WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Адат и шариат в семейном и общественном быту кумыков в ХIХ - начале ХХ вв.

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

                            Гусейнов Юсуп Магомедович

 

    Адат и шариат в семейном и общественном быту

                  кумыков в XIX – начале XX вв.

 

 

                                                                                                      

             Специальность 07.00.07 – Этнография, этнология, антропология

                              

 

 

                  

 

                                           Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук                                                

                                                                      

                                                                 

                                                                           

 

                                               Нальчик –­ 2012             

Работа выполнена в отделе этнографии Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного  центра Российской академии наук

Научный руководитель: Лугуев Сергей Абдулхаликович                                                                                                                  доктор исторических наук, профессор

                                                                                                                                                                                     

  Официальные оппоненты:            Карпов Юрий Юрьевич

доктор исторических наук,

Музей антропологии и этнографии  им.              Петра Великого (Кунсткамера) РАН,

заведующий отделом этнографии  народов Кавказа,        

Азаматова Гюльджан Камилевна                                                          

кандидат исторических наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский     государственный университет им. Х.М. Бербекова», доцент кафедры теории и истории   социальной работы    

Ведущая  научная организация – Дагестанский государственный педагогический университет

Защита состоится «27» апреля 2012 г. в 13-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212 076 03 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук при ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарском государственном университете им. Х. М. Бербекова».

Адрес: 360004, Кабардино-Балкарская республика, г. Нальчик, ул. Чернышевского, д. 173.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кабардино-Балкарском государственном университете им. Х. М. Бербекова.

Автореферат разослан «___» ___________ 2012 г.

     Ученый секретарь

диссертационного совета                                  Баразбиев  Муслим Исмаилович   

                     Общая характеристика работы.

Актуальность темы. К началу XIX в. адат и шариат были основными источниками традиционного права кумыков. К сожалению, это одна из малоизученных тем дагестановедения. Долгие годы проблема изучения традиционного права кумыков не становилась предметом специального монографического исследования. В отдельных статьях и монографиях некоторых российских и дагестанских исследователей освещены отдельные проблемы, касающиеся корреляции адата и шариата в семейном и общественном быту кумыков . Однако целостное комплексное исследование данной проблемы осуществляется впервые.   

Изучение норм адата и шариата важно в вопросах определения правового поля этноса, помогает выявить влияние этих норм на различные сферы традиционного семейного и общественного быта, экономических и сословно-социальных отношений в обществе.

Во второй половине XIX – начале XX веков в общественной жизни Дагестана происходили значительные изменения под воздействием царской России. «Это выразилось в становлении феномена правового плюрализма – государственной легитимации традиционных правовых образований (адата и шариата) и использовании их в регулировании отношений в этническом социуме параллельно с правом России в процессах динамики ее государственности» .

С углублением процесса сословной и имущественной дифференциации общества, адат и шариат стояли на страже интересов, прежде всего и главным образом, феодальной верхушки, а также управленческой и имущей верхушки общества. Исследование данной темы позволяет уточнить и углубить имеющиеся представления о взаимоотношениях различных социальных прослоек кумыкского общества и вытекающих из них имущественно-правовых, земельно-правовых и иных особенностей.

С окончанием присоединения Дагестана к России и проведением в области административно-судебных реформ царское правительство начало проводить большую работу по редактированию местных сборников адатов с целью удаления из них всего того, что не соответствует интересам новых властей, а также пунктов и положений, наиболее архаичных. Чиновниками «военно-народного» управления были предприняты также меры к унификации имеющихся адатных сводов и направленные к сохранению и преумножению правовых льгот и привилегий господствующих слоев населения и имущей верхушки. Таким образом, выбранная нами тема актуальна также в плане изучения особенностей политики России в «усмиренном» Дагестане.

Поднятая нами тема имеет и практическое значение. Издревле на формирование стабильного порядка в Кумыкии (как и в Дагестане, Кавказе) исторически влияли юридические, нормативно-регуляционные системы этносов – адат и шариат. Наблюдающиеся в наше время в Дагестане и на Северном Кавказе негативные процессы, связанные с распространением терроризма и экстремизма, вызваны, кроме всего прочего, забвением со стороны государственных органов народных юридических воззрений, игнорированием существовавшей здесь веками обычно-правовой и мусульманско-правовой традиции. Изучение и разумное использование традиционных институтов права в современном Дагестане позволит, по-нашему мнению, смягчить указанные проблемы. 

Объектом исследования является семейный и общественный быт кумыков в XIX – начале XX веков

Предмет настоящего исследования – традиционные нормы адата и шариата в семейном и общественном быту кумыков, их роль в регламентации внутрисемейных отношений, общественной жизни (управление, судопроизводство, кровная месть и т. д.).

Целью настоящей работы является исследование бытового проявления, функционирования, а также корреляции норм адата и шариата в общественном и семейном быту кумыков в XIX – начале XX века.

Для решения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

– выявить специфику, своеобразие кумыкских адатов на фоне адатных норм других народов Дагестана; 

– показать степень влияния адата и шариата на внутрисемейные отношения кумыков;

– выявить место и роль адата и шариата в традиционных свадебных, предсвадебных  и послесвадебных обрядах;

– изучить влияние адата и шариата на обряды кумыков, связанные с  рождением и воспитанием детей;

– выявить структуру кумыкского управления и показать роль адата в традиционном управлении;

– исследовать влияние адата и шариата на процесс и структуру кумыкского судопроизводства;

– охарактеризовать процесс трансформации кумыкского адата в управлении и судопроизводстве;

– исследовать влияние традиционного адата и шариата на обычай кровной мести;

– исследовать место и роль норм адата и шариата в обычаях  гостеприимства, взаимопомощи и т.д.

– отразить эволюцию роли и значения адата и шариата с введением системы «военно-народного» управления.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Нормы адата и шариата проникли во все сферы семейного и общественного быта кумыков в XIX – начале XX века и играли огромную роль в регламентации различных тяжб, возникающих             в быту.
  2. Особенностью развития традиционного права у кумыков явилось то, что нормы адата и шариата почти всегда выносили разные наказания по аналогичным судебным делам. Кумыки, в отличие от многих народов Дагестана, больше применяли на практике нормы адата, так как их вердикт был более гуманен, а влияние теократического государства Имамат менее заметно.
  3. Сфера шариата правительством была сужена до предела, так как в ней новая власть видела оплот мусульманского духовенства, которое явно и скрытно противостояло русскому владычеству в Дагестане.
  4. После окончательного присоединения Дагестана к России, царское правительство, в лице офицеров и чиновников «военно-народного» управления, пошло по пути адаптирования адатов, иногда и полной редакции, удалением из их сферы наиболее устаревших норм, не угодных властям.

         Хронологические рамки исследования позволяют, с одной стороны, выявить место, роль и значение норм адата и шариата в традиционном кумыкском обществе, их соотношение, а также изменения в правовой системе народа после присоединения Дагестана к России.

Проведение исследования именно в данном хронологическом отрезке (1800 – 1917 г.г.), объясняется тем, что этот период признан в исторической науке «золотым веком» адата и шариата. Кроме того, сохранилось множество источников, которые дают возможность для обстоятельного исследования именно этого периода. Еще одной немаловажной причиной выбора хронологических рамок является тот факт, что полевой этнографический материал, который доходит до нас через «вторые», а в некоторых случаях – через «третьи руки», не дает возможность в полной мере осветить традиционный быт кумыков более раннего времени.

 Источниковой базой для исследования послужили правовые памятники, сборники адатов, частью опубликованных, частью хранящихся в Рукописном фонде Института ИАЭ Дагестанского НЦ РАН. Данные источники можно квалифицировать на письменные, архивные, полевые, фольклорные.

К письменным источникам следует отнести – «Адаты жителей кумыкской плоскости». Автор текста не известен, здесь особое внимание уделено системе штрафов за различные проступки, таких как убийство, ранение, увечье, воровство, осквернение могил и т.д.  

В 1873 г. в ССКГ выходит статья «Адаты южно-дагестанских обществ», в которой нас больше всего интересуют адаты селения Башлы. В частности, в статье приводится материал, посвященный штрафам за убийство, увечье, умыкание девушек, поджог, воровство, совершенное со взломом, прелюбодеяние и т.д.

Во второй половине XX в. интерес к изучению обычного права народов Дагестана резко усилился. В этот период изучаются, систематизируются и издаются многие адаты, ранее почти нигде не опубликованные. Среди прочих адатов наибольший для нас интерес представляет сборник «Адаты шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского», изданный Х.-М. Хашаевым . По сути данный сборник представляет собой правовую конституцию самого крупного феодального объединения на территории Дагестана.

Сборник адатов разделен на три главы (по степени наказаний за те или иные проступки): в первой главе говорится о проступках, за которые виновный наказывался смертью; вторая глава посвящена проступкам, за которые полагалось лишь выплатить специальный штраф; в третьей главе сообщается об адатных нормах, по которым разбирались гражданские споры и претензии.

Как сравнительно-сопоставительные материалы в диссертации использованы нормы обычного права других народов Дагестана .

В качестве источников использованы нами и материалы ЦГА РД, хотя, следует уточнить, они преимущественно имеют отношение к специфике социально-экономического развития Кумыкии в рассматриваемое время.       

Источниковой базой для написания диссертации послужил полевой этнографический материал, собранный на территории тех районов Дагестана, где проживают кумыки. В частности, сбор материала происходил в Буйнакском, Кумтуркалинском, Бабаюртовском, Кизилюртовском, Кизлярском районах, в том числе и в городах, где проживают кумыки: в Буйнакске, Махачкале, Кизилюрте, Кизляре, Хасавюрте и Каспийске. Кроме того, полевой этнографический материал был собран на территории, где проживают южные кумыки, в Каякентском и Кайтагском районах Республики Дагестан. Всего было опрошено 40 информатора разного пола и возраста. Респонденты были кумыкской национальности. Выявленный таким образом материал позволил уточнить, расширить и углубить материал из источников и специальной литературы освещающий положения и вопросы нашей диссертации.

Методологическая база диссертации. При написании работы мы придерживались принципа историзма, требующего изучения любого явления в его исторической перспективе; принцип исторического детерминизма, предполагающий взаимообусловленность исторических событий.

Использовался метод ретроспекции, так как без его применения весьма сложно воссоздать картину жизни любого народа в прошлом, особенно при ограниченности источниковой базы. В работе применялся и сравнительный метод, который позволил нам сравнивать регламентацию судебных и гражданских вопросов по адату и шариату. Только комплексное использование указанных методов при анализе фактических данных дало возможность осветить поставленную в диссертации проблему. 

Научная новизна работы состоит в том, что соотношения кумыкского адата и шариата в семейном и общественном быту кумыков не нашло должного освещения в этнографической науке. Наша работа – одна из первых, где изучение традиционного права рассматривается в контексте семейного и общественного быта в XIX – начале XX веков. В научный оборот вводится значительное количество нового материала, в том числе полевого.

Новыми являются и результаты самого диссертационного исследования, поскольку они не подгонялись под какой-то штамп, а получены в итоге свободного и объективного изучения проблемы.

Разрабатываемый в исследовании комплекс вопросов позволит по-новому взглянуть на ряд неизученных или малоизученных проблем и значительно расширит сведения по этнографической юриспруденции. 

Историография проблемы. Кроме полевого этнографического материала, источниковой базой для написания диссертации, послужили исторические, этнографические труды дагестанских, кавказских и российских исследователей, произведения кумыкских авторов, датированные в основном исследуемым периодом, различные письменные источники. 

Весьма интересной и ценной для нашего исследования является работа Н. Тарнау «Изложение начал мусульманского законоведения» . Заслуга автора заключается в том, что он исследовал «традиционный» шариат, который для лучшего осмысления нуждается в комментариях. Формирование «традиционного» шариата (как и ислама) связанно с локальными этнокультурными особенностями. Он привязан к образу жизни конкретного северокавказского этноса, является «охранителем» местной культурной идентичности. «Именно с «традиционным», а не богословским исламом ассоциируется связь этнического и конфессионального начал на Северном Кавказе, главным направлением эволюции ислама и шариата стало именно приспособление его к локальным культурным и этноюридическим традициям», – писал о «традиционном» шариате З.Х. Мисроков

Одной из первых исследовательских работ, посвященных обычному праву народов Дагестана, является работа А.В. Комарова «Адаты и судопроизводство по ним», опубликованная в 1868 году . Будучи начальником Дагестанской области, А.В. Комаров проявил огромный интерес к изучению обычного права народов Дагестана. С особой тщательностью автор исследовал влияние норм адата на судебную практику народов Дагестана, в том числе кумыков. Из работы А.В. Комарова мы узнаем об адатном наказании за прелюбодеяние, кровную месть, мужеложство, воровство и т.д.  

Большой интерес исследователей к традиционному праву дагестанских народов возник во второй половине XIX в. В этот период издаются множество трудов, посвященных этой проблеме. Значимой для нашего исследования является работа известного социолога и юриста М.М. Ковалевского . Историко-сравнительный метод, которым пользовался ученый, позволил ему выявить черты сходства и различия правовых систем народов Кавказа с учетом тех явлений, на основе которых развивалось конкретное законодательство. В работе «Закон и обычай на Кавказе» автор подробно исследует влияние норм кавказских, в том числе и дагестанских адатов и шариата на раздел наследства, на судопроизводство, внутрисемейные отношения и т. д. 

Крупный вклад в изучение правовой культуры кавказских народов внес замечательный русский ученый Р.И. Леонтович, который систематизировал в обширном труде материалы об адате и шариате . Достаточно подробно автор исследовал и нормы кумыкского адата. Выдающийся ученый усматривал в этом и практическое значение, и чисто научные интересы. Ценный правовой материал, собранный и научно интерпретированный Р.И. Леонтовичем, хранится и в Рукописном фонде ИИАЭ ДНЦ РАН . Этими работами автор дополнил и углубил материал, содержащийся в его «Адатах Кавказских горцев».

Несомненный интерес представляет также работа Н. Семенова «Туземцы Северо-Восточного Кавказа. Кумыки» . Проживание долгого времени на Кумыкской плоскости позволило автору собрать и систематизировать адаты присулакских кумыков. По содержанию работа Н. Семенова состоит из двух разделов: в первом разделе автор описывает семейный быт кумыков (брак, развод, сватовство, размер калыма и т.д.); второй раздел посвящен непосредственно обычному праву кумыков. Большое внимание здесь автор уделил специфике судоустройства кумыков, определил систему композиций за увечье, ранение, лжеприсягу и т.д. Не менее интересны и другие работы Н. Семенова, которые хранятся в Рукописном фонде ИИАЭ ДНЦ РАН . Ценность этих работ для нашей диссертации заключается в том, что в них достаточно подробно исследуются нормы адатного права в семейном быту кумыков. В частности, автор специально исследовал систему адатных наказаний за внутрисемейные убийства, ранения, совершенные внутри тухума и т.д.

Работе «Адаты Дагестанской области и Закатальского округа» , изданные под редакцией И.Я. Садрыгайло, позволяет провести сравнение адатных наказаний за одни и те же проступки в различных уголках  Дагестана. 

Важное значение имеет труд немецкого исследователя А. Дирра «Об обычном праве кавказских горцев» . В этой работе автор достаточно подробно изучил адатные нормы, установил размеры композиций за аналогичные преступления в разных уголках Дагестана. Не без внимания автора осталось и влияние норм обычного права на некоторые аспекты семейного быта кумыков.

Большое значение для решения целого ряда исследовательских задач нашей темы имеет работа С. Эсадзе «Историческая записка об управлении Кавказом» . Его труд включает в себя как равноценную по объему и значению документальную часть, так и комментарий к ней. Взаимоотношения населения Северного Кавказа и государственной власти, положение мусульманских сообществ в православном государстве, организация государственного управления и суда – эти вопросы решаются автором на основе материалов и официальных документов Кавказского наместничества.  

В 1926 г. выходит в свет работа «Адаты кумыков» на кумыкском языке («Кумукъланы адатлары») известного кумыкского этнографа и поэта, собирателя фольклора М. Алибекова . Спустя год усилиями Т. Бейбулатова работа была переведена на русский язык. Труд М. Алибекова имеет десять глав, в которых запечатлены различные адатные нормы, касающиеся наказаний за убийство, похищение невест, воровство, поджог и т.д. Не без внимания автора осталось изучение внутрисемейных отношений и влияния на них адата. Нередко действенность того или иного адата автор иллюстрирует на примере какой-либо кумыкской семьи.

Близким к тематике нашего исследования является труд А.В. Авксентьева «Коран, шариат и адаты» , где автор достаточно подробно рассматривал корреляцию норм адата и шариата на примере бракоразводного процесса, раздела имущества, внутрисемейных отношений. Отдельным объектом исследования у него стало соотношение адата и шариата в свадебной обрядности (бракосочетание, размер калыма, махра, условия заключения бракосочетаний). 

Весомый вклад в исследование адата и шариата в семейном и общественном быту кумыков внесла известный этнограф С.Ш. Гаджиева. Особенно значимы ее монографии, посвященные историко-этнографическому изучению кумыков. В них автор подробно рассматривает адатные нормы кумыков в семейном быту, во внутрисемейных отношениях, их роль в сохранении патриархального уклада семьи, в правовом положении женщины в семье и т.д.  

Место и значение адата и шариата в семейном быте разных народов Дагестана определяется С.Ш. Гаджиевой и в другой монографии. В частности, автор подробно разбирает развод по мусульманскому и адатному праву, раздел имущества по шариату и адату, а также процесс мусульманского бракосочетания. Не оставляет авто без внимания шариатские нормы,  связанные с похоронными обрядами .

Кроме того, исследование норм адата и шариата в семье и быту содержится и в других работах и статьях С.Ш. Гаджиевой, хранящихся в рукописном фонде ИИАЭ ДНЦ РАН .

С.Ш. Гаджиева внесла весомый вклад в подготовку и издание работ дореволюционных авторов – Д.М. Шихалиева и М.Б. Лобанова-Ростовского , в которых излагаются нормы адата и шариата в семейном и общественном быту кумыков исследуемого времени.

Изучением адатов народов Дагестана занимался и видный исследователь традиционного права А.С. Омаров. Большой интерес для нашего исследования представляет его работа «Система композиций в обычном праве народов Дагестана» , в которой автор сообщает о суммах штрафов за различные проступки. Ему же принадлежит заслуга сбора и издания материалов и документов «Из истории права народов Дагестана».

Здесь опубликованы выявленные ученым своды адатов отдельных народностей Дагестана, округов, селений, а также материалы, характеризующие специфику взаимоотношений между различными обществами и социальными группами .

Научный интерес представляет работа Р.М. Магомедова «Адаты  дагестанцев как исторический источник» . В ней автор показывает значение норм адата в общественной жизни, в изучении экономических отношений, социальной структуры общества и др.  

В изучение юридической этнографии Дагестана (в основном нагорного) внес известный дагестанский ученый М.А. Агларов. В работе «Сельская община в Нагорном Дагестане в XVII – начале XIX века» автор подробно излагает систему традиционного управления, отмечает роль адата и шариата в особенностях этой системы, анализирует систему адатных санкций за правонарушения и т.д.

Некоторые нормы адата и шариата в свадебных обрядах кумыков рассматриваются в работе Б.М. Алимовой «Брак и свадебные обычаи в прошлом и настоящем». Особый интерес для нашего исследования представляет информация о размере калыма и гебина в разных частях Кумыкии .

В исследовании мусульманского права особое место занимают работы Л.Р. Сюкияйнена . Особое – потому, что оставаясь в известном смысле теоретико-познавательным эталоном изучения шариата, его труды оказали заметное влияние на других исследователей этого направления. Л.Р. Сюкияйненом выработана схема анализа именно исламского права, имплицитно содержащая указание на необходимость осмысления круга проблем, которые остаются актуальными и поныне.

Другим крупным исследователем исламского права является доктор исторических наук, профессор Г.М. Керимов . В своих работах автор приводит шариатские нормы, относящиеся к разделу имущества, бракосочетанию, процессу судопроизводства, наказанию за увечья, ранения, определению сумм дията за убийства и т.д. Нормы адата и шариата рассматриваются и анализируются в работе исследователя-востоковеда В.О. Бобровникова . В частности, автор, заостряет внимание на соотношение адатных и шариатских норм в дагестанском судопроизводстве в период XIX–XX вв.

Правовому плюрализму на Северном Кавказе посвящена монография З.Х. Мисрокова . В работе автор особенно тщательно исследовал хронологические рамки, посвященные периоду становления феномена правового плюрализма – государственной легитимации традиционных правовых образований (адата и шариата) и использованию их в регулировании отношений в этническом социуме. В работе З.Х. Мисрокова поднимаются проблемы, касающиеся природы возникновения адатного права, трансформации судебной системы во второй половине XIX в., использования норм адата и шариата в быту северокавказских народов – и т.д. 

Синкретизм норм адата и этноэтикета содержится в работе С.А. Лугуева «Культура поведения и этикет и дагестанцев (XIX – начало XX века)» . Традиционное право дагестанцев нашло отражение и во многих статьях дагестанского ученого .

В 2003 г. в свет вышла монография Х.Г. Магомедсалихова «Маслаат: Традиционные формы разрешения конфликтов у аварцев в XIX – нач. XX в.» . Значительное внимание в работе уделено соотношению норм адата и шариата, связанных с регламентацией дел по убийствам, ранениям, увечьям, похищениям девушек и т.д.   

Проблема соотношения адата, шариата и российских законов поднимается в работах дагестанского ученного М.М. Магомедханова. Так, в статье «Адат, шариат и российские законы в Дагестане» , автор, кроме прочего, соотносит нормы адата и шариата на примере семейного и общественного быта. В частности, сопоставление норм адата и шариата ученый приводит на примере института кровной мести. «Право уничтожения преступника было предоставлено любому при соблюдении определенных условий, что практически означало, что кровомщение было делом ближайшей родни, прежде всего по отцу (тухум), и затем любого, кто возьмет на себя эту обязанность. По шариату же такую инициативу имел право только родственник, или, точнее, тот из родственников, кому полагалась доля от наследуемого имущества жертвы преступления» .

В наше время интерес к обычному праву не угасает. Об этом можно судить по количеству всероссийских научно-практических конференций, посвященных традиционному праву и правовому плюрализму на Северном Кавказе. Так, в Ростове-на-Дону в 1999 г. состоялась конференция «Обычное право в России: Проблемы теории, истории и практики», на которой были зачитаны доклады и тезисы многих известных специалистов .

В сентябре 2009 г. в Черкесске состоялась конференция «Обычное право и правовой плюрализм на Кавказе в XIX – начале XX в.». На конференции было представлено множество докладов, посвященных влиянию адата и шариата на быт кавказских народов .

Для решения поставленных в работе задач, сопоставительного рассмотрения быта кумыков и народов Дагестана были использованы монографии из серии историко-этнографических исследований, выполненных в отделе этнографии ИИАЭ ДНЦ РАН .

Практическая значимость диссертации. Полевой материал, обнаруженный в процессе исследования адатных и шариатских норм, наиболее презентативно показывают степень их влияния на семейный и общественный быт кумыков, позволяют расширить представления о конвергенции и дивергенции адата и шариата в обрядах кумыков.

Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке и чтении лекций и спецкурсов студентам ВУЗов, при публикации статей и монографий по этнографии кумыкского народа.

Апробация работа. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите в отделе этнографии Института ИАЭ Дагестанского НЦ РАН и на Ученом совете Института. Основные ее положения отражены в опубликованных научных статьях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, списка информаторов, а также списка сокращений.

Основное содержание работы.

Во введении обоснована актуальность диссертационной работы, определены цели и задачи исследования, его хронологические рамки, методологическая основа, дан историографический обзор источников и литературы, отражены научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации.

          В первой главе – «Общественное и экономическое развитие Кумыкии в XIX – начале XX века» исследуется состояние экономики и общественного развития в указанное время. В первом разделе «Общественное развитие» говорится, что феодальные отношения у кумыков в целом были более развитыми, чем в других частях Дагестана: это обстоятельство нашло отражение во многих дореволюционных, советских и постсоветских исследованиях. Особое развитие они получили у засулакских кумыков, в Эндереевском, Аксаевском и Костековском княжествах-бийствах . Здесь С.Ш. Гаджиева различает три вида землевладения: частное, государственное и вакуфное. Примерно такая же картина наблюдалась в Тарковском шамхальстве и Мехтулинском ханстве. Незначительная часть земель была собственностью сельских обществ, джамаатов .

Социальная стратификация общества почти не отличалась от общедагестанской. Так, на первом месте находились шамхалы и князья, средняя ступень закрепилась за узденями, низшая принадлежала чагарам, раятам и къулам.

      Огромное влияние на права и обязанности каждого класса сыграли нормы обычного права.  Так, сборник адатов шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского содержит целый раздел об условиях купли и продажи чагаров, известный под названием «чагар-сату» (торговля чагарами). Из этого сборника адатов видно, что владелец не  мог продавать своего чагара за пределы данной местности. «Недозволяется продавать крестьян (имеется ввиду чагара – Авт.) лицам, принадлежащим другому обществу45.  

Следует отметить, что владелец не имел права лишать чагара жизни, он не мог взять чагара для работы в дом или при дворе. Чагар имел право на свое имущество, иногда крестьяне этой категории даже владели «холопами». Нормы кумыкского адата также прописывали  исполнение различных податей и повинностей для зависимого населения Кумыкии.     

       Второй раздел – «Экономическое развитие», посвящен рассмотрению экономического развития Кумыкии в XIX – начале XX века. Основным занятием населения Кумыкии являлось земледелие. Выращивались в Кумыкии в основном зерновые культуры – пшеница, рожь, ячмень, просо, рис и др. «Кумыки занимаются посевами проса, ячменя, кукурузы, сарачинского пшена и пшеницы; разводят виноград, хлопчатую бумагу и отчасти занимаются пчеловодством»46, – так охарактеризовал П. Зубов хозяйственную деятельность кумыков. Аналогичные сведения сообщает нам С.М. Броневский, который нам сообщает нам, что «Они (кумыки – Авт.) сеют пшеницу, ячмень, просо, кукурузу, сарачинское пшено, нарочито разводят хлопчатую бумагу»47.

У кумыков широкое развитие получило животноводство, особенно разведение крупного рогатого скота. Мясо, молочные продукты входили в основной рацион питания кумыкской семьи. Крупный рогатый скот здесь, как и в горах, отличался низкорослостью. Скотоводство было отгонным. Зимой население предоставляло на правах арендного пользования часть своих земельных  угодий горцам,  а летом отгоняли свой скот в горную местность к тем, кому зимой предоставляли участки.

Кумыки, как и многие народы Дагестана, издревле занимались различными видами ремесел. Среди них видное место занимали: выделка ковров, обработка железа, дерева, керамики и др.

            В XIX – начале XX в. на кумыкских землях хорошо была развита торговля. Кумыки торговали не только с соседями, но и с русскими купцами. Основным объектом торговли с горскими народами являлись зерно, вино, фрукты, виноград, рыба, соль, бахчевые культуры, а также различные огородные культуры (картофель, помидоры) и т. д. Из гор на кумыкскую землю поступали оружие, бурки, ковры, золотые изделия и т. д. Русские купцы привозили на продажу хлопчатобумажные ткани, металлические изделия, сахар, модернизированные орудия труда и др.

Во второй главе – «Адат и шариат в семейном быту кумыков в XIX – начале XX веков» исследуется корреляция норм адата и шариата в семейном быту кумыков. В первом разделе «Адат и шариат во внутрисемейных отношениях» отмечается, что внутрисемейные отношения у кумыков регулировались адатно-правовыми и шариатскими нормами. Так, нормы шариата и адата устанавливали патриархальные отношения в семье. Дети беспрекословно подчинялись своему отцу ( кум. «атасы»). За ослушание или неподчинение главе семейства адатные нормы строго наказывали ослушников. В одном адате сказано: «За непослушание детей родителям дети наказываются местной властью или обществом и приводятся к должному повиновению»48. Разумеется, здесь речь идет о взрослых детях.

В то же время адат наказывал и главу семейства, если тот приказывал выполнить деяние, противоречащее общественному порядку (воровство, грабеж, похищение девушки и т. д.). «Родители, побудившие детей своих к воровству или другим каким-либо противозаконным поступкам, подвергаются взысканию по мере преступлений, совершенных последними», – отмечается в адатах49. Ответственность родителей за деяния детей была усилена канонами мусульманского права. Шариат всегда наказывал именно главу семейства за противоправные или противошариатские проступки, совершенные его детьми.

          Адатные нормы предоставляли право «атасы» безнаказанно лишать жизни своих детей. В адатах селения Башлы сказано: «Если отец убьет сына или дочь, то никем не преследуется и штрафуется лишь двумя быками: одним – в пользу управляющего, другим – в пользу общества»51. Аналогичные адатные нормы существовали и у кумыков, проживающих на территории других феодальных владений.

          Нормы шариата в большей части превалировали в имущественно-правовых вопросах, защищали, в частности, имущество жены, на которое муж не имел право претендовать.

            Второй раздел «Нормы адата и шариата в определении брачного выбора и свадебного возраста» посвящен корреляции адата и шариата в брачном выборе партнера, определению свадебного возраста, а также системе наказаний за умыкание девушек.

         Следует отметить, что брачный выбор жестко регулировался сословной принадлежностью партнеров, шариатом регулировался только в отношении их родства, в том числе молочного, и вероисповедания. Адатные нормы узаконили право отца на выбор брачного партнера для своих детей.

          К резкому противоречию адат и шариат приходили в вопросе определения брачного возраста. Брачный возраст, определенный шариатом (9 лет для девочек, 15 – для мальчиков) был значительно ниже традиционных установлений адатного возраста (15–22 года). Кумыки, как и многие другие тюркские народы, в вопросах определения свадебного возраста больше руководствовались адатом.

        Не нашло должного применения шариатское право и в наказаниях за умыкание девушек, где в господствующем положении находился адат. Основным наказанием за похищение девушек было изгнание виновного (если произошло насильственное похищение) или виновных (если произошло похищение по обоюдному согласию) из села в качестве канлы (кровные враги), а также штраф, размер которого зависел от желаний обиженной стороны. 

         В третьем разделе «Нормы адата и шариата при сватовстве, уплате калыма и определение кебина» рассматривается соотношение адата и шариата на процесс сватовства, а также систему наказаний за нарушения порядка во время проведения сватовства. Отдельно исследован размер калыма (кум. «къалым»)  и кебина (кум. «гебин»).

         При сватовстве обычно определялся размер калыма и гебина, выплата и назначение которых были предписаны адатом и шариатом. Причем если сумма калыма определялась адатом, то выплата гебина всецело предписывалась шариатом.

        Адатные нормы не только узаконили выплату калыма52, но и прописывали его сумму для каждого сословия. Согласно  адатам шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского «беки шамхальской крови выплачивали за невесту от 600 до 1000 руб., не считая дорогую одежду и спальные принадлежности, украшений, рабов для услужения»53. В 720 рублей определяет Д. М. Шихалиев калым, выплачиваемый князем, в 100–200 рублей – сала-узденем и от 50 до 100 рублей «средним классом» и чагарами54.

           В отличие от калыма сумма гебина определялась шариатом, и его размер, чаще всего, зависел от желаний обеих сторон. Сумма гебина варьировалась от 100 до 300 рублей. Главным предназначением гебина являлось обеспечение жены на случай развода.

          Четвертый раздел главы – «Адат и шариат в бракосочетании и свадьбе» посвящен изучению соотношения адата и шариата при выборе свидетелей для бракосочетания, системе штрафов за драки, наказанию ссорам и руганью во время свадеб.

         Как правило, скрепление брачных уз происходило за несколько дней до свадьбы. Мусульманское право наложило ряд требований для исполнения бракосочетания, видное место среди которых занимал подбор свидетелей. Так, для заключения исламской церемонии бракосочетания у кумыков достаточно было двух свидетелей-мужчин, или одного мужчины и двух женщин, причем свидетелями могли быть, только люди, исповедующие ислам.

              Перед обрядом бракосочетания невеста по предписанию шариата должна была получить разрешение от отца – «фурман» (фирман). В отсутствии отца разрешение на бракосочетание брали от опекуна невесты. Кроме этого, сам акт бракосочетания происходил по всем канонам шариата.

         Обязательным было также присутствие на бракосочетании опекуна невесты. Им по шариату мог быть только мужчина-мусульманин, в первую очередь, ее отец или дед со стороны отца, брат, дядя. Если таковых не находилось, опекуном становился кадий.

             Следует отметить, что сам акт бракосочетания осуществлялся по шариату. В то время как остальная часть свадебного, равно как предсвадебного и послесвадебного, обряда осуществлялась по кумыкским адатам.

       Кумыки отмечали свадьбу (кум. «той») весьма торжественно и пышно. Кумыкская свадьба вобрала в себя множество обрядов, обычаев и традиций, тесно связанных между собой. На протяжении всей свадьбы была весома роль кумыкского адата. Она длилась несколько дней. На свадьбу приглашалось все село. Танцы, музыка, веселье царило на этом торжестве.

         Адатными нормами регламентировались также наказания за различные общественные правонарушения, которые происходили во время свадьбы (драку, ругань, похищение невесты, сквернословие и т. д.). Причем следует отметить, что любое правонарушение во время свадьбы считалось более суровым, чем в обычные дни. 

В пятом разделе «Адат и шариат в бракоразводном процессе» исследуются влияние норм адата и шариата на акт кумыкского развода, процесс раздела имущества супругов и т.д. Следует отметить, что в бракоразводном процессе нормы адата и шариата не противоречили, как в вопросе внутрисемейных отношений, а взаимно дополняли друг друга.

Наиболее яркое дополнение одной системы права другой наблюдалось в вопросах причинности развода. Исламские догмы и адатные нормы подробно указывали на причины, без которых супруги обычно не имели право разводиться. Согласно нормам шариата, муж имел право дать жене развод, когда выяснялось, что она бесплодна. Другой немаловажной причиной являлось отсутствие целомудрия. Это нашло отражение и в адатных нормах. Так, согласно адатам шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского, если после свадьбы выяснялось, что честь девушки была нарушена до свадьбы, то муж имел право дать жене развод55.

Разводы считались нежелательными. Чтобы не допустить развода, старшие по возрасту, чаще всего родственники, собирались в доме новобрачных и выясняли причины разногласий. Если после длительных уговоров муж настаивал на разводе, то последний все-таки происходил.  

Нормы шариата предусматривали четыре вида развода: хуль, фасх, лиан и талак. Наиболее распространенным у кумыков, как и у многих других мусульманских народов, считался талак. Развод признавался в том случае, если муж произносил вслух трижды формулу: «жена моя (имярек) свободна»56. В итоге развод признавался осуществившимся.

У кумыков в XIX – начале XX в. применялись и другие формулы развода: «ты отрезана», «ты запретна», «поводья брошены на твою собственную шею», «я отдаю тебя твоему семейству», «твои дела в твоих собственных руках», «соединись со своим родом», «иди к себе домой» и т. д.

Если сам акт развода совершался по нормам мусульманского права, то  раздел имущества после развода происходил чаще всего по предписаниям адата.

Шестой раздел главы «Нормы адата и шариата в обрядах и обычаях, связанных с рождением и воспитанием детей» посвящен корреляции норм адата и шариата в предродильных, родильных и послеродильных обрядах. 

Одной из главных задач семьи как социального института является воспроизводство населения. Вообще, по шариату рождение детей считалось богоугодным делом, так как на свет появлялся еще один представитель исламской религии. Соответственно и роль ислама в обычаях и обрядах, связанных с рождением и воспитанием детей, была достаточно весома.

Кумыки, как и многие другие народы Дагестана, с большим вниманием и уважением относились к беременной женщине. Избиение женщины, повлекшее за собой гибель плода, расценивалось по кумыкскому адату как убийство человека. В адатах с. Башлы сказано: «Кто нанесет побои беременной женщине, от которых произойдет выкидыш, тот делается канлы»57. То же мы встречаем и у равнинных кумыков: «За ушибы, нанесенные беременной женщине, и другие действия, причиняющие смерть и изгнание находящегося в чреве ее плода, виновный изгоняется из селения под именем кровного врага до тех пор, пока не получит прощения. Если же родственники убьют его, то кровь его считается возмездием за кровь умерщвленного им плода»58

Если нормы адата доминировали в предродовой стадии, то шариат больше применялся в обрядах, связанных с рождением ребенка. Так, кумыки после рождения ребенка проводили обряды обрезания (кум. «сюннет-той»), наречения ребенка именем; особенно исполняемым в быту кумыков являлся обряд первой стрижки младенца. Ее, как правило, выполнял отец или один из старших родственников по отцовской линии. Волосы после первого бритья собирали и взвешивали, на одну чашу клали волосы, на другую – монеты, а потом эти монеты отдавали детям или нищему. Довольно часто на сумму взвешенных монет родители новорожденного покупали сладости и раздавали детям или своим соседям. Причем если ребенок был долгожданным, то количество раздаваемых сладостей было несколько больше обычного.

В процессе воспитания шариатские нормы превалировали над адатом. Мусульманская религия возложила на родителей определенные функции, связанные с укреплением и соблюдением столпов ислама.

В седьмом разделе главы «Адат и шариат в похоронно-поминальной обрядности» рассматриваются нормы адата и шариата в похоронных обрядах. Смерть одного из членов своей семьи кумыки воспринимали как большое горе, что, разумеется, характерно для всех народов мира.

После смерти близкого человека его родные и близкие совершали определенные ритуалы и обряды, чтобы несколько облегчить его участь в «потустороннем» мире. Естественно, для этого необходимы были материальные, денежные средства, притом порой немалые. По шариату все расходы, связанные с погребением покойного, обязаны были взять на себя его дети. В их отсутствие расходы на погребение обязаны были взять родственники покойного или община, в которой он проживал.

По кумыкским адатам в доме, где проживал умерший, собирались родственники, друзья, соседи, односельчане, кунаки и др. Пришедшие мужчины собирались на тазият (сбор соболезнующих) во дворе, женщины обычно проходили в дом, где находился покойник, с целью его оплакивания.

Весома роль шариата была в погребальных обрядах. Так, глубина могилы не должна была превышать двух метров. Обычно перед похоронами труп клали у могилы и, соблюдая предписания ислама, дибир (или мулла, кадий) читал молитву «яссин». После ее прочтения покойника клали в могилу таким образом, чтобы лицо его было повернуто в сторону Киблы (Каабы). Перед самым погребением, да и в процессе похорон, некоторые произносили шахада (по-кумыкски – «шаадат») («Нет божества кроме Аллаха, и Мухаммад – посланник   Аллаха»). После погребения кумыки традиционно устраивали религиозные песнопения (зикру), на исполнении которых настаивал шариат.

         Определенную роль в послепогребальных обрядах играл и кумыкский адат. Последний, в частности, предписывал наказание за осквернение или разграбление  могилы. 

           Третья глава «Шариат и адат в общественном быту кумыков в XIX –  начале XX веков» посвящена изучению проблем управления, судопроизводства, куначества и др. В первом разделе «Проявление норм шариата и адата в управлении» отмечается, что в ходе утверждения в Дагестане арабского господства (VII – IX вв.) управление у кумыков, как и повсеместно, строилось на основе шариата. Однако с течением времени кумыки вновь вернулись к прежней форме управления, где доминировали адатные нормы.

 Отсутствие норм шариата в традиционном сельском управлении вполне компенсировалось наличием в нем адата. Адат защищал жизнь и личное имущество членов народного собрания, старейшин, старшин, тургалаков, чаушей и т.д. Любая обида или противоправное действие в адрес одного из членов управления строго карались.

 Нормы адата предусматривали определенное наказание за  подстрекательство к драке, а также ссоре с членами народного собрания. Так, в адатах шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского сказано: «За подстрекательство к ссоре, драке, поношение оскорбительными словами или другими неприличными поступками виновные, смотря по степени проступка, подвергаются по усмотрению местной власти штрафу, аресту или телесному наказанию»59.

Во второй половине XIX века в традиционном управлении кумыков стали происходить существенные изменения. Народное собрание теряет авторитет и превращается в совещательный орган, призванный помогать в управлении старшинам. «В народном собрании народ охотно принимает мнение и советы младших князей и старшин», – отмечал М. Б. Лобанов-Ростовский60.

Старшинам по адатным нормам предоставлялось множество полномочий и прав. Кроме защиты жизни и личного имущества адатные нормы предписывали определенные права, получившие легитимность в традиционном обществе. Так, например, старшины получили право наказывать лиц из народного собрания, отправляя их на полевые работы, подвергая непокорных членов народного собрания штрафу и аресту, но не более чем на два дня.

Чтобы сделать старшин своей опорой на местах, царская администрация узаконила посредством норм обычного права ряд прав и привилегий для старшин. Так, например, старшина «владеемой им землей … (имел право. – Авт.) распоряжаться по своему произволу. То есть дарить оную, продавать, селить на ней не только крестьян, но и простой народ»61.

В системе сельского управления большую роль играли исполнители. В Кумыкии они именовались тургалаками или бегеулалами, в основном исполняли функции полицейских. Одной из функций, предоставленных тургалаку по адату, являлась охрана посевов от потравы.

Адатные нормы кумыков, в том числе и многих других народов Дагестана, наказывали тургалаков за несвоевременное взыскание штрафов в отведенный ранее срок. За несоблюдение подобных распоряжений адат наказывал тургалаков в виде «штрафа в том размере, в каком они должны были взыскать с него (должника. – Авт.) долг»62.

 В исследуемое время большими правами и полномочиями были наделены глашатаи ( кум. «чавуш»). В обязанности чауша по предписаниям кумыкских адатов входило право исполнять приказания старшин по взысканию штрафа с провинившихся лиц63. Нередко в ходе взимания штрафа возникали различные споры с чаушем, которые могли привести к конфликтам с ним, а в некоторых случаях и к дракам.

На основе исследования системы управления кумыков, мы приходим к выводу, что в ней в значительной мере доминировало адатное право.

            Второй раздел главы «Адат и шариат в судоустройстве и судопроизводстве» посвящен влиянию норм адата и шариата на процесс и структуру кумыкского судоустройства и судопроизводства в XIX – начале XX века.

В кумыкском судопроизводстве в XIX – начале XX века наблюдался правовой дуализм. С одной стороны, существовал суд, где решались дела по традиционному адату, с другой стороны – суд, где судебные тяжбы разбирались по шариату.

Однако в судопроизводстве превалировал традиционный кумыкский адат. По нормам кумыкского адата решались судебные тяжбы, которые касались наказаний за убийства, ранения, похищения девушек, умышленный поджог, воровство, грабеж, увечья, порчу чужого имущества, и т. д.

В ведомство шариатской юрисдикции подпадали лишь гражданские дела, которые не влекли за собой сурового наказания. По мусульманскому праву разбирались дела по вопросам опеки, долговые дела, семейно-брачные вопросы (развод, бракосочетание) и взаимоотношения супругов, родителей и детей и др.

Одна из главных причин доминанты адата над шариатом в вопросе судопроизводства заключалась в более гуманном решении дел по адату. Например, по адату за любую кражу наказание ограничивалось лишь небольшим штрафом (в середине XIX в. применялась также ссылка). Наказание же по шариату было гораздо строже. Например, за воровство злоумышленник наказывался отсечением конечностей.

Другая немаловажная причина доминанты адата над шариатом в вопросе судопроизводства заключалась в том, что нормы адата, в отличие от шариата, могли подвергаться изменениям и дополнениям къартами (судьи-старики). Так, если происходила судебная тяжба, а къарт затруднялся вынести приговор, то он имел право ввести новый адат, заранее обговорив его на очаре (годекане).

Основными наказаниями за различные проступки у кумыков, как и у многих народов Дагестана, были штрафы, узаконенные местной властью (князьями, старшинами). Система композиций была очень пестрой на кумыкских землях. Почти на всей территории Кумыкии, чтобы сделать размер штрафов за аналогичные преступления одинаковым для всего княжества, во многих адатных сборниках прописывали размеры выплат за некоторые правонарушения.

В то же время в разных адатных сборниках кумыков можно  наблюдать разные штрафы за одни и те же преступления. Например, штрафы за ранения и увечья у предгорных кумыков были заметно меньше, чем у присулакских. Этот факт объясняется, кроме прочего, еще и тем, что присулакские кумыки находились в лучшем материальном и экономическом положении, нежели предгорные.

Высокие платежи за ранение были у аксаевских, костековских и эндиреевских кумыков, когда с виновного взималась компенсация в размере «одного барана, одной сабы пшеничной муки, двух фунтов коровьего масла, трех фунтов меда и трех аршинов бязи»64. Практически аналогичные цифры по поводу штрафов за ранение приводит М. Алибеков: «Один саб муки, один баран, один тенгелек меду (около ведра), один тенгелек масла, для перевязки белое полотно и мыло»65.

Несколько ниже была система композиций за ранения у кайтагских кумыков, где адатный штраф взимался в виде «трех саб пшеницы, трех хинца масла, трех кар холста, одного барана»66. Штраф за ранение был предусмотрен в адатных нормах и у других народов Дагестана.

По адату кумыки решали и судебные тяжбы, которые были связаны с увечьем, так как шариатские нормы предписывали слишком высокие штрафы за принесенное увечье. Например, за выбитый зуб с виновного полагался штраф в виде 1/20 части от диа, то есть 50 баранов (или 10 быков). По сведениям информаторов, стоимость одного барана в начале XIX в. составляла примерно 4 рубля, стоимость быка 7–8 рублей). Получается, что шариатский штраф за выбитый зуб равнялся 200 рублей, что было весьма обременительно для большинства семей. Адат же наказывал виновного 10 рублями.

Домината адата над шариатом наблюдалась и в наказаниях за воровство. Адаты большинства народов Дагестана предписывали безнаказанное убийство вора, застигнутого в момент кражи.

Для обнаружения вора пострадавший нанимал так называемого айгака, который за определенную плату разыскивал вора и похищенное. Любая часть ворованного, обнаруженная айгаком возле или внутри чьего-нибудь дома, считалась неоспоримым доказательством вины хозяина этого дома. Соответственно, если было украдено несколько животных, виновным считался тот, возле чьего дома было найдено хотя бы одно украденное животное. М. Алибеков отмечает: «В случаях, когда из одной конюшни бывало уворовано две скотины или с поля пять-шесть скотин, то лицо, у которого найдена одна скотина, обязано было уплатить стоимость всех остальных животных»67.

Аналогичный адат существовал в шамхальстве Тарковском и ханстве Мехтулинском: «Если из дома будет одновременно украдено несколько вещей, а не окажется вора, и по прошествии некоторого времени… будет найдена одна из них, …то лицо, у которого будет найдена вещь, повинно уплатить и за остальное по цене, утвержденной присягой владельца»68.

В с. Башлы адатные нормы предписывали различать воровство со взломом и без него: «Если кто был уличен в воровстве (без взлома. – Авт.) чего-нибудь у односельцев своих, тот удовлетворяет обиженного втрое противу его потери, и, кроме того, с виновного взыскивался штраф – два быка, один в пользу управляющего, другой – общества, и дом вора предавался огню»69. За воровство со взломом наказание было суровее: «Кто уличен в воровстве со взломом стены, окна, крыши или дверей, тот подвергался, кроме изложенного штрафа, взысканию 20 рублей в пользу обиженного воровством»70.

Присулакские кумыки различали воровство в зависимости от материально-экономического и сословного положения виновного и потерпевшего. Причем адатные нормы были всегда на стороне более знатного и богатого человека: «Если потерпевший от похищения – князь, а похититель – человек простого звания, удовлетворение за похищение состоит в следующем: а) в возврате похищенного и уплате восьмерной стоимости; б) в вознаграждении потерпевшего за причиненные похищением вред и убытки»71.

Заметные изменения в судебной практике кумыков стали происходить во второй половине XIX в. – после проведения судебных реформ. Так, в частности, «27 сентября 1862 г. состоялся общественный приговор, по которому за воровство у всех кумыков определялись следующие виды наказания:

1) в первый раз изобличенный в воровстве, как бы оно маловажно ни было, должен уплатить за уворованное вдвое и штраф в 30 рублей серебром и затем на один год ссылался в Георгиевск на крепостные работы;

2) за второе воровство виновного, кроме двойной платы за украденное, штрафовали 50 рублями и ссылали на пять лет в Россию;

3) если кто-либо по возвращении из России снова был уличен в воровстве, то ссылался туда навсегда»72.

Адатные и шариатские нормы в судебной практике просуществовали вплоть до начала XX века, после чего были заменены на общесоветские законы.

В третьем разделе «Нормы адата и шариата в институте кровной мести» рассмотрено отражение норм обычного права и исламских регламентаций в институте кровной мести. Одним из пережитков родового строя, сохранившихся у кумыков в исследуемое время, была кровная месть. Отомстить за убийство члена семьи или родственника кумыки считали делом чести и достоинства.

Адат и шариат не запрещали мстить за убийство. По предписаниям мусульманского права осуществление мести было несколько затруднено. Так, нормы шариата предписывали наказать убийцу только тем оружием, которым он совершил убийство. То есть если убийство произошло выстрелом из пистолета, то и виновный должен был быть застрелен. В случае убийства холодным оружием, ответная мера должна была быть такой же. По шариату одним из обязательных условий совершения мести было и нанесение смертельного удара или выстрела в то же самое место, куда смертельное ранение, выстрел нанес убийца.

Адатные нормы не содержали подобных предписаний. В традиционных кумыкских адатах сроки изгнания виновного, численность изгоняемых вместе с ним, количество и размер выплаты алыма строго регламентировались адатными нормами. Адат также регламентировал разного рода убийства, которые не влекли за собой кровной мести.

Нормы кумыкского адата четко дифференцировали убийства. Так, в адатах селений Чонтаул и Султанянгиюрт разделяются четыре вида убийств:

  1. Убийство корыстное, когда оно совершено открытым нападением с целью грабежа.
  2. Убийство «черное» (кара-кан) – убийство женщины, сумасшедшего, двух или нескольких лиц, убийство с особой жестокостью.
  3. Убийство, за которое наказывается только один человек. Например, если при столкновении двух родов погибал один человек, неумышленное убийство и др.
  4. Убийство, не влекущее кровомщения, – убийство вора на месте преступления73, убийство лиц, занимающихся мужеложством, случайное убийство и др.

Классификация убийств, предписанная адатом, неслучайна. От того, к какой категории относилось убийство, зависела и мера наказания канлы, срок его изгнания, а также количество изгнанных вместе с ним родственников (если адат предписывал подобное изгнание).

Кроме кровного преследования, родители канлы обязаны были  выплатить родственникам покойного алым, размер которого был прописан в обычном праве кумыков. Так, в Темир-Хан-Шуринском округе «семейству убийцы необходимо было внести 13 рублей, родной брат его, живущий отдельно, вносит 13 рублей, двоюродный брат – 1 рубль, а все остальные (родственники. – Авт.) – до 10 копеек»74.

Похожий алым был у кумыков селений Султанянгиюрт и Чонтаул, где «с дома убийцы (выплачивается – авт.) 13–15 рублей серебром, а с остальных родственников, смотря по близости, от 3 рублей до 50 копеек серебром с каждого»75.

Таким образом, исследования норм адата и шариата в институте кровной мести ярко показывают доминанта адата над шариатом. 

В четвертом разделе «Адат и шариат в обычае гостеприимства» рассматривается один из традиционных у кумыков, и на всем Кавказе, обычаев куначества. Кумыки, как и многие другие народы Дагестана, Кавказа, славились гостеприимством испокон веков. Роль норм обычного права и шариата в обычае гостеприимства была невелика.

В частности, нормы адата предусматривали ответственность хозяина дома за жизнь, честь и имущество гостя. М. А. Агларов отмечает: «Охрана жизни, имущества и чести лиц, вступивших на чужую территорию, которая осуществлялась обладателями этой территории, не только была возведена в ранг обязательного правового установления, но и являлась незыблемым принципом, более надежным для защиты чужака, чем декларируемая в кодексах уголовная ответственность»76.

Хозяин дома также нес ответственность за увечья, нанесенные гостю домашними животными. В адатах кумыков по этому поводу говорится: «Если хозяин позволил кому-либо войти во двор свой и не предупредил входящего о норове находящихся во дворе его животных, то обязан уплатить за все повреждения, причиненные его животными вошедшему»77

Адатные нормы кумыков защищали имущество гостя, считая самым позорным и в то же время наказуемым воровством хищение у гостя. В сборнике «Из истории права народов Дагестана» сказано: «Материальный ущерб, нанесенный приезжему гостю, восстанавливался в семикратном размере»78.

В пятом разделе «Адат и шариат в обычае взаимопомощи» отмечается, как и в обычае гостеприимства, нормы адата и шариата играли незначительную роль. Оба права прописывали оказывать помощь бедным и малоимущим гражданам, сиротам, больным, погорельцам, вынужденным переселенцам, вдовам и т. д.  

В заключении сделаны некоторые выводы и обобщения, главными из которых являются:

1. В начале XIX в. на территории кумыкских земель сложился правовой дуализм – господство адатского и шариатского права. Причем, там, где шариатское наказание было более суровым, доминировали адатные нормы (судопроизводство, кровная месть, брачный возраст и т. д.); в семейном быту кумыков доминировали шариатские нормы (похоронные обряды, выбор кадия, семейно-бытовые отношения и т. д.).

На семейные отношения кумыков и особенности их традиционного общественного быта существенное влияние оказали местные обычаи и традиции, также именуемые адатами, но не имеющие юридической силы.

2. Приведенные в исследовании материалы убедительно показывают, что в некоторых вопросах нормы адата и шариата синкретизирвались. Подобное переплетение наблюдалось в наказаниях за ослушание детьми указаний родителей, убийство детей, за прелюбодеяние и др.: здесь нормы адата и шариата предписывали примерно одни и те же наказания. В то время, во многих аспектах внутрисемейных отношений нормы адата приходили в противоречие с шариатом (например, в вопросах раздела имущества, защиты личной собственности, убийства одного из родителей и др.).

3. Нормы адата и шариата имели применение и в вопросах брачного выбора невесты или жениха. В частности, кумыкские адаты и шариат запрещали неравноценные в социальном отношении брачные союзы; эти нормы чаще соблюдались в кругу шамхалов и биев. Кроме того, обязательным условием для брака являлось отсутствие близкого и моловшего родства. Несмотря на то, что шариат разрешал браки в раннем возрасте (9 лет девушка; 12 лет юноша), брачный возраст у кумыков был заметно выше. В этом вопросе сильны были позиции адата.

4. Доминант адата над шариатом наблюдался  в наказаниях за похищение девушек. Это было вызвано тем, что  к такого рода преступлениям шариата относился более сурово, чем адат, нормы которого в большей мере предписывали взять выкупные платежи.

5. Переплетение норм адата и шариата наблюдалось и в предсвадебных обрядах кумыков. Несмотря на то, что и адат, и шариат предусматривали выплату стороной жениха калыма и гебина, однако мусульманский гебин, в отличие от калыма, мог быть выплачен и после свадьбы, да и размер его был существенно ниже калыма. Расчлененность адата и шариата наблюдалась и в  свадебном обряде кумыков.

6. Сельское управление у кумыков строилось на основе местных обычаев и традиций. Обращают на себя внимание адатные нормы защищающие членов сельского управления.

7. В целом, в судопроизводстве кумыков наблюдался правовой доминат адата над шариатом, что было обусловлено несколькими причинами:

а) нормы адата, в отличие от шариата, предписывали менее суровое наказание за некоторые правонарушения (например, за воровство, поджог);

б) сумма штрафа по нормам адата за некоторые проступки (ранения, увечья) была гораздо меньше, чем по шариату;

в) штрафы, взимаемые с правонарушителей, составляли немалый доход бия, которому они отдавались. 

8. Кумыкам, как и многим народам Дагестана, Северного Кавказа,  был известен обряд кровной мести, в котором важную роль играли адатно-правовые нормы. Роль последних была особенно высока в вопросах выбора канлы, наказания за убийство кара-кань (с особой жестокостью), определения размера алыма, сроков изгнания канлы и т. д.

9. В обряде гостеприимства и взаимопомощи кумыки соблюдали предписания шариата и адата, с явным преобладанием второго. Здесь существенную роль играли обычаи кумыков, нежели адатно-шариатские нормы. В то же время, и адат, и шариат защищали жизнь и личное имущество гостя. Любое оскорбление или противоправное действие в адрес гостя строго наказывалось по нормам кумыкского адата. В обряде взаимопомощи нормы адата и шариата взаимно дополняли друг друга. Те и другие поддерживали обычай взаимопомощи, а так же безвозмездную помощь старым и немощным жителям, больным, сиротам, погорельцам и т.д.

11. Адат и шариат существуют в быту кумыков и сегодня. Однако соблюдение данных норм не имеют юридической силы, и соблюдается лишь в некоторых аспектах семейного быта кумыков (воспитание детей, похоронные обряды и т.д.). Так, шариатские нормы применяются в вопросах бракосочетания, в обычаях и обрядах, связанных с рождением ребенка, похоронных обрядах. Нормы кумыкского адата соблюдаются в вопросах внутрисемейных отношений, гостеприимства, взаимопомощи и т.д.

12. В общем, в семейном и общественном быту кумыков превалировал адат: местное, выросшее на местной почве и более раннее и должно было превалировать на привнесенном, характерном в большой степени для общества с другими формами социальных отношений.

13. В обществе, где относительно развитые феодальные отношения переплетались со стойкими пережитками более ранних этапов социально-экономического развития, адат и шариат, поддерживая патриархальные порядки, главным образом выражали интересы социальной и имущей верхушки.

14. После окончательного присоединения Дагестана к России и проведения в области судебно-административных реформ, царское правительство, в лице офицеров и чиновников «военно-народного» управления, пошло по пути редакции адатов, удаления из их сферы наиболее устаревших норм, а также положений, не угодных властям. Сфера шариата правительством была сужена до предела, так как в ней новая власть видела оплот мусульманского духовенства, которое явно и скрытно противостояло русскому владычеству в Дагестане.

        Основные положения диссертации отражены автором в следующих научных публикациях:

        1. Нормы шариата в брачном обряде кумыков в конце XIX – начале XX веков // Научные проблемы гуманитарных исследований. Выпуск 10 (2). Пятигорск, 2009. С. 24-28.

         2. Некоторые аспекты адатного судоустройства у кумыков в XIX – начале XX веков // Дагестанский этнографический сборник. Выпуск IV. Махачкала, 2009. С. 155-158.

3. Положение женщины в кумыкской семье в начале XX века: по нормам традиционного адата. // Женщины в истории: недостающие фрагменты исторического полотна // Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Армавир, 2010. С. 179-181.

4. Об адатном наказании за ранения и увечья на территории                                                                                                                                             кумыкской плоскости в первой половине XIX века // Обычное право и правовой плюрализм на Кавказе в XIX – начале XX века // Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Карачаевск, 2010. С. 177-181.

5. Адат  во внутрисемейных отношениях кумыков в конце XIX – начале XX веков // Материалы международной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Р.М. Магомедова. Махачкала, 2010. С.201-204.

Бобровников В.О. Мусульмане Северо-Восточного Кавказа: Обычай, право, насилие. М., 2002.

Мисроков З.Х. Адат и шариат в российской правовой системе. М., 2002.

Лугуев С.А. Культура поведения и этикет дагестанцев. XIX – начало XX в. Махачкала, 2006.

Лугуев С.А. Взаимопомощь в хозяйственной деятельности лакцев (вторая половина XIX – начало XX в.) // Хозяйство народов Дагестана в XIX–XX в. Махачкала, 1979; Он же. О кровной мести у лакцев во второй половине XIX – начале XX века // Семейный быт народов Дагестана в XIX – XX вв. Махачкала, 1980; Он же. Гостеприимство и куначество у лакцев (вторая половина XIX – начало XX века) // Семейный быт народов Дагестана в XIX – XX вв. Махачкала, 1980 – и др.

Магомедсалихов Х.Г. Маслаат: Традиционные формы разрешения конфликтов у аварцев в XIX – нач. XX в. Махачкала, 2003.

Магомедханов М.М. Адат, шариат и российские законы в Дагестане // Вестник ДНЦ РАН. Махачкала, 2004. № 16.

Там же. С. 79.

См. напр.:Азимов В.А. Суд и процесс в обычном праве народов Дагестана; Бобровников В.О. Судебная реформа и обычное право в Дагестане (1860–1917); Мальцев Г.В. Очерк теории обычая и обычного права и др.

Абайханова П.И. Роль адата в организации управления национальными окраинами Российской империи в конце XIX – начале XX века (на примере Кубанской области); Бабич И.Л. Концепция «правового плюрализма»: Теория и практика; Болурова А.Н. Адаты и обычаи карачаевцев, связанные с рождением и воспитанием ребенка; Булатов Б.Б. К проблеме трансформации судопроизводства и судоустройства народов Дагестана во второй половине XIX – начале XX века; Гусейнов М.А. «Адаты кумыков» – национальный памятник обычного права; Джамбулатов Р.Т., Идрисов Ю.М. Структура и правовой статус кумыкского узденства; Магарамов Ш.А. Обычное семейное право табасаранцев; Чамаев З.А. Адат и шариат как источники права – и др..

Алимова Б.М. Табасаранцы. XIX – начало XX в.: Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 1992; Она же. Кайтаги. XIX – начало XX в.: Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 1998; Алимова Б. М., Магомедов Д.М. Ботлихцы. XIX – начало XX в.: Историко-этнографическое исследование.  Махачкала, 1993; Алимова Б.М., Лугуев С.А. Годобереинцы: Историко-этнографическое исследование. XIX – начало XX в.: Махачкала, 1997; Булатова А.Г. Лакцы: Историко-этнографическое исследование. XIX – начало XX в. Махачкала, 2000; Гаджиева С.Ш. Дагестанские терекеменцы: Историко-этнографическое исследование. М, 1985; Лугуев С.А., Магомедов Д.М. Бежтинцы: Историко-этнографическое исследование. XIX – начало XX в. Махачкала, 1994; Мусаев Г. Рутулы (XIX – начало XX вв.): Историко-этнографическое исследование.  Махачкала, 1997; Мусаева М.К. Хваршины. XIX – начало XX в.: Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 1995; Ризаханова М.Ш. Лезгины. XIX– начало XX в.: Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 2005; Она же. Гунзибцы. Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 2001; Курбанов М.-З. Ю. Сюргинцы. XIX – начало XX в.: Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 2006 – и др.

Гаджиева С.Ш. Кумыки: Историко-этнографическое исследование. С. 118; Она же. Кумыки: Историческое прошлое, культура, быт. Махачкала, 2000. Кн. 1. С. 212; Мансуров М.Х. Засулакские кумыки. Махачкала, 2000. С. 14.

Гаджиева С.Ш. Кумыки: Историко-этнографическое исследование. С. 119.

45 Гаджиева С.Ш. О сословных отношениях кумыков в первой половине XIX века. Махачкала, 1967. С. 204-205.

46 Зубов П. Картина Кавказского края, принадлежащего России, и сопредельных к оному земель в историческом, статистическом, финансовом и этнографическом отношении. СПб., 1835. Ч. 2. С. 83.

47 Броневский С.М. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. Ч.2. М., 1923. С. 200.

48 Адаты шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского. С. 201.

49 Там же. С. 202.

51 Адаты южно-дагестанских обществ. С. 59.

52 Мисроков З. Х. Указ. соч. С. 71.

53 Адаты шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского. С. 209.

54 Шихалиев Д. М. Рассказ кумыка о кумыках. С. 43.

55 Адаты шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского. С.211.

56 Керимов Г.М. Шариат: закон жизни мусульман. С. 140.

57 Адаты южно-дагестанских обществ. С. 60.

58 Адаты шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского. С. 198.

59 Адаты шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского. С.200.

60 Лобанов-Ростовский М. Б. Указ. соч. С. 50–55.

61 Леонтович Р. И. Указ. соч. С. 240.

62 Там же. С. 106.

63 Адаты Дагестанской области и Закатальского округа. С. 9.

64 Семенов Н. Указ. соч. С. 293.

65 Алибеков М. Указ. соч. С. 15–16.

66 См. напр.: Адаты южно-дагестанских обществ. С. 59.

67 Алибеков М. Указ. соч. С. 26.

68 Адаты шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского. С. 204.

69 Адаты южно-дагестанских обществ. С. 60.

70 Там же. С.60.

71 Семенов Н. Указ. соч. С. 315.

72 Адаты жителей Кумыкской плоскости. С. 18–19.

73 Записки о правах и преимуществах господствующих групп населения. Л. 41.

74 Комаров А. В. Адаты  и судопроизводство по ним. С. 1.

75 Записки о правах и преимуществах господствующих групп населения. Л. 41.

76 Агларов М. А. Указ. соч. С. 101.

77 Адаты шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского. С. 200.

78 Там же. С. 51.

См. соответствующую литературу: Комаров А.В. Адаты и судопроизводство по ним // ССКГ. Вып.1. Тифлис, 1868; Адаты жителей Кумыкской плоскости // ССКГ. Вып.VI. Тифлис, 1872; Леонтович Р.И. Адаты кавказских горцев. Т.2. Одесса, 1883. Т. 2; Семенов Н. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. Кумыки. СПб., 1895; Дирр А. Об обычном праве кавказских горцев // РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 368; Адаты Шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского // Памятники обычного права Дагестана XVII–XIX вв.: Архивные материалы. М., 1965.

Гаджиева С.Ш. Кумыки М., 1961; Она же. Семейный и общественный быт кумыков в XIX – начале XX века // РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 16; Она же. Семья и брак у народов Дагестана в XIX – начале XX в. М., 1985.

Мисроков З.Х. Адат и шариат в российской правовой системе. М.,  2002.  С. 3.

Адаты жителей кумыкской плоскости.

Адаты южно-дагестанских обществ / ССКГ. Тифлис, 1873. Вып. VII.

Адаты Шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского // Памятники обычного права Дагестана XVII–XIX вв.: Архивные материалы. М., 1965.

Материалы РФ ИИАЭ ДНЦ РАН: Адаты аварцев (на аварском языке и перевод к ним) Ф. 5. Оп. 1. Д. 59; Адаты и обычаи даргинцев, записанные Абдусаламом Акиевым со слов жителей с. Усиша, Урахи, Цудахар. Ф. 5. Оп. 1. Д. 35; Гидатлинские адаты 1660 г. (перевод с арабского неизвестным переводчиком). Ф. 5. Оп. 1. Д.251; Статья Б. Далгата «Обычное право и родовой строй народов Дагестана» Ф. 5. Оп. 1. Д. 22. Махачкала, 1934; Б. Далгат. Материалы по обычному праву даргинцев (очерки) Ф. 5. Оп. 1. Д. 28; Сборник адатов Даргинского округа. 1864 г. Ф. 5. Оп. 1. Д. 252; Опубликованные материалы: Свод решений, обязательных для жителей Андалальского округа // Памятники обычного права Дагестана; Адаты Келебских селений // Там же; Свод решений и обычаев Цекубского сельского общества // Там же; Адаты бывшего Тиндальского общества // Там же; Адаты Тиндальского наибства Хваршинского общества // Там же; Адаты Гумбетовского наибства // Там же; Кодекс законов Умму-хана Аварского (Справедливого) // Там же; Г. Цадаса. Адаты о браке и семье аварцев  в XIX – начале XX вв. / Там же; Адаты общества Каралал / Сост. Магомедсалихов Х.Г. Махачкала, 2002.

Тарнау Н. Указ. соч.

Мисроков З.Х. Указ. соч. С. 187.

Комаров А.В. Адаты и судопроизводство по ним.

Ковалевский М.М. Указ. соч. С. 640.

Леонтович Р.И. Указ. соч. 1883.

Леонтович Р.И. Адаты (неопубликованный сборник) // РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 5. Оп. 1. Д. 68; Он же Обычное право Кавказских горцев (заметка по поводу труда Леонтовича Р.И. «Адаты Кавказских горцев»). Одесса, 1883 // Вып I. Ф. 5. Оп. 1. Д. 53.

Семенов Н. Указ. соч.

Семенов Н. Очерки народных обычаев кумыков Терской области. Ф. 5. Оп. 1. Д. 3; Он же Собрание юридических обычаев кумыкского народа по делам. Ф. 5. Оп. 1. Д. 19.

Адаты Дагестанской области и Закатальского округа. Тифлис, 1899.

Дирр А. Об обычном праве кавказских горцев // РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 368.

Эсадзе С. Историческая записка об управлении Кавказом. Тифлис, 1907.

Алибеков М. Указ. соч.

Авксентьев А.В. Коран, шариат и адаты. Ставрополь, 1960.

Гаджиева С.Ш. Кумыки: Историко-этнографическое исследование. М., 1961; Она же. Кумыки: Историческое прошлое, культура, быт. Кн. 2. Махачкала, 2005.

Гаджиева С.Ш.  Семья и брак у народов Дагестана в XIX – начале XX вв. Махачкала, 1985.

Гаджиева С.Ш. Общественно-экономический строй кумыков во второй половине XIX века Ф. 3. Оп. 3. Д. 14. Махачкала, 1958; Она же. Культура и просвещение кумыков. Ф. 3. Оп. 3. Д. 71. Махачкала, 1958; Она же. Краткий очерк по истории кумыков до XIX века. Ф. 3. Оп. 3. Д. 94. Махачкала, 1959; Она же. Семья и семейный быт народов Дагестана. Ф. 3. Оп. 3. Д. 417. Махачкала, 1979; Она же. Малая семья. Ф. 3. Оп. 3. Д. 449. Махачкала, 1979.

Шихалиев Д.М. Рассказ кумыка о кумыках / Предисл. Гаджиевой С.Ш. Махачкала, 1993.

Лобанов-Ростовский М.Б. Кумыки, их нравы, обычаи и законы / Предисл. Гаджиевой С.Ш. Махачкала, 2002.

Омаров С.А. Система композиций в обычном праве народов Дагестана // УЗ ИИЯЛ. Махачкала, 1966. Вып. 16. С. 230–261.

Из истории права народов Дагестана. (Материалы и документы) / Сост. А.С. Омаров. Махачкала, 1968.

Магомедов Р.М. Адаты дагестанских горцев как исторический памятник. М., 1960.

Агларов М.А. Сельская община в Нагорном Дагестане в XVII – начале XIX века. М., 1988.

Алимова Б.М. Брак и свадебные обычаи в прошлом и настоящем. Махачкала, 1989.

Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. М., 1986; Он же. Шариат и мусульманско-правовая культура М., 1997.

Керимов Г.М. Шариат: Закон жизни мусульман. М., 2007; Он же. Шариат и его социальная сущность. М., 1978.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.