WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Коммерческий подкуп как форма коррупции в частном секторе: понятие и противодействие

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

Красноусов Сергей Дмитриевич

 

 

КОММЕРЧЕСКИЙ ПОДКУП КАК ФОРМА КОРРУПЦИИ В ЧАСТНОМ СЕКТОРЕ: ПОНЯТИЕ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ

 

 

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

 

 

Владивосток – 2012


Работа выполнена на кафедре деликтологии и криминологии Юридического института Сибирского федерального университета


Научный руководитель:            

 

доктор юридических наук, профессор

Щедрин Николай Васильевич



Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

НомоконовВиталий Анатольевич

(Дальневосточный федеральный

университет, г. Владивосток)

кандидат юридических наук, доцент

Волков Константин Александрович

(Дальневосточный филиал Российской академии правосудия, г. Хабаровск)


 


Ведущая организация:

Байкальский государственный университет экономики и права (г.Иркутск)       


        

Защита состоится 24 мая 2012 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.056.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата юридических наук в Дальневосточном федеральном университете по адресу: 690990, г. Владивосток, ул. Октябрьская, д.25, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Дальневосточного федерального университета.

Автореферат разослан  21 апреля 2012г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент                                                     Н.Н.Коротких


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

За последние десятилетия Россия осуществила переход от государственно-монополистической к многоукладно-рыночной экономике, в которой ведущую роль стал играть частный сектор. Однако «разгосударствление» и стихийный рынок – это далеко не безусловные блага, о чем свидетельствуют кризисы, периодически потрясающие мировую и отечественную экономику.

По своей природе предпринимательская деятельность нацелена, главным образом, на извлечение прибыли, в погоне за которой на второй план отступают подлинные ценности, укрепляющие социальный мир и составляющие основу благополучия всех членов общества.

В современной России развивается и некоммерческая составляющая частного сектора, в которую входят организации, призванные удовлетворять потребности граждан в самоуправлении, защите законных прав и интересов, развитии досуга, спорта и т.п. Указанные организации – неотъемлемая часть формирующегося гражданского общества.

Серьезным препятствием на пути к полноценному развитию частного сектора является коррупция. Но даже освобождение от коррупционной «дани» в пользу государственных и муниципальных чиновников не снимает с повестки дня проблему влияния коррупции на развитие частного сектора. Особую опасность представляет «внутренняя коррупция», когда управленческие решения в организациях частного сектора принимаются по мотивам, которые не только противоречат интересам общества и государства, но и долгосрочным интересам самого предприятия и его работников. От этих решений зависят два ключевых параметра любого товара, работы или услуги – цена и качество, что в конечном итоге влияет не только на размер налоговых поступлений в бюджеты различных уровней, но и на общий уровень жизни в стране.

Признание ведущей роли в снижении коррупции в частном секторе самоорганизации и самоограничений вовсе не исключает разумного минимума  внешних ограничений и ответственности за их нарушения перед обществом и государством.

Несмотря на очевидную опасность коррупции в частном секторе, российское антикоррупционное законодательство (за исключением уголовного)  рассчитано на идентификацию и  противодействие коррупции в сферах государственной и муниципальной службы и, по сути дела, игнорирует коррупцию в частной сфере. 

Уголовный кодекс РФ включает в себя составы коррупционных преступлений (дача и получение коммерческого подкупа, злоупотребление полномочиями), которые предусматривают ответственность за наиболее опасные виды коррупции в частном секторе. Однако, несмотря на широкую распространенность таких деяний, указанные составы практически не применяются, что существенно подрывает авторитет уголовного закона.

Выход может быть найден на основе глубокого и всестороннего исследования проблемной ситуации и адекватного отражения её в нормативных правовых актах. В первом случае необходимо изучение общественного мнения и разработка рекомендаций для формирования отрицательной оценки коммерческого подкупа со стороны общества, а также стимулирование правоприменительной деятельности по выявлению и привлечению к ответственности виновных, во втором – проверка количественных и качественных оснований криминализации коммерческого подкупа, выработка рекомендаций по криминализации наиболее опасных его форм и, наоборот, декриминализации менее опасных.

Одним из ориентиров для успешного решения этой проблемы  может стать международный опыт, представленный в международных актах, ратифицированных РФ. Особенностью большинства из них является тот факт, что они предусматривают разграничение коррупции в частном и публичном секторах, что не принято в отечественном законодательстве. В России под частным традиционно понимается сектор, в котором не присутствует государство как участник отношений и главенствует частная форма собственности. Международные акты такой критерий не рассматривают и фактически предлагают проводить их отграничение в зависимости от направления деятельности, которую реализуют субъекты отношений, а, следовательно, отечественное законодательство требует изменений с учётом конвенциальной трактовки.

Указанные обстоятельства предопределили выбор темы исследования и свидетельствуют в пользу ее актуальности.

Степень разработанности темы.

Изучением коррупции, ее различных форм и проявлений занимались такие ученые-юристы, как Г.А.  Аванесов, А.А. Аникин, Р.Ф. Асанов, А.А.  Аслаханов, В.В. Астанин, И.Р. Ахметзянова, Т.Б. Басова, Г.Н. Борзенков, В.С. Буров, В.В. Бычков, М.В. Вилисов., Б.В. Волженкин, Ю.А. Воронин, Л.Д. Гаухман, Н.А. Егорова, А.М. Иванов, Р.Ф. Иванов, В.Г. Гриб, Ю.В. Голик, С.А. Головко, Е.В. Горин, С.А. Гордейчик, А.С. Горелик, П.И. Гришаев, В.И. Динека, А.И. Долгова, Н.Д. Дурманов, А.Э. Жалинский, Б.В. Здравомыслов, С.В. Изосимов, П.А. Кабанов, В.И. Карасёв, И.И. Карпец, И.Н. Клюковская, В.Н. Кудрявцев, В.Н. Кузнецов, Н.Ф. Кузнецова, А.В. Куракин, А.К. Квициния, А.Г. Корчагин, А.В. Кудашкин, Н.П. Кучерявый, Н.А. Лопашенко, В.В.  Лунеев, Ю.И. Ляпунов, С.В. Максимов, В.Д. Малков, Г.Ф. Маслов, Н.И. Мельник, В.В. Моторин, А.В. Наумов, С.Н. Наумов, З.А. Незнамова, В.А. Номоконов, В.С. Овчинский, С.М. Проява, А.Л. Репецкая, Е.С. Сазонова, А.Я. Светлов, Д.А. Семенов, В.И. Сергеев, Э.Н. Скрябин, С.С. Сулакшин, М.А. Сутормина – Гилевская, А.Н. Сухаренко, А.Л. Степанов, С.С. Стефанишин, Э.В. Талапина, А.Н. Трайнин, А.М. Цирин, А.Н. Чашин, Н.В. Щедрин, В.И. Шульга, В.Е. Эминов, П.С. Яни и др.

Уголовно-правовым и криминологическим аспектам коммерческого подкупа были посвящены кандидатские диссертации, среди которых можно отметить работы Г.Г. Гончаренко, И.А. Кузнецовой, А.Л. Омарова, Н.В. Полосина, С.Д. Макарова, Л.П. Тумаркиной, Н.Н. Цугленок, Е.С. Шулыгиной, А.А. Эксановой.

Вместе с тем ни в одной из указанных диссертационных работ коммерческий подкуп не был рассмотрен как форма коррупции в частном секторе. Криминологическая характеристика коммерческого подкупа, его детерминанты, а также противодействие коммерческому подкупу до сих пор еще не рассматривались в связи и в контексте коррупционных проявлений в частном секторе. Да и само понятие коррупции в частном секторе нуждается в уточнении и углубленном исследовании.

Объяснение феномена коррупции в частном секторе и коммерческого подкупа, как одной из её форм обнаруживается в работах иностранных авторов различных отраслей знаний: П. Бардхан (P.Bardhan), Л. Бовенс (L. Bovens), Р. Клоурд (R. Cloward), Е. Гофман (E. Goffman), Б. Охлин (B. Ohlin), П. Сенге (P. Senge), Дж. Стерман (J. Sterman), Х. Тайфел (H. Taifel), К. Евейк (K. EWeick), М.Алвессон (M. Alvesson) и других.

Работы вышеуказанных авторов активно цитируются экономистами, социологами и психологами, но, к сожалению, не получили должного внимания и признания в российской юридической науке.

Целью настоящего исследования является комплексное изучение коммерческого подкупа как формы коррупции в частном секторе и мер противодействия ему.

Для достижения названной цели были поставлены и решались следующие основные исследовательские задачи:

1) на основании существующих в отечественной научной литературе, международном праве подходов к пониманию коррупции как социально-правового явления определить сущностные признаки коррупции в частном секторе и выделить ее основные формы;

2) рассмотреть коммерческий подкуп как одну из форм коррупции в частном секторе;

3) дать уголовно-правовую и криминологическую характеристики коммерческого подкупа;

4) проанализировать систему противодействия коррупции в частном секторе в целом и коммерческому подкупу в частности, внести предложения по ее совершенствованию.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие, изменяющиеся и прекращающиеся в результате коммерческого подкупа как формы коррупции в частном секторе.

Предметом исследования выступают международные и российские нормативно-правовые акты, интерпретационные документы, научные работы, посвященные данной теме, практика применения уголовного закона, статистические и социологические материалы, электронные ресурсы всемирной информационной сети Интернет.

Методологическая, теоретическая и нормативно-правовая основы диссертационного исследования. 

При проведении диссертационного исследования применялись общенаучные и специальные методы познания: анализ, синтез, моделирование, формально-логический, системно-структурный, социологический и статистический методы.

Теоретической основой исследования послужили научные труды по уголовному, административному, трудовому и гражданскому праву, криминологии, экономике, социологии, психологии, уголовной политике.

Нормативно-правовой основой исследования являются международные акты, Конституция РФ, коммерческое, уголовное, административное, гражданское, трудовое и иное законодательство, подзаконные акты, акты судебных органов, локальные акты организаций.

Эмпирическую основу исследования составили:

  • статистические данные МВД РФ о совершении преступлений, предусмотренных ст.204 УК РФ, за период с 1997 по 2011 гг.;
  • материалы опубликованной судебной практики Верховного Суда СССР, Верховного Суда РСФСР (РФ) по ст.204 УК РФ;
  • 436 приговоров судов первой инстанций по ст.204 УК РФ вынесенных за период с 2000 по 2012  гг.;
  • результаты опросов респондентов , проводившихся в 2010-2012 гг. на территории Красноярского края по отдельным проблемным вопросам исследования.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой первое комплексное исследование коммерческого подкупа как одной из форм коррупции в частном секторе. В диссертационном исследовании сформулировано понятие, выделены признаки и основные формы коррупции в частном секторе, проведён анализ положений уголовного, административного и иного законодательства РФ на соответствие международным актам по противодействию коррупции в частном секторе. В контексте феномена коррупции в частном секторе рассмотрены понятие, детерминанты и система противодействия коммерческому подкупу.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Дано авторское понятие коррупции в частном секторе, под которой предложено понимать использование лицом, руководящим деятельностью или работающим в любом качестве в организации, осуществляющей экономическую, финансовую, а также коммерческую и некоммерческую деятельность любой негосударственной и немуниципальной организации (за исключением деятельности по оказанию публичных услуг или деятельности градообразующего предприятия моногорода), своего служебного положения вопреки интересам службы с целью получения выгод имущественного или неимущественного характера для себя или третьих лиц, а также предоставление таких выгод.

2. Автором установлено, что коррупция в частном секторе имеет две основные формы: злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп, которые в зависимости от степени общественной опасности могут расцениваться как отклонения от этических, корпоративных, служебно-правовых, гражданско-правовых,  административно-правовых и уголовно-правовых норм.

3.  Дано авторское определение коммерческого подкупа как формы коррупции в частном секторе, под которым следует понимать незаконную сделку, в результате которой лицу, руководящему деятельностью или работающему в любом качестве в организации частного сектора (за исключением деятельности по оказанию публичных услуг или деятельности градообразующего предприятия моногорода), а также лицам, им указанным, физическим или юридическим лицом передается незаконное вознаграждение имущественного или неимущественного характера за совершение им действий вопреки интересам службы.

4. С учётом анализа международных актов, отечественного законодательства делается вывод о том, что разграничение на коррупцию в публичном секторе и коррупцию в частном секторе, рекомендованное международными актами,  в действующем российском законодательстве используется непоследовательно. Это выражается в том, что ст. 204 УК РФ наряду с интересами службы в организациях частного сектора, охраняет так же интересы организаций в секторе публичном (организаций, оказывающих публичные услуги, градообразующих предприятий моногородов), а лица привлекаются по данной статье к уголовной ответственности в большинстве случаев за совершение коррупционных деяний в организациях оказывающих публичные услуги, т.е. в публичном секторе.

В связи с этим предлагается внести изменения в абзац первый примечания 1 к ст.285 УК РФ и после слов «государственных корпорациях» дополнить текст примечания словами «организациях, оказывающих публичные услуги, естественных монополиях и градообразующих предприятиях моногородов». Внесение изменений в примечание 1 к ст.201 УК РФ, которое даёт определение места выполнения лицом управленческих функций для целей ст.204 УК РФ, на взгляд диссертанта, не требуется, так как это только усложнит конструкцию и так сложной с точки зрения юридической техники нормы.

5. Автором сделан вывод о том, что комплексное противодействие коммерческому подкупу включает в себя две группы мер: связанные и не связанные с принуждением. К первой группе относится создание благоприятных (равноправных) условий для функционирования организаций с частной формой собственности, формирование нетерпимого отношения к проявлениям коммерческого подкупа, принятие и реализация антикоррупционных программ. В качестве мер, связанных с принуждением, рассматриваются меры безопасности, меры юридической ответственности и меры восстановления.     

6.  Автор обосновывает конкретные предложения по совершенствованию правового регулирования  мер противодействия коммерческому подкупу, а именно:

6.1. Закрепление статуса субъекта координации деятельности коммерческих структур по противодействию коррупции в частном секторе за  Торгово-Промышленной палатой РФ;

6.2. Включение в образовательную программу подготовки студентов высших образовательных учреждений, готовящих управленческие кадры для предпринимательской сферы, антикоррупционого курса. Ознакомление всех студентов ВУЗов с антикоррупционным законодательством в рамках общеобразовательного блока дисциплин «Правоведение» или «Основы права»;

6.3. Закрепление за гражданином, если он выполнял управленческие функции в коммерческой или некоммерческой организации, которая была привлечена к ответственности за совершение коррупционных правонарушений (сотрудники которой были привлечены за коррупционные правонарушения), при переходе на государственную или муниципальную службы обязанности получить согласие соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных или муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов;

6.4. Введение административной ответственности не только за передачу, но и за получение незаконного вознаграждения от имени юридического лица;

6.5. Установление административной ответственности физического лица за обещание коммерческого подкупа;

6.6. Признание сделки, совершённой с использованием коррупционных отношений, оспоримой.

Научно-практическое значение исследования определяется возможностью использования сформулированных в нем положений, выводов и рекомендаций для дальнейшего развития теоретических взглядов на систему противодействия коррупции в частном секторе в целом и её формам в особенности.

Предложения, сделанные в данном исследовании, могут быть использованы законодателем, правоприменителями, а также руководством организаций для развития новых направлений антикоррупционной политики, внедрения новых мер противодействия коррупции в частном секторе и совершенствования уже имеющихся.

Основные выводы могут применяться государственными органами и институтами гражданского общества при построении эффективной системы противодействия коррупции в частном секторе, в том числе при разработке антикоррупционных программ в организациях. Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе экономических и юридических вузов.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена на кафедре деликтологии и криминологии Юридического института Сибирского федерального университета. Основные положения и выводы, сформулированные в диссертации, отражены в 9 публикациях, в том числе три – в научных журналах, которые входят в перечень, рекомендуемых ВАК.

Результаты научных исследований излагались в докладах и сообщениях на ежегодных всероссийских научных конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых Сибирского федерального университета (г. Красноярск, 2008-2011 гг.), ежегодных межрегиональных научно-практических конференциях Сибирского института бизнеса, управления и психологии (г. Красноярск, 2008-2010 гг.), III Международной межвузовской научно-практической конференции «Проблемы защиты прав: история и современность» (г. Пушкин, 2008 г.), ХII Международной научно-практической конференции (г. Красноярск, 2009 г.), Международной конференции «Противодействие коррупции на федеральном, региональном и муниципальном уровнях» (г. Томск, 2010 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Правовые проблемы укрепления российской государственности» (г. Томск, 2011 г.), научно-практическом семинаре «Российско-американский опыт борьбы с коррупцией» (г. Владивосток, 2011 г.).

Внедрение результатов исследования осуществлялось в рамках гранта (контракт 201835-16 от 17 марта 2011г.) Центра изучения организованной преступности и коррупции при Юридическом институте ДВФУ по теме «Обоснованность криминализации коммерческого подкупа» (2011 г.), гранта Красноярского краевого фонда поддержки научной и научно-технической деятельности по теме «Разработка и внедрение комплекса мер по формированию устойчивой гражданской антикоррупционной позиции у студентов СФУ» (2010 г.), при разработке памятки гражданину «Вместе против коррупции» и содержания антикоррупционной социальной рекламы по заказу Управления делами Губернатора и Правительства Красноярского края (2010 г.), при реализации совместного проекта кафедры деликтологии и криминологии СФУ, Красноярского УФАС России и Красноярского регионального отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» по теме «Коррупция в предпринимательской сфере на территории Красноярского края» (2009 г.).

Результаты диссертационного исследования послужили основой для проведения соответствующих учебных занятий по следующим дисциплинам: «Правоведение» (со студентами экономических специальностей профильных институтов СФУ), «Международное уголовное право», «Криминология», «Правовые аспекты мер безопасности» (для студентов Юридического института СФУ), при проведении Летней правовой школы «Профессия юрист-2011» для студентов юридических ВУЗов Сибирского федерального округа, лекций по теме «Противодействие коррупции» в Кадровом центре Управления кадров и государственной службы Губернатора Красноярского края.  Материалы исследования используют в своей деятельности Красноярское УФАС России, а также Центрально-Сибирская торгово-промышленная палата.

Структура диссертационного исследования определяется его целью и задачами, состоит из введения, двух глав и пяти параграфов, заключения, списка использованных нормативных актов, литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, раскрывается ее актуальность и степень разработанности; определяется объект и предмет, цели и задачи исследования, его методологическая и эмпирическая база, научная новизна; формулируются основные положения, выносимые на защиту; подчеркивается теоретическая и практическая значимость диссертации.

В главе 1 «Криминологическая характеристика коммерческого подкупа» на основании имеющихся в отечественной научной литературе, международных актах, федеральном законодательстве представлений о понятии коррупции, её признаках, видах и формах даются определения коррупции в частном секторе, коммерческого подкупа как её формы, а также их характеристики.

В первом параграфе «Коммерческий подкуп как форма коррупции в частном секторе»подчёркивается, что в настоящий момент с учётом положений международных актов перспективным является деление коррупции на коррупцию в публичном и частном секторах. Коррупция в частном секторе имеет следующие характеристики:

  •  сферой её существования является экономическая, финансовая, а также коммерческая и некоммерческая деятельность любой негосударственной и немуниципальной организации, за исключением деятельности по оказанию публичных услуг или деятельности градообразующего предприятия моногорода;
  • субъектом активного подкупа может быть как физическое, так и юридическое лицо, а также их группа; субъектом пассивного подкупа - лицо, которое руководит работой организации частного сектора или работает в любом качестве в такой организации. Субъект как активного, так и пассивного подкупа преследует цель получения выгод и преимуществ материального и нематериального характера, однако последний использует для этого своё служебное положение;
  • коррупционными признаются не только незаконное получение или предоставление выгод и преимуществ, но и отклонения коррупционного характера от  этических норм.

Коммерческий подкуп является формой коррупции в частном секторе, однако традиционно он характеризуется в русле уголовно-правовой доктрины (ст.204 УК РФ).Автор рассматривает его как форму коррупции в частном секторе, используя признаки последней. Понятие «коммерческий подкуп как форма коррупции» в частном секторе охватывает как преступление, предусмотренноест.204 УК РФ, так и иные виды правонарушений (гражданско-правовые, дисциплинарные, административные и др.). В свою очередь такая форма коррупции, как коммерческий подкуп, имеет виды в зависимости от степени общественной опасности деяния. Степень общественной опасности коммерческого подкупа зависит от того вреда, который это деяние причиняет или может причинить обществу.

В настоящий момент по причине отсутствия исследований общественной опасности коррупции в частном секторе невозможно дифференцировать общественную опасность как самого коммерческого подкупа (формы коррупции в частном секторе),так и общественную опасность коррупции в частном секторе в целом. Следовательно,  –  и видов коммерческого подкупа как формы коррупции в частном секторе. Очевидно, что коммерческий подкуп как форма коррупции в частном секторе обладает всеми её признаками, как частное обладает признаками целого. Сказанное позволяет говорить о том, что можно рассматривать общественную опасность коммерческого подкупа как формы коррупции в частном секторе, не делая различия между общественной опасностью коммерческого подкупа и коррупции в частном секторе.

Общественная опасность коммерческого подкупа как формы коррупции в частном секторе имеет следующие характеристики:

- коммерческий подкуп ускоряет отдельные операции, но при этом число таких операций, требующих участия управляющего – коррупционера, может увеличиться настолько, что это ускорение уже не будет компенсироваться, а такое использование «мелкой коррупции» будет приводить к требованиям о ещё больших платежах;

- коррупционер в результате подкупа выбирает заявителей, которые обладают информацией о коррупционных схемах и уверены в возможности их использования, а следовательно, наиболее эффективных при данной системе отношений;

- коррумпированный управляющий, получивший подкуп, не отдаёт предпочтение при выборе исполнителя по договору самой эффективной с точки зрения соотношения цены и качества заявки, а выбирает ту заявку, которая создает условия для получения им выгод в личных целях;

- коррумпированный заявитель с помощью подкупа исключает попадание в число участников конкурса других заявителей, так как они в силу отсутствия возможности использовать коррупционные связи не могут составить ему конкуренцию в ситуации, когда основным критерием выбора выступает «коррупционный платёж»;

- уровень коррупции, в том числе коммерческого подкупа, влияет на оценку инвестиционной привлекательности того или иного проекта;

- коррупция заставляет управляющих, принимающих решение, направлять расходы через каналы, которые облегчают сбор незаконного вознаграждения. Это создает предвзятость к высокой стоимости и крупномасштабным инвестиционным проектам, а личный интерес коррумпированных управляющих вынуждает их требовать увеличение уровня инвестиций;

- чем больше цена контракта, которую необходимо будет заплатить организации в форме уплаты налогов, коммерческого подкупа, тем больше вероятность, что она выберет «неофициальный порядок» осуществления своей деятельности, что в свою очередь повлияет на темп роста экономики;

- чем дольше предприниматель должен ждать принятия решения по тому или иному вопросу, тем выше вероятность, что управляющий получит коммерческий подкуп, так как пока предприниматель ожидает принятия такого решения у него возникают дополнительные затраты, которые он может избежать, передав предмет подкупа. Подобная ситуация снижает желание последнего масштабно инвестировать в инновационные проекты, решения по которым принимаются долго и окупаемость которых наступит только через несколько лет.

На основании данных официальной статистики за период с 1997 по 2011 гг., опроса населения и специалистов, проводимого в рамках исследования, а также данных контент-анализа СМИ во втором параграфе«Состояние и тенденции коммерческого подкупа в РФ»автором был выявлен и показан ряд основных тенденций коммерческого подкупа в РФ:

- снижение числа официально зарегистрированных фактов совершения коммерческого подкупа, коэффициента преступности и числа лиц, привлечённых к ответственности, при высоком уровне латентности данного деяния. При этом представления у населения и профессионального сообщества о распространенности и об опасности коррупции в частном секторе в целом и коммерческого подкупа в частности являются неоднородными, зависят от возраста, личного опыта вступления в коррупционные отношения и источника информации о коррупции. В большинстве своем они полагают, что в коммерческих организациях широко распространена практика дачи незаконного вознаграждения за принятие решений, но возможность привлечения лица к уголовной ответственности за данные действия для них не является очевидной и может, по их мнению, зависеть от статуса организации;

-преобладание случаев получения в качестве незаконного вознаграждения денежных средств, размер которых чаще всего определяется конкретной суммой, зависит от статуса организации, которую представляют субъекты как активного, так и пассивного подкупа. Данная тенденция получила отражение в представлении населения и профессионального сообщества о том, что коррупция в частном секторе связана исключительно с получением выгод имущественного характера;

- характеристика личности, совершающей коммерческий подкуп, не изменяется. Это в равном количестве женщины и мужчины преимущественно в возрасте от 28 лет и старше, имеющие высшее образование, ранее не привлекавшиеся к уголовной ответственности за аналогичные деяния. При этом образ коррупционера в частном секторе является для большинства населения и профессионального сообщества негативным, но в меньшей степени, чем образ коррупционера в публичном секторе;

- интерес к теме коррупции в частном секторе  остается стабильно низким в традиционных СМИ (газетах, радио, телевидении),несмотря на увеличение числа публикаций по этой теме посредством интернет ресурсов, которые в большинстве случаев оказываются СМИ федерального уровня.

Информация о состоянии и тенденциях коммерческого подкупа должна учитываться при принятии решений и позволять создавать нормы, социальное основание которых не будет вызывать сомнения в обществе, профессиональном сообществе или правоохранительной системе. Отсутствие таких сомнений позволит ускорить процесс исполнения решений и реализацию норм, так как они отвечают ожиданиям указанных выше субъектов. Кроме того, учёт такой информации позволит в условиях сложности вопроса об общественной опасности и противодействии коррупции в частном секторе ответственнее подойти к разработке мер по противодействию коррупции в изучаемой сфере.

В третьем параграфе рассматриваются «Детерминанты коммерческого подкупа как формы коррупции в частном секторе» . Анализ феномена коррупции, в том числе в частном секторе, показывает, что в сфере любых общественных процессов отделить причины от условий бывает весьма трудно. Особенно, если следствие (коррупция в своих многообразных формах) само по себе не обладает естественными границами, тесно переплетается с другими негативными социальными явлениями, а диалектика взаимодействия причин и условий коррупции заключается в том, что они могут заменять друг друга: то, что выступало условием в одном случае, может стать причиной в другом. Именно поэтому в данном исследовании используется категория «детерминанты», под которой понимаются как причины, так и необходимые условия (без которых данное явление не могло бы наступить).

При определении причинного комплекса коррупции российские ученые используют различные подходы: моралистический, функциональный и структурно-функциональный . Моралистический подход основывается на негативной оценке социальной роли коррупции, которая подрывает доверие общества к системе управления, приводит к социальной нестабильности. Представители такого подхода причины коррупции видят в несовершенстве человеческой природы, низких моральных качествах участников коррупционных отношений. Функциональный подход рассматривает коррупцию с позиции ее функциональной роли в системе социального управления. Данный подход определяет закономерность между уровнем развития коррупции и политической системой общества. Из нее следует: чем больше концентрация власти в рамках управляющей социальной группы, тем сильнее она коррумпирована. Суть структурно-функционального подхода в том, что коррупция как отклоняющееся социальное поведение является неизбежным атрибутом развивающегося общества, которому свойственен слабый механизм социального контроля. В данной работе коррупция рассматривается как негативное социальное явление, поэтому предпочтение отдаётся моралистическому подходу.

Основная причина коррупции в частном секторе кроется, по мнению автора, в наличии противоречия у лица, которому делегировали властные полномочия, между его личными интересами и интересами организации. В большинстве случаев человек сфокусирован на ближайших сферах, как территориальных, так и временных (сфера ближайшего интереса), это приводит к тому, что для него большее значение имеет то, что попадает в указанную сферу, чем то, что за нее выходит. Это обстоятельство также усиливает приоритет групповых и индивидуальных интересов, которые, как правило, находятся в сфере его ближайшего интереса, над всеми другими, в том числе и у лиц, которые руководят работой организации частного сектора или работают (в любом качестве) в такой организации. Таким образом, склонность к коррумпированности не является исключением, а скорее составляет часть человеческой натуры. Но при усложнении механизма управления, при делегировании отдельных полномочий определенному лицу, которое руководит работой организации частного сектора или работает (в любом качестве) в такой организации, круг общих интересов становится значительно шире, чем те, которые входят в сферу ближайших интересов указанного лица. Групповые и индивидуальные интересы начинают превалировать над общими, что может привести к совершению коррупционных правонарушений.

Система противодействия коммерческому подкупу как форме коррупции в частном секторе представлена в Главе 2 «Противодействие коммерческому подкупу». В основу построения структуры главы положена классификация мер противодействия. Она подразделяется на две основные группы: 1) меры, не связанные с принуждением (ограничением прав и свобод); 2) меры, связанные с принуждением (ограничением прав и свобод).

Ориентирами для изложения материала в первом параграфе «Меры противодействия коммерческому подкупу, не связанные с принуждением» служат положения ст.ст.12,13 Конвенции ООН против коррупции.Меры, предусмотренные в Конвенции, объединены в 3 группы:«созданиеблагоприятных (равноправных) условий для функционирования организаций с частной формой собственности», «формирование нетерпимого отношения к проявлениям коммерческого подкупа», «принятие и реализация антикоррупционных программ».

К первой группе мернеобходимо отнести содействие сотрудничеству между правоохранительными органами и соответствующими частными организациями; обеспечение возможности частным организациям обладать достаточным механизмом внутреннего аудиторского контроля для оказания помощи в предупреждении и выявлении коррупционных деяний.

Вторая группа обьединяет меры, совокупность которых, по мнению автора, можно определить как антикоррупционную пропаганду. В диссертации рассматриваются такие её формы, как антикоррупционное обучение и антикоррупционная реклама,чаще всего используемые государством для противодействия коррупции.

Стержнем третьей группы мер являются антикоррупционные программы, самую активную роль в разработке и принятии которых международные акты отводят самим организациям.

Составляющими успешной антикоррупционной программы любой организации являются:

- отношение руководства к антикоррупционной программе (её возглавляет и поддерживает высшее руководство компании; существует постоянная коммуникация внутри организации, поддержка и (если необходимо) принудительное осуществление программы в организации со стороны высшего руководства компании при высокой степени формализованности процесса принятия решений по реализации программы с целью снижения возможности влияния на них конкретной личности в структурных подразделениях; наличие путей оперативной связи между сотрудниками и руководством по вопросам реализации антикоррупционной программы, в том числе для консультирования сотрудников в спорной ситуации при регулярной публичной отчетности высшему руководству о реализации программы);

- оценка коррупционных рисков (для оценки формируется команда, состоящая из специалистов различных направлений деятельности с целью определения сфер наиболее опасных с точки зрения коррупции, а также последовательности действий при её обнаружении; должны быть определены типичные для организации коррупционные схемы и сценарии в зависимости от уровня бизнес процесса, а также оценены вероятности таких действий и возможности реального воздействия на эти процессы; должны быть оценены и расположены по приоритетам ключевые коррупционные риски, относящиеся именно к этой организации.);

- деятельность по созданию программы и контроль над её реализацией (программа должна быть разработана и реализовываться в зависимости от фокусов, определенных при оценке рисков; должны быть сформулированы формальные правила поведения при работе в сферах коррупционного риска; реализаторами программы должны стать сотрудники компании, которые вызывают у большинства организации уверенность в их честности, профессионализме и устойчивости к обману или тайным сговорам; программа должна соответствовать деловому окружению организации и бизнесмодели принятия в ней решений);

- контроль (правила контроля и аудиторских проверок должны быть сосредоточены вокруг коррупционных факторов и их индикаторов, периодическая оценка эффективности программы должна проводиться в том числе и внутренней структурой аудита, необходим постоянный мониторинг понимания сотрудниками организации антикоррупционной программы, формализованный контроль над её реализацией);

- обратная связь и корректировка программы (необходимо предусмотреть формальный процесс для отслеживания реализации программы и при необходимости внесения в неё изменений; необходимо идентифицировать и повторно проводить работу по усилению контроля на этапе реализации программы, который требует изменения; в ходе реализации необходимо последовательно приводить в исполнение санкции за её нарушение).

Полагаем, что существование антикоррупционной программы в организации является одним из ключевых условий проведения социальной профилактики коррупции в частном секторе. Наличие проработанной антикоррупционной программы в организации должно учитываться при определении деловой репутации, а также, если это возможно, при решении вопроса об ответственности компании за коррупцию своих сотрудников. 

Легальным основанием для профилактики коррупции является Федеральный закон РФ от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции». Критический анализ положений этого закона позволяет автору утверждать, что законодатель отдает явное предпочтение противодействию коррупции в государственной и муниципальной сфере, а коррупция в частном секторе осталась за пределами его регулирования.  Организациям частного сектора в вопросах противодействия коррупции отводится третьестепенная роль. Положения международных актов о приоритете действий организаций частного сектора в противодействии коррупции в частном секторе не прослеживаются. Изменить сложившуюся ситуацию могло бы определение специального субъекта противодействия коррупции в частном секторе.

Анализируя круг субъектов, которые могли бы существенно повлиять на снижение коррупции в частной сфере, автор обращает внимание на потенциал  Торгово-Промышленной палаты РФ (ТПП РФ), которая может стать основным субъектом организации и координации деятельности коммерческих и некоммерческих структур по противодействию коррупции, в том числе коммерческому подкупу.

Рассматривая во втором  параграфе «Меры противодействия коммерческому подкупу, связанные с принуждением»,автор подразделяет их на три основные группы: 1) меры безопасности; 2) меры ответственности (наказания); 3) меры компенсации (восстановления).

К антикоррупционным мерам безопасности в частном секторе, по мнению диссертанта, относятся такие меры, как обязанность уведомлять о фактах обращения в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений» и «ограничения, налагаемые на гражданина, замещавшего должность государственной или муниципальной службы, при заключении им трудового или гражданско-правового договора».

Обязанность сообщить о факте коррупции содержится в большинстве Корпоративных кодексов и аналогичных им общедоступных актах современных крупнейших компаний, а также является одним из ключевых положений антикоррупционной программы организации. Кроме того, аналогичные правила о необходимости сообщения о фактах склонения к коррупционным правонарушениям предусмотрены в ст. 9 Закона о противодействии коррупции для государственных и муниципальных служащих. На первоначальном этапе внедрения такой меры безопасности она может быть предусмотрена только в отношении лиц, выполняющих управленческие функции в организациях, так как именно их поведение в организации создаёт образец поведения для подчиненных и новых сотрудников.  Порядок уведомления о фактах обращения в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений, перечень сведений, содержащихся в уведомлениях, организация проверки этих сведений и порядок регистрации уведомлений должен, на наш взгляд, определяться в антикоррупционной программе организации.

Автор обосновывает потребность введения такой меры безопасности, как необходимость для гражданина, если он выполнял управленческие функции в коммерческой или некоммерческой организации, которая была привлечена к ответственности за совершение коррупционных правонарушений (сотрудники которой были привлечены за коррупционные правонарушения), при переходе на государственную или муниципальную службы получить согласие соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных или муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов. Гражданин обязан получать такое согласие в течение двух лет после увольнения со службы. Несоблюдение гражданином такого условия должно быть основанием для увольнения со службы.

Норма об особом порядке приема на службу может быть установлена только для лиц, выполнявших управленческие функции, т.е. лиц, от которых зависели принятия решений о развитии данной организации и которые в силу этого в целом отвечали за управление в ней. Иные субъекты не обладают полнотой информации для принятия соответствующих решений, а общественная опасность их действий, если они не совершают преступления, значительно меньше, чем у руководителей.

Особый порядок приёма  на службу должен использоваться наряду с особым порядком заключения договора после прохождения службы, предусмотренным ст. 12 Закона о противодействии коррупции, по следующим причинам:

во-первых, законодатель при введении данного порядка хотел избежать возможности легализовать полученное на государственной  или муниципальной службе незаконное вознаграждение в результате незаконного использования ресурсов государственной и муниципальной службы лицом в независимости от того, каким образом оно используется;

во-вторых, общественная опасность такого перемещения равнозначна: в первом случае (служба-организация) - лицо может использовать свои связи в интересах бывшей управляемой организации; во втором (организация-служба) – он, уже понимая интересы управляемой организации, сможет обеспечить их в рамках своей службы;

в-третьих, при переходе лица с государственной или муниципальной службы в организацию частного сектора может иметь место использование своих связей, а при перемещении в обратном направлении - злоупотребление полномочиями, дача-получение взятки и т.д., - совершение преступления. Это обстоятельство увеличивает степень общественной опасности последствий отказа от таких ограничений;

в-четвертых, данная норма будет являться стимулом для лиц, выполнявших управленческие функции, принимать и реализовывать антикоррупционные программы.

Роль мер юридической ответственности в системе противодействия коммерческому подкупу трудно переоценить. Однако, судя по количеству публикаций, в современной России предпочтение отдается уголовной ответственности. По мнению автора, уголовная ответственность необходима, но она должна использоваться «ultimaratio» – в качестве последнего довода и в отношении наиболее опасных проявлений коммерческого подкупа. Потенциал других видов юридической ответственности и мер восстановления(гражданско-правовой, дисциплинарной, административной)  практически не используется.

К мерам административной отвественности, которые в настоящий момент  могут быть использованы для противодействия коррупции в частном секторе,  можно отнести положения ст.19.28 КоАП РФ «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица». Однако для приведения положений административного законодательства в соответсвие с требования международных актов необходимо дополнить положения КоАП РФ статьей 19.28.1 «Получение незаконного вознаграждение от имени юридического лица», статьей 19.28.2 «Обещание незаконного вознаграждения лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации».Данное предложение автора обусловлено сложившейся в законодательстве ситуацией, а именно:

- коррупционные правонарушения (преступления) являются одними из самых латентных видов преступлений. Выявление и расследование по данной категории дел в большинстве случаев возможно только при наличии сообщения о фактах коррупции со стороны лица, дающего незаконное вознаграждение. Применение положений ст.19.28 КоАП РФ создаёт дополнительные препятствия в противодействии коррупции. Сотруднику юридического лица, который действует от его имени и в его интересах, невыгодно сообщать о фактах коррупции, так как в любом случае они повлекут негативные последствия для его юридического лица. Такое коррупционное правонарушение, как подкуп, требует наличия обязательного соучастия. Представляется, что установление административной ответственности только для лица, передающего незаконное вознаграждение, при отсутствии ответственности для лица, получающего данное вознаграждение, не является эффективным способом противодействия коррупции.

Законодатель устанавливает административную ответственность за обещание лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, имущества, оказание ему услуг имущественного характера за совершение им действия (бездействие), связанного с занимаемым им служебным положением, только для юридических лиц и только от имени или в интересах юридического лица.

По мнению автора, может быть установлена административная ответственность физического лица за обещание незаконного вознаграждения лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации,в случае совершения им действия (бездействия), связанного с занимаемым им служебным положением. В случае если лицо совершит данные действия (обещание передать незаконное вознаграждение) при наличии квалифицирующих признаков преступления, предусмотренного ч.2ст.204 УК РФ, оно будет привлечено к уголовной ответственности. Примером такого подхода к констуруированию нормы является ст. 7.27 КоАП РФ «Мелкое хищение», которая предусматривает ответственность в случае отсутствия признаков преступлений, предусмотренных определенными статьями УК РФ.

Уголовная ответственность за коммерческий подкуп предусмотрена ст.204 УК РФ.С учётом положения о разделении коррупции по секторам необходимо исключение возможности признания в качестве коммерческого подкупа действий, которые к таковым не относятся, в силу совершения их в организациях, оказывающих публичные услуги, естественных монополиях и градообразующих предприятиях моногородов.

Для этого необходимо внести изменения в абзац первый примечания 1 к ст.285 УК РФ и после слов «государственных корпорациях» дополнить текст примечания словами «организациях, оказывающих публичные услуги, естественных монополиях и градообразующих предприятиях моногородов». Внесение изменений в примечания 1 к ст.201 УК РФ, на наш взгляд, не требуется, так как это только усложнит конструкцию и так сложной с точки зрения юридической техники нормы.

Необходимо отметить, что в уголовном законодательстве сложилась уникальная ситуация, когда субъект, вымогающий незаконное вознаграждение, не только не будет привлечён к какой-либо ответственности, но и может вымогать данное вознаграждение за сохранение со своей стороны тайны передачи такого вознаграждения. Подобное является исключением из классического понимания рисков при коррупционном правонарушении, когда опасность разглашения факта передачи незаконного вознаграждения существует в большей степени для лица, получающего незаконное вознаграждение. В связи со сказанным выше полагаем, что  необходимо примечание к ст.204 УК РФ дополнить следующим предложением: «Лицо, давшее подкуп, освобождается от ответственности, если лицо, получившее подкуп, не подлежит ответственности на основании примечания 2 к ст.201 УК РФ в связи с отсутствием заявления (согласия) организации».

Автор считает, что эффективной антикоррупционной мерой восстановления может стать признание недействительной сделки, совершенной с использованием коррупционных отношений.Как известно, предмет коммерческого подкупа передаётся субъекту пассивного подкупа с целью получения экономической выгоды. Не полученный в результате таких действий доход организация будет компенсировать за счёт увеличения стоимости товара или (и) снижения его качества, о чём мы уже говорили раньше при освещении  вопроса о последствиях коррупции в частном секторе. Получение экономической выгоды в этом случае связано с регулярным заключением договоров, юридическое выполнение которых приводит к намеченному результату.

Согласно ст.168 ГК РФ «Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам» сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. ГК РФ не предусматривает исключения их этого правила для сделок, совершенных с использованием коррупционных отношений.

В случае использования коррупционных отношений нарушаются положения многих отраслей законодательства, в том числе запреты, предусмотренные ст.204 УК РФ «Коммерческий подкуп» и ст. 19.28 КоАП РФ «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица».

Признание сделки недействительной по своей правовой природе является мерой восстановления, так какпрежде всего признание ничтожности сделки в этом случае направлено на защиту общих интересов и честной конкуренции. При этом происходит отказ от юридической эффективности договора, который считается в этом случае неконкурентоспособным, ибо основан на незаконной передаче вознаграждения. Можно предположить, что законодатель делает это с целью защиты конкурентов, которые терпят убытки из-за коррупции, а также стремится предотвратить коррупцию в частном секторе, повышая риски убытков и превращая её саму в опасное  дело, поскольку участники коррупционных отношений теряют свои юридические права на выгоду по договору.

Юридическое лицо должно нести ответственность за заключение сделки субъектом пассивного подкупа с использованием коррупционных отношений только в случае, если в его действиях отсутствовала необходимая забота о делах. Подобную заботу автор диссертации связывает с наличием разработанной антикоррупционной программы в организации. Решение о привлечении юридического лица к ответственности должно приниматься после оценки такой программы в совокупности с другими доказательствами по делу.

Субъектами, имеющими право подачи искового заявления о признании сделки недействительной, в первую очередь должны быть признаны руководители обеих организаций, так как именно руководство организации может оценить «плюсы» и «минусы» исполнения данной сделки, а также перспектив признания её недействительной. Возможно, в переходный период формирования практики использования данной нормы они должны быть единственными, кто может обратиться с таким заявлением в суд. При этом субъект пассивного подкупа несёт ответственность согласно уголовному, административному и иному законодательству самостоятельно, так как действовал в нарушение интересов службы (интересов юридического лица). Определение нарушения интересов для субъекта активного подкупа также необходимо для решения вопроса о наличии вины организации, от имени которой происходил подкуп.

Автор настоятельно предлагает связать наличие антикоррупционных  программ у юридического лица с неблагоприятными последствиями коррупционных правонарушений,  поскольку подобная норма может на первоначальном этапе служить в качестве стимула для юридических лиц к разработке таких программ. Аналогичная практика получила закрепление в двух крупнейших экономически развитых странах: в  Великобритании с 1 июня 2011 г. вступил в силу Закон о взяточничестве (UK BriberyAct). Разделом 7 «Failure of commercial organisations topreventbribery» предусмотрено правило, согласно которому не допускается привлечение к ответственности той организации, которая принимает все возможные со своей стороны меры для предотвращения дачи и предложения взятки связанными с ней лицами.  Подобные положения содержит и Закон США о противодействии коррупции за рубежом(Foreign Corrupt Practices Act 1977, FCPA). Оба акта распространяют свои положения на любые организации, которые работают с компаниями их стран, в том числе и российские.

Так как норма является поощрительной и не налагает дополнительных обязанностей ни на одну из сторон, то её введение, на наш взгляд, не вызовет негативной реакции общественности, и после начала практики её использования экономические и правовые последствия будут оценены по достоинству.

В заключении изложены основные результаты диссертационного исследования.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих опубликованных работах автора:

Научные статьи в ведущих научных журналах и изданиях, выпускаемых в РФ, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени кандидата наук:

  • Красноусов С.Д. Торгово-промышленная палата РФ как институт гражданского общества в системе противодействия коррупции / Красноусов С.Д. / Теория и практика общественного развития // 2011. №8. Электрон.журн. URL: http://www.teoria-practica.ru/-8-2011/law/krasnousov.pdf (0,2п.л.);
  • КрасноусовС.Д. К вопросу об ответственности за активный подкуп в частном секторе / С.Д.Красноусов // Закон и право. - 2010.- №7. С.66-68;
  • Красноусов С.Д. К вопросу об ответственности за активный подкуп в частном секторе / С.Д.Красноусов // Черные дыры в Российском Законодательстве. – 2010.- №3. С.76-77.

 

Научные статьи в других отечественных изданиях:

  • КрасноусовС.Д. Некоторые вопросы ответственности за коммерческий подкуп // Противодействие коррупции на федеральном, региональном и муниципальном уровне: Материалы Международной научно-практической конференции, посвящённой 112-летию Юридического института Томского государственного университета и необходимости разработки программы противодействия коррупции на муниципальном уровне (Томск,21-24 декабря 2010 г.).-Томск: Изд-во Том ун-та,2010. С 71-76 (0,3 п.л.);
  • КрасноусовС.Д. Перспективы реализации современной антикоррупционной политики в РФ / С.Д.Красноусов // Актуальные проблемы российского права и законодательства: сборник научных трудов / отв.ред. Ю.В.Андреева; НОУ ВПО «Сибирский институт бизнеса, управления и психологии». – Красноярск : НОУ ВПО «Сибирский институт бизнеса, управления и психологии», 2010. - С.53-56 (0,3 п.л.);
  • КрасноусовС. Д.  Отграничение коммерческого подкупа от смежных преступлений / С. Д. Красноусов // Взгляд молодежи на права человека в современном мире: основные проблемы и пути их решения: III Всероссийская научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых Красноярск, 9-10 апреля 2009 г. : материалы конф. / под ред. Э.А.Павельевой. – Красноярск : ИПК СФУ, 2009. - С. 503 – 509 (0,42 п.л.);
  • Красноусов С.Д. Оказание услуг имущественного характера как предмет коммерческого подкупа / С.Д.Красноусов // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сборник материалов XII международной научно-практической конференции (19-20 февраля 2009 г.): в 3 ч./отв.ред.Д.Д.Невирко: Сибирский юридический институт МВД России.-Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2009.-ч.1.С.109-111 (0,3 п.л.);
  • Красноусов С.Д. Актуальные проблемы международного сотрудничества РФ в борьбе с коррупцией в частном секторе / С.Д.Красноусов // Международная интеграция и право: современные проблемы: материалы Всероссийской научной практической конференции студентов и аспирантов (Красноярск, 22-23 мая 2008 г.): в 2 ч. Ч.1 / отв.ред.О.Е.Щербинина; Сиб.фед.ун-т.- Красноярск : ИПК СФУ,2008. С. 216-222 (0,42 п.л.);
  • Красноусов С.Д. Информация как предмет коммерческого подкупа/ С.Д.Красноусов // Проблемы защиты прав: история и современность. Материалы третьей международной межвузовской научно-практической конференции, 16 мая 2009 года / отв.ред.А.И.Иванчак. – СПб.: ЛГУ им А.С.Пушкина, 2008. С.277-279 (0,3 п.л.).

См: "Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции" [рус., англ.] (Принята в г. Нью-Йорке 31.10.2003 Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) //Бюллетень международных договоров. 2006. N 10. С. 7 – 54; Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию (ETS № 173): заключена в г. Страсбурге 27.01.1999 // Собрание законодательства РФ. 18 мая 2009 г. № 20. Ст. 2394.

В рамках работы над диссертационным исследованием было опрошено 900 респондентов (700 – представителей населения, 50 -  судей, сотрудников правоохранительных органов, 150 – представителей бизнеса) с применением систематической методологии и неслучайной (невероятностной) выборки. Опрос населения проводился на улицах и в крупных торговых комплексах города. Опрос экспертов – посредствам телефонного опроса, личных встреч, а также дистанционного заполнения анкет.

Селихов Н.В. Коррупция в государственном механизме современной России (теоретические аспекты): Дисс. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2001. С. 24-26.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.