WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Этнические процессы в среде мордвы Республики Мордовия в конце XX – начале XXI в.

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Абрамова Ольга Владимировна

 

 

 

ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

В СРЕДЕ МОРДВЫ РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

в конце XX – начале XXI в.

 

 

Специальность 07.00.07 – Этнография, этнология и антропология

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

Саранск 2012

Работа выполнена на кафедре новейшей истории народов России

федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Мордовский государственный

университет им. Н. П. Огарева»

Научный руководитель:    доктор исторических наук профессор

                                            Корнишина Галина Альбертовна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук профессор

Беляева Надежда Федоровна

(Мордовский государственный

педагогический институт им. М. Е. Евсевьева, зав. кафедрой всеобщей истории)

доктор исторических наук

Данилко Елена Сергеевна

(Институт этнологии и антропологии

им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН,

ведущий научный сотрудник)

 

Ведущая организация:   Удмуртский институт истории, языка и

литературы Уральского отделения РАН

 

Защита состоится «___» __________ 2012 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.04 при федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева» по адресу: 430005, Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Пролетарская, 63 (учебный корпус № 20), конференц-зал (ауд. 408).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарева по адресу: Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Большевистская, 68.

Автореферат разослан «___» __________ 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук доцент                                                                                     Э. Д. Богатырев

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Россия исторически сложилась как многонациональное государство, для которого характерно многообразие этносов, культур, языков. На протяжении длительного исторического периода народы нашей страны активно взаимодействовали в политической, социальной, культурной сферах, в результате чего сформировалась своеобразная российская полиэтничная цивилизация.

Конструктивное участие в этом процессе принимал и мордовский народ, сохранивший до настоящего времени свой этнический облик, язык и культуру. На рубеже XX – XXI вв. в его среде усилились наметившиеся ранее негативные процессы, в частности, девальвация этнического своеобразия и национального самосознания. Все это актуализировало необходимость исследования современных этнических процессов у мордвы, дополнительную значимость которому придает отсутствие систематизированного материала по данной проблематике. Ее изучение даст возможность лучше понять тенденции развития мордовского народа в конце XX – начале XXI в., а также выработать рекомендации сохранения его этнокультурной специфики с помощью рациональных путей трансформации традиционных конструкт этноса в современных условиях глобализации. Данная задача сохранения этнической идентичности всех народов, населяющих нашу страну, вместе с обеспечением их гармоничного межэтнического взаимодействия, находится в центре внимания современной национальной российской политики.

Проблемы, связанные с современным функционированием мордовского народа, имеют особую актуальность для Республики Мордовия, где наряду с титульным этносом проживают русские, татары и люди других национальностей. При этом отсутствие в республике зон межэтнической конфликтности побуждает к тщательному анализу накопленного здесь опыта.

Степень изученности проблемы. Проблема изучения этнических процессов достаточно многогранна и широко отражена в научной литературе.

Проблемы этноса и этнических процессов традиционно рассматриваются учеными в рамках трех методологических подходов: примордиализма, инструментализма и конструктивизма.

Ю. В. Бромлей, являющийся представителем эволюционно-исторического течения примордиализма, разграничил понятия «этнос в узком значении» (этникос) и «этнос в широком значении» (этносоциальный организм). При этом он считал этнос результатом взаимодействия разнообразных этнических процессов, подробной классификации которых ученый отвел значительное место в своей концепции . Л. Н. Гумилев – представитель социобиологического направления примордиализма – понимал этнос как «биосоциальный организм», развивающийся по своим уникальным законам и противопоставляющий себя всем прочим аналогичным коллективам («мы» и «не мы») .

Суть концепции инструментализма заключается в том, что основным в существовании этноса его последователи считают служение определенным целям и интересам. Этничность, по их мнению, ситуативна, изменчива и зависит от структуры общества. Этническая идентичность при этом может как возрастать, так и уменьшаться в зависимости от множества факторов .

Идеи конструктивистского подхода в отечественной науке развивает В. А. Тишков. По его мнению, этносы не являются реальностью, существующей объективно, а представляют собой умственные конструкции, существующие исключительно в умах ученых .

Со временем в этнографии стали формироваться новые направления, которые значительно расширили сферу изучения этнических процессов. Одним из них является этносоциология, в рамках которой работают Ю. В. Арутюнян, Л. М. Дробижева, А. А. Сусоколов. Ими выявлена целесообразность применения социологических методов при изучении этнических процессов. В своей совместной работе «Этносоциология» они указывают на то, что группы в социологическом понимании – это сегменты, части общества, члены которых осознают себя (или считаются с точки зрения других) носителями общей культуры и обладают чувством солидарности .

Исследование этнических процессов невозможно также без рассмотрения их составных компонентов: этнодемографии, этнополитики, языка, а также проблем этнической идентичности. Уже в конце 1950-х гг. возрастает интерес к проблемам демографии (динамике численности населения, расселению и продолжительности жизни, половозрастной структуре, факторам рождаемости, смертности, миграционным процессам), которые нашли отражение в исследованиях таких ученых как А. С. Боярский, Д. И. Валентей, В. И. Козлов, Б. Ц. Урланис . В их работах делается акцент на зависимость демографических процессов от уровня и качества исторического процесса того или иного этноса.

Изучением этнополитических процессов и, в частности, тенденциями развития национальных движений, занимаются М. Н. Губогло и В. А. Тураев. Важнейшими причинами их возникновения М. Н. Губогло считает экономические и исторические факторы, а В. А. Тураев – наличие в обществе различных социальных и этнических групп, которые пытаются таким образом реализовать свои интересы .

М. Н. Губогло также занимается изучением особенностей этноязыковых процессов. В своих исследованиях он отмечает, что состояние языка как элемента этнической идентификации и выполнение им интегрирующей функции играют значительную роль как внутри этноса между его отдельными структурами, так и в общей устойчивости самого этноса как системы . По мнению эстонского филолога М. Раннута, роль языка в современном обществе очень важна – это политический объект и ресурс, компонент интегративного идентитета и символ коллективных прав .

В конце 1990-х гг. в отечественной научной терминологии прочно укрепляется понятие «этническая идентичность», которое исследуется в работах Н. М. Лебедевой, Г. У. Солдатовой, Т. Г. Стефаненко, В. Ю. Хотинец . Так, В. Ю. Хотинец определяет этническую идентичность как составную часть социальной идентичности личности. Сходную позицию имеет Т. Г. Стефаненко, которая добавляет, что этническую идентичность индивида следует рассматривать не только с точки зрения осознания им принадлежности к этносу, но и как оценивание, переживание этой принадлежности.

К настоящему времени накоплен значительный материал по этническим процессам в среде мордовского народа. С 1950-х гг. в мордовской этнографической науке появляется ряд новых исследователей, работающих в области этнической истории, этнодемографии и этнокультуры. Теоретической и фактологической основой изучения этнографии мордовского народа являются труды В. А. Балашова по истории, культуре и быту мордвы ; Н. Ф. Беляевой по особенностям мордовской семьи, проблемам социализации детей и подростков у мордвы ; Г. А. Корнишиной по традиционной культуре и истории культуры мордовского народа ; Н. Ф. Мокшина по этнической истории мордвы, религиозным верованиям, материальной культуре .

Особое место в исследованиях финно-угорских народов занимает работа финского ученого С. Лаллуки «Восточно-финские народы России», в которой дается глубокий анализ этнодемографических процессов восточно-финских народов . Ученый полагает, что именно дисперсная система расселения восточных финнов является одним из главных факторов, способствующих ассимиляционной эрозии.

Вопросам возникновения мордовского этноса, численности и расселения на разных исторических этапах посвящены работы В. И. Козлова, Н. Ф. Мокшина . По их мнению, одной из причин распада некогда единой древнемордовской общности на мокшу и эрзю явилась обширная территория ее расселения. Демографическую и социальную динамику мордовского народа в XIX и XX вв. наиболее полно проследил В. К. Абрамов. Им же исследованы особенности мордовского национального движения и основные направления деятельности мордовских общественных организаций, появление которых, по его мнению, является показателем этнической зрелости мордвы . В работах В. Ф. Разживина и И. В. Широковой анализируются демографические характеристики мордовского населения на территории Республики Мордовия в конце ХХ – начале XXI в.: численность, половозрастной и социальный состав, гендерные характеристики и структура семьи . В частности, они указывают на то, что более высокий уровень рождаемости среди мордовских женщин был обусловлен большей, по сравнению с русскими, устойчивостью традиций многодетности. Однако анализ статистических материалов показывает тенденцию постепенного сглаживания национальных различий в уровне рождаемости. Проблемы национально-культурных автономий мордовского народа в Российской Федерации рассмотрены в работах В. Ф. Кирдяшова . В них автор подчеркивает, что национально-культурная автономия является одной из форм самоопределения территориально разрозненных групп этноса, стремящихся к самоорганизации.

Определенный интерес представляют работы О. А. Богатовой, Е. Н. Мокшиной, Л. И. Никоновой, А. С. Щербакова, направленные на изучение современных этнических процессов в среде мордовского народа, этнокультурных ориентаций, особенностей этнической идентичности и межэтнических взаимодействий .

Различные аспекты современных этнических процессов как финно-угорских, так и других народов России представлены в работах А. Е. Загребина, К. И. Козловой, О. Ю. Кузивановой, Г. А. Никитиной, З. И. Строгальщиковой, Д. М. Исхакова, Ф. Г. Сафина, Г. Р. Столяровой, Т. А. Титовой, Г. Е. Шкалиной, Е. А. Ягафовой и др. В них затрагиваются проблемы этничности, этнодемографические процессы, этническая история. Так, в своей совместной работе А. Е. Загребин и Г. А. Никитина обосновывают тезис о том, что значительные потери абсолютной численности финно-угорского населения России на рубеже XX – XXI вв. нельзя объяснить только демографическими факторами, свою роль здесь сыграли также факторы ассимиляции и этнической идентификации с доминантным русским окружением или иными национальностями.

Особо следует отметить книгу «Финно-угорские народы России: вчера, сегодня, завтра», изданную под редакцией А. К. Конюхова по результатам Финляндско-Российского проекта 2005–2008 гг. «О положении финно-угорских народов Российской Федерации», в которой анализируются вопросы этнодемографического, социально-экономического и культурного развития финно-угорских народов России . По выводам авторов, их положению присущи в целом те же социально-экономические и общественно-политические проблемы, что и населению всей страны.

Таким образом, несмотря на то, что отдельные аспекты рассматриваемой темы были освещены различными исследователями, следует отметить отсутствие комплексных работ по этническим процессам в среде мордвы Республики Мордовия в конце XX – начале XXI в., что определяет необходимость их изучения.

Цель диссертации состоит в выявлении основных тенденций этнодемографических и этносоциальных процессов, протекающих в среде мордовского населения Республики Мордовия в конце XX – начале XXI в., и определении степени их влияния на дальнейшее функционирование мордовского этноса.

В соответствии с целью исследования были определены задачи:

– рассмотреть особенности расселения и тенденции изменения численности мордовского народа в отдельные исторические периоды и, особенно, на рубеже XX – XXI вв.;

– проанализировать современную этнодемографическую структуру мордовского населения Республики Мордовия;

– исследовать направленность этнополитических процессов в Республике Мордовия и их влияние на развитие мордовского народа;

– охарактеризовать основные критерии этнической идентичности и особенности их функционирования в среде изучаемого этноса;

– выявить специфику современных этнолингвистических процессов у мордвы.

Объектом исследования являются этнические процессы, характерные для мордвы Республики Мордовия на современном этапе ее развития (конец XX – начало XXI в.).

Предмет исследования – структура, основные направления и результаты этнодемографических, этнополитических, этнолингвистических процессов, а также особенности проявления этнической идентичности у мордвы исследуемого региона. При этом за рамками нашего исследования остаются вопросы изучения этнокультурных процессов, поскольку мы полагаем, что данная сфера настолько обширна, что требует отдельного рассмотрения.

Хронологические рамки исследования охватывают период конца ХХ – начало XXI в., который связан с новым этапом в развитии Республики Мордовия. Этот период обусловлен кардинальными социально-экономическими и политическими преобразованиями в жизни общества, переходом к комплексной системе рыночных отношений. Эти факторы оказали существенное влияние на положение мордовского народа и протекающие в его среде этнические процессы. В то же время для выявления предпосылок изучаемых процессов, анализа тенденций их развития в исторической ретроспективе, автор счел необходимым обращение и к предшествующим историческим периодам.

Территориальные рамки работы охватывают территорию Республики Мордовия. В качестве сравнительного материала используются также данные, полученные в ряде других регионов с компактным проживанием мордвы, в частности, в Самарской и Ульяновской областях.

Источниковая база исследования диссертационной работы представлена разноплановыми документами и материалами.

Основным источником для написания работы являются материалы этносоциологического опроса, проводившегося в рамках Российско-Финляндского проекта 2005–2008 гг. «О положении финно-угорских народов России». Для выявления социально-экономического и этнодемографического положения мордвы опрос респондентов проводился в основных регионах компактного проживания мордвы: Республике Мордовия, Республике Башкортостан, Самарской и Ульяновской областях. В обработке и анализе результатов данного исследования непосредственное участие принимал диссертант.

Опрос проводился в два этапа. Объем выборки респондентов по Республике Мордовия в декабре 2005 – январе 2006 гг. составил 300 человек. Совокупность опрошенных состояла из трех групп: 100 студентов мордовской национальности, 100 студентов русской национальности и 100 взрослых респондентов-мордвинов, из которых 37 человек являлись активистами национального движения, 63 человека – сотрудниками национальных газет журналов и книжного издательства.

В опросе, проведенном в сентябре – октябре 2007 г., приняли участие 1 123 человека, из которых 362 респондента мордовской национальности, 710 – русской, 33 – татарской; 18 человек являлись представителями других национальностей. Данный состав в количественных национальных, гендерных, возрастных и других соотношениях соответствует современной структуре населения Республики Мордовия.

Таким образом, достоверность данного вида источника обусловлена репрезентативностью выборочной совокупности. Результаты опроса позволили выявить субъективные оценки социального самочувствия мордовского населения, отношение к современной национальной и языковой политике, родному языку, межнациональным отношениям, а также особенности этнической идентичности.

В работе также использованы данные Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., материалы всех переписей населения советского периода, Всероссийской переписи населения 2002 г. Что касается данных Всероссийской переписи населения 2010 г., то к настоящему времени доступны лишь ее основные итоги, в которых представлены характеристики населения без учета его этнической принадлежности, что не позволяет в полной мере использовать эти материалы в нашей работе. Эти источники дают информацию о динамике численности мордовского народа, особенностях его расселения, социально-демографических характеристиках, уровне владения языками на разных исторических этапах, а также позволяют оперировать количественными показателями.

Большое значение для нашего исследования имеют нормативно-правовые акты различного уровня. Во-первых, это акты общего действия, сфера распространения которых включает всю территорию Российской Федерации. К ним относятся Конституция Российской Федерации, Федеральные законы «О языках народов РСФСР» и «О национально-культурной автономии». Также были рассмотрены нормативно-правовые акты ограниченного действия – Конституция Республики Мордовия и Закон «О государственных языках Республики Мордовия». Данные документы представляют собой декларацию намерений государства в отношении выстраивания национальной политики и определяют его официальную позицию в сфере межэтнических отношений. Реализация таких намерений является важным фактором развития этнических процессов в среде отдельных этносов как в целом по России, так и в ее отдельных регионах.

При проведении исследования также использовались архивные материалы Центрального государственного архива Республики Мордовия (ЦГА РМ) и Государственного архива Самарской области (ГАСО). В ЦГА РМ нами были изучены фонды Государственного комитета Республики Мордовия по статистике (ф. Р-662) и Статистического отдела при Мордовском окружном исполнительном комитете Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Мордовского округа Средне-Волжской области (ф. Р-148); в ГАСО – фонд Куйбышевского областного военного комиссариата (1939 – 1963 гг.). В документах данных фондов содержатся преимущественно статистические сведения, которые помогли нам проследить естественное движение мордовского населения, динамику его социальной структуры и национального состава как в Республике Мордовия, так и диаспоре.

Таким образом, использование разнообразных групп источников позволило решить основные задачи диссертационного исследования.

Методологическая основа исследования. Теоретико-методологической базой данного исследования явились работы ведущих отечественных исследователей – С. А. Арутюнова, Ю. В. Бромлея, В. И. Козлова, В. В. Пименова .

Методика исследования базируется, прежде всего, на применении традиционных исторических и этнографических методов. Проблемно-хронологический метод дал возможность рассмотрения конкретных процессов в их последовательном развитии. Сбор эмпирического материала в ходе этносоциологического опроса, 2005–2008 гг. осуществлялся с помощью анкетирования, в процессе его обработки были применены количественные методы.

Сравнительно-исторический метод, основой которого является реконструкция исследуемых явлений путем описания, сопоставления, сравнения позволил подвергнуть анализу и сравнению материал, полученный в ходе вышеназванного этносоциологического обследования. Он также сделал возможным сопоставление современных процессов, происходящих в среде мордовского этноса с подобными явлениями у других финно-угорских народов, а также у русских, татар и чувашей.

Кроме того, в ходе исследования были использованы общенаучные методы анализа, синтеза и обобщения.

Научная новизна. Диссертация представляет собой одно из первых систематических исследований этнических процессов, характерных для современного мордовского населения. Впервые в одной работе объединены данные по этнической истории мордовского народа, численности и специфики его расселения в разные исторические периоды, особенностях этнодемографической структуры мордовского сообщества, этнополитических и этнолингвистических процессах на рубеже XX – XXI вв., функционировании этнической идентичности в среде современной мордвы. Выявлены основные идентификационные маркеры, характерные для мордвы, определен уровень значимости национальной принадлежности. Этнолингвистические процессы рассмотрены в контексте изучения отношения мордвы к родному языку и его реального использования. Приведены и проанализированы предварительные итоги последней Всероссийской переписи 2010 г. Все теоретические результаты диссертационной работы обоснованы и подкреплены материалами этносоциологических исследований.

         Научно-практическая значимость. Данная работа вносит непосредственный вклад в изучение современного состояния мордовского народа и влияние на его функционирование современных этнических процессов. Материалы исследования могут быть использованы при разработке и реализации различных научно-исследовательских и практических программ в целях поддержания благоприятных межнациональных отношений в республике. Кроме того, они будут полезны при подготовке лекций, научных трудов, учебных пособий для вузов и средних школ как в Республике Мордовия, так и в других регионах России, а также при написании научно-популярных работ для широкого круга читателей.

На защиту выносятся следующие основные положения исследования:

         1. Современные демографические процессы у мордвы в основном сходны с тенденцией их развития у большинства народов России. В среде мордовского населения как проживающего в Республике Мордовия, так и в других регионах нашей страны, в конце XX – начале XXI в. наблюдается негативная направленность основных демографических характеристик: снижение уровня рождаемости и увеличение – смертности. Они усугубляются урбанизационными и миграционными процессами, что ведет к увеличению дисперсности расселения мордовского народа. Это способствует его ассимиляции и снижению численности.

2. В Мордовии темпы ассимиляции мордвы заметно ниже, чем в среднем по стране. Это свидетельствует об определенных возможностях республики в защите и сохранении титульного этноса, таких как принятие законов о государственных языках и об образовании, проведение съездов мордовского народа, открытие национально-культурных объектов и т. д. Все эти факторы в сознании людей являются своеобразными этническими маркерами, способствующими укреплению этнической идентичности.

3. Социальному и культурному развитию этноса, повышению статуса мордовских языков, развитию сотрудничества с представителями мордовской диаспоры во многом способствовали национально-общественные организации. В настоящее время большинство из них относится к так называемому национально-культурному типу и сравнительно мало влияет на политическую и экономическую ситуацию в республике.

4. Основными идентификационными маркерами для представителей мордовского этноса являются территория проживания, родной язык, общность происхождения, обычаи и традиции. При этом важнейшим из них мордва, живущая в Мордовии, считает территорию проживания («родную землю»). Эта точка зрения основана на том, что в республике обитает значительная часть этноса, и она имеет определенный национально-административный статус.

5. Для представителей мордовского этноса характерен достаточно высокий уровень значимости национальной принадлежности, что говорит о доминировании среди них позитивного типа этнической идентичности. Этому способствует благоприятная ситуация в области межэтнических взаимоотношений, сложившаяся в Мордовии.

6. Для мордвы характерно ослабление идентифицирующего значения родного языка. Низкий уровень статуса мордовских языков обусловлен фактически сложившимся языковым пространством. При этом достаточно высока оценка перспектив их изучения со стороны большинства мордовских респондентов как в Республике Мордовия, так и за ее пределами. Они, хотя сами общаются преимущественно на русском языке, выражают желание, чтобы их дети и внуки знали родные языки.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в 18 научных статьях, две из которых опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК РФ; обсуждены на Международной конференции «Реализация решений IV Всемирного конгресса финно-угорских народов» (Саранск, 2006 г.), XXIII Международной студенческой финно-угорской конференции (Саранск, 2007 г.), XXIV Международной студенческой конференции студентов финно-угроведов IFUSCO (Финляндия, Хельсинки, 2008 г.), Международной научно-практической конференции «Этнокультурное и этноконфессиональное образование: проблемы и перспективы развития» (Саранск, 2008 г.), XXV Международной студенческой конференции студентов финно-угроведов IFUSCO (Петрозаводск, 2009 г.), Межвузовской научно-практической конференции «Роль интеллигенции в социуме: традиции и современность» (Саранск, 2010 г.), XI Всемирном конгрессе финно-угроведов (Венгрия, Пилишчаба, 2010 г.), XV научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов и студентов Мордовского госуниверситета им. Н. П. Огарева (Саранск, 2011 г.).

Структура исследования. Цель и задачи определили структуру диссертации, которая состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, анализируется степень ее изученности, определяются цель и задачи, объект и предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, характеризуется его источниковая база, раскрывается методология и показываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются выносимые на защиту положения, приводятся сведения об апробации и структуре диссертации.

Первая глава «Основные демографические характеристики мордвы Республики Мордовия» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Особенности расселения и динамика численности мордовского этноса» дается краткий обзор этнической истории мордвы, рассматривается динамика расселения и численности мордовского народа к началу XXI в.

Этнические процессы во многом обусловлены характером расселения и численностью этноса. К началу ХХ в. основной ареал расселения мордовского народа определялся в рамках Нижегородской, Пензенской, Симбирской, Тамбовской, Самарской и Саратовской губерний. Согласно данным Первой всеобщей переписи Российской империи 1897 г., носителями мордовского языка тогда являлись 1 022,8 тыс. чел.

В первой трети XX в. численность мордовского населения стабильно росла. По итогам переписи 1920 г. она составила 1 154 тыс. чел., в 1926 г. – 1 340 тыс. чел. Однако все последующие переписи отмечали снижение численности мордвы. Впервые данная тенденция была зафиксирована в материалах Всесоюзной переписи 1937 г. когда количество мордвы снизилось до 1 249 тыс. чел. Перепись 1989 г. показала, что на территории Российской Федерации проживало 1 073 тыс. чел. мордовской национальности; в 2002 г. – 843 тыс. чел., в 2010 г. – 744 тыс. чел.

Подобная ситуация сложилась и в Мордовии. Если в 1934 г., когда была образована Мордовская АССР, на ее территории проживало 483,2 тыс. мордвы, то к 1959 г. ее численность уменьшилась до 358,0 тыс. человек. В первую очередь это было обусловлено потерями в годы Великой Отечественной войны, а также продолжающимися миграциями титульного этноса за пределы своей республики. К 2002 г. количество мордовского населения в Мордовии составило 283,9 тыс. человек, т. е. в общей численности населения республики его доля сократилась до 32 % (с 40 % в 1930 г.).

Поскольку данные Всероссийской переписи населения 2010 г., как мы уже отмечали выше, еще не до конца обработаны, то большинство имеющихся в нашем распоряжении данных за последние годы содержат характеристики всего населения Республики Мордовия в целом безотносительно этнической принадлежности. За последний межпереписной период (2002–2010 гг.) общее население Республики Мордовия сократилось на 54 тыс. чел. и составило 835 тыс. чел. (?6,1 %). Среди главных причин этого следует отметить естественную убыль населения, т. е. превышение уровня смертности над уровнем рождаемости, а также его активную миграцию в другие регионы страны. В то же время за данный период произошло увеличение как общего количества мордвы в республике до 333,1 тыс. чел., так и повышение ее доли в общей численности населения до 39,9 %, что свидетельствует об определенных возможностях республики в защите и сохранении титульного этноса. К началу XXI в. численность мордовского народа упала ниже 1 млн чел., но все же мордва сохранила статус самого многочисленного из финно-угорских народов страны.

В настоящее время основной территорией расселения мордовского народа по-прежнему является Урало-Поволжье, с которым исторически связано его формирование и развитие. Кроме Республики Мордовия, по данным Всероссийской переписи 2010 г., большие по численности группы мордвы проживают в Самарской (65 447 чел.), Оренбургской (38 682 чел.), Пензенской (54 703 чел.), Ульяновской (38 977 чел.), Нижегородской (19 138 чел.) областях, Республиках Башкортостан (20 300 чел.), Татарстан (19 156 чел.), Чувашия (13 014 чел.), а также в г. Москва (17 095 чел.) и Московской области (18 678 чел.).

Во втором параграфе «Этнодемографическая структура мордовского населения Республики Мордовия» анализируются демографические процессы в среде мордвы и ее социальная структура.

Изменение социально-экономических условий в конце ХХ – начале XXI в. в Республике Мордовия привело к существенным изменениям как в динамике численности мордовского населения, так и в его половозрастной структуре и национальном составе. Как и в большинстве субъектов Российской Федерации, в Мордовии коэффициент рождаемости на рубеже ХХ–XXI вв. оказался самым низким за весь послевоенный период: он колебался в пределах 8–9 ‰, в то время как коэффициент смертности составил 15,7 ‰. Подобное соотношение оказало негативное воздействие на естественный прирост населения. С 1991 г. этот показатель в Мордовии является отрицательным, хотя конкретные данные разнятся по годам. Так, в 2002 г. естественный прирост на 1 000 чел. населения в Мордовии составил ?8,7 ‰, в 2009 г. поднялся до ?5,9 ‰, за период с января по октябрь 2010 г. снова опустился до ?6,6 ‰. Подобная ситуация является общей для всей Российской Федерации, хотя в целом по России она заметно лучше. Например, естественный прирост на 1 000 чел. населения по России в 2002 г. составил ?6,5 ‰, в 2009 г. – ?1,8 ‰, а в 2010 г. – ?1,9 ‰.

Половозрастная структура населения Мордовии также соответствует общероссийской. Соотношение мужчин и женщин за межпереписной период 2002–2010 гг. в республике не изменилось. Как и в 2002 г., мужчины составляют 46,0 % в общей численности населения (383 663 чел.), а женщины – 54,0 % (451 092 чел.). В целом по России это соотношение составляет соответственно 46,6 % и 53,4 % в 2002 г.; 46,3 % и 53,7 % в 2010 г.

Гендерное соотношение оказывает влияние на распределение мордовского населения по состоянию в браке. В период между переписями 1989 г. и 2002 г. среди мордвы произошло уменьшение лиц, состоящих в браке как среди женщин (на 4 тыс. чел.), так и среди мужчин (на 3,6 тыс. чел). По переписи 2010 г., в Мордовии из расчета на 1 000 человек данного пола от 16 лет и старше состоят в браке 636 мужчин и 519 женщин; 60 мужчин и 83 женщины официально разведены и 38 мужчин и 206 женщин являются вдовыми.

В возрастной структуре мордовского населения в 2002 г. преобладающее число мордвинов находилось в возрастной категории от 15 до 49 лет (155 тыс. чел.). Согласно данным последней переписи 2010 г., большая часть населения Мордовии – 516 тыс. чел. – находится в трудоспособном возрасте, 195 тыс. чел. в возрасте старше трудоспособного и 120 тыс. чел. – моложе трудоспособного.

Сильнейшее негативное влияние на демографическую ситуацию в Республике Мордовия оказывают миграционные процессы. Самой высокой миграционной подвижностью обладает население трудоспособного возраста. Активно продолжаются урабанизационные процессы, которые выражаются в дальнейшем уменьшении как абсолютной численности, так и удельного веса сельского населения. При этом значительную долю здесь составляют представители мордовской национальности. По данным переписи 2010 г., в России городская мордва насчитывает 379,3 тыс. чел., сельская – 364,9 тыс. чел. По Республике Мордовия за межпереписной период с 2002 г. по 2010 г. доля всего городского населения выросла с 59,8 % до 60,4 %. Всего в городах Мордовии проживает 504,3 тыс. чел., в сельских населенных пунктах – 330,4 тыс. чел. Миграции из сельской местности в города республики ведут к сокращению сельских поселений, а отток наиболее активного населения из Мордовии в другие регионы страны оказывает негативное влияние не только на демографическую ситуацию, но и на всю социально-экономическую сферу республики.

Во второй главе «Современное этносоциальное развитие мордвы Республики Мордовия» анализируются происходящие в Мордовии этнополитические процессы,раскрывается сущность этнической идентичности мордовского народа и рассматриваются основные аспекты этнолингвистических процессов.

В первом параграфе «Этнополитические процессы в Республике Мордовия» выявляются особенности их протекания в регионе, рассматривается деятельность мордовских национальных общественных организаций, анализируются основные направления проводимой в республике национальной политики.

Мордовское национальное движение начало свою историю с образования в мае 1917 г. в Казани «Мордовского культурно-просветительного общества», целями которого являлись сохранение и развитие языка и культуры мордвы. Формирование Мордовской автономии в 1930 г. стало первым шагом в деле повышения политического статуса мордовского народа, роста его этнического самосознания, что определило развитие национального движения в ХХ в. и привело к появлению современных мордовских национальных общественных организаций в конце 1980-х гг., таких как «Вельмема», «Вайгель», продолживших деятельность «Мордовского культурно-просветительного общества» и «Масторава», которая наряду с теми же задачами уже принимала на себя определенные политические функции. Одним из важнейших результатов их деятельности стали Всероссийские съезды мордовского (мокшанского и эрзянского) народа, которые стали новой формой национального движения, влияющей наряду с прочими факторами и на направленность национальной политики в Мордовии. Во многом благодаря решениям этих съездов государственными структурами республики были приняты законы «О государственных языках Мордовии» и «Об образовании в Республике Мордовия», открыт Национальный театр в г. Саранске, в Мордовском государственном университете им. Н. П. Огарева создан факультет (ныне институт) национальной культуры и др.

Большое значение для сохранения самобытной культуры и национального самосознания представителями мордовской диаспоры имело принятие в 1996 г. Закона Российской Федерации «О национально-культурной автономии», после чего подобные объединения появились во многих регионах нашей страны, где проживает мордовское население. Важным достижением работы подобных организаций можно считать позитивное изменение отношения к мордовским языкам и национальной культуре мордвы, а также упрочение ее этнического самосознания. В настоящее время мордовское национальное движение функционирует в рамках международного финно-угорского движения.

Опрос, проведенный в Республике Мордовия в рамках Российско-Финляндского проекта 2005–2008 гг., показал, что в целом население Мордовии положительно оценивает национальную политику в республике, более 60 % мордовских респондентов довольны ею. Однако имеется и ряд негативных моментов. Так, почти половина ответивших считает, что органы власти не всегда прислушиваются к мнению населения при разработке важных политических и социально-экономических решений. Не вполне довольны люди и ролью национально-общественных организаций, их работой как среди населения, так и в политическом пространстве республики. Почти половина опрошенной мордвы (44,8 %) заявила, что деятельность национально-общественных организаций мало заметна или не заметна, и только 6,4 % мордовских респондентов смогли назвать подобные организации. Все это свидетельствует о необходимости активизации деятельности всех субъектов национального движения, а также государственных органов в области национальной политики.

Во втором параграфе «Этническая идентичность мордвы» охарактеризованы особенности этнической идентичности мордвы Республики Мордовия.

Проведенное исследование показало, что устойчивость мордовского этноса поддерживается определенными этническими маркерами, по которым каждый человек осознает себя частью своего народа. Ими являются родная земля, родной язык, общность происхождения, обычаи и традиции. При этом важнейшим из них большинство мордвы, проживающей в Мордовии (62 % опрошенных), считает территорию проживания («родную землю»), возможно из-за того, что именно эта территория как исконно этническая имеет национально-административный статус.

Анализ ответов о самоназвании этноса свидетельствует о том, что в Мордовии до сих пор существует проблема неоднозначности терминов, использующихся для его обозначения (мордвин, мордовка, мордвинка, мордвин-эрзя, мордвин-мокша, эрзя, мокша). Во многом это обусловлено бинарной структурой мордовского этноса, то есть наличием в его составе двух субэтнических общностей (мокши и эрзи), которые обладают собственным самосознанием, языком и специфическими чертами культуры.

Мордва, проживающие на территории своей республики, продемонстрировали достаточно высокий уровень значимости национальной принадлежности (так считает 60,0 % респондентов). Это позволяет говорить о доминировании позитивного типа этнической идентичности, который сочетается с положительным отношением к представителям других национальностей. Это подтверждает и большинство респондентов (89 %), которые называют межнациональные отношения нормальными, не испытывают неприязни к представителям других народов и с уважением относятся к их национальным чувствам, хотя все же отмечают отдельные факты наличия в повседневной жизни неуважения к языку, обычаям и культуре других народов.

Положительное межэтническое взаимодействие способствует росту числа смешанных браков мордвы с представителями других национальностей, чаще всего с русскими, составляющими наиболее многочисленную этническую группу в Мордовии. В свою очередь, увеличение количества смешанных браков приводит к развитию ассимиляционных процессов среди мордвы, так как в смешанных семьях родителям сложно определить национальность своих детей. Как показало исследование, национальность родителя-мордвина дети получают очень редко. Так, в русско-мордовских семьях из 516 первенцев 494 человека (96 %) считают себя русскими и только 22 (4 %) – мордвинами. Одной из причин данного процесса может служить то, что принадлежность к этническому большинству страны воспринимается людьми комфортнее, прежде всего в психологическом плане.

В третьем параграфе второй главы «Этнолингвистические процессы» анализируются особенности этнолингвистических процессов, протекающих в среде мордовского народа.

В начале XXI в. сохраняется проблема мордовского двуязычия, так как мордовское население говорит на двух близкородственных языках – мокшанском и эрзянском. В настоящее время наблюдается падение значения роли родного языка как этноконсолидирующего признака для мордовского народа. По данным опроса, мордовские респонденты поставили его только на второе место после категории «родная земля». Это свидетельствует о наличии проблем в области сохранения мордовских языков.

Исследование показало, что на родном мордовском языке говорить, читать и писать умеет лишь около половины взрослого мордовского населения. Это является следствием ряда причин, многие из которых берут свое начало с конца 1950-х – начала 1960-х гг., когда было сокращено преподавание мордовских языков в школах и значительно уменьшилось делопроизводство на национальных языках. Все это существенно ограничило их функционирование. Значительная часть мордвы (более 40 %) определила общественную значимость мордовских языков как недостаточно высокую, что вполне соответствует реальному положению дел. По переписи 2010 г. 35 % мордвы в целом по России назвали родным русский язык.

Для большинства представителей мордовской национальности первостепенную роль в передаче родного языка между поколениями играет семья. Реальное использование мордовских языков показывает, что даже в семейном кругу более половины мордвы (61,6 %) общается либо только на русском, либо преимущественно на русском языке. Так же обстоит ситуация с общением в профессиональной сфере и вне ее, где большинство мордовских респондентов разговаривают на русском языке. Все это указывает на усиление негативных тенденций в этноязыковой сфере, когда мордовские языки оказываются невостребованными даже в быту. Проявляются данные установки и в других областях. Так, около половины мордовских респондентов никогда не читают газет и журналов на национальных языках, не смотрят и не слушают на них теле- и радиопередач, хотя определенные возможности для этого существуют. При этом более 40 % мордвы заявили об увеличении возможностей современной школы в развитии мордовских языков и о достаточных мерах государства в данной области.

В то же время, теряя свои коммуникативные функции, мордовские языки, тем не менее, продолжают играть для мордвы важную роль в этническом самосознании, ассоциируясь с языком своих предков, своего народа.

В заключении подведены основные итоги исследования.

Современные демографические процессы у мордвы в основном сходны с тенденцией их развития у большинства народов России. У мордовского населения как проживающего в Республике Мордовия, так и в других регионах страны, в конце XX – начале XXI в. наблюдается негативная направленность основных демографических характеристик: снижение уровня рождаемости и увеличение – смертности. Они усугубляются миграцией сельчан в города республики и оттоком наиболее активного населения из Мордовии в другие регионы страны. Это, в свою очередь, способствует территориальному рассредоточению мордвы и ускоряет не только ее этническое сближение с инонациональным, преимущественно русским, населением, но и ее дальнейшую ассимиляцию. Результатом всех этих процессов является сокращение численности этноса. Тем не менее, в Мордовии темпы снижения численности мордвы заметно ниже, чем в среднем по стране, что свидетельствует об определенных возможностях властей республики в защите и сохранении титульного этноса.

Оставаясь неотъемлемым компонентом общественной жизни республики, выражающим интересы людей мордовской национальности, мордовские национальные организации, тем не менее, в настоящее время сконцентрировали свою основную деятельность на развитии национальной культуры и родного языка, сравнительно мало влияя на политическую и экономическую ситуацию в республике.

Важнейшим идентификационным маркером представители мордовской нации, проживающие в Мордовии, считают территорию проживания («родную землю»). Представители мордовского этноса, проживающие на территории республики, продемонстрировали достаточно высокий уровень значимости национальной принадлежности, что позволяет говорить о доминировании среди мордовского народа позитивного типа этнической идентичности.

Однако надо отметить четко выраженную тенденцию ослабления идентифицирующего значения родного языка. На родных мордовских языках говорить, читать и писать умеет лишь около половины взрослого мордовского населения. Значительная часть мордвы определила общественную значимость мордовских языков как недостаточно высокую, что вполне соответствует реальному положению дел.

Таким образом, следует отметить две тенденции, характеризующие современное развитие мордовского этноса. С одной стороны, в конце XX – начале XXI в. отмечается устойчивое сокращение численность мордвы в России. С другой стороны, прослеживается тенденция увеличения удельного веса мордвы в структуре населения Республики Мордовия. Это позволяет сделать вывод, что усилия республиканских органов власти различных уровней, а также общественных организаций по поддержанию и развитию дальнейшего функционирования мордовского этноса дают определенные результаты. Главным из них, на наш взгляд, стало повышение статуса Республики Мордовия на общероссийском фоне, вследствие чего среди мордвы наметился заметный рост значимости своей национальной принадлежности и в настоящее время она демонстрирует позитивный тип этнической идентичности.

 

 

 

 

 

 

Основные положение диссертации

изложены в следующих публикациях автора:

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК

1. Абрамова, О. В. Этническая идентичность современной мордвы (по данным этносоциологических исследований 2005–2007 гг.) / О. В. Абрамова // Известия Самарского научного центра РАН. – 2010. – Т. 12. – № 2. – С. 290–294 (0,6 п. л.).

2. Абрамова, О. В. Мордовские национальные общественные организации в современном этнополитическом и этнокультурном пространстве Республики Мордовия / О. В. Абрамова // Вестник Чувашского университета. – 2011. – № 2. – С. 3–7 (0,4 п. л.).

Статьи, опубликованные в прочих научных изданиях

3. Абрамова, О. В. Студенты Мордовии о социально-экономической ситуации / О. В. Абрамова, В. К. Абрамов // Фундаментальные исследования. – М., 2006. – № 10. – С. 101–103 (0,3 п. л. / 0,15 п. л.).

4. Абрамова, О. В. Межнациональные отношения в оценках студентов Мордовии / О. В. Абрамова, В. К. Абрамов // Фундаментальные исследования. – М., 2006. – № 12. – С. 42–43 (0,2 п. л. / 0,1 п. л.).

5. Абрамова, О. В. Социально-экономическая ситуация и межнаци-ональные отношения в оценках студентов Мордовии / О. В. Абрамова // Реализация решений IV конгресса финно-угорских народов : материалы Междунар. конф. – Саранск, 2007. – С. 48–51 (0,2 п. л.).

6. Абрамова, О. В. Результаты анкетирования в Мордовии (декабрь 2005 – январь 2006 г.) / О. В. Абрамова, В. К. Абрамов // Проблемы новейшей истории и этнографии финно-угров России : материалы 2-х Балашовских чт. – Саранск, 2008. – С. 18–29 (0,7 п. л. / 0,35 п. л.).

7. Абрамова, О. В. Результаты анкетирования в Республике Мордовия (в сентябре – октябре 2007 г.) / О. В. Абрамова, В. К. Абрамов // Проблемы новейшей истории и этнографии финно-угров России : материалы 2-х Балашовских чт. – Саранск, 2008. – С. 44–53 (0,6 п. л. / 0,3 п. л.).

8. Абрамова, О. В. Этническая идентичность и ее проявление в среде мордовского населения (по данным опросов 2005–2007 гг.) / О. В. Абрамова // Этнокультурное и этноконфессиональное образование: проблемы и перспективы развития : материалы Междунар. научно-практ. конф. – Саранск, 2008. – С. 3–5 (0,2 п. л.).

9. Абрамова, О. В. Демографические процессы в Мордовии / О. В. Абрамова // Материалы докладов на XXV Международной научной конференции студентов-финно-угроведов IFUSCO. – Петрозаводск, 2009. – С. 79–80 (0,1 п. л.).

10. Абрамова, О. В. Некоторые аспекты этнополитических процессов в Мордовии / О. В. Абрамова // Проблемы новейшей истории и этнографии Поволжья и Приуралья : сб. науч. статей к 80-летию со дня рождения И. А. Ефимова. – Саранск, 2009. – С. 44–46 (0,2 п. л.).

11. Абрамова, О. В. Межнациональные отношения в Мордовии по данным опроса 2007 г. / О. В. Абрамова, В. К. Абрамов // Россия в глобальном мире : сб. науч. трудов 8-й Всерос. науч.-теор. конф. – Санкт-Петербург, 2010. – С. 134–135 (0,1 п. л. / 0,05 п. л.).

12. Абрамова, О. В. Отношение мордвинов к родному языку по данным опроса 2007 г. / О. В. Абрамова // Тезисы доклада на Congressus XI Internationalis Fenno-Ugristarum. – Pars II. – Piliscsaba, 2010. – P. 183. (0,1 п. л.)

13. Абрамова, О. В. Роль мордовской интеллигенции в национальном движении / О. В. Абрамова // Роль интеллигенции в социуме: традиции и современность : материалы Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием. – Саранск, 2011. – С. 31–33 (0,2 п. л.).

14. Абрамова, О. В. Отношение мордвинов к родному языку по данным опроса 2007 г. / О. В. Абрамова, В. К. Абрамов // Материалы докладов на Congressus XI Internationalis Fenno-Ugristarum. – Pars VII. – Piliscsaba, 2011. – P. 9–15 (0,6 п. л. / 0,3 п. л.)

15. Абрамова, О. В. Особенности этнической идентичности мордвы на современном этапе (по данным этносоциологического исследования 2007 г.) / О. В. Абрамова // Тезисы доклада на IX Конгрессе этнографов и антропологов России. – Петрозаводск, 2011. – С. 182 (0,1 п. л.).

16. Абрамова, О. В. Численность и расселение мордвы в конце XX – начале XXI в. / О. В. Абрамова // Актуальные проблемы науки : материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Кузнецк, 2011. – Вып. VII. – Том. II. – С. 12–14 (0,2 п. л.).

17. Abramova, O. V. Students of Mordovia about Social and Economic Situation / O. V. Abramova, V. K. Abramov // European Journal of Natural History. – London, 2006. – № 6. – P. 79–80 (0,2 п. л. / 0,1 п. л.).

18. Abramova, O. V. International Relations in Mordovian Students Evalutions / O. V. Abramova, V. K. Abramov // European Journal of Natural History. – London, 2007. – № 2. – P. 146–147. (0,2 п. л. / 0,1 п. л.).

Всего по теме диссертации опубликовано 18 статей общим объемом 5,2 п. л.

 

См.: Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. – М., 1983.

См.: Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера земли. – Л., 1989. – С. 48.

См.: Лебедева Н. М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. – М., 1999.

См.: Тишков В. А. Советская этнография: преодоление кризиса // Этнографическое обозрение. – 1992. – № 1. – С. 5–19; Его же. О феномене этничности // Этнографическое обозрение. – 1997. – № 3. – С. 3–21.

См.: Арутюнян Ю. В., Дробижева Л. М., Сусоколов А. А. Этносоциология. – М., 1999.

См.: Боярский А. С., Валентей Д. И., Кваша А. Я. Основы демографии. – М, 1980; Кваша А. Я. Демографическая политика в СССР. – М., 1981; Козлов В. И. Этническая демография. – М., 1977; Урланис Б. С. Проблемы динамики населения СССР. – М., 1974.

См.: Губогло М. Н. Предпосылки изучения современной этнополитической ситуации в СССР // Национальные интересы в СССР. – М., 1991. – С. 5–42; Тураев В. А. Этнополитология : учеб. пособие. – М., 2004. – С. 55.

См.: Губогло М. Н. Современные этноязыковые процессы в СССР. – Москва, 1984.

См.: Раннут М. Пособие по языковой политике. – Таллинн, 2004.

См.: Лебедева Н. М. Социальная психология этнических миграций. – М., 1993; Солдатова Г. У. Психология межэтнической напряженности. – М., 1998; Стефаненко Т. Г. Индивидуальные стратегии конструирования этнической идентичности // Идентичность и толерантность. – М., 2002. – С. 35–48; Хотинец В. Ю. Этническая идентичность и толерантность. – Екатеринбург, 2002.

См.: Балашов В. А. Бытовая культура мордвы: традиции и современность. – Саранск, 1992.

См.: Беляева Н. Ф. Традиционные институты социализации детей и подростков у мордвы. – Саранск, 2002.

См.: Корнишина Г. А. Традиционно-обрядовая культура мордвы в системе мордовского этноса: структура, субъекты, составные компоненты. – Germany, 2011; Ее же. Календарная обрядность мордвы – как фактор укрепления этнической идентичности // Этнографическое обозрение. – 2011. – № 4. – С. 23–28.

См.: Мокшин Н. Ф. Мордовский этнос. – Саранск, 1989.

См.: Лаллука С. Восточно-финские народы России: Анализ этнодемографических процессов. – СПб, 1997.

См.: Козлов В. И. Расселение мордвы (исторический очерк) // Вопросы этнической истории мордовского народа / Труды мордовской этнографической экспедиции. – М., 1960. – Вып. 1. – С. 5 – 62; Мокшин Н. Ф. Этническая история мордвы. – Саранск, 1977.

См.: Абрамов В. К. Мордовский народ (1897–1939). – Саранск, 1996; Его же. Мордовское национальное движение. – Саранск, 2010.

См.: Разживин В. Ф., Широкова И. В. Народ Мордовии: социокультурная динамика. – Саранск, 2007.

См.: Кирдяшов В. Ф., Тултаев П. Н. Национально-культурная автономия – один из приоритетов национальной политики России: региональный аспект (на примере мордвы в Российской Федерации). – Саранск, 2006.

См.: Богатова О. А. Этническая идентичность и социальный статус мордовского населения Республики Мордовия // Финно-угорский мир. – Саранск, 2009. – № 1. – С. 92–111; Мокшина Е. Н. Этническая ситуация в Мордовии на современном этапе. – Саранск, 1998; Никонова Л. И., Мельник А. Ф. Этнокультурный мир Республики Мордовия: историко-культурное исследование региона: вопросы и анкета. – Саранск, 2005; Щербаков А. С. Мордовское население Башкортостана: очерк современных этнических процессов. – Уфа, 2005.

См.: Загребин А. Е., Никитина Г. А. Финно-угорские народы России в социальных трансформациях ХХ века: опыт и проблемы адаптации // Congressus XI Internationalis Fenno-Ugristarum. – Piliscaba, 2010. – Pars 1. – С. 297–331; Козлова К. И. Очерки этнической истории марийского народа. – М., 1978; Кузиванова О. Ю. Этнополитические и культурные ресурсы этничности (на примере коми народа). – Сыктывкар, 2011; Никитина Г. А. Удмуртская диаспора сегодня: горизонты развития или исчезновение // Российская государственность: уровни власти. Теория и практика современного государственного строительства. – Ижевск, 2001. – С. 152–161; Исхаков Д. М. Этническое развитие волго-уральских татар в XV – начале ХХ в. : дис. … д-ра ист. наук в виде науч. доклада. – М., 2000; Сафин Ф. Г. Принципы этнополитического развития Башкортостана. – М., 1997; Столярова Г. Р. Феномен межэтнического взаимодействия в Республике Татарстан. – Казань, 2005; Строгальщикова З. И. Этническая мобилизация прибалтийско-финских народов в Карелии: особенности и итоги // Ученые записки Петрозаводского гос. ун-та. Сер. «Общественные и гуманитарные науки». – Петрозаводск, 2011. – № 3 (116). – C. 17–24; Титова Т. А. Этнические меньшинства в Татарстане: статус, идентичность, культура. – Казань, 2007; Шкалина Г. Е. Традиционная культура и современное самосознание народа мари : дис. … д-ра культурологии. – Йошкар-Ола, 2003; Ягафова Е. А. Чуваши Урало-Поволжья: история и традиционная культура этнотерриториальных групп (XVII – начало XX в.). – Чебоксары, 2007.

См.: Финно-угорские народы России: вчера, сегодня, завтра / [В. К. Абрамов, А. К. Конюхов, О. Ю. Кузиванова, З. И. Строгальщикова, Г. Е. Шкалина] ; отв. ред. А. К. Конюхов. – Сыктывкар, 2008.

 См.: Арутюнов С. А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. – М., 1989; Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. – М., 1983; Козлов В. И. Что же такое этнос? // Природа. – 1971. – № 2. – С. 71–74; Его же. Проблематика «этничности» // Этнографическое обозрение. – 1995. – № 4. – С. 39–55; Пименов В. В. Удмурты: Опыт компонентного анализа этноса. – Л., 1977.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.