WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Недвижимая вещь de jure как объект гражданского права в России: особенности правового режима

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

МАЙОРОВА Лариса Александровна

 

 

НЕДВИЖИМАЯ ВЕЩЬ DE JURE

КАК ОБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА В РОССИИ:

 ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕЖИМА

 

 

Специальность 12. 00. 03 – гражданское право;

предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владивосток-2012

Работа выполнена на кафедре правовых дисциплин Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Байкальский государственный университет экономики и права»

Научный руководитель

доктор юридических наук, профессор

Хаснутдинов Анвар Измайлович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор,

заведующая кафедрой частного права юридического факультета Института экономики, управления и права Российского государственного гуманитарного университета

Косякова Наталия Ивановна

 

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Иркутского юридического института Академии генеральной прокуратуры, младший советник юстиции

Яровой Александр Валерьевич

 

Ведущая организация

Юридический институт Иркутского государственного университета, кафедра гражданского права

 

 

 

Защита диссертации состоится 27 апреля 2012 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета КМ 212.056.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук при Дальневосточном федеральном университете по адресу: 690090, г. Владивосток, ул. Октябрьская,  д. 25, зал заседаний Диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в Институте научной информации - фундаментальной библиотеке Дальневосточного федерального университета по адресу: 690600, г. Владивосток, ул. Алеутская, 65б.

Сведения об автореферате размещены на сайте Дальневосточного федерального университета по адресу: http://uml.wl.dvfu.ru.

Автореферат разослан «___» марта 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент                                                И.В. Козлова

Общая характеристика работы

Недвижимое имущество всегда являлось особым финансовым активом, выступающим в качестве товара, капитала в вещной форме и средства удовлетворения собственных потребностей его владельцев. Как юридическая категория недвижимость в российском праве представляет собой единый целостный комплекс, структурные элементы которого взаимосвязаны. Такими структурными элементами выступают как отдельные объекты, так и их группы, как однопорядково организованные, так и имеющие собственную систему и структуру.

Особым видом недвижимого имущества, получившим в теории название «условной», «нестационарной», «нетипичной», «недвижимости по закону» или недвижимости de jure, являются подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты (ч.2 п.1 ст.130 ГК РФ). Распространение режима недвижимого имущества на объекты, которые по своей природе являются движимыми, нередкое правовое явление в правопорядке отдельных стран, однако нормативное положение, относящее подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты к недвижимым вещам, является особенностью российского права, а также ряда стран СНГ, сформировавших свои правовые системы на основе модельного гражданского законодательства. Более традиционного подхода придерживаются страны, предусматривающие, наряду с делением имущества на движимое и недвижимое, дихотомию «нерегистрируемых и регистрируемых имуществ», относя, как правило, к последнему типу суда и космические объекты, имеющие схожий правовой режим с классической недвижимостью, заключающийся в наличии системы регистрации прав.

С позиции гражданского законодательства недвижимые вещи по закону обладают рядом физических и юридических свойств и в совокупности образуют структурный элемент системы недвижимости. С точки зрения публичного права судно морское, воздушное, внутреннего плавания и космический объект являются продолжением территории государства флага (регистрации).

Функциональная особенность, выраженная в перемещаемости недвижимых вещей de jure в пространстве, расширяющая параметры рынка вплоть до космоса, необходимость в высокопрофессиональном управлении такими объектами вследствие высокой степени сложности их структуры и системы обеспечения эксплуатации, наличие финансового риска во владении и пользовании ими как источниками повышенной опасности обусловили ряд отличий их правового режима в единой системе недвижимого имущества.

Несмотря на ряд научных изысканий, предметом которых является отдельный вид недвижимых вещей de jure либо отдельный правовой институт с участием таких вещей, отсутствует комплексное исследование с использованием системного анализа, в связи с чем правовой статус таких объектов порождает много проблем на практике и вопросов в теории гражданского права, которые не получили однозначного или никакого решения в законодательстве Российской Федерации. О необходимости проведения научных исследований по проблемам, результаты которых могли бы быть использованы законодателем, свидетельствуют отсутствие единства мнений по ряду дискуссионных вопросов, в том числе о «юридическом рождении» недвижимых вещей de jure, о существовании устойчивых связей, объединяющих указанные вещи с классической недвижимостью, о сохранении указанной фикции в российском законодательстве, а также наличие противоречивой судебной практики, почти полное отсутствие ее обобщения, теоретического осмысления и критического анализа.

Значимость недвижимых вещей как экономического блага и финансового актива, необходимость анализа правового режима недвижимых вещей de jure и ведения научной работы в направлении его комплексного гражданско-правового исследования, дискуссионность ряда вопросов ввиду недостаточной разработки теоретической базы, вплоть до правового вакуума, и инструментария правового регулирования гражданского оборота указанного имущества обосновывают выбор темы исследования и её актуальность.

Степень разработанности темы исследования в отечественной правовой науке невелика в силу непродолжительности существования самого частноправового понятия недвижимых вещей de jure.

Основная цель работы состоит в анализе социально-экономической и правовой сущности отношений, складывающихся по поводу недвижимых вещей de jure, для выявления и решения наиболее важных проблем теоретического и практического характера и формулировки рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства и правоприменительной практики.

В ходе диссертационного исследования поставлены следующие задачи:

        • дать комплексную правовую оценку, выявить особенности правового режима подлежащих государственной регистрации судов воздушных, морских, внутреннего плавания и космических объектов, а также определить их место в системе объектов гражданских прав;
        • исследовать российское, зарубежное и международное законодательство, изучить научные разработки о понятиях судна (воздушного, морского, внутреннего плавания) и космического объекта, выработать и обосновать их определения;
        • рассмотреть исторические и современные системы государственной регистрации прав, классифицировать и определить в них место национальной регистрационной системы прав на недвижимые вещи de jure;
        • провести анализ правовой природы государственной регистрации недвижимых вещей de jure, определить ее значение и влияние на «юридическое рождение» таких вещей;
        • определить правовое значение государственной регистрации сделок с недвижимыми вещами de jure, виды таких сделок, особенности заключения отдельных договоров;
        • выработать и обосновать предложения по совершенствованию действующего законодательства, практические рекомендации по его применению.

Методологической основой исследования выступили общенаучные и частнонаучные методы познания. Из общенаучных можно выделить материалистический метод, основанный на анализе конкретных общественных отношений по поводу недвижимых вещей de jure с учетом реальных социальных и исторических факторов. При формулировании понятий и умозаключений использованы общелогические методы анализа, аналогии, обобщения, классификации и др. Эмпирический метод сравнения, в том числе в форме исторического и частнонаучного сравнительно-правового методов, позволил исследовать правовое регулирование сходных отношений в различных правопорядках и правовых системах. Системный подход дал представление о категории недвижимости как единой целостной совокупности правовых явлений с внутренней структурой и организацией. Применение синергетического подхода позволило рассмотреть категорию недвижимости в качестве сложной, открытой, динамической, нелинейной системы со способностью к самоорганизации и появлению новых составляющих элементов. Формально-юридический метод позволил сформулировать ряд определений явлений правовой действительности, выявить их признаки, определить сущностные стороны.

Теоретическую основу исследования составили: научные труды В.А. Алексеева, И.А. Базанова, М.И. Брагинского, Э.Г. Василевской, В.С. Верещетина, В.В. Витрянского, М.М. Волкова, Б.М. Гонгало, С.П. Гришаева, Г.П. Жукова, О.С. Иоффе, Е.П. Каменецкой, А.Р. Кирсанова, О.М. Козырь, Ю.М. Колосова, В.А. Лапача, П.И. Лукина, Д.И. Мейера, Ф. Нозари, И.С. Перетерского, А.С. Пирадова, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, В.В. Ровного, А.А. Рубанова, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, С.А. Степанова, Е.А. Суханова, Ю.К. Толстого, А.Ф. Федорова, А.Л. Фрейтаг-Лоринговена, Б.Л. Хаскельберга, Г.Ф. Шершеневича и др.; диссертационные исследования М.В. Абрамовой [2003], Е.С. Болтановой [2001], А.Э. Карнауховой [2000], М.А. Тай [2006], Д.В. Чеканова [2003] и др.

Изучена опубликованная в централизованной системе арбитражных судов http://www.arbitr.ru/ судебная практика.

Диссертационное исследование характеризуется новизной постановки цели и задач, выдвижения и обоснования основных положений. Настоящая работа представляет собой попытку комплексного исследования правового режима недвижимых вещей de jure по российскому гражданскому праву.

На защиту выносятся следующие положения, в которых находит отражение научная новизна исследования:

  • Поскольку категория недвижимости является единым целостным системным образованием, ее организации характерен системный признак, позволяющий объединить недвижимость de facto и недвижимые вещи de jure. Таким обобщающим свойством является критерий «прочной связи объекта с землей», который в своем классическом варианте относится непосредственно к стационарной недвижимости. Прочность недвижимых вещей de jure с землей определяется опосредованно, через юридическую связь с территорией государства регистрации (флага), которая является условием эксплуатации судов и космических объектов, условием использования их по назначению.
  • Основанием распространения на судно (морское, внутреннего плавания и воздушное) правового режима недвижимости является юридический факт создания (постройки) судна, обладающего качеством предназначенности для использования в определенных, преимущественно коммерческих целях (определенных видах судоходства, торгового мореплавания, выполнения полетов в целях обеспечения потребностей граждан и экономики), обусловливающих необходимость его государственной регистрации. Момент создания судна определяется проектно-технической документацией. Подчинение космического объекта правовому режиму недвижимости обусловлено его запуском, поскольку с данным моментом законодатель связывает необходимость его государственной регистрации. Соответственно, судно является индивидуально-определенной вещью в силу его создания, индивидуализация космического объекта определена его запуском.
  • Поскольку воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты приобретают статус недвижимости при соблюдении двух критериев: наличии материального объекта (вещи), определяемого в качестве судна или космического объекта, и необходимости их государственной регистрации в качестве условия эксплуатации по назначению, то отсутствие первого критерия - гибель или уничтожение имущества - означает прекращение существования такового в качестве объекта гражданских прав с момента его фактической гибели, что не зависит от акта государственной регистрации - исключения из реестра; утрата второго критерия, т.е. отпадение условий, влекущих необходимость государственной регистрации, означает переход вышеуказанных вещей в категорию движимых. Напротив, исключение из реестра судна, фактически не соответствующего критериям для его исключения, не означает утраты им статуса объекта недвижимости.
  • Обладающие «двойным правовым статусом» ввиду пригодности по своим техническим характеристикам к одновременному использованию в целях судоходства и мореплавания суда смешанного (река-море) плавания, а также имеющие способность к эксплуатации в воздушном и космическом пространствах аэрокосмические объекты не упомянуты законодателем в качестве объектов недвижимости в ч.2 п.1 ст.130 ГК РФ. Однако указанный перечень не является numerus clausus, поскольку законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество. Наличие общих функциональных и технических свойств с водными и надземными недвижимыми вещами de jure соответственно, существование единого юридического критерия связи с государством регистрации (флага), позволяющего использовать указанные объекты по назначению, общее нормативное регулирование, отнесение судов смешанного (река-море) плавания рядом федеральных законов к объектам недвижимости, квалификация аэрокосмических аппаратов на сегодняшний момент в качестве космических объектов – делают возможным вывод о распространении на подлежащие государственной регистрации суда смешанного (река-море) плавания и аэрокосмические объекты статуса недвижимых вещей de jure.
  • Действующее законодательство в качестве предмета правового регулирования признает строящееся судно (морское и внутреннего плавания). Среди недвижимых нестационарных вещей объекты незавершенного строительства не указаны. Возможность приобретения права собственности на строящееся судно с момента государственной регистрации такого права в судовом реестре Российской Федерации, наличие системы записей о строящихся судах, о вещных правах на них, ограничениях (обременениях) прав и сделок с ними, применение к залогу строящихся судов положений об ипотеке – позволяют сделать вывод о распространении на строящееся судно гражданско-правового режима недвижимости, во-первых, при условии закладки киля или проведения иных равноценных работ на территории Российской Федерации; во-вторых, в случае отсутствия действующего договора строительного подряда и прекращения строительства судна или только прекращения строительства судна в случае выполнения его хозяйственным способом.
  • Исходя из значения акта регистрации, объекта регистрации и роли государства в защите зарегистрированных прав, обосновывается классификация систем регистрации прав на недвижимые вещи de jure посредством выделения следующих дихотомических пар: системы титульные и актовые, которые можно признать в их абсолютном варианте модельными, в том числе основанные на каузальном или абстрактном способе распоряжения; правообразующие и учетные; системы личной и реальной регистрации. Особенности российской системы регистрации прав на недвижимые вещи по закону позволяют квалифицировать ее как реальную, в абсолютном варианте, исходя из двух остальных парных категорий такая система является смешанной, «стремящейся к титульной».
  • Понятия «государственная регистрация судов и космических объектов», «государственная регистрация прав на них» и «государственная регистрация сделок с ними» имеют самостоятельное юридическое значение. Смысл первого заключается в распространении юрисдикции государства регистрации (флага) на указанные объекты, второе – является необходимой предпосылкой их включения в гражданско-правовой оборот, третье – определяет момент перфекции договора либо является условием его действительности. Специальные нормативные правовые акты, формулируя дефиниции, включают в определяемые понятия наряду с термином «государственная регистрация прав» «государственную регистрацию судов» или «государственную регистрацию сделок с ними» - понятий, имеющих самостоятельное значение, содержание которых в данных определениях раскрывается через дефиниенс, соответствующий по объему лишь понятию «государственная регистрация прав». Такие дефиниции не отвечают логическому требованию соразмерности определений, вследствие чего нуждаются в пересмотре и уточнении.
  • Отношения, возникающие из торгового мореплавания, судоходства, авиации и основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, в том числе, связанные с государственной регистрацией прав на недвижимые вещи de jure и сделок с ними, регулируются специальным законодательством в соответствии с ГК РФ. При наличии коллидирующих норм, исходя из принципа «lex speciales derogat generali», в сфере регулирования гражданских правоотношений по поводу подлежащих государственной регистрации судов материальные нормы специальных законов имеют приоритет перед нормами ГК РФ. Если lex speciales не содержит норм, регулирующих определенный круг отношений, то применяются нормы lex generali.

Предложения по совершенствованию законодательства и практические рекомендации:

  • В связи с отсутствием легальных определений, в специальные нормативные акты, регламентирующие порядок государственной регистрации судов и космических объектов, прав на них и сделок с ними, предлагается внести следующие дефиниции: космический объект – искусственно созданный, предназначенный для исследования и использования космического пространства аппарат, технические возможности которого позволяют ему длительное время автономно находиться и (или) передвигаться в космическом пространстве; судно внутреннего плавания - самоходное или несамоходное плавучее сооружение, предназначенное для эксплуатации в целях судоходства, в том числе судно смешанного (река-море) плавания, если законом не предусмотрено иное; морское судно - самоходное или несамоходное плавучее сооружение, предназначенное для эксплуатации в целях мореплавания. Понятие воздушное судно предлагается определить как летательный аппарат, поддерживаемый в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды, предназначенный для транспортировки между пунктами земной поверхности в целях оказания услуг и выполнения работ, а также использования в иных целях, определенных воздушным законодательством.
  • Поскольку с моментом запуска космического объекта связано распространение на него режима недвижимости, во избежание терминологической путаницы, расширительного или ограничительного толкования, в законе, регламентирующем порядок государственной регистрации прав на космические объекты, предлагается предусмотреть определение понятия «запуск космического объекта» как «начальную стадию выведения космического объекта в заданную точку космоса (в том числе попытку выведения) или ввода в эксплуатацию космического объекта, сооруженного в космическом пространстве, в том числе на небесном теле».
  • Учитывая самостоятельное юридическое значение акта, его исключительно «государственный» характер, следуя принципу четкости, ясности и полноты формулируемых дефиниций, государственную регистрацию прав на недвижимые вещи de jure можно определить как «юридический акт признания и подтверждения государством наличия, возникновения, перехода, прекращения, ограничения (обременения) права собственности и других вещных прав на подлежащие государственной регистрации морское судно и судно внутреннего плавания (в т.ч. строящиеся), воздушное судно и космический объект, в соответствии с ГК РФ».
  • Для определения правового значения государственной регистрации, направления развития системы государственной регистрации прав предлагается внести в законы, регламентирующие порядок государственной регистрации прав на недвижимые вещи de jure, нормы-принципы регистрации, установив, в частности:принцип законности, внесения, публичной веры (включающий принципы достоверности, гласности, бесповоротности прав и ответственности), а также специальности и старшинства прав. Среди второстепенных принципов, вытекающих из базовых, не обладающих, по сути, самостоятельным значением, но характеризующих особенности системы регистрации прав на недвижимые вещи de jure, можно выделить начало консенза, принцип платности, требование достаточного основания, срочности и др.

По общему правилу, несоблюдение принципа внесения лишает «некнижного» собственника, чье право возникло до введения государственной регистрации прав на недвижимость или независимо от регистрации, правомочия распоряжения таким имуществом. Необходимость государственной регистрации ранее возникших прав на морские суда и суда внутреннего плавания mutatis mutandis обусловливает возможность государственной регистрации лишь ограничений (обременений) прав, ипотеки судна (строящегося судна) или иной сделки с судном. Полагаем, что принцип преемственности и начало внесения здесь целесообразно легитимно сформулировать следующим образом: «Государственная регистрация перехода прав на суда (строящиеся суда), их ограничений (обременений) возможна только при наличии государственной регистрации ранее возникших прав на данные суда в одном из реестров судов Российской Федерации, ведение которых предусмотрено КВВТ РФ или КТМ РФ, соответственно».

  • Поскольку доверие к данным реестра, внесенным при соблюдении регистрационным органом строгих формальностей, не должно быть для доверившейся стороны источником ущерба, в целях соблюдения принципа достоверности в случае причинения ущерба уступкой права по исполненному обязательству, обеспеченному ипотекой, цессионарию, добросовестно полагавшемуся на данные реестра, целесообразно возложение солидарной ответственности на незаконно цедировавшего требование залогодержателя и собственника, своевременно не принявшего мер к погашению записи об ипотеке.

В целях соблюдения принципа неделимости как частного случая специальности, в соответствии с которым вещное право может быть зарегистрировано только в отношении определенного объекта недвижимости, но не его части, п.2 ст.15 КВВТ РФ, в части, предусматривающей возможность возникновения права собственности на часть судна с момента государственной регистрации, подлежит исключению.

  • Ввиду различий в подходе законодателя к субъектному составу и объему предоставляемой информации из соответствующего реестра прав в отношении того или иного объекта недвижимости de jure, в обеспечение единого толкования принципа гласности необходимо унифицировать порядок предоставления информации из реестров.
  • Поскольку государственная регистрация осуществляется с учетом и на основании положений гражданского законодательства, а регистрация договора аренды недвижимых вещей de jure – транспортных средств легитимно отрицается (ст.ст. 633, 643 ГК РФ), при этом ГК РФ не предусматривает самостоятельной государственной регистрации аренды ни как субъективного права, ни как обременения, то наличие в структуре соответствующего реестра прав на определенный вид недвижимых вещей de jure подраздела, предназначенного для внесения записи об аренде, представляется излишним.
  • Для обеспечения публичной достоверности регистрации, учитывая «право следования» аренды, Концепцией развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе предлагается, отказавшись от регистрации сделок, осуществлять государственную регистрацию аренды в качестве субъективного гражданского права арендатора. Поскольку предполагается, что такие договоры сами по себе регистрации подвергаться не будут, но будут связывать лиц, заключивших их, так, что управомоченная сторона сможет потребовать передачи вещи, полагаем, что они должны иметь конструкцию консенсуального договора. Принятие указанных положений потребует внесения изменений в ст.ст. 632, 642 ГК РФ, поскольку в обеих модификациях (с экипажем и без экипажа) договор аренды транспортных средств сформулирован как реальный, когда передача имущества приравнивается к заключению договора.
  • Дополнительным аргументом в пользу консенсуальной конструкции договора аренды транспортных средств является принципиальная возможность космических объектов быть переданными арендатору в пользование без наделения собственником последнего правомочием владения, под которым, учитывая специфику космических объектов, экономическая ценность которых заключается в их неземной эксплуатации, понимается предоставление доступа к командным кодам управления и контроля над космическим объектом с Земли (центра управления полетами). Согласно ГК РФ, по договору аренды транспортного средства арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование. Таким образом, при реальной конструкции договора аренды космического объекта – транспортного средства, таковой de lege lata не может быть признан заключенным.
  • Необходимость скорейшего построения национальной системы регистрации прав на космические объекты обусловлена частноправовым интересом, усложненным международными публичными обязательствами, а также активным обсуждением пересмотра концепции запускающего государства, возможности изменения государства регистрации и переноса ответственности за ущерб, причиненный полезной нагрузкой после вывода ее на нужную орбиту, с государства, предоставляющего услуги по осуществлению запусков, на государство (или государства), которое является собственником или оператором такой полезной нагрузки (или к которому относится владелец или оператор спутника).
  • Несмотря на существующие в литературе точки зрения, что государственная регистрация воздушных судов или ведение Регистра космических объектов РФ есть не что иное, как предусмотренные п.2 ст.131 ГК РФ специальная регистрация (учет) данных объектов недвижимости, основываясь на буквальном толковании закона, специальная регистрация или учет недвижимого имущества могут вводиться на основании закона, наряду, но не вместо государственной регистрации. Полагаем, что единственный вид такого специального учета применительно к недвижимым вещам de jure установлен п.15 ст.19 КВВТ РФ в отношении бесхозяйных судов на внутренних водных путях.
  • Государственная регистрация сделок с недвижимыми вещами de jure как излишнее и обременительное требование к участникам имущественного оборота подлежит упразднению по следующим основаниям:

- несоответствие природе государственной регистрации, призванной обеспечить публичную достоверность информации о зарегистрированных правах на объект недвижимости и сделках с ним для третьих лиц;

- отсутствие логического и научного обоснования дифференцированного подхода к выбору оснований для регистрации сделок, вплоть до отличного правового режима в рамках одного объекта, что прослеживается на примере реального договора аренды космических объектов - транспортных средств и региструмального договора аренды космических объектов, не относящихся к категории транспортных средств;

- существование необоснованных различий в правовых последствиях несоблюдения государственной регистрации договора (незаключенность либо недействительность) и исполнения незарегистрированного договора (виндикация, кондикция или реституция и (или) конфискация);

- наличие неоправданной разницы в правовом регулировании оборота отдельных видов недвижимости ввиду возможности восполнения несостоявшейся стадии договора, подлежащего регистрации, судебным решением, что de lege lata может рассматриваться как иск о понуждении к заключению договора;

- отсутствие норм о государственной регистрации внесения изменений в подлежащие государственной регистрации договоры и судебное заполнение законодательного пробела;

- формирование противоречивой судебной практики, основанной на буквальном толковании судами п.1 ст.165 ГК РФ без учета фактических обстоятельств, согласно которому в разряд недействительных попадают все сделки с недвижимостью, так как между моментом их заключения и регистрацией всегда имеется разрыв во времени.

  • Поскольку введение юридической фикции «недвижимая вещь de jure» вызвано интересом законодателя в функциональном использовании таких объектов, допущенных в установленном порядке к эксплуатации в привычной среде, предлагается государственную регистрацию воздушных судов обусловить требованием об их допуске к эксплуатации, изложив абз.1 п.1 ст.33 ВК РФ в следующей редакции: «Воздушные суда, допущенные к эксплуатации, подлежат государственной регистрации в следующем порядке …». Соответственно, обусловить государственную регистрацию гражданских воздушных судов наличием сертификата летной годности (удостоверением о годности к полетам), государственных воздушных судов - записью в формуляре государственного воздушного судна о его годности к эксплуатации.
  • В целях обеспечения принципа публичной веры реестра предлагается обусловить государственную регистрацию прав на строящееся судно документом, содержащим описание строящегося судна, выдача которого может быть возложена на орган, осуществляющий наблюдение за строительством судна.
  • В достижение научной точности воздушные суда, подлежащие государственной регистрации, предлагается делить на публичные и частные. К первому типу относятся воздушные суда, используемые в целях осуществления функций государства и обеспечения решения государственных задач, остальные воздушные суда считаются частными, даже если принадлежат государству. Соответственно, только на частные воздушные суда mutatis mutandis распространяется режим недвижимости.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в возможности использования содержащихся в ней положений, предложений, рекомендаций для дальнейшего исследования правоотношений в сфере иммобилиарного оборота, совершенствования действующего законодательства, в научных, учебных целях, а также в правоприменительной практике судов и органов государственной регистрации недвижимых вещей de jure, прав на них и сделок с ними.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры правовых дисциплин Байкальского государственного университета экономики и права, рекомендована к защите. Выносимые на защиту положения и отдельные вопросы, освещенные в диссертации, отражены в научных публикациях. Отстаиваемые в диссертации идеи о «юридическом рождении» недвижимых вещей de jure, независимости существования указанной фикции от наличия регистрационной записи в случае существования самого объекта и обладания им качествами, обусловливающими государственную регистрацию, ряд положений, касающихся региструмальных сделок, нашли подтверждение в правоприменительной практике Арбитражного суда Иркутской области и регистрационной практике Восточно-Сибирского управления государственного речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта.

Структура работы обусловлена целью, задачами, логикой и объемом проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав и шести параграфов, списка нормативных правовых актов и использованной литературы.

Содержание работы

Во Введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность и новизна, степень изученности, цели и задачи, методология и практическая значимость исследования, краткий анализ теоретических основ, формулируются положения, выносимые на защиту.

Глава первая «Сущность и правовой режим морских, воздушных судов, судов внутреннего плавания и космических объектов как объектов недвижимости» включает три параграфа.

Первый параграф «Понятие и правовой режим морских, воздушных судов, судов внутреннего плавания и космических объектов, их место в системе объектов гражданских прав» посвящен критическому анализу дефиниций морских, воздушных судов, судов внутреннего плавания и космических объектов, определению их места среди объектов гражданских прав, в целом, и в системе недвижимого имущества, в частности.

Автором отмечается, что категория недвижимого имущества в российском законодательстве является организованным с использованием различных критериев и юридико-технических приемов открытым системным образованием. ГК РФ в систему недвижимых вещей (недвижимое имущество, недвижимость) включает, в силу естественной стационарности объектов: земельные участки – постоянное присутствующее звено, обеспечивающее системную конструкцию недвижимости, участки недр, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства (недвижимость по природе, de facto); и в силу указания закона: подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, а также не являющееся вещью предприятие в целом как имущественный комплекс (недвижимое имущество по закону, de jure). С точки зрения эквивалентности в определении понятий, учитывая, что подчиненные правовому режиму недвижимости суда и космические объекты являются созданными человеком ценностями материального мира, обладающими юридическими признаками дискретности и материальности, наиболее точным термином, характеризующим указанные объекты, в целом, как структурный элемент системы недвижимости, является «недвижимая вещь de jure».

Законодатель, устанавливая в ГК РФ особый правовой режим для недвижимых вещей по закону, не определяет их. Поскольку в научно-правовой работе необходимо иметь достаточно ясное представление о предмете исследования, в диссертации проведен анализ нормативных и доктринальных дефиниций морских и воздушных судов, судов внутреннего плавания и космических объектов, в результате которого автором сделан вывод о наличии в них недостатков, среди которых отмечается использование определения в целях конкретного нормативного правового акта, описания или применение метода перечисления, наличие плеоназма, несоразмерности, логической ошибки «круга». Обобщив положительный опыт предшественников, руководствуясь принципом достаточного основания, учитывая уровень возможных знаний в сфере космоса, для определения понятия «космический объект» диссертантом предлагается объединить генезис, цель запуска (или сооружения), технические характеристики материального объекта и среду эксплуатации. Легитимное понятие воздушного судна предлагается изменить, дополнив критериями «назначение авиации» и «цели полета». Понятия «морское судно» и «судно внутреннего плавания» предлагается определить через родовое понятие «судно», с различием по видовым признаком их назначения.

В диссертации анализируется «двойной правовой режим» судна смешанного (река-море) плавания, обладающего назначением и допуском к использованию в целях судоходства и мореплавания, и аэрокосмических объектов, использующих в той или иной степени аэронавтические и астронавтические свойства, позволяющие им летать в воздушном пространстве и перемещаться в космосе. Поскольку на суда смешанного (река-море) плавания, по общему правилу, распространяется режим судов внутреннего плавания, в целях нормативной экономии предлагается подчинить их общему правовому режиму, если иное не предусмотрено законом. Наличие «двойного» правового регулирования аэрокосмических объектов заключается в разнице правовых режимов среды их эксплуатации, основанной на принципе «государственного суверенитета» воздушного пространства и принципе «свободы деятельности» в космическом пространстве. До теоретического разрешения спора о публично-правовом статусе аэрокосмических аппаратов они рассматриваются в качестве космических объектов. Учитывая единое функциональное назначение, общие технические и юридический критерии с «водными» и «надземными» недвижимыми вещами, соответственно, обосновывается распространение юридической фикции недвижимых вещей de jure на суда смешанного (река-море) плавания и аэрокосмические объекты.

В параграфе втором «Система государственной регистрации прав на недвижимые вещи de jure: история формирования, виды» отмечается, что изначально система регистрации прав сформировалась применительно к классической недвижимости. На основе методов исторического и сравнительно-правового исследования в работе приведена классификация систем регистрации прав на недвижимость de facto по ряду оснований: с точки зрения мировой и внутригосударственной хронологии; по правовому значению акта регистрации; объекту регистрации; по роли государства в охране прав на недвижимость. Используя метод обобщения, диссертантом делается вывод, что основным является деление систем регистрации на титульные и актовые. Применение статического анализа позволяет классифицировать функционирующие регистрационные системы на несколько типов: классическая титульная, в ее относительном варианте, организованная по принципу «без регистрации нет права», с абстрактной системой распоряжения; система Торренса (колониальная система), максимально приближенная к абсолютной титульной, суть которой выражена в формуле «чего нет в вотчинной книге, того нет и в действительности, и обратно…»; консенсуальная регистрационная система сделок, объектом регистрации которой являются правоустанавливающие документы, осуществляемая по субъектному или объектному принципу; система регистрации сделок (англо-саксонская система учета документов), при которой регистрации подлежат акты о правах на недвижимое имущество; российская «стремящаяся к титульной», «смешанная или совмещенная», система «двойной регистрации» с каузальной системой распоряжения, согласно которой регистрационная запись обусловливает, за некоторыми изъятиями, возникновение не только прав, но и обязательств по сделкам, установленным законом, выраженная в двух формулах: «без регистрации нет права, если иное не установлено законом» и «без регистрации сделка, подлежащая регистрации, считается незаключенной либо недействительной».

На основе сравнительного анализа систем регистрации морских, воздушных судов, судов внутреннего плавания в различных странах англо-саксонской и романо-германской правовых семей диссертантом делается вывод, что существующие системы регистрации прав на недвижимые вещи de jure mutatis mutandis аналогичны существующему порядку укрепления прав на недвижимость de facto, при этом государство, выбирая ту или иную регистрационную систему прав на суда, придерживается существующей в данном правопорядке системы регистрации прав на классическую недвижимость, вплоть до ее полного заимствования. Автором предложена классификация систем регистрации прав на недвижимые вещи de jure по совокупности критериев, аналогичных основаниям деления регистрационных систем недвижимости de facto.

Установлению различительных черт и определению устойчивой взаимосвязи, позволившей законодателю объединить недвижимые вещи de jure и de facto в единую систему, посвящен параграф 3 «Сравнительная характеристика недвижимых вещей de facto и недвижимых вещей de jure». Несмотря на декларирование ст.131 ГК РФ единой российской системы правового режима недвижимого имущества, регулирование правоотношений с участием недвижимых вещей de jure обладает рядом особенностей, выраженных, в наличии специальных нормативных правовых актов, регламентирующих порядок регистрации, проведение ее различными органами в отдельных реестрах. Указанные отличия производны от базового, заключающегося в естественной стационарности и признании природой недвижимыми вещей de facto и в мобильности, введении в иммобилиарный оборот средством применения законодателем юридической фикции недвижимых вещей de jure. Несмотря на сущностную разницу структурных элементов, недвижимое имущество является системным образованием с внутренней организующей связью. Для недвижимых вещей de facto связующим выступает критерий «прочной связи объекта с землей». Поскольку недвижимые вещи de jure охватываются структурой системы, то указанный критерий им также присущ, только внутрисистемная связь с такими компонентами выражена опосредованно, через юридическую связь с территорией государства регистрации (флага), которая является условием функциональной эксплуатации судов и космических объектов.

Различным в режиме недвижимых вещей является момент индивидуализации, с которым связывается их «юридическое рождение». Индивидуальный характер недвижимых вещей de facto объясняется природной стационарностью и их привязкой к конкретному земельному участку. Индивидуальная определенность недвижимых вещей de jure обеспечивается путем присвоения им отличительных признаков. Закон говорит о том, что к недвижимым вещам относятся подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты. Такая формулировка не дает ответа на вопрос о «юридическом рождении» недвижимых вещей de jure, нет единства мнений по данному вопросу и в юридической литературе. Существующие точки зрения можно условно разделить на две. Сторонники одной из них считают, что суждения «суда и космические объекты, подлежащие государственной регистрации» и «зарегистрированные суда и космические объекты» являются равнозначными, вследствие чего упомянутые объекты приобретают статус недвижимости с момента их регистрации (О.М. Козырь, М.И. Брагинский, Б.Л. Хаскельберг, В.В. Ровный, Е.С. Болтанова). Согласно второй точке зрения, недвижимость de jure является таковой независимо от факта ее государственной регистрации  (Б.М. Гонгало, О.Н. Садиков, Д.В. Чеканов). Автор разделяет и обосновывает мнение второй группы цивилистов.

Согласно действующему законодательству регистрации подлежат воздушные суда, предназначенные для выполнения полетов. Однако воздушное судно, a priori, является аппаратом, главное назначение которого совершать воздушные передвижения. Поскольку введение фикции «недвижимых вещей de jure» обусловлено интересом законодателя в их эксплуатации по назначению диссертантом предлагается сместить основной акцент с функциональной «предназначенности» на техническую «пригодность», обусловив государственную регистрацию воздушных судов допуском воздушных судов к эксплуатации.

Судно (морское и внутреннего плавания) подлежит государственной регистрации с момента его изготовления, определяемого датой получения свидетельства о годности к плаванию. До указанной даты с момента закладки киля или проведения иных равноценных работ судно признается строящимся. В случае его строительства на территории Российской Федерации строящееся судно может участвовать в гражданском обороте, быть предметом ипотеки с предварительной публичной регистрацией права собственности на него в одном из предусмотренных судовых реестров. Наличие указанных признаков позволяет сделать вывод о подчинении строящихся судов правовому режиму недвижимости. Для разрешения вопроса об индивидуализации такого объекта автор обращается к судебному толкованию в отношении классической недвижимости и приходит к заключению, что на момент регистрации в отношении строящегося судна не только не должно существовать незавершенных правоотношений обязательственно-правового характера, оно не должно претерпевать изменений. 

В соответствии с нормами национального и международного права необходимость государственной регистрации космического объекта возникает с момента его запуска на орбиту вокруг Земли или дальше в космическое пространство. В соответствии с нормами международного права понятие «запуск» включает попытку запуска, однако содержание последнего не раскрывается. Диссертант считает целесообразным легитимно определить понятие «запуск космического объекта» с учетом уровня научных достижений в сфере космических исследований и возможности различных способов выведения космических объектов (полета, сооружения в космическом пространстве или на небесном теле, «нестандартного» запуска по проекту «Space Elevator»).

Глава 2 «Система государственной регистрации воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания и космических объектов, прав на них и сделок с ними» посвящена исследованию сущности государственной регистрации самих объектов, прав на них и сделок с ними.

Для признания воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания и космических объектов недвижимыми вещами необходимо два критерия: наличие материального объекта (вещи), а также необходимость их государственной регистрации в качестве условия эксплуатации по назначению. Исследованию порядка регистрации недвижимых вещей de jure, определению регистрации в качестве «государственной», ее основного назначения посвящен параграф 1 «Регистрация морских и воздушных судов, судов внутреннего плавания и космических объектов: понятие, значение, порядок осуществления».

В отношении космических объектов осуществляется как национальная регистрация, так и международная. В соответствии с международными нормами регистрацию космического объекта в соответствующем регистре осуществляет запускающее государство . Когда запуск осуществляют два или более запускающих государств, они совместно определяют, которое из них зарегистрирует космический объект. По отношению к запускаемому космическому объекту запускающих государств может быть несколько, но государство регистрации всегда одно – указанный статус государств сохраняется до полного разрушения космического объекта. С актом регистрации нормы международного права связывают сохранение юрисдикции и контроля над космическим объектом и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле, при отсутствии договоренности об ином. Таким образом, международное космическое право не исходит из того, что, права юрисдикции (права и полномочия на осуществление всей полноты власти в отношении лиц и объектов, находящихся в космосе), контроля (право управления объектом и действиями экипажа в техническом отношении)  и регистрации должны обязательно принадлежать одному и тому же государству. Собственную регистрацию запускаемых объектов могут проводить межправительственные организации. Поскольку единственным субъектом международного космического права, обладающим юрисдикционными правами, являются государства, между запускающими государствами (не обязательно членами организации) должна быть достигнута договоренность о том, кто из них будет осуществлять юрисдикцию. Международная регистрация осуществляется Генеральным секретарем ООН путем присвоения космическому объекту международного регистрационного номера на основе регистрационных данных, установленных запускающим государством при проведении государственной регистрации. Идентификация космического объекта должна осуществляться по нанесенным опознавательным данным, позволяющим установить национальную принадлежность самого объекта и его составных частей, например, по маркировке, как это предусмотрено для космических объектов Российской Федерации. В связи с тем, что подходящих средств идентификации на сегодняшний момент не выработано, указанные нормы декларативны.

Корни национальной регистрации воздушных судов истекают из противопоставления двух теорий: «свободы воздуха» и «суверенитета государства над воздушным пространством». С международным признанием и развитием последней возникла необходимость идентификации воздушных судов по их национальной принадлежности. Национальная регистрация в Российской Федерации проводится в отношении государственных и гражданских воздушных судов. В работе отмечается, что государственные воздушные суда являются вещами, ограниченными в обороте, тогда как с точки зрения частноправового интереса распространение статуса недвижимости и установление публичной регистрации актуально в отношении свободного в обороте имущества. Поэтому законодатель, устанавливая необходимость государственной регистрации прав в отношении гражданских воздушных судов, а также государственных воздушных судов, которые используются в коммерческих целях, остался верен своей логике и признает только указанные виды судов недвижимыми вещами de jure. На основании вышесказанного более точным представляется деление воздушных судов на публичные и частные.

Особенностью государственной регистрации судов (внутреннего плавания и морских) является то, что в большинстве случаев, за указанным административным актом закон признает не только фиксацию судна в качестве объекта с особым набором характеристик, но и существование данной вещи в качестве объекта права собственности и иных вещных прав. На примере регистрации судов, которым временно предоставлено право плавания под Государственным флагом РФ, прослеживается самостоятельность указанного акта, заключающаяся в предоставлении судну национальности зарегистрировавшего его государства, под которой понимается «правовой институт, связывающий судно с государством и указывающий, что государство, известное как государство национальности или государство флага, имеет право осуществлять юрисдикцию по судну, ответственно за него и имеет право защищать его в соответствии с международным правом» . С появлением проблемы «удобных флагов» считается необходимым принцип национальности судна дополнить характеристикой его реальной связи с государством регистрации.

По итогам проведенного анализа формулируется вывод, что государственная регистрация судов и космических объектов имеет основным назначением идентификацию указанных объектов, в том числе по их национальной принадлежности, в целях распространения юрисдикции государства регистрации (флага).

Определению вида российской системы регистрации прав на недвижимые вещи de jure средством оценки реализации в ней принципов модельных регистрационных систем посвящен параграф 2 «Регистрация прав на недвижимые вещи de jure». В работе раскрывается сущность государственной регистрации прав на недвижимые вещи de jure. Подвергаются критике легальные дефиниции «государственной регистрации прав на судно», которые смешиваются в определяемых понятиях с государственной регистрации судна (морского и внутреннего плавания) и государственной регистрацией сделок с воздушными судами, соответственно. При раскрытии содержания такие «смешанные» понятия определяются через дефиниенс, соответствующий по объему лишь понятию «государственная регистрация прав», что не отвечает логическому правилу соразмерности. В работе обосновывается исключительно «государственный» и «юридический» характер производимой регистрации.

Автором проведен анализ применения принципов титульной системы: основных, производных и технических, позволивший сделать вывод, что существующая система регистрации прав на недвижимые вещи de jure построена на основных началах указанной системы, однако ни один из ее принципов не действует в нашей стране в полном объеме: в определенной степени реализован принцип внесения; в ограниченной степени – принцип гласности; принцип публичной веры, при отсутствии запрета на изъятие недвижимости от добросовестного приобретателя становится практически бессмысленным. Еще в меньшей степени реализованы начала гарантированности со стороны государства действительности зарегистрированных прав и его безусловной материальной ответственности в случае установления недействительности этих прав, поскольку действующее законодательство либо вообще не предусматривает норм об ответственности государства, либо возлагает ответственность только за отдельные противоправные деяния в сфере регистрации, в ряде случаев ставит ее в зависимость от вины деликвента. И даже в таком варианте указанные нормы в отсутствие механизма их реализации являются, скорее, декларативными. По признаку низкой ответственности и пониженных гарантиях государства российская система регистрации прав на недвижимые вещи de jure ближе к актовой. Поэтому аналогично существующей системе регистрации прав на «классическую» недвижимость систему регистрации прав на недвижимые вещи de jure можно охарактеризовать как смешанную или «стремящуюся к титульной».

Предметом исследования в параграфе 3 «Регистрация сделок с недвижимыми вещами de jure» являются подлежащие государственной регистрации сделки с недвижимыми вещами de jure. Автор соглашается с мнением цивилистов о «хаотичном» характере российского регистрационного режима вследствие неоправданного расширения предмета государственной регистрации и появления в дихотомии «реальных – консенсуальных» сделок их особого вида, получивших в доктрине название формальных (О.Н. Садиков) или региструмальных (Е.С. Болтанова).

В работе обращается внимание на отсутствие логического обоснования как законодательного выбора оснований для регистрации сделок с недвижимым имуществом, в целом, и de jure, в частности; так и дифференциации последствий нарушения требований о регистрации сделки. Отмечается, что раздельный подход к последствиям несоблюдения требования регистрации сделки состоит не только в различных правовых последствиях ее исполнения, но и цивилистически-обоснованной возможности санации сделки, предоставленной п.3 ст.165 ГК РФ. Несмотря на то, что из буквального содержания указанной нормы не следует, что она применяется только в случаях, когда при отсутствии государственной регистрации сделка считается недействительной, диссертант разделяет мнение авторов Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе, что понуждение к регистрации незаключенной сделки будет расцениваться как понуждение к заключению договора. Ряд ученых (Б.Л. Хаскельберг, В.В. Ровный, Е.С. Болтанова), напротив, полагают, что несостоявшуюся стадию заключения договора можно восполнить на основании судебного решения. По аналогичному пути идет и судебная практика.

Нелогичность законодателя в выборе сделок, подлежащих государственной регистрации, прослеживается на примере договора аренды недвижимого имущества, который, по общему правилу, подлежит государственной регистрации. К договору аренды транспортного средства правила о регистрации не применяются. Отсутствие в ГК РФ определения «транспортного средства» породило немало судебных споров в отношении договоров аренды вещей, предназначенных для передвижения, но недвижимых «по закону». В работе дана этимологическая оценка указанному термину, проведено нормативное и доктринальное исследование его содержания, вследствие чего сделан вывод о принадлежности подлежащих государственной регистрации судов (морских, воздушных и внутреннего плавания) к категории транспортных средств. Поскольку не все космические объекты предназначены для перемещения в пространстве (обитаемые станции на небесных телах, отдельные ступени ракет-носителей и др.), арендные правоотношения с их участием подлежат различному регулированию. Обращается внимание на отсутствие единой конструкции договора аренды транспортных средств, который в ГК РФ в обеих модификациях сформулирован как реальный, тогда как договоры тайм-чартера, бербоут-чартера, воздушного чартера сформулированы как консенсуальные, модель которого в большей мере соответствует потребностям рыночного оборота.

В работе делается акцент на особой природе субъективных прав арендатора и залогодержателя, обладающих некоторыми признаками вещных прав. Аренда как правовое явление может рассматриваться в качестве обязательства (договора), обременения вещных прав арендодателя и субъективного права. Поскольку ГК РФ не предусматривает государственной регистрации ни права аренды, ни аренды как обременения, легитимное отрицание государственной регистрации договора аренды транспортных средств влечет правовую неопределенность при включении в структуру соответствующего реестра подраздела, предназначенного для регистрации аренды как обременения (ограничения) . С аналогичных позиций рассматривается правовая конструкция залога.

В настоящем параграфе приведены различные точки зрения ученых (М.А. Егорова, Е.С. Болтановой, В.А. Алексеева и др.) о правовой ценности региструмальных сделок, целесообразности их сохранения в существующем либо измененном виде, возможности замены иным юридическим средством. Соглашаясь с тем, что государственная регистрация сделок с недвижимостью является необоснованным бременем участников иммобилиарного оборота, необходимо учитывать особенность некоторых субъективных гражданских прав, не являющихся вещными, но обладающих признаками этих прав и в этом качестве обременяющих право собственности. В целях достижения публичной веры реестра авторами Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе предлагается, отказавшись от государственной регистрации сделок с недвижимостью, осуществлять государственную регистрацию исполнения таких сделок, когда в порядке исполнения осуществляется передача недвижимой вещи во владение контрагенту – осуществлять регистрацию передачи. Поскольку предполагается, что такие договоры связывают лиц, заключивших их, и управомоченная сторона сможет потребовать передачи вещи, автор полагает, что они должны быть консенсуальными. Тогда как часть договоров, в основном в силу фидуциарности, построена по реальной модели (рента, доверительное управление, ссуда, аренда космических объектов – транспортных средств), когда передача имущества приравнивается к заключению договора.

Выявленные проблемы и сформулированные автором выводы по теме диссертации изложены в следующих публикациях:

  • Понятие и правовой режим недвижимости по закону, ее место в системе объектов недвижимости // Нотариус. - 2007. - №6. - С. 28-32. 0,7 п.л.
  • Проблема дефиниции недвижимых вещей в силу закона // Бюллетень нотариальной практики. - 2008. - №4. - С. 2-8. 1,3 п.л.
  • Двойной правовой статус судов смешанного (река-море) плавания и аэрокосмических объектов // Транспортное право. - 2009. - №2. - С. 3-8. 0,6 п.л.
  • Соблюдение системных принципов при государственной регистрации прав на недвижимость de  jure // Законодательство. - 2009. - №11. - С. 63-68. 0,5 п.л.
  • Регистрация судов и космических объектов: специальный учет или государственная регистрация? // Современные проблемы правотворчества и правоприменения: Сб. научных трудов: ГОУ ВПО РПА Минюста России. - 2009. - Вып.6. - С. 89-97. 0,6 п.л.
  • Недвижимая вещь как категория гражданского права // Хозяйство, право и наука: Сб. научных трудов: Изд-во БГУЭП. - 2010. - Вып.4. - С. 29-38. 0,4 п.л.
  • Государственная регистрация прав на недвижимость по закону: понятие, цели, система // Ученые записки юридического факультета: Изд-во Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов. - 2010. - Вып. 17 (27). - С. 63-69. 0,5 п.л.
  • Государственная регистрация сделок с недвижимостью de jure // Цивилист. - 2011. - №1. - С. 30-35. 0,4 п.л.

Ademuni-Odeke. Bareboat charter (ship) registration. Netherlands, 1998. P. 13.

Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе. С. 68.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.