WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Деятельность разведывательных органов России в Северо-Восточном Китае (конец XIX - начало XX вв.)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

ЖАБИЦКИЙ Андрей Константинович

 

Деятельность разведывательных органов России

в Северо-Восточном Китае (конец XIX - начало XX вв.)

 

Специальность 07.00.02 – отечественная история

 

 

 

 

Автореферат диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

 

Улан-Удэ – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном казенном общеобразовательном учреждении высшего профессионального образования Хабаровском пограничном институте Федеральной службы безопасности Российской Федерации

Научный руководитель:                             

доктор исторических наук, профессор Алепко Александр Валентинович

Официальные оппоненты:  

Ведущая организация:                         

Кузнецов Сергей Ильич, доктор исторических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет», профессор кафедры мировой истории и международных отношений;

Башкуева Елена Юрьевна, кандидат исторических наук, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Отдел региональных экономических исследований Бурятского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук, младший научный сотрудник    

ФГБОУ ВПО «Дальневосточный государственный университет путей сообщения»

                                                                  

Защита состоится 27 апреля 2012 г. в 12.00.  часов на заседании диссертационного совета Д 003.027.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук 670047, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, д. 6).

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Бурятского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук (г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, д. 6).

Автореферат разослан 25 марта 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                           Жамсуева Дарима Санжиевна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Во внешнеполитической деятельности России в Азиатско-Тихоокеанском регионе в конце XIX - начале XX вв. важную роль играли российские разведывательные органы, особенно в моменты военных действий 1900-1901 гг. в Северной Маньчжурии и в 1904-1905 гг. в русско-японской войне. Фактически в эти годы шло становление разведывательных органов на Дальнем Востоке.

Экспансионистское проникновение России в Северную Маньчжурию – строительство и функционирование КВЖД, аренда Ляодуньского полуострова – нуждалось в обеспечении защиты государственных интересов, в том числе и со стороны органов российских спецслужб. Исследование их деятельности расширяет горизонт знаний о действиях российского правительства в Северной Маньчжурии, способствует обогащению истории внешнеполитической деятельности России и ее разведывательной службы в начале XX в. Тем более, что история деятельности разведывательных органов в Северной Маньчжурии до сих пор не являлась объектом специального исследования.

Хотя современная внешнеполитическая ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе коренным образом отличается от ситуации начала прошлого века, Дальневосточный регион сохраняет свое важное стратегическое значение, что особо было подчеркнуто в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., утвержденной Указом Президента РФ 12 мая 2009 г.

На переднем рубеже борьбы с современными угрозами национальной безопасности находятся разведывательные службы России, в том числе дальневосточные спецслужбы. Поэтому исторический опыт деятельности разведывательных органов в начале прошлого века, сохраняет особую значимость для современной разведывательной системы России. Исторический урок решения политико-оперативных задач особо важен при подготовке опытных кадров отечественных спецслужб. Разведчики, стоявшие у истоков становления разведки России на Дальнем Востоке, являются достойным примером для воспитания современного поколения оперативников. В целом исторический опыт деятельности разведывательных органов России на территории Северо-Восточного Китая и российских приграничных районах Дальнего Востока в начале XX в., которому посвящена диссертационная работа, является одной из актуальных проблем отечественной историографии и политической практики.  

Степень разработанности проблемы. Историографию по теме диссертационного исследования можно разделить на три периода: первый период (дореволюционный) охватывает рамки с конца XIX в. – до 1918 г.; второй период (советский) – 20-е – 90-е гг. XX в.; третий период (постсоветский) – с 1991 г. - по настоящее время.

Одними из первых работ, в которых раскрывались причины быстрого политического, экономического и военного роста Японии, события хода китайско-японской войны 1894-1895 гг., были книга Д. Позднеева «Описание Маньчжурии» и брошюра капитана Симанского. А.Н. Штинглиц рассмотрел проблемы международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Существенную историографическую ценность имеют воспоминания министра финансов С.Ю. Витте, где раскрываются международные отношения России и Китая на Дальнем Востоке.

Схожие точки зрения о геополитическом положении России на Дальнем Востоке прослеживаются в публикациях Т. Богдановича, Н.В. Кюнера, П. Краснова, Н. Штейнфельда, В.И. Денисова, Ф.А. Львова и др.

В 1904-1911 гг. в работах Н. Гарина, Д.А. Давидова, С.Х. Троцкого, М.Х. Часового и Д.Н. Анучина были показаны отношение японского правительства к политике России в Маньчжурии, а также захватнические намерения Японии по отношению к Корее, Китаю и российскому Дальнему Востоку.

В иностранной литературе политика России в Маньчжурии изучалась Каутским К., Лянцичао, Г. Де-Волланом, Э. Паркером, В.М. Смитом и Х. Вандербергом, характеризовавшим её как захватническую.

Необходимость специального анализа деятельности разведорганов России в Маньчжурии обусловила появление первых публикаций по изучаемой проблеме. Так разведдеятельность казачьих подразделений во время войны 1900-1901 гг. рассмотрена в работе В.В. Голицына. Вместе с тем, разведслужба охранной стражи КВЖД описана им фрагментарно, что не дает полного представления о разведке в полосе отчуждения КВЖД. В историческом очерке А.П. Васильева также затронуты вопросы, связанные с ведением казаками разведки в период русско-китайской войны.

После 1905 гг. вышло ряд работ, освещавших деятельность разведывательных органов России во время русско-японской войны. К. Белавин в публикации «Происхождение и смысл русско-японской войны» коснулся особенностей и последствий японского шпионажа в ходе боевых действий. Ю. Лазаревич подчеркнул, что результаты разведки в годы русско-японской войны всегда определяли характер решений, принимаемых командующими российских армий. В воспоминаниях К. Дружинина выявлены положительные и отрицательные стороны деятельности штаба Уссурийского казачьего полка при организации войсковой разведки.

Особо следует отметить содержательные записки офицеров генштаба Э.А. Верцинского, П.И. Изместьева и В. Буняковского, в которых показано участие разведчиков в боевых действиях 1904-1905 гг. В.Н. Клембовский описал способы шифровки и дешифровки информации российскими органами военной разведки в Маньчжурии. Ф. Ростовцев касается особенностей действий казачьих отрядов по ликвидации японских шпионов.

Зарубежными авторами Г. Лауром, Азиатикусом, Т. Сакураем, К. Адариди, Р. Рекули, Л. Нодо, Э-А. Барлетом, Ролленом, Р. Рюдевалем, Барона Теттау, Л. Барцини, Р. Менье, П. Фон-Лангом подробно раскрыты события русско-японской войны 1904-1905 гг. В работах этих авторов содержится богатый фактический материал, позволивший найти новые возможности в познании слабых и сильных сторон деятельности российских спецслужб во время войны.

В целом дореволюционные публикации, можно только условно отнести к историографии проблемы, т.к. научное осмысление её только начиналось. В публикациях, посвященных деятельности разведывательных органов России в Маньчжурии многие исторические события описаны фрагментарно, хотя и содержали значительный фактический материал.

В советский период стали появляться научные работы на широкой источниковой базе, что в первую очередь касалось проблем политики России на Дальнем Востоке в конце XIX - начале XX вв. В работах М.А. Боголепова, Вилевского Вл., Г. Ширмана, А.Д. Попова, И. Мамаева, В. Колоколова рассмотрены проблемы российско-китайских отношений, особенности геополитических устремлений Японии, российско-японские противоречия и др.

Во второй половине 1950-х гг. появились научные работы таких авторов, как И.С. Галкин, Б.А. Романов, А. Добров и Ю.Я. Соловьев, в которых показаны особенности политики России в Азиатско-Тихоокеанском регионе в конце XIX – начале XX вв.

Исследования проблемных вопросов, связанных с политикой России в Маньчжурии и её отношениях с иностранными государствами на Дальнем Востоке, нашли свое отражение в работах В.И. Бовыкина, В.М. Хвостова, С.С. Григорцевича, Е.М. Жукова и др.

Усиление исследовательского интереса к международным отношениям на Дальнем Востоке показано в труде академика Л.В. Нарочницкого. В нем анализируется колониальный характер проникновения европейских держав на Дальний Восток. Появились работы, освещавшие проблемы, связанные с политическим соперничеством иностранных держав в Азиатско-Тихоокеанском регионе, это исследования В.А. Маринова, М.И. Сладковского, А.В. Игнатьева, Л.Н. Кутакова и др.

Среди публикаций затрагивавших деятельность разведорганов России на Дальнем Востоке необходимо отметить работу Е.Х. Нилуса, вышедшую в 1923 г. в Харбине, в которой, в частности, показана деятельность разведывательного отдела штаба Заамурского округа пограничной стражи в охране КВЖД. Вопросы деятельности российской агентурной разведки в Маньчжурии накануне первой мировой войны рассмотрены в работе сотрудника штаба РККА К.К. Звонарева (Звайзе), опубликованной в 1929 и 1931 гг. под грифом «секретно».

В связи с обострением отношений между СССР и Японией в 1930-е гг. появился труд А. Вотинова, который опубликовал исторические материалы, связанные с деятельность японских и российских спецслужб в Маньчжурии и на Дальнем Востоке накануне русско-японской войны.

В послевоенный период были опубликована работа В.П. Костенко, который изучал факты японского шпионажа накануне русско-японской войны на российских судостроительных заводах.

В конце советского периода вышел ряд работ, посвященных российской эмиграции в Маньчжурии, которые фрагментарно затронули некоторые проблемы российской разведки. Наиболее известная среди них работа бывшего «харбинца» Г.В. Мелихова «Маньчжурия близкая и далекая» и др.

По сравнению с исследованиями дореволюционного периода историки советской эпохи внесли значительный вклад в исследование проблем, связанных с внешнеполитической деятельностью России на Дальнем Востоке. Исследования о деятельности российской разведки в Северо-Восточном Китае практически отсутствовали, по причине секретности многих документов и их недоступности для исследователей.

После распада Советского Союза постепенно утверждался объективный и всесторонний подход к изучению исторических проблем. Шел процесс рассекречивания большинства архивных материалов, в связи с чем, появились новые возможности для исследования проблемы.

Вопросам внешнеполитической деятельности России в Северо-Восточном Китае посвящены работы Ю.В. Чудодеева, Ю.В. Сергеева, Н.И. Дубининой и Б.И. Ткаченко. В них широко использованы документы Архива внешней политики Российской империи и Российского военно-исторического архива. А.В. Шишов показал динамику сложных взаимоотношений между Россией и Японией, которые привели к военному конфликту на Дальнем Востоке.

В историческом очерке И.М. Попова, обращено внимание на российско-китайские военно-политические отношения с конца XVII в. до 1917 г. Определенный интерес представляют монографии Я.А. Шулатова и Ю.С. Пестушко, которые, в частности, изучают вопросы российско-японских отношений в период с 1905-1914 гг., анализируют влияние условий Портсмутского мирного договора на политику России в регионе, затрагиваются вопросы, связанные с разведывательной деятельностью японских спецслужб.

В то же время исследования, посвященные анализу деятельности разведорганов России в дальневосточном регионе, можно выделить в отдельную категорию. Противостояние российской и японской разведок во время войны 1904-1905 гг., раскрыто в монографиях Д.В. Павлова и С.А. Петрова.

В статьях И.В. Деревянко и П.Н. Симанского раскрываются военно-политические аспекты и проблемы контрразведывательной деятельности России в Маньчжурии. М. Алексеев, Е.Ю. Сергеев, А.А. Улупян, Е.В. Добычина впервые изучили агентурную деятельность российских военных атташе в Китае, Корее и Японии.

В исследовании вопросов контрразведывательной деятельности России и Японии накануне и во время войны 1904-1905 гг. выделяются труды И.В. Деревянко, И.М. Афонасенко, И.Н. Кравцева, Б.А. Старкова и Д.Б. Павлова. В статьях А.М. Буякова на материалах РГИА ДВ показаны отдельные контрразведывательные акции российских спецслужб в 1897-1915 гг. в Маньчжурии.

Изучению вопросов, связанных с противодействием российских разведывательных органов японским спецслужбам на Дальнем Востоке помогли научные труды А.В. Алепко и Н.А. Алепко, в которых показаны факты японского шпионажа в регионе. В исследованиях В.Н. Белозера и А.В. Полутова выявляются предпосылки создания российской военно-морской разведки, особенности ее деятельности, исследуется формирование и развитие японской военно-морской разведки в 1872–1904 гг. и др. Монография Е.Ю. Сергеева посвящена деятельности войсковых органов военной разведки России в период русско-японской войны.

Из зарубежных исследований необходимо отметить работу Э. Бояджи «История шпионажа» где, в частности, затронута проблема противостояния японской и российской разведок на Дальнем Востоке в изучаемый период и др. 

Историографический анализ работ постсоветского периода показывает, что историки внесли серьезный вклад в изучение проблемы. Показаны негативные и позитивные стороны российской внешней политики на Дальнем Востоке, а также её особенности в Северо-Восточном Китае в конце XIX - начале XX вв.

Усиление исследовательского интереса к деятельности разведорганов России в Маньчжурии проявилось в ряде отдельных научных работ, касавшихся деятельности военной, морской, дипломатической и экономической разведок. Однако процесс становления и развития разведорганов России в Северо-Восточном Китае в 1896-1914 гг. рассмотрен фрагментарно. Деятельность разведывательных органов России в Маньчжурии не являлась предметом специального исследования. Неизученным остается процесс становления разведки России и особенности деятельности российских разведорганов в Северо-Восточном Китае, в достаточной степени не исследованы основные направления работы российских спецслужб, применяемые ими формы и методы ведения разведки в Маньчжурии. В связи с этим диссертационная работа имеет своей целью восполнить этот пробел.

Объектом исследования являются основные направления внешней политики России в Северо-Восточном Китае в конце XIX – начале XX вв.

Предметом исследования определена деятельность российских разведывательных органов в Северо-Восточном Китае в 1896 - 1914 гг.

Цель работы состоит в исследовании деятельности разведывательных органов России в Северо-Восточном Китае в 1896 – 1914 гг.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

- раскрыть особенности внешней политики России в Северо-Восточном Китае накануне и после русско-японской войны 1904-1905 гг.;

- проанализировать и обобщить деятельность разведки штаба Заамурского округа пограничной стражи (ОКПС) по обеспечению безопасности КВЖД;

- осветить структуру и основные направления служебной деятельности органов разведки российских военного и морского министерств;

- используя ранее неопубликованные документальные материалы, дополнить историю организации и ведения разведки в годы русско-японской войны;

- рассмотреть эволюцию структуры и организации дальневосточных разведорганов после заключения Портсмутского мирного договора.

Хронологические рамки охватывают с 1896 - 1914 гг. Выбор верхней границы хронологических рамок обусловлен объективными причинами. В 1896 г. между Россией и Китаем был подписан договор о строительстве Китайско-восточной железной дороги, и российское правительство юридически получило право на закрепление своего политического положения в Северной Маньчжурии где начинает формировать свои разведорганы. Нижняя граница хронологических рамок ограничена 1914 г., в связи с тем, что начало Первой мировой войны послужило основанием для отвлечения основных сил российских разведорганов в Северной Маньчжурии в район ведения боевых действий на территорию Европы.

Территориальные рамки исследования охватывают Северо-Восточный Китай (современные провинции Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин), а так же пограничные районы дальневосточных областей России (современные Читинская и Амурская области, Хабаровский и Приморский края). В отдельных случаях с целью более полного раскрытия того или иного вопроса автор вынужден выходить за эти рамки, затрагивая и другие провинции Китая.

Методологическую, теоретическую и эмпирическую базу исследования составили важнейшие принципы исторического исследования – историзм и объективность.

Принцип историзма позволил раскрыть деятельность разведывательных органов России в Северо-Восточном Китае в 1896 -1914 гг. по обеспечению безопасности территорий российского Дальнего Востока в тесной взаимосвязи с политическими и социально-экономическими процессами, происходившими в Российской империи. Этот принцип помог выявить причинно-следственную связь политики России на Дальнем Востоке и деятельности дальневосточных разведывательных органов по решению внешнеполитических задач страны в Северо-Восточном Китае, а также проанализировать процесс становления и развития отечественных спецслужб в изучаемый период.

Широкая и разнообразная источниковая база, использованная в диссертационной работе, введение в научный оборот новых документальных материалов, позволили обеспечить достоверность научного исследования, избежать идеализации деятельности российских разведывательных органов на Дальнем Востоке, проанализировать трудности, с которыми была связана деятельность разведчиков в конце XIX - начале XX вв.

Наряду с общенаучными методами (анализ, синтез, дедукция, индукция и т.п.) в работе использовались проблемно-хронологический и сравнительный методы, которые позволили выявить динамику исторических событий на Дальнем Востоке, их влияние на политику, на принятие решений, раскрыть сходство и различия по формам, организации и проявлению действий разведывательных служб, действовавших в Северо-Восточном Китае.

Использование системного подхода позволило рассмотреть деятельность разведорганов России в Северной Маньчжурии как необходимую составляющую процесса укрепления внешней политики России на Дальнем Востоке в контексте политики, проводимой руководством Российской империи в целом.

Источниковую основу исследования составил комплекс опубликованных и неопубликованных документальных материалов, значительная часть которых вводится впервые в научный оборот.

Важнейшей частью источниковой базы является материал, издававшийся центральной и дальневосточной прессой в исследуемый период. Значительный массив вторичных источников составили мемуары, монографии и диссертации отечественных и иностранных авторов, что при проверке ряда фактов с помощью других источников дало возможность оценить не только степень изученности темы, но и выявить в ней новые моменты.

В основу работы положены главным образом неопубликованные документы, выявленные автором в 42 фондах 7 архивов.

В Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) изучены документы фондов: 400 (Главный штаб Военного министерства); 14372 (Областные штаб и военно-медицинское управление Квантунской областью); 14378 (Управление военного комиссара Мукденской провинции); 14370 (Полевой штаб командующего войсками Квантунской области); 2000 (Главное управление генерального штаба); 14383 (Управление военного комиссара Гиринской провинции), 1558 (Штаб Приамурского военного округа), 1573 (Войсковое правление Амурского казачьего войска), 13057 (Полевой штаб Маньчжурской армии), 4888 (Отдельный пограничный корпус). В этих фондах хранятся приказы, распоряжения, отчетные документы, агентурные сообщения, телеграммы, оперативные сводки и докладные записки о деятельности российских спецслужб в изучаемый период в Северной Маньчжурии.

В фондах Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ): 1182 (Заведующий полицейским надзором при Маньчжурской армии отдельный корпус жандармов подполковник Шершов), 7071 (Штаб Заамурского округа ОКПС), 568 (Ламздорф Владимир Николаевич), 892 (Гирс Александр Александрович) изучены документы, касающиеся российской контрразведки накануне и во время русско-японской войны.

В Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ) были исследованы документы фондов: «Китайский стол», «Чиновник по дипломатической части при Приамурском генерал-губернаторе», «Миссия в Пекине». Их анализ помог рассмотреть особенности внешней политики России на Дальнем Востоке.

Из Российского государственного архива Военно-Морского флота (РГА ВМФ) были использованы документы фондов: 32 (Алексеев Евгений Иванович, адмирал (1843-1918)), 467 (Временный морской штаб наместника на Дальнем Востоке. Порт-Артур (1899-1904)), 470 (Канцелярия по морской части при главнокомандующем всеми сухопутными и морскими силами во время войны с Японией (1904-1906)), 929 (Управление Порт-Артура. Порт-Артур (1898-1904)), 24 (Стеценко Константин Васильевич, вице-адмирал (1862-1919)) и др. Благодаря документам РГА ВМФ удалось собрать и проанализировать информацию о деятельности органов российской военной и морской разведки в Маньчжурии накануне русско-японской войны 1904-1905 гг.

В Российском государственном историческом архиве (РГИА) были изучены документы фондов: 560 (Общая канцелярия министра финансов); 23. (Министерство торговли и промышленности); 565 (Департамент государственного казначейства), где имеется информация о разведке штаба Заамурского округа ОКПС и российских военных комиссаров в Маньчжурии в 1901 – 1904 гг.

В Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока (РГИА ДВ) в фонде 951 (Николаевское станичное управление) хранятся материалы о деятельности разведотдела штаба Приамурского военного округа и пограничного комиссара Амурской области.

В Государственном архиве Хабаровского края (ГАХК) были изучены документы фондов: Р-831 (Общество единения народов Маньчжурской империи Кио-Ва-Кай. 1937-1945 гг.); И-16 (Органы полиции и жандармерии). Они содержат материалы о деятельности контрразведывательных органов штаба Приамурского военного округа накануне первой мировой войны.

В целом использование обширного источникового материала позволило автору решить поставленные в диссертации задачи.

Научная новизна результатов исследования заключается в том, что проведено исследование процесса становления разведывательных органов России в Северо-Восточном Китае в 1896-1914 гг.;

- определены три этапа деятельности российской разведывательной сети в Северо-Восточном Китае, позволяющие проанализировать динамику и результативность работы дальневосточных спецслужб;

- раскрыта организационно-штатная структура разведывательных органов России в Северной Маньчжурии;

- на основе впервые введенных материалов дополнена история деятельности разведорганов России в период русско-японской войны;

- установлено, что в 1896-1906 гг. разведывательные органы России в Северной Маньчжурии не имели единого координационного центра и четкой системы взаимодействия.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что работа вносит вклад в дальнейшую разработку исследований, касающихся деятельности российских разведывательных органов, ее содержание позволяет учитывать исторический опыт работы дальневосточных спецслужб по обеспечению стратегической безопасности России и заключается в том, что данное исследование вносит определенный вклад в историографию Отечественной истории

Практическая значимость работы заключается в том, что материалы исследования могут найти практическое применение в качестве дополнительного материала при разработке других дисциплин гуманитарного профиля при рассмотрении вопросов, касающихся деятельности российских спецслужб на Дальнем Востоке; материалы диссертации, также могут быть использованы в практике преподавания таких дисциплин как: Отечественная история, история Дальнего Востока, история пограничных органов и органов безопасности и др.

Апробация исследования. Основные выводы и результаты диссертационного исследования отражены в 3 публикациях в рецензируемых изданиях «Власть и управление на Востоке России», «Омский научный вестник», «Известия Алтайского государственного университета», рекомендованных перечнем ВАК. По теме диссертации опубликовано 19 научных статей. Общий объем публикаций по теме диссертационного исследования составил 6,3 п.л. Основные положения и содержательная часть работы обсуждались на конференциях разного уровня: «III Раддевские чтения. Время. События. Люди» (Биробиджан, 2010 г.): Издательский дом «Биробиджан»; «XX-XXI века в истории России: актуальные проблемы» (Пенза, 2010 г.): Изд-во РИО ПГСХА; «Государственная служба казачества: история, современность, перспективы» (Старый Оскол, 2010 г.): Изд-во «Оскол-Информ»; «Власть, общество, личность» (Пенза, 2010 г.): Изд-во РИО ПГСХА; «Актуальные проблемы истории Дальнего Востока России» (Хабаровск, 2010 г.): Изд-во ХКМ им. Н.И. Гродекова; «Россия в мировом сообществе цивилизаций: история и современность» (Пенза, 2010 г.): Изд-во РИО ПГСХА; «Молодежь – наука - инновации» (Владивосток, 2010 г.): Изд-во Мор. гос. ун-т; «Дальний Восток России и страны Азиатско-Тихоокеанского региона» (Благовещенск, 2010 г.): Изд-во АОКМ; «Человек в российской повседневности: история и современность». (Пенза, 2010 г.): Изд-во РИО ПГСХА; «Экономика, управление, общество: история и современность» (Хабаровск, 2010 г.): Изд-во ДВАГС; «История и культура народов Сибири, стран Центральной и Восточной Азии» (Улан-Удэ, 2010 г.): Издательский дом «Бурият Yнэн»; «Кубанские исторические чтения». (Краснодар, 2011 г.):  Изд-во КЦНТИ.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, состоящих из 6 параграфов с выводами по каждому из них, заключения, списка источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, формулируются его цель и задачи, определяются объект и предмет, определены научная новизна и практическая значимость, хронологические и территориальные рамки, охарактеризована источниковая база, раскрыты теоретическая и практическая значимость работы, описываются методы исследования.

В первой главе «Проблемы внешней политики России в Северо-Восточном Китае и роль разведывательных органов в их решении (1896 – 1904 гг.)» » состоит из 3 параграфов, в которых исследуются основные направления политики России, исторические предпосылки и деятельность российской разведки, направленная на решение политических задач в Северо-Восточном Китае.

В первом параграфе «Основные направления внешней политики России в Северо-Восточном Китае» рассматриваются особенности внешней политики России, повлиявшие на создание в Северной Маньчжурии разведывательных органов.

Весной 1896 г. на коронацию Николая II в Петербург был приглашен китайский сановник Лихунчжан, осуществлявший руководство внешней политикой страны. В результате русско-китайских переговоров в мае 1896 г. был подписан секретный договор, устанавливавший военный союз России с Китаем против Японии и предоставлявший России право на постройку железной дороги через Маньчжурию на г. Владивосток. Одновременно российское правительство решило проблему с незамерзающей военно-морской базой, что было необходимостью в военном противостоянии с Японией. В марте 1898 г. между Россией и Китаем была подписана конвенция об уступке России на 25 лет гг. Порт-Артура и Дальнего.

В марте 1900 г. осложнилась ситуация в столичной провинции Чжили, там началось народное восстание ихэтуаней, поэтому в июне 1900 г. С.Ю. Витте предложил ввести русские войска на территорию Маньчжурии для охраны зоны российских железных дорог. Кризис в отношениях России с Китаем на Дальнем Востоке достиг своего пика к середине лета 1900 г.

В марте 1902 г. российское правительство подписало с Китаем договор о выводе своих войск из Маньчжурии. Тем не менее, окружение Николая II во главе с отставным полковником А.М. Безобразовым старалось убедить императора в необходимости удержать в руках русских военных властей северную часть Маньчжурии.

В течение 1903 г. шел обмен нотами меду Россией и Японией. Японская сторона признания своих исключительных прав на Корею, однако, оба государства, так и не пришли к положительному решению этого вопроса. А в январе 1904 г. переговоры были прерваны японской стороной.

Таким образом, огромное влияние на политику России в Маньчжурии накануне русско-японской войны 1904-1905 гг. оказало сооружение КВЖД, которое явилось крупнейшим политическим событием для всего Дальнего Востока.

Во втором параграфе «Разведывательная деятельность Заамурского округа пограничной стражи (ОКПС) по обеспечению безопасности КВЖД и ее инфраструктуры» исследуются структура и деятельность разведывательного отделения штаба Заамурского округа ОКПС по охране КВЖД и ее экономической инфраструктуры.

Для обеспечения охраны строившихся объектов и железной дороги, правление Общества КВЖД в 1897 г. вынуждено было учредить специальную Охранную стражу. Для более эффективной охраны КВЖД чинам Охранной стражи необходимо было вести разведывательную деятельность. Разведывательная служба осуществлялась конными сотнями. Офицерам также было приказано производить съемку подведомственных районов по 5 верст в стороны от железной дороги и на 20 верст осуществлять сбор подробных статистических данных.

В период русско-китайской войны 1900-1901 гг. чины Охранной стражи разведку в полосе отчуждения КВЖД осуществляли войсковым методом и при помощи опроса военнопленных. После событий русско-китайской войны Николай II приказал причислить Охранную стражу к Отдельному корпусу пограничной стражи (ОКПС), в связи с чем, был образован Заамурский округ пограничной стражи. Чины округа осуществляли разведывательную службу на КВЖД, как агентурным, так и войсковым методами. В период с 1902-1903 гг. разведотдел штаба Заамурского округа активно противостоял диверсиям хунхузов и японских шпионов на КВЖД.

Несмотря на свою малочисленность, органы охранной стражи успешно добывали разведывательную информацию во время боксерского восстания, а также накануне русско-японской войны, благодаря чему КВЖД не была подвергнута серьезным диверсионным разрушениям.

В третьем параграфе «Разведка главного военного и морского министерств России в Северо-Восточном Китае» исследуются структура и деятельность разведывательных органов военного и морского ведомств по решению задач, стоявших перед правительством России в Северной Маньчжурии.

Основным центром военной разведки России на Дальнем Востоке в изучаемый период являлся штаб Приамурского военного округа. Непосредственным сбором разведывательных данных о Северо-Восточном Китае в штабе округа до начала русско-японской войны 1904-1905 гг. занимались казачьи подразделения. В период с боксерского восстания в Китае (1900-1901 гг.) казаки регулярно добывали необходимую информацию о противнике.

Важную разведывательную информацию добывали российские военные атташе (агенты), назначенные главным штабом и откомандированные в Китай, Корею и Японию по приказам командующего Приамурского военного округа.

В декабре 1900 г. российским военным руководством были утверждены штаты военных комиссаров в трех маньчжурских провинциях: полковник М.А. Соковнин в провинции Гирин, Б.Л. Гормбчевский в провинции Мукден и А.И. Богданов в провинции Хэйлунцзян, которые тоже занимались агентурной разведкой. Наряду с этим существенный вклад в дело добывания необходимых сведений об Азиатско-Тихоокеанском регионе внесли российские военно-морские агенты в Японии: лейтенант И.В. Будзиловский, лейтенант И.И. Чагин и капитан 2-го ранга А.И. Русин. Контрразведывательную деятельность на Дальнем Востоке осуществляли подразделения Отдельного корпуса жандармов.

Таким образом, на начальном этапе выявлено отсутствие координирующей структуры, которая бы объединила разнообразные органы, осуществлявшие разведывательную деятельность в единую систему, что отрицательно сказывалось на состоянии разведки в Северо-Восточном Китае.

Во второй главе «Организация и деятельность разведывательных структур России в Северо-Восточном Китае (1904-1914 гг.)» состоящей из 3 параграфов, раскрываются структура и деятельность российской разведки во время и после русско-японской войны 1904-1905 гг.

В первом параграфе «Участие разведывательных органов в русско-японской войне (1904-1905 гг.)» автор анализирует деятельность российских разведорганов в Маньчжурии во время боевых действий с Японией, раскрывает позитивные и негативные результаты работы российских спецслужб.

В период войны с Японией российскую разведку можно условно разделить на три основных вида: дальнюю, ближнюю и фланговую.

Изначально руководство ближней разведкой в Маньчжурии осуществлял полевой штаб наместника на Дальнем Востоке. Однако после прибытия на фронт 15 марта 1904 г. генерала А.Н. Куропаткина, организационный центр российской разведки переместился из г. Порт-Артура в г. Ляоян, где был развернут полевой штаб действующей Маньчжурской армии.

После ликвидации наместничества на Дальнем Востоке, военные комиссары стали подчиняться генералу А.К. Куропаткину, а Маньчжурская армия была разделена на три отдельных войсковых объединения с самостоятельными разведотделами.

Изначально организация дальней разведки в центральном Китае, Корее и Японии в начале русско-японской войны была прерогативой штаба наместника на Дальнем Востоке, в подчинение которого входили российские военные атташе в Китае. Впоследствии они были подчинены главнокомандующему генерал-адъютанту А.Н. Куропаткину. Контрразведывательную функцию выполняли подразделения Отдельного корпуса жандармов, коменданты корпусных и этапных квартир, разведотделы штабов Маньчжурских армий, а также разведка штаба Заамурского округа погранстражи.

В целом, на протяжении всего периода войны 1904-1905 гг., российская разведка и контрразведка велись без должной организации со стороны военного руководства российской армии, что в целом обеспечивало успешную деятельность японских резидентур.

Во втором параграфе «Особенности внешней политики России в Северо-Восточном Китае (1905-1914 гг.)» анализируются особенности политического положения России в Маньчжурии после заключения Портсмутского мирного договора.

В результате подписания 26 августа (5 сентября) 1905 г. Портсмутского мирного договора, Россия уступала Японии свои арендные права на Ляодунский полуостров с военно-морской базой Порт-Артур и торговым портом Дальний вместе со всеми концессиями и государственным имуществом и прочее.

Итоги русско-японской войны 1904-1905 гг. показали «полную близорукость» российского императора, обнаружили глубочайшие пороки в системе власти и управления государством, некомпетентность и коррумпированность в высших ее эшелонах, включая военные сферы.

В июле 1910 г. между Россией и Японией было подписано межправительственное соглашение, в котором, наряду с подтверждением обязательств по поддержанию «status quo» в Маньчжурии, оба государства договорились о согласовании позиций и мер в случае возникновения для них угрозы на Дальнем Востоке.

В 1912 г. в г. Санкт-Петербурге, в связи с соглашениями 1907 и 1910 гг., была подписана секретная русско-японская конвенция, согласно которой Западная Маньчжурия и Внутренняя Монголия были разделены на русскую и японскую сферы влияния. Это соглашение положило начала новому этапу русско-японских отношений, когда они стали превращаться в близкие к союзническим.

Война 1904-1905 гг. не разрешила противоречий, возникших между Россией и Японией. Агрессивная политика правительства Японии в Китае заставила российскую сторону занять более нейтральное положение. В связи со сложившейся обстановкой правительство России было вынуждено приступить к реорганизации дальневосточных разведывательных органов.

В третьем параграфе «Деятельность дальневосточных разведорганов в Северной Маньчжурии в послевоенные годы» исследована эволюция становления российских разведорганов в регионе в послевоенный период, раскрыта структура и особенности деятельности дальневосточных спецслужб накануне Первой мировой войны.

После русско-японской войны российское высшее военное руководство приняло решение о необходимости развития и усовершенствования разведки и контрразведки на Дальнем Востоке, в т.ч. на территории Маньчжурии.

Ведением разведки продолжали активно заниматься российские консульства, разведотдел штаба Заамурского округа ОКПС, пограничные и военные комиссары, а также военные атташе. При добывании информации российские спецслужбы особое внимание уделяли не только политической, экономической и военной обстановке в Маньчжурии, Китае, Монголии, Японии, но и деятельности японских вооруженных сил, находящихся на территории Южной Маньчжурии, а также вели борьбу с японским шпионажем.

В 1907 г. для ведения разведки в Маньчжурии были открыты дипломатические бюро под видом исполнения консульских функций. Важную роль в ведении разведки с российской территории играл пограничные комиссары. При ведении разведки пограничные комиссары добывали информацию об обстановке на российско-китайской границе.

С сентября 1911 г., согласно приказу департамента полиции №107389, при окружных штабах военных округов были созданы особые контрразведывательные отделы. Во главе этих отделов назначались офицеры отдельного корпуса жандармов, которые подчинялись непосредственно окружному генерал-квартирмейстеру.

Таким образом, условия заключенного Портсмутского мирного договора позитивно повлияли на эволюцию структуры и организации дальневосточных разведорганов. Такая система организации разведки и контрразведки в штабе главного управления вооруженных сил и морского министерства позволяла российским спецслужбам действовать более эффективно и согласовано.

В Заключении подведены итоги исследования. Исследование проблемы деятельности разведывательных органов России в Северо-Восточном Китае (1896-1914 гг.) позволило сделать следующие выводы.

Экономическое проникновение России в Северную Маньчжурию – строительство и функционирование КВЖД, аренда Ляодуньского полуострова нуждалось в обеспечении защиты государственных интересов, в том числе и со стороны органов российских спецслужб. Во внешнеполитической деятельности России в Азиатско-Тихоокеанском регионе в конце XIX - начале XX вв. важную роль играли российские разведывательные органы. Установлено, что российская военная разведка выступала инструментом реализации планов и задач внешней политики России в Северо-Восточном Китае.

В динамике определено, что становление российских разведывательных органов в Северной Маньчжурии в 1896-1914 гг. осуществлялось в три этапа. На начальном этапе с 1896-1904 гг. отсутствовали координирующие структуры, которые объединили бы органы, осуществлявшие разведывательную деятельность в одну систему. Этот факт в значительной степени отрицательно сказывался на состоянии разведки в Северо-Восточном Китае. Разведку в регионе осуществляли штаб Заамурского округа пограничной стражи ОКПС, подчинявшийся министерству финансов России, штаб Приамурского военного округа, военные атташе за границей, военные комиссары провинций Северной Маньчжурии, казачьи подразделения, подчинявшиеся военному министерству, а также военно-морские агенты в Японии, подчиненные морскому ведомству. Указанные структуры осуществляли разведку разрозненно, не согласовывая между собой оперативные мероприятия, что значительно осложняло процесс сбора и систематизации информации.

Второй этап становления российской разведки связан с русско-японской войной 1904-1905 гг. На основе анализа ранее неопубликованных документальных материалов из РГВИА и РГА ВМФ показано, что в структуре российских спецслужб были созданы дополнительные разведывательные отделения при штабах трех Маньчжурских армий. Однако разведорганы России были не готовы к противостоянию профессионально подготовленным спецслужбам Японии. Отсутствие взаимообмена информацией, слабое управление разведывательными отделами Маньчжурских армий приводили к дезорганизации российских войск и незнанию положения дел на фронте.

Установлено, что после войны с 1905-1914 гг. одним из позитивных уроков, извлеченных из поражения в русско-японской войне, стало совершенствование разведывательных органов на Дальнем Востоке. Это объяснялось так же тем, что высшее военное руководство страны опасалось возникновения повторного военного конфликта из-за территориальных притязаний со стороны Китая и Японии. На третьем этапе произошли важные организационные изменения в разведывательных структурах. Был налажен обмен информацией между разведорганами разных структур в китайских провинциях Маньчжурии, созданы новые консульства в гг. Харбине, Цицикаре, Хайларе, Куаньченцзы, Мукдене, Дальнем, а также в Урге (Монголия), более широко использовалась агентурная сеть. Расширена языковая подготовка офицеров спецслужб, которую они проходили в Восточном институте г. Владивостока, что положительно сказывалось на появлении квалифицированных специалистов в области разведки и контрразведки, а также на вербовке агентуры из числа японцев, китайцев, корейцев и монгол. При анализе третьего этапа становления дальневосточных разведорганов доказано, что для деятельности спецслужб было характерно наличие системы и подчинения их единому координационному центру, что позитивным образом влияло на безопасность российских дальневосточных территорий.

В целом, в диссертационном исследовании было установлено, что несмотря на сложный процесс становления разведывательных органов в Северо-Восточном Китае, российские разведчики всегда выполняли возложенные на них обязанности по решению политических задач и обеспечению безопасности в регионе. Поэтому исторический опыт деятельности российских разведчиков в Северной Маньчжурии может служить достойным примером для сотрудников разведывательных органов в XXI в.

Основные положения диссертации опубликованы в работах:

Статьи в рецензируемых изданиях:

1. Жабицкий А.К. Разведка Японии в Северо-Восточном Китае и Монголии в 1905-1914 гг. / А.К. Жабицкий // Власть и управление на Востоке России. – Хабаровск: Изд-во ДВАГС, 2010. - № 4 (53). – С. 197 - 202.

2. Жабицкий А.К. Разведка России в Северо-Восточном Китае в период с 1905 по 1911 гг. / А.К. Жабицкий // Омский научный вестник. – Омск: Изд-во ОГТУ, 2011. - № 3 (98). – С. 31 – 34.

3. Жабицкий А.К. Деятельность разведки и контрразведки России и Японии в Северо-Восточном Китае в период окончания русско-японской войны 1904-1905 гг. / А.К. Жабицкий // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул: Изд-во Алтайского государственного университета, 2011. - 4/1. – С. 95 – 99.

Публикации в других научных изданиях:

4. Жабицкий А.К. К вопросу о внешней политике России в Северо-Восточном Китае накануне русско-японской войны (1904-1905 гг.). / А.К. Жабицкий // III Раддевские чтения. Время. События. Люди: материалы научно-практической конференции, посвященной 75-летию ЕАО (19-20 ноября 2009 г.). – Биробиджан: Издательский дом «Биробиджан», 2009. – С. 64 - 70.

5. Жабицкий А.К. К вопросу о роли С.Ю. Витте в формировании политики России в Северо-Восточном Китае перед русско-японской войной 1904-1905 гг. / А.К. Жабицкий // Россия в мировом сообществе цивилизаций: история и современность: сборник статей VI Международной научно-практической конференции. – Пенза: Изд-во РИО ПГСХА, 2010. – С. 50 – 53.

6. Жабицкий А.К. Влияние условий Портсмутского мирного договора на политику России в Северо-Восточном Китае (1905-1914 гг.). / А.К. Жабицкий // Материалы 56-й научной конференции преподавателей и аспирантов Дальневосточного государственного гуманитарного университета, секция «Актуальные проблемы истории Дальнего Востока России» (январь 2010 г.). – Хабаровск: Изд-во ХКМ им. Н.И. Гродекова, 2010. – С. 64- 67.

7. Жабицкий А.К. К вопросу о разведывательной деятельности Японии в Монголии в период в 1905-1912 гг. / А.К. Жабицкий // Власть, общество, личность. V Всероссийская научно-практическая конференция: сборник статей. – Пенза: Изд-во РИО ПГСХА, 2010. – С. 74 – 76.

8. Жабицкий А.К. К вопросу об участии казачества в разведывательной деятельности на территории Маньчжурии перед русско-японской войной 1904-1905 гг. / А.К. Жабицкий // Государственная служба казачества: история, современность, перспективы развития Всероссийской научно-практической конференции (Старый Оскол, 30 марта 2010 г.). - Старый Оскол: Изд-во «Оскол-Информ», 2010. – С. 67 – 72.

9. Жабицкий А.К. Некоторые аспекты внешней политики Японии в Маньчжурии после завершения русско-японской войны 1904-1905 гг. / А.К. Жабицкий // XX-XXI века в истории России: Актуальные проблемы.: сборник статей VI Международная научно-практической конференции. – Пенза: Изд-во РИО ПГСХА, 2010. – С. 65 - 68.

10. Жабицкий А.К. Разведывательная деятельность Японии на Дальнем Востоке (1905-1914 гг.): исторический аспект. / А.К. Жабицкий // Экономика, управление, общество: история и современность / Материалы Восьмой Всероссийской научно-практической конференции молодых исследователей, аспирантов и соискателей. Ч.1. – Хабаровск: Изд-во ДВАГС, 2010. – С. 197 – 204.

11. Жабицкий А.К. Некоторые аспекты разведывательной деятельности Японии в период русско-японской войны 1904-1905 гг. / А.К. Жабицкий // Социально-гуманитарный вестник. Межвузовский сборник научных статей. Выпуск 4. – Краснодар: Изд-во Краснодарского центра научно-технической информации (ЦНТИ), 2010. – С. 18 – 24.

12. Жабицкий А.К. Некоторые аспекты разведывательной деятельности Японии в Северо-Восточном Китае в период с 1901-1903 гг. / А.К. Жабицкий // История и культура народов Сибири, стран Центральной и Восточной Азии (посвященной 85-летию со дня рождения д.и.н., профессора Б.Б. Батуева, 65-летию Победы в Великой Отечественной войне, 50-летию ФГОУ ВПО ВСГАКИ): материалы IV Международной научно-практической конференции. (Серия «Батуевские чтения». Выпуск 4). – Улан-Удэ: Издательский дом «Буряад Yнэн», 2010. – С. 110 – 115.

13. Жабицкий А.К. К вопросу об агентурной разведке России накануне русско-японской войны 1904-1905 гг. / А.К. Жабицкий // Человек в российской повседневности: история и современность: сборник статей III Международной научно-практической конференции. – Пенза: Изд-во РИО ПГСХА, 2010. – С. 91 – 93.

14. Жабицкий А.К. Некоторые аспекты разведывательной деятельности японцев на Дальнем Востоке в конце XIX – начале XX вв. / А.К. Жабицкий // Дальний Восток России и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Материалы международной научно-практической конференции. Ч.1. - Благовещенск: Изд-во Амурского областного краеведческого музея им.     Г.С. Новикова-Даурского, 2010. – С. 121 – 124.

15. Жабицкий А.К. К вопросу о политике России и Японии в Маньчжурии после подписания Портсмутского мирного договора (1905-1909 гг.) / А.К. Жабицкий // Сборник докладов 58-й международной молодежной научно-технической конференции «Молодежь-Наука-Инновации». - Владивосток: Изд-во Мор. Гос. ун-та, 2010. – С. 142 – 145.

16. Жабицкий А.К. К вопросу об обострении международных отношений на Дальнем Востоке на рубеже XIX-XX вв. / А.К. Жабицкий // Кубанские исторические чтения: Материалы Первой межвузовской научно-практической конференции (Краснодар, 14 мая 2010 г.). - Краснодар: Изд-во Краснодарского центра научно-технической информации (ЦНТИ), 2010. – С. 49 – 52.

17. Жабицкий А.К. К вопросу об организации японской разведки и шпионажа в период русско-японской войны (1904-1905 гг.) / А.К. Жабицкий // Дальневосточный форпост. Научно-теоретический журнал. – Хабаровск: Издатель – Ученый совет Хабаровского пограничного института ФСБ России, 2010. - № 5. март. – С. 54 – 60.

18. Жабицкий А.К. К вопросу о заключении русско-японского соглашения 1912 г. / А.К. Жабицкий // Кубанские исторические чтения: Материалы II Всероссийской с международным участием научно-практической конференции. – Краснодар: Изд-во Краснодарского научно-технического центра информации (ЦНТИ), 2011. – С. 33 - 38.

19. Жабицкий А.К. К вопросу об организации разведывательной деятельности штаба Заамурского округа пограничной стражи (ОКПС) в полосе отчуждения КВЖД 1897-1903 гг. / А.К. Жабицкий // Дальневосточный форпост. Научно-теоретический журнал. – Хабаровск: Издатель – Ученый совет Хабаровского пограничного института ФСБ России, 2011. - № 12. декабрь. – С. 61 – 68.

Общий объем опубликованных работ – 6,3 п.л.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.