 2008 и др.].

XX век ознаменовался сменой «литературоцентристского» типа культуры «зрелищецентристским»: если в XIX в. наиболее активно собирались и фиксировались КЕ, взятые из художественных произведений, философских, религиозных, исторических и др. научных трактатов, то во второй половине XX в., на первый план выходят КЕ, обязанные своим происхождением различным синтетическим жанрам искусства. Основными поставщиками КЕ становятся песня, кинематограф и телевидение.

Реферируемая работа посвящена сопоставительному анализу русских и английских крылатых единиц (КЕ), восходящих к синтетическим жанрам искусства. Эти единицы составляют один из наиболее мобильных, чутко реагирующих на изменения, происходящие в обществе, пластов любого национального языка.

Во второй половине XX - начале XXI в. фонд КЕ активно пополняется и обновляется, однако изменения не сразу находят отражение в собраниях КЕ. Составители собраний КС и KB русского языка по-прежнему стараются обходить стороной слова и выражения, порождённые синтетическими жанрами искусства, отдавая предпочтение единицам литературного происхождения. В

з


России существует лишь несколько работ, авторы которых обращались к описанию КЕ, восходящие к определённым видам искусства, например, к кинематографу [Ханютин 1993; Елистратов 1999; Кожевников 2001]. Первыми полноценными исследованиями, посвященными описанию КЕ, восходящих к синтетическим жанрам искусства, являются работы О. Г. Сальниковой, С. Г. Шулежковой и Л. П. Дядечко [Сальникова, Шулежкова 1982, 1984, 1985, 1987; Шулежкова 1993, 1994, 2003; Дядечко 2007].

В англосаксонской лингвистике КЕ до сих пор не рассматриваются как самостоятельный объект описания: нами не выявлено ни одной теоретической работы на английском языке, посвященной данной проблеме, и как результат -КЕ, получившие в английском языке достаточно широкое распространение, не нашли должного отражения в лексикографических изданиях; в английской лексикографической практике данный класс языковых единиц не стал ещё объектом специального описания, и эти единицы по традиции включаются в разнообразные словари - цитат, идиом, аллюзий, пословиц, популярных фраз [Partridge 1985; Farkas 2002; Knowles 2004; Siefring 2004; Shapiro 2006; Stone 2006; Manser 2007 и др.].

Отечественные исследователи также основательно не изучали КЕ английского языка. В России издано лишь несколько англо-русских словарей, авторы которых, наряду с пословицами, цитатами и афоризмами, включили в свои собрания и КЕ [Муратов 2002, Васильева 2003, Барсов 2006, Васильев 2008]. Однако и в этих словарях количество КЕ, обязанных своим происхождением синтетическим жанрам искусства, ничтожно мало, по 3-5 единиц.

Актуальность проведённого исследования обусловлена назревшей к настоящему времени необходимостью изучения процессов зарождения и функционирования КЕ в новых социально-экономических и технических условиях; установления их наиболее активных источников в XX - начале XXI в.; сопоставления пластов КЕ, восходящих к синтетическим жанрам искусства, в английском и русском языках для обнаружения специфических национальных особенностей в самом составе КЕ, в их происхождении и употреблении.

Объектом диссертационного исследования являются КЕ русского и английского языков, восходящие к синтетическим жанрам искусства.

4


Предмет исследования - процесс формирования фонда КЕ, восходящих к синтетическим жанрам искусства, его условия и этапы; также семантика, структура и функциональные возможности КЕ.

Цель диссертационного исследования - выявление особенностей процесса формирования фондов КЕ, восходящих к синтетическим жанрам искусства, в русском и английском языках и многоаспектное описание самих единиц, учитывающее формальные, семантические и функциональные характеристики.

Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

  1. проследить этапы становления науки о крылатых единицах и формирования её терминологического аппарата;
  2. выявить и охарактеризовать синтетические жанры искусства, наиболее активно поставляющие КЕ в русский и английский языки;
  3. определить особенности каждого из сопоставляемых фондов КЕ, связанные со своеобразием культурных канонов и национальных традиций носителей русского и английского языков;
  4. выявить систему критериев сопоставительного анализа фондов КЕ разных языков;
  5. рассмотреть лингвистические и экстралингвистические факторы, способствующие переходу микрофрагментов различных произведений искусства в разряд КЕ;
  6. выявить функциональный потенциал КЕ, восходящих к синтетическим жанрам искусства, в современном русском и английском языках.

Теоретической базой диссертационного исследования стали работы,

посвященные проблеме изучения и описания КЕ, - А. А. Алексеевой,

В. П. Беркова,         О. В. Берковой,         Т. Г. Варченко,         Г. О. Винокура,

Л. А. Гладышевой, О. В. Долгополова, Л. П. Дядечко, Е. И. Зыковой,

В. Г. Костомарова, С. Е. Михайловой, В. М. Мокиенко, Ю. Е. Прохорова,

Л. И. Ройзензона,       О. Г. Сальниковой,       К. В. Сидоренко,       В. Хлебды,

Б. С. Шварцкопфа, С. Г. Шулежковой и др. учёных, а также исследования, посвященные массовой культуре и различным жанрам синтетического искусства.

В качестве основных методов в работе использовались описательный метод, дистрибутивный и метод контекстуального анализа языковых единиц. Кроме того, при рассмотрении семантики КЕ применялась методика компонентного анализа; при выявлении общих закономерностей формирования

5


фондов КЕ русского и английского языков и установлении специфики функционирования КЕ в сравниваемых языках наиболее эффективными оказались сопоставительный анализ и приём статистических подсчётов.

Материалом для сравнительно-сопоставительного анализа послужила картотека, состоящая из двух частей. В русской части содержится около 1700 КЕ в 6150 употреблениях, в английской части - 800 КЕ в 4460 употреблениях. Большинство единиц извлечено путём сплошной выборки из словарей и справочников: «Русско-английского словаря крылатых слов» И. А. Уолш и В. П. Беркова  (1984),   «Большого   словаря  крылатых  слов  русского  языка»

B. П. Беркова, В. М. Мокиенко, С. Г. Шулежковой (2000), «Словаря крылатых

выражений из области искусства» С. Г. Шулежковой (2003), словаря

«Современные крылатые слова и выражения» Е. А. Грушко и Ю. М. Медведева

(2000), «Большого словаря: Крылатые фразы отечественного кино»

А. Ю. Кожевникова (2001), энциклопедии «Крылатые слова» В. Серова (2003),

«Словаря современных цитат» К. В. Душенко (2006), «Большого словаря

крылатых слов и выражений русского языка» В. П. Беркова, В. М. Мокиенко,

C. Г. Шулежковой (2008-2009), словарей "A Dictionary of Catch Phrases" (1996),

"The Oxford Dictionary of Catchphrases" (2002), "The Oxford Dictionary of

Quotations" (2004), "Longman Dictionary of English Language and Culture" (1998),

"The Yale Book of Quotations" (2006) и др. Примеры употребления русских КЕ

извлекались преимущественно из современных художественных и

публицистических произведений, текстов СМИ, в том числе интернет-изданий,

примеры употребления английских КЕ - из англоязычных периодических

изданий второй половины XX - начала XXI в. и интернет-изданий.

Автор видит научную новизну исследования в следующем:

  1. впервые проведён сопоставительный анализ КЕ русского и английского языков, восходящих к синтетическим жанрам искусства;
  2. установлены особенности формирования фондов КЕ в сравниваемых языках;
  3. выявлена система критериев сопоставительного анализа фондов КЕ разных языков;
  4. установлена специфика функционирования единиц в современной речевой практике;
  5. выявлены факторы, способствующие переходу микрофрагментов различных произведений искусства в разряд КЕ;
  6. в научный оборот введено 107 русских КЕ и 142 английских.

6


Теоретическая значимость исследования состоит в установлении закономерностей, предопределяющих зависимость изменений фондов КЕ от тенденций развития национальных культур и технического прогресса. Автором диссертации апробирована методика многоаспектного сопоставительного анализа КЕ русского и английского языков, включающего семантическую, синтаксическую, культурологическую характеристики единиц.

Практическая значимость исследования обусловлена тем, что описанные в диссертации КЕ могут послужить материалом для создания англо-русского словаря КЕ, восходящих к синтетическим жанрам искусства. Кроме того, результаты проведённого исследования могут быть использованы при чтении спецкурсов по сопоставительной крылатологии, по теории и практике перевода, а также в лингвострановедении.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. КЕ относятся к числу наиболее мобильных пластов лексико-фразеологического состава национального языка, оперативно реагирующих на все изменения в жизни общества, чему во многом способствуют современные средства массовой информации и коммуникации. В XX в. основными источниками пополнения фондов КЕ и в английском, и в русском языках стали различные жанры синтетического искусства.
  2. И в русском и в английском языке среди КЕ, восходящих к синтетическим жанрам искусства, абсолютное большинство составляют крылатые выражения (KB), то есть сверхсловные единицы (состоящие из двух и более компонентов).
  3. По структурно-функциональному критерию KB делятся на две группы: единицы, соотносимые с частями речи или членами предложения, и единицы, функционирующие как самостоятельные предложения. Среди первых наиболее продуктивными в обоих сопоставляемых языках являются предметные KB (номинативная функция), реже встречаются качественно-обстоятельственные и атрибутивные. Во второй группе преобладают простые предложения, способные характеризовать самые разнообразные ситуации и выражать различные интенции говорящего.
  4. Пути и условия перехода речевых микрофрагментов из различных синтетических жанров искусства в разряд КЕ во многом идентичны для сопоставляемых языков. Для музыкально-вербальных жанров искусства, помимо лингвистических факторов, достаточно значимыми являются музыкально-композиционные; процессу крылатизации речевых фрагментов из

7


зрелищных жанров способствуют личные качества актёра и изображаемого им героя, социальная значимость затрагиваемой в фильме темы, численность зрительской аудитории и время нахождения картины в прокате.

5. КЕ несут на себе отчётливый культурный отпечаток. Национальное своеобразие класса изученных КЕ английского и русского языков проявляется и в жанровой принадлежности их источников (в русском языке преобладают единицы, восходящие к музыкально-вербальным жанрам искусства, в английском - КЕ, рождённые зрелищными жанрами), и в количестве КЕ, восходящих к определённому жанру, и в структуре KB, и в их семантике, и в функционировании.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования

были     представлены     на     международных     научных        конференциях:

«Фразеологические чтения памяти профессора В. А. Лебединской» в Курганском государственном университете (2-3 марта 2005 г.); «Коммуникация и язык в социально-культурном пространстве: междисциплинарный подход» в Южно-Уральском государственном университете (2-4 декабря 2009 г.); на международном симпозиуме «Русская лексикография и фразеография в контексте славистики: теория и практика» в Магнитогорском государственном университете (18-20 ноября 2009 г.); на международном симпозиуме «Русская лексикография и фразеография в контексте славистики» Магнитогорском государственном университете (18-20 ноября 2011 г.); а также неоднократно обсуждались на аспирантских семинарах «Актуальные проблемы современной лингвистики» и заседаниях кафедры общего языкознания и истории языка Магнитогорского государственного университета. По теме исследования опубликовано 10 статей, общим объёмом 3,67 п/л, из них четыре - в изданиях, включенных в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК РФ.

Структура работы Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы (255 наименований) и двух приложений. Основной текст работы изложен на 169 страницах. Общий объем работы вместе с приложением составляет 241 страницу.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во      введении      обосновывается      актуальность      диссертационного исследования, формулируются цель и задачи, определяются объект и предмет,

8


описываются материал и методы исследования, доказывается научная новизна и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе «Крылатые единицы русского и английского языков как объект изучения и описания» прослеживается процесс становления крылатологии как особой лингвистической дисциплины, рассматриваются особенности отражения КЕ в российской и английской лексикографии.

В параграфе 1.1 рассматривается терминологический аппарат исследования, обосновывается выбор принимаемого определения КЕ, выделяются дифференциальные признаки KB; отмечается ведущая роль синтетических жанров искусства в процессе пополнения фондов КЕ в сопоставляемых языках.

В диссертации для наименования объекта исследования используется предложенный С. Г. Шулежковой термин крылатые единицы, понимаемый как «постоянно воспроизводимые в широких кругах отечества изречения, выражения или имена, историческое или литературное происхождение которых известно (доказуемо)». На основе таких критериев, как структурные характеристики и компонентный состав КЕ делятся на собственно крылатые слова (Манилов, Цербер, Хлестаков) и крылатые выражения {сермяжная правда, ярмарка тщеславия, умывать руки) [Шулежкова 2001: 19].

Особое внимание в работе уделяется KB, так как они составляют около

98% анализируемой совокупности единиц. К числу основных

дифференциальных признаков KB относятся: 1) связь с источником;

2) раздельнооформленность;         3) воспроизводимость;         4) устойчивость

компонентного состава и грамматической структуры (не исключающая вариантности); 5) стабильность, устойчивость семантики, закрепленной за данным оборотом в языковом узусе [Там же: 28].

Отсутствие в англосаксонской лингвистике специальных исследований, посвященных КЕ, и чётких критериев, отделяющих цитаты, аллюзии, популярные фразы друг от друга и от безымянных фразеологических единиц, делает обоснованным оперирование в диссертационном исследовании терминообозначением КЕ независимо от описываемого материала - русского или английского.

В параграфе 1.2 рассматриваются принципы описания КЕ в российской и английской лексикографии. Кардинальным отличием российских словарей КЕ от англоязычных изданий, включающих в свой состав КЕ, является отсутствие у последних необходимой информации о характере употребления КЕ и их

9


значениях, что, в свою очередь, осложняет отграничение крылатых выражений от обычных цитат, а крылатых слов - от безымянных лексем. Полноценное лингвистическое описание английского фонда КЕ - дело будущего.

В параграфе 1.3 говориться о тесной связи структуры КЕ с её семантикой; проводится разграничение КЕ, восходящих к синтетическим жанрам искусства, по структурному критерию на словные (КС) и сверхсловные КВ.

Количество КС исследуемого в данной работе класса в сопоставляемых языках невелико. В русском языке, по нашим наблюдениям, насчитывается 12 однословных единиц, в английском - 19, при этом большинство из них являются антропонимами, приобретшими символическое значение (Фантомас, Штирлиц; the Godfather, Rambo). Сверхсловные КЕ, восходящие к синтетическим жанрам искусства, по характеру их функционирования можно разделить на две группы: 1) KB, соотносимые с частями речи или членами предложения, и 2) KB, выполняющие роль самостоятельных предложений. В русской части нашей картотеки к первой группе относится 427 KB, в английской - 172.

Самыми многочисленными являются предметные KB, насчитывающие 321 единицу в русском языке и 136 - в английском. Единицы этого типа активно используется в качестве средств:

  1. образного именования одного лица {агент 007, богатенький Буратино, мужчина в самом расцвете сил; Archie Bunker, Dennis the Menace, James Bond);
  2. именования группы лиц, тесно связанных между собой дружескими узами, образом жизни, общим делом (ледовая дружина, сладкая парочка; Addamsfamily, all the king's men, dad's army);
  3. именования совокупности лиц, относящихся к одному социальному классу, определённой профессии или объединённых одинаковым мировоззрением, общими интересами или другими обстоятельствами (весь мир голодных и рабов, полицейские и воры, романтики с большой дороги; reservoir dogs, Yankee Doodle);
  4. образного именования страны, города, дома как места обитания {владычица морей, Союз нерушимый республик свободных, царство свободы; land of hope and glory, home sweet home);

10


  1. образного именования временных промежутков и значимых дат (будни великих строек, семнадцать мгновений весны, школьные годы чудесные; happy days, the long hot summer);
  2. образного именования эмоциональных состояний и человеческих взаимоотношений (анатомия любви, основной инстинкт, amazing grace, fatal attraction, malice in wonderland);
  3. средств выражения субъективной оценки различных социальных явлений и частных событий (обыкновенный фашизм, рождение нации, apocalypse now, the gold rush, the grapes of wrath, wind of change).

Качественно-обстоятельственные KB, представленные в русском языке 82, а в английском 11 единицами, используются в роли средств объективации обстоятельственных значений:

  1. KB с локусной семантикой (вдали от шума городского; нынче здесь, завтра там; от Москвы до самых до окраин; back in the USSR, back to the future, far from the madding crowd);
  2. KB с темпоральной семантикой (в шесть часов вечера после войны; на заре туманной юности; от заката до рассвета; any time, any place, anywhere; in the merry month of May; never on Sunday);
  3. KB с семантикой 'образ действия' (без права на ошибку, без руля и без ветрил, без шума и пыли, с песней по жизни, without hesitation, deviation, or repetition) или некоторыми другими обстоятельственными значениями.

Процессуальные KB, представленные в русском языке 7 единицами (наплевать и забыть, плыть по воле волн, покорять пространство и время, править бал и др.), в английском языке нами не выявлены.

Немногочисленным в обоих сопоставляемых языках является и разряд атрибутивных КВ. в русском языке - 5 единиц (дороже всех красивых слов; красивый сам собою, на все времена и др.), в английском - 11 (absolutely fabulous, always merry and bright, fingerlickin ' good, naughty but nice и др.).

Модели, по которым построены KB, соотносимые с членами предложения, в большинстве случаев совпадают с моделями свободных сочетаний слов. В русском языке наиболее продуктивными оказались синтаксические модели П+С и С+Ср (асфальтовые джунгли, ночная бабочка, пламенный мотор; вождь краснокожих, гром победы, заговор обречённых), в английском языке - С+С и П+С (love story, pulp fiction, star wars; dirty Harry, easy rider, evil empire).

и


Среди KB, выступающих в роли самостоятельных предложений, в сопоставляемых языках доминируют простые предложения. Однако варианты структурной организации и выполняемые ими функции настолько разнообразны, что их полноценный лингвистический анализ - тема отдельного диссертационного исследования.

Во второй главе «Музыкально-вербальные жанры искусства как источники крылатых единиц в русском и английском языках» проводится сопоставление фондов КЕ русского и английского языков, восходящие к операм, романсам, песням; выявляются национальные особенности этих фондов КЕ, специфика функционирования единиц данного класса в сопоставляемых языках, факторы, способствующие переходу микрофрагментов музыкально-вербальных произведений искусства в разряд КЕ.

В параграфе 2.1 сопоставляются фонды КЕ оперного происхождения. В русском языке оперные КЕ представлены более чем 80 единицами {Близится час торжества моего, Ловите миг удачи, Любви все возрасты покорны, Что наша жизнь? - Игра и многие др.). В англоязычном мире высокое оперное искусство не получило должного развития. Хотя первые национальные оперы появились в Англии в конце XVII в., подлинный расцвет английского оперного искусства начался лишь в XX в. До этого большей популярностью пользовался театр масок (masque) - зрелище, во многом напоминавшее балет, - а национальная опера переживала то взлёт, то падение. В США собственные оперы появились только в начале XX в. Примерно в это же время в Америке появился и мюзикл - новый жанр, составивший серьёзную конкуренцию традиционной опере. Эти факторы и стали причиной столь малого числа оперных KB в английском языке (всего 6 единиц - home, sweet home; Let the punishment fit the crime; over the hills and far away; Pigeons on the grass, alas; Policeman 's lot is not a happy one; There is no place like home).

В параграфе 2.2 рассматриваются основные этапы формирования фондов КЕ романсного и песенного происхождения. Романс, являющийся неотъемлемым элементом русской культуры, внёс существенный вклад в фонд КЕ русского языка (около 80 KB - без руля и без ветрил; Белеет парус одинокий; в минуту жизни трудную; Всё пройдёт, как с белых яблонь дым; Я помню чудное мгновенье и многие др.), однако данный жанр искусства чужд культуре англоговорящих стран, а потому и романсные КЕ в английском языке не встречаются.

12


КЕ песенного происхождения представлены в обоих сопоставляемых языках, но в их количественном составе наблюдается явно выраженная диспропорция (около 1000 КЕ в русском языке и около 200 в английском). Обогащению фонда КЕ русского языка способствовали русские народные песни (Бывали дни весёлые; Была бы только ночка [сегодня потемней!]; Вот кто-то с горочки спустился и др.), революционные песни (великая армия труда; Вставай, подымайся, рабочий народ!; Кипит наш разум возмущённый), песни времён Второй мировой войны (боевые спутники мои; Вставай, страна огромная; И вновь продолжается бой), массовые советские песни (А ну-ка, девушки!; Готовься к великой цели, / А слава тебя найдёт; люди в белых халатах; за себя и за того парня; Мои года - моё богатство). В английском языке формирование фонда песенных КЕ происходило за счёт детских песенок (all the king's men, Cupboard was bare, for want of a nail, Humpty Dumpty, When Adam delved and Eve span), религиозных гимнов (Abide with me, all things bright and beautiful, amazing grace, Change and decay in all around I see), патриотических песен (America the beautiful, Battle cry of freedom, God save the king/the queen) и популярных песен XX в. (All you need is love, Can't buy me love, It's been a hard day's night, The winner takes it all).

В параграфе 2.3 выявляются основные факторы, оказывающие влияние на процесс крылатизации оперных, романсных и песенных строк. Они во многом идентичны для сопоставляемых языков. Так, к числу лингвистических факторов можно отнести наличие в песенных строках повторов (Вода, вода, кругом вода..; Всё выше и выше, и выше; Гори, гори, моя звезда; I'll tell you what I want, what I really really want; This land is your land), употребление определительных местоимений и слов с обобщающим значением (Всё могут короли, Вышли мы все из народа; All things bright and beautiful, All you need is love), использование рифмы (Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, Если долго мучиться, / Что-нибудь получится; I do like to be beside the seaside, Say it loud I am black and proud), аллитерации и ассонанса (Бери шинель, пошли домой!, Вам возвращая ваш портрет; In the merry month of may, What are the wild waves saying). Что же касается музыкально-композиционных факторов, то они варьируются в зависимости от жанрово-тематической отнесённости песни-источника. Так, почти половина KB, восходящих к русским народным песням, являются зачинами и названиями песен. То же относится к английским детским песенкам: крылатыми почти всегда становились зачины, совпадавшие с названиями песен. У революционных песен, не имевших тесной связи текста с

13


мелодией, крылатой могла стать любая фраза, соотносимая по смыслу с призывом к активному действию. В массовых советских песнях и популярных англоязычных песнях, в которых куплет чередуется с рефреном, крылатыми становятся, как правило, фрагменты припевов, рефрены и ключевые фразы, совпадающие с мелодической кульминацией. Особенно выигрышна позиция, когда строка из припева совпадает с зачином песни и её названием, что в равной степени присуще как англоязычным песням, так и массовым советским песням.

Несмотря на снижение массового интереса к жанру оперы, оперные КЕ не утратили своей актуальности и активно употребляются носителями русского и английского языков:

«Немец понимает, что, когда доллар падает, его надо покупать. И с лозунгом "Ловите миг удачи " жители Германии увлеклись американской распродажей» («Огонёк», №13, 2008);

И у такого сыночка возникают множественные комплексы, но способа оторваться от матери он зачастую просто не видит. Хотя такой способ есть. Он звучит так: не пора ли мужчиною стать? («Частная жизнь», № 9, май 1999 г.);

Let the punishment fit the crime, should courts exercise the power of appellate sentence review in cases involving narcotics and other stigmatized crimes? - название статьи, посвященной вопросу судебных апелляций по делам, связанным с наркотиками и другими тяжкими преступлениями ("Journal of Criminal Law and Criminology", 01.01.2009);

"Coming up, pigeons and no grass, alas, unfed. But first, unemployment is up, manufacturing down, consumer spending is weak, and the markets have headed south". - «На подходе голуби, увы, не кормленные, и отсутствие травы. Но сначала рост безработицы, упадок производства, снижение потребительской активности, и переориентация рынков на Юг» ("NPR Weekend Edition -Saturday", 19.01.2008).

Строки из революционных и патриотических песен также остаются в активном фонде КЕ русского и английского языков, хотя с течением времени многие из них утрачивают политическую остроту и ярко выраженную социальную направленность, обретая вполне абстрагированные от ситуации смыслы:

{{Лидеры египетской оппозиции намерены дать сегодня последний и решительный бой власти. Они призвали всех египтян после традиционной пятничной  молитвы  устроить  массовые   акции  протеста  с требованием

14

отставки Хосни Мубарака с поста президента» (Телеканал НТВ, программа «Сегодня» 28.01.2011);

Вихри враждебные веют над нами: Россия охвачена лесными пожарами - название статьи, опубликованной на сайте информационного агентства «Rex», 04.08.2010;

"In recent months the Palestinians have abandoned all pretense of humanity, and have demonstrated how little value they place on the sanctity of human life. We are passing through a difficult period and are experiencing a brutal onslaught. Nonetheless, we shall overcome". - «В последние месяцы палестинцы отказались от показной гуманности и продемонстрировали, как мало они ценят неприкосновенность человеческой жизни. Мы переживаем сложный период и подвергаемся жестокому нападению. Тем не менее, мы выстоим» ("Jerusalem Post", 16.02.2001).

КЕ, вышедшие из популярных песен второй половины XX в., могут сохранить своё первоначальное значение и форму, а могут подвергнуться разного рода трансформациям и переосмыслению:

"All you need is self-love if you want to be the best". - «Всё, что тебе нужно, это самолюбие/эгоизм, если ты хочешь быть лучшим» ("The Evening Standard', 14.03.2002). Добавление частицы self выражающей в сложных словах направленность действия на себя, меняет первоначальный смысл высказывания 'Всё, что тебе нужно, это любовь' - бескорыстная любовь остаётся позади, а на первое место выводятся корыстные интересы;

"FBI to scholars: We want to hold your hand". - «ФБР исследователям: Мы хотим держать вас за руку» ("The Christian Science Monitor", 17.02.2000). KB / want to hold your hand - СЯ хочу держать тебя за руку\ первоначально выражавшее желание говорящего быть рядом с любимым человеком, стало употребляться в значении 'кто-либо хочет контролировать кого-либо, направлять чьи-либо действия' (при переменном 1-м компоненте).

В третьей главе «Синтетические жанры искусства зрелищного характера как источники крылатых единиц в русском и английском языках» проводится сопоставление фондов КЕ русского и английского языков, восходящих к фильмам, телесериалам, мультфильмам, рекламным роликам; выявляются национальные особенности этих фондов КЕ, специфика функционирования единиц данного класса в сопоставляемых языках, факторы, способствующие крылатизации микротекстов из зрелищных жанров искусства.

15


В параграфе 3.1 рассматриваются КЕ русского и английского языков, восходящие к названиям фильмов (брак по-итальянски, плата за страх; men in black, Once upon a time in America), репликам киногероев (Кто с мечом к нам войдёт от меча и погибнет, Жить хорошо! - А хорошо жить ещё лучше!; Elementary, ту dear Watson!; Well, nobody's perfect), строкам из песен, впервые прозвучавших в кинофильмах (Нам песня строить и жить помогает; Сердце, тебе не хочется покоя и многие др.). Благодаря кинематографу фонд КЕ русского языка пополнился почти 500 КЕ, что составляет 30% от общего числа единиц, восходящих к синтетическим жанрам искусства. В английском языке крылатыми стали 210 киноединиц - 30% от общего числа КЕ исследуемого класса.

Пополнению фонда КЕ русского языка способствовали как отечественные, так и зарубежные фильмы, что отчасти было обусловлено кризисом отечественного кинематографа. В английский язык не проникло ни одного выражения из советских/российских фильмов. Причина кроется в отличии «культурных кодов». Характерной особенностью русской культуры является её «лингвоцентризм». Советский кинематограф стал продолжением русской классической литературы, именно поэтому ведущее место в нём отводится слову. Для западного же зрителя советские фильмы с их «словесным стержнем» были непонятны и скучны.

В параграфе 3.2 устанавливаются основные закономерности пополнения фондов КЕ русского и английского языков за счёт телевидения, которое, синтезировав ряд важнейших свойств театра, кино, и радио, превратилось в совершенно новое специфическое средство информации, пропаганды и эстетического воспитания [Галушко 1991: 7]. Развивая свои собственные жанры - документальные фильмы, информационно-аналитические программы, научно-познавательные передачи, развлекательные программы, сериалы, -телевидение день ото дня набирало всё большую популярность, постепенно оттесняя кинематограф на второй план.

В параграфе 3.2.1 прослеживаются основные этапы становления жанра телевизионного сериала в США, Англии и России; описываются КЕ, рождённые сериалами, и специфика их употребления в сопоставляемых языках.

В современном английском языке, по нашим данным, функционирует порядка 120 единиц, обязанных своим происхождением сериалам либо популяризированных ими (All in the family, Beam me up, Scotty, To boldly go where no man has gone before, I'll get me coat и др.). В русском языке сериал

16


оказался менее активным поставщиком КЕ (всего 6 выражений - 33 квадратных метра, бандитский Петербург, улицы разбитых фонарей). Это обусловлено тем, что сериалы в России начали снимать только в 1990-х гг. Дело в том, что «наше высокодуховное вещание с самого начала противопоставлялось "низкопробному" коммерческому телевидению Запада, а потому, несмотря на всю экономическую целесообразность так называемого "мыла", советское телевидение так никогда и не позволило себе его производства» [Аркус 2002: 559]. Поэтому пополнение фонда КЕ русского языка осуществлялось в основном за счёт многосерийных телефильмов, которые ничем не отличались от художественных фильмов, снимавшихся для широкого экрана, так как над их производством работали те же сценаристы, режиссёры, актёры, и снимались они на тех же киностудиях. Из зарубежных сериалов крылатыми в русском языке стали только 5 единиц {Богатые тоже плачут, Истина где-то рядом, отчаянные домохозяйки).

В параграфе 3.2.2 рассматриваются крылатые единицы, обязанные своим происхождением мультипликационным фильмам. По нашим наблюдениям, в современном русском языке функционирует свыше 80 КЕ данного разряда, но только половина их зафиксирована словарями и справочниками. В английском языке, по данным словарей, функционирует 18 КЕ этого типа (And knowing is half the battle; Don't have a cow, man!; Eat my shorts!; That's all, folks; What's up, doc? и др.). Столь явная диспропорция, по нашему мнению, обусловлена тем, что в англоязычном мире КЕ до сих пор не рассматриваются как самостоятельный объект описания и пока ещё не нашли должного отражения в англоязычных лексикографических изданиях.

Подавляющее большинство мультфильмов, фразы из которых обрели в русском языке статус крылатых, создано советскими аниматорами в период с 1960 по 1990 гг. Наибольшее количество КЕ восходит к серии мультфильмов про Винни-Пуха (А не пора ли нам подкрепиться?; До пятницы я совершенно свободен). Второе место разделили серия кукольных мультфильмов про Чебурашку и Крокодила Гену (К сожаленью, день рожденья только раз в году; Мы строили-строили и, наконец, построили) и трёхсерийный мультипликационный фильм про Простоквашино (До чего люди бывают до чужого добра жадные; Кабы не было зимы; Это я, почтальон Печкин). На третьем месте оказались рисованный мюзикл «Бременские музыканты» (Нам любые дороги дороги; Ох, рано встаёт охрана!;) и двухсерийная история про

17


Малыша и Карлсона (Пустяки, дело-то житейское!; Спокойствие, только спокойствие!).

Мультфильм, как никакой другой жанр синтетического искусства, является результатом коллективного творчества. Поэтому при отражении таких единиц в словарях и справочниках необходимо по возможности включать в состав словарной статьи указание на весь коллектив, работавший над созданием мультфильма.

В параграфе 3.2.3 анализируются КЕ, восходящие к рекламным роликам. Указываются причины, по которым рекламные КЕ не получили в русском языке такого же широкого распространения, как в английском. Рассматриваются основные функции рекламных КЕ в сопоставляемых языках.

По нашим наблюдениям и данным словарей [Farkas 2002; Knowles 2004; Shapiro 2006], в английском языке широкое распространение получили около 90 единиц, порождённых рекламой; в русском языке таких выражений выявлено 45 [Шулежкова 2003, Дядечко 2007], при этом 11 из них представляют собой грамотные локализации западных слоганов (Ведь я этого достойна, завтрак чемпионов, Имидж - ничто, жажда - всё). Обусловлено это тем, что российская реклама всё ещё находится на этапе восстановления после длительного застоя, вызванного государственной монополизацией рекламного дела и ориентированностью советской экономики на систему госзаказов, при которой реклама носила по преимуществу информативный характер, не ставя перед собой задачи создать спрос на рекламируемый товар.

Среди рекламных KB в обоих сопоставляемых языках преобладают единицы, представляющие собой высказывания. Обычно они используются для выражения отношения говорящего к действительности. Употребляясь в разных контекстах, они могут характеризовать самые разнообразные ситуации, передавать различные чувства и интенции говорящего: оптимизм (Всё у нас получится!), предпочтение (Отличная от других компания!), удивление (/ can 't believe I ate the whole thing!), а также совет (Don 't leave home without it, Say it with flowers), просьбу (Bring out your best), призыв (Изменим жизнь к лучшему; Just do it!) и т.д.

В параграфе 3.3 анализируются факторы, оказывающие влияние на процесс крылатизации речевых микрофрагментов из зрелищных жанров искусства. Они во многом идентичны для сопоставляемых языков. Среди чисто лингвистических можно выделить наличие в KB рифмы (Вот так номер, чтоб я помер!), повторов (Этот безумный, безумный, безумный мир), разговорной и

18


стилистически сниженной лексики (Ну и рожа у тебя, Шарапов!), разного рода отклонений от правил написания и произношения (Вкус специфисский). К числу экстралингвистических факторов относятся личные качества актёра и изображаемого им героя, неоднократное повторение одной и той же фразы в фильме, социальная значимость затрагиваемой в фильме темы, а также численность зрительской аудитории и время нахождения картины в прокате.

Процессу крылатизации рекламных слоганов, помимо чисто лингвистических факторов (употребления метафоры, гиперболы, рифмы; наличия личных и притяжательных местоимений, усиливающих рекламное обращение), способствуют приём создания контраста, основная задача которого - показать рекламируемый товар как нечто отличающееся от остальных, радикально улучшающее ситуацию, обладающее исключительными свойствами, эффективностью, «использование "ценностных" образов и понятий или эмоционально окрашенных слов, которые относятся к основным ценностям общества, связаны с основными потребностями, мотивами человека, а также устоявшимися общественными стереотипами» [Филимонов 2004]. В качестве таковых могут выступать образы товаров, которые создают хорошее настроение (Живи на яркой стороне; Things go better with coke), являются признаком высокого социального статуса (Are your friends living beyond your means?, That'll do nicely, sir), улучшают условия жизни (Ideasfor life, Let's make things better), представляют вечные ценности (Diamonds are forever) и др.

В заключении диссертации подводятся общие итоги работы, формулируются теоретические выводы, обобщаются практические результаты исследования, намечаются перспективы дальнейшей разработки обозначенного круга проблем.

В России выделение крылатологии в самостоятельную науку произошло в конце XX в., в англосаксонской лингвистике КЕ до сих пор не рассматриваются как самостоятельный объект описания. В результате сами КЕ, получившие в английском языке достаточно широкое распространение, пока ещё не нашли должного отражения в лексикографических изданиях. Те немногие КЕ, которые попадают на страницы словарей, соседствуют с цитатами, аллюзиями, популярными фразами (catchphrases) и пословицами, что обусловлено отсутствием в английской лексикографии чётких дифференциальных критериев при отборе языкового материала.

В русском языке наиболее многочисленным оказался разряд КЕ, восходящих к музыкальным жанрам с элементами вокала. В английском языке

19


эти единицы занимают более скромное место. Причины этих отличий кроются в истории развития национальных культур.

Позднее зарождение в Англии и США национальных опер, которые к тому же оказались менее конкурентоспособными в сравнении с мюзиклами и театром масок, явилось основной причиной того, что оперные КЕ не получили в английском языке столь широкого распространения, как в русском.

Романсные KB также не могли занять в английском языке значимых позиций. Являясь неотъемлемым элементом русской культуры, романс чужд культуре англоговорящих стран.

КЕ песенного происхождения представлены в обоих сопоставляемых языках, но в их количестве наблюдается явно выраженная диспропорция (~ 1000 ед. в русском языке и ~ 200 в английском).

Разряд КЕ, восходящих к кинематографу и телевидению, в современном русском языке следует за песенными КЕ. В английском же этот разряд КЕ наиболее многочисленный, что объясняется исключительной ролью кинематографа и телевидения в культурной жизни англоговорящих стран, особенно в США.

Отличительной особенностью российского кинематографа является его ориентированность на слово, в связи с чем большая часть КЕ из отечественных фильмов восходит к репликам киногероев, в то время как из зарубежных фильмов крылатыми в русском языке стали только 5 высказываний.

Ещё одной характерной чертой российского кино, не свойственной голливудским фильмам, является использование в качестве музыкального сопровождения песен, написанных специально для фильма и составляющих с ним единое целое. Благодаря песням, прозвучавшим в кинофильмах, фонд КЕ русского языка обогатился 150 единицами.

Помимо КЕ, обязанных своим происхождением художественным фильмам, широкое распространение в английском языке получили единицы, восходящие к сериалам и рекламным роликам; в русском языке эти жанры оказались менее активными поставщиками КЕ.

В обоих сопоставляемых языках большинство КЕ, восходящих к синтетическим жанрам искусства, - это KB (состоящие из двух и более компонентов). По характеру функционирования их, можно разделить на две группы: 1) KB, соотносимые с частями речи или членами предложения, и 2) KB, выполняющие роль самостоятельных предложений.

20


В первой группе в обоих сопоставляемых языках самыми многочисленными являются предметные KB, выступающие в качестве: 1) образного именования одного или группы лиц, связанных между собой дружескими узами, образом жизни, общим делом; 2) именования совокупности лиц, относящихся к одному социальному классу, определённой профессии или объединённых одинаковым мировоззрением, общими интересами или другими обстоятельствами; 3) образного именования страны, города, дома как места обитания; 4) образного именования временных промежутков и значимых дат; 5) образного именования эмоциональных состояний и человеческих взаимоотношений; 6) средств выражения субъективной оценки различных социальных явлений и частных событий.

Во второй группе и в русском, и в английском языке языках доминируют простые предложения, характеризующие самые разнообразные ситуации и выражающие различные интенции говорящего, которые ввиду разнообразия не поддаются классификации.

Факторы, способствовавшие переходу речевых микрофрагментов из синтетических жанров искусства в КЕ, для сопоставляемых языков во многом идентичны.

Среди лингвистических факторов, ускоряющих переход песенных строк в разряд крылатых, можно выделить наличие повторов, употребление определительных местоимений и слов с обобщающим значением, использование рифмы, аллитерации и ассонанса. Однако в не меньшей степени популяризации подобных микрофрагментов и их переходу в разряд крылатых способствуют музыкально-композиционные факторы. В массовых советских и популярных англоязычных песнях, в которых куплет чередуется с рефреном, крылатыми становятся, как правило, фрагменты припевов, рефрены и ключевые фразы, совпадающие с мелодической кульминацией. Особенно выигрышна позиция, когда строка из припева совпадает с зачином песни и её названием.

На процесс крылатизации речевых фрагментов из зрелищных жанров искусства оказывает влияние совокупность лингвистических и экстралингвистических факторов. К числу лингвистических факторов относятся наличие в KB рифмы, повторов, разговорной и стилистически сниженной лексики, разного рода отклонений от правил написания и произношения; к числу экстралингвистических факторов - личные качества актёра и создаваемого им образа, юмор и комичность ситуации, неоднократное повторение   одной   и   той   же   фразы   в   фильме,   социальная   значимость

21


затрагиваемой в фильме темы, численность зрительской аудитории и время нахождения картины в прокате.

Постоянное пополнение и обновление в сопоставляемых языках фонда КЕ, порождённых синтетическими жанрами искусства, и отсутствие в англосаксонской лингвистике исследований, специально им посвященных, открывают перспективы дальнейшего изучения КЕ данного класса. К числу первоочередных задач следует отнести фиксацию КЕ, восходящих к синтетическим жанрам искусства, в специализированных лингвистических справочниках; глубокий анализ путей и условий крылатизации речевых фрагментов из этих произведений, выявление интернационального пласта КЕ и специфики их функционирования в контактирующих языках, создание сопоставительных двуязычных и многоязычных словарей КЕ.

Основные положения и результаты диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ

  1. Каменев, К. В. Крылатые единицы англоязычного происхождения, восходящие к кинематографу и телевидению, в современном русском языке / К. В. Каменев // Проблемы истории, филологии, культуры. Вып. XVIII. - М.; Магнитогорск; Новосибирск : Изд-во ООО «Аналитик», 2007. - С. 264-271.
  2. Каменев, К. В. Фиксация в современных словарях крылатых единиц, восходящих к синтетическим жанрам искусства / К. В. Каменев // Проблемы истории, филологии, культуры. - М.; Магнитогорск; Новосибирск : Изд-во «Аналитик», 2009. - № 2 (XXIV). - С. 115-119.
  3. Каменев, К. В. Английские крылатые выражения, порождённые рекламой / К. В. Каменев // Проблемы истории, филологии, культуры. - М.; Магнитогорск; Новосибирск : Изд-во «Статус», 2010. - № 3 (XXIX). - С. 288-294.
  4. Каменев, К. В. Родом из детства, или Несколько слов о лексикографировании крылатых единиц, обязанных своим происхождением мультипликационным фильмам / К. В. Каменев // Проблемы истории, филологии, культуры. - М.; Магнитогорск; Новосибирск : Изд-во «Аналитик», 2011. - № 3 (XXXIII). - С. 240-245.

Статьи и материалы конференций

5.     Каменев, К. В. Русские и английские крылатые единицы, восходящие

к синтетическим жанрам искусства / К. В. Каменев // Фразеологические чтения

22


памяти профессора В. А. Лебединской.  Вып.  2 / отв.  ред.  Н. Б. Усачева.  -Курган : Изд-во Курганского гос. ун-та, 2005. - С. 94-97.

  1. Каменев, К. В. Крылатые единицы как отражение культуры и менталитета народа / К. В. Каменев // Славянские языки и культура: материалы Международ, науч. конф. (Тула, 17-19 мая 2007 г.). - Тульский гос. пед. ун-т им. Л. Н. Толстого, 2007. - С. 50-52.
  2. Каменев, К. В. Терминологический аппарат крылатологии / К. В. Каменев // Языки профессиональной коммуникации : сб. статей участников Третьей международ, науч. конф. (Челябинск, 23-25 октября 2007 г.) : в 2 т. / отв. ред.-сост. Е. И. Голованова; чл. редкол. С. А. Питина, Л. А. Шкатова / Челяб. гос. ун-т. - Челябинск : Энциклопедия, 2007. - Т. 1. -С. 136-139.
  3. Каменев, К. В. Нам песня строить и жить помогает, или Несколько слов о крылатых единицах песенного происхождения / К. В. Каменев // Русский язык как государственный язык РФ и как язык международного общения в ближнем зарубежье : сб. материалов международ, науч.-практ. конф. -Магнитогорск : МаГУ, 2008. - С. 32-36.
  4. Каменев, К. В. Крылатые единицы песенного происхождения, функционирующие в современном английском языке / К. В. Каменев // Современный научный вестник № 16 (72) 2009. - Белгород : Руснаучкнига, 2009.-С. 47-54.
  5. Каменев, К. В. Крылатые единицы английского языка, восходящие к детским песенкам (nursery rhymes) / К. В. Каменев // Коммуникация и язык в социально-культурном пространстве : междисциплинарный подход : материалы Международ, конф. (Челябинск, 2-4 декабря 2009 г.) / под общ. ред. Е. В. Харченко. - Челябинск : Издат. центр ЮУрГУ, 2009. - С. 142-148.

23

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.