WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Антикоррупционное законодательство России и зарубежных стран: криминологическое исследование

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Фадеев Александр Владимирович

 

Антикоррупционное законодательство России и зарубежных стран: криминологическое исследование

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

                                          

 

 

Москва – 2012


Работа выполнена в Федеральном государственном казенном учреждении

«Всероссийский научно-исследовательский институт

Министерства внутренних дел Российской Федерации»

 

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Лесников Геннадий Юрьевич

 

Официальные оппоненты:              

заместитель Председателя Комитета

по международным делам Совета Федерации Федерального Собрания

Российской Федерации

доктор юридических наук, профессор

Аслаханов Асламбек Ахмедович;

 

ведущий научный сотрудник ФГКОУ ВПО

«Научно-исследовательский институт

Академии Генеральной прокуратуры

Российской Федерации»

кандидат юридических наук, доцент

Илий Сергей Кириллович

 

 

   Ведущая организация:

Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Омская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации»

Защита состоится «___» _________ 2012 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета при Федеральном государственном казенном учреждении «Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» по адресу: 123995, г. Москва, Г-69 ГСП-5, ул. Поварская, д. 25.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГКУ «ВНИИ МВД России».

Автореферат разослан «____» ____________ 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета                              Кулешов Р.В.                           

                         

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования определяется высокой значимостью противодействия коррупции для обеспечения государственной и общественной безопасности России и взятыми нашим государством на себя обязательствами по имплементации положений международных антикоррупционных конвенций с целью совершенствования национального законодательства.

Сохраняющийся рост преступных посягательств, связанных               с коррупцией, признан одним из основных источников угроз национальной безопасности Российской Федерации.

Широкое распространение коррупции в России фиксируется как международным, так и отечественным  экспертным сообществом.             По материалам опросов  международной организации «Transparency   International», индекс восприятия коррупции (далее – ИВК) в Российской Федерации в 2011 г. составил 2,4 балла . К примеру, самый низкий уровень коррупции в 2011 г. зафиксирован в Новой Зеландии (9,5), Дании и Финляндии (9,4), а самый высокий – в Северной Корее и Сомали (1,1). Даже, несмотря на определенный субъективизм при определении индекса, показатель по России указывает на удручающий  уровень коррупции           в стране. По данным российского фонда «ИНДЕМ» (Информатика для демократии), объем отечественной коррупции сопоставим с доходами федерального бюджета. В широком распространении коррупции в России убеждено большинство граждан страны, о чем свидетельствуют все          без исключения социологические опросы по данной проблеме, включая те, которые проведены автором в процессе данного диссертационного исследования.

В Российской Федерации противодействие коррупции является одним из приоритетных направлений государственной политики. Принят Национальный план противодействия коррупции, Национальная стратегия противодействия коррупции и Федеральный закон «О противодействии коррупции». Изучение данных нормативных правовых актов и других документов свидетельствует о том, что реализация заложенных в них мероприятий требует соответствующего правового обеспечения и проведения научных исследований развития отечественного и зарубежного антикоррупционного законодательства. Наиболее продуктивным в этой связи представляется компаративистский подход, который позволяет изучить и оценить накопленный антикоррупционный опыт                           в историческом, социально-правовом и криминологическом аспектах.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы при приоритете правил международного договора. Именно поэтому изучение международных конвенций, антикоррупционного законодательства и опыта его применения в отдельных зарубежных странах необходимо для наиболее полноценного внутреннего нормотворчества. Наличие  полноценного   законодательства                      по противодействию коррупции, его соответствие международно-правовым стандартам является, по мнению автора, фундаментом системы предупреждения коррупции.

Сравнительное исследование антикоррупционного законодательства России и других стран видится наиболее актуальным и перспективным именно в рамках криминологии, так как, во-первых, криминологическое исследование антикоррупционного законодательства позволяет выявить причины и условия совершения коррупционных правонарушений,               а во-вторых, на основе международного опыта – разработать предложения, направленные на совершенствование противодействия коррупции.

Степень научной разработанности темы. Российское законодательство о противодействии коррупции в своем нынешнем виде только начинает формироваться. В этой ситуации наблюдается отсутствие комплексного  криминологического исследования зарубежного и российского законодательства о коррупции с использованием компаративистского подхода. Основной объем работ посвящен изучению должностных преступлений в определенной сфере, государственном органе или среди определенной социальной группы. 

Вопросы противодействия коррупции в разные годы освещались       в работах: Ю.М. Антоняна, Р.А. Асланова, А.А. Аслаханова, М.М. Бабаева, Б.В. Волженкина, А.И. Гурова, А.И. Долговой, В.Е. Квашиса,                  В.Д Ларичева, В.В. Лунеева, В.С. Овчинского, С.В. Максимова,              И.М. Мацкевича, В.Е. Эминова, П.С. Яни и др.

Среди зарубежных исследователей можно выделить работы У. фон Алеманна, Д. Делла Порта, А. Вануччи, А. Хайденхаймера,           М. Джонстона, В.Т. Ле Вина, Р. Клитгарда, И. Мени, С. Роуз-Аккерман       и др.

В последнее время проблемы противодействия коррупции изучались в рамках проведения исторических (О.Ю. Адамс, А.В. Беляков, Е.А. Музалевская), социологических (З.Б. Дзодзиева, А.Ю. Коннов, И.Е. Кузнецов, А.И. Шедоев), экономических  (С.В. Страхов), политических (С.В. Темрякович), административно-правовых                (А.В. Куракин, А.М. Ломов, А.А. Шевелевич), уголовно-правовых и криминологических (В.В. Астанин, К.М. Абдиев, М.А. Долгова,             С.А. Головко, И.А. Дамм, А.И. Мизерий, Л.И. Петелина, Д.А. Пономарев, С.С. Стефанишин), криминалистических (И.С. Башмаков) исследований.

Объект исследования составляют общественные отношения, возникающие в процессе противодействия коррупции путем установления и применения правовых основ предупреждения коррупционных правонарушений в России и за рубежом.                                                                                                          

Предметом исследования являются:

нормативные правовые акты о противодействии коррупции в России и за рубежом;

состояние и тенденции коррупции в России и в других странах;

деятельность органов государственной и муниципальной власти, институтов гражданского общества, организаций коммерческого сектора и физических лиц по противодействию коррупции в зарубежных странах и России;

результаты применения антикоррупционного законодательства          в России и зарубежных странах.

Цель исследования: на основе изучения криминологических аспектов законодательства о противодействии коррупции России и зарубежных стран разработать предложения по совершенствованию законодательства по предупреждению коррупции в Российской Федерации.

Задачи исследования:

определить понятие, типы и виды коррупции, дать анализ различных научных подходов к проблеме;

провести криминологический анализ коррупционной преступности;

выявить социальную обусловленность антикоррупционного законодательства в России и зарубежных странах;

исследовать  антикоррупционное законодательство и опыт противодействия (предупреждение, профилактика, борьба, минимизация и ликвидация последствий коррупционных правонарушений) коррупции        в зарубежных странах;

изучить историю развития и современное состояние антикоррупционного законодательства в Российской Федерации;

в зависимости от социальных факторов выявить закономерности распространенности коррупции в различных странах мира;

на основе изученного материала сформулировать предложения        по совершенствованию антикоррупционного законодательства                    в Российской Федерации.

Методология и методика исследования. В работе нашли отражение применяемые в криминологии общенаучные методы познания: анализ, синтез, индукция, дедукция, обобщение, аналогия, сравнение,          а также специальные методы исследования:  системный, историко-правовой, сравнительно-правовой, социологический и статистический.

Историко-правовой метод позволяет проследить в динамике возникновение и формирование антикоррупционного законодательства на разных этапах развития государства и права.

Системный и сравнительно-правовой методы признаны универсальными и распространяются на любую сферу законодательства. Изучение законодательства через призму правовой системы позволяет  обеспечить  комплексность научного анализа, установить типичные варианты правового решения криминологических проблем и оценить их эффективность, определить общие направления развития правового регулирования. С точки зрения сравнительно-правового подхода, важное методологическое значение имеет типология правовых систем.

Социологический подход позволяет выявить латентную (реальную) коррупцию и установить социальные факторы, влияющие на ее распространенность. В рамках данного метода использовались: опрос, интервьюирование, анкетирование, метод экспертных оценок.

Статистический метод основан на работе с отчетностью правоохранительных органов и результатами социологических исследований, как с основными источниками статистической информации. Для обобщения статистических данных и наглядного изображения результатов исследований применен табличный и графический методы.

В методологическом плане важно также обобщение правоприменительной практики в сфере борьбы с коррупцией в различных странах мира. Это позволяет, с одной стороны, оценивать эффективность антикоррупционного законодательства, а с другой стороны, устанавливать возможности по оптимизации механизмов правоприменения.

Теоретическую основу диссертации составили работы российских и зарубежных ученых в области философии, теории государства и права, уголовного, уголовно-процессуального права и криминологии, связанные   с тематикой диссертационного исследования.

Нормативную базу для проведения исследования составили международные антикоррупционные конвенции, нормативные правовые акты о противодействии коррупции зарубежных государств, историко-правовые документы, Конституция РФ, федеральные законы, кодексы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, приказы МВД России и иные нормативные правовые акты органов государственной власти Российской Федерации.

Эмпирическую основу исследования составили статистические данные о коррупционных преступлениях ГИАЦ МВД России, Следственного комитета РФ, Прокуратуры РФ, Верховного Суда РФ         за 2000-2010 гг.; результаты проведенных автором опросов 698 граждан        по вопросам пораженности коррупцией отдельных органов государственной власти; анкетирование 143 сотрудников правоохранительных органов и 217 работников государственных и муниципальных органов власти           на предмет эффективности действующего антикоррупционного законодательства; данные, полученные автором в ходе изучения справочных и аналитических материалов  правоохранительных органов (в частности, изучено                 88 докладов прокуроров субъектов Российской Федерации и специализированных прокуратур об итогах работы в 2009 и 2010 гг.); результаты контент-анализа материалов, опубликованных                             в средствах массовой информации; а также сведения, полученные ведущими социологическими исследовательскими организациями России и других стран.

Научная новизна работы заключается в комплексном научном исследовании российского и зарубежного законодательства в области противодействия коррупции с использованием компаративистского подхода; введении в научный оборот на основе новых эмпирических данных положений, характеризующих состояние коррупционной преступности и личность преступника; уточнении категориального аппарата; разработке ряда предложений по совершенствованию уголовно-правовых и иных норм, направленных на противодействие коррупции.

Делается основной авторский вывод о том, что криминология              в рамках изучения коррупции не должна ограничиваться изучением коррупционной преступности и личности преступника в рамках уголовных правоотношений. Зарубежный опыт показывает, что правовая основа предупреждения коррупции – это, прежде всего, нормы административного, гражданского и трудового законодательства.

Новизна научного исследования также отражается в основных положениях, выносимых на защиту.

1. Разработана авторская типология коррупционных правонарушений. Целесообразно различать виды и формы коррупции. Основанием для различения видов коррупции выступает комплекс признаков, который включает ее цели и сущность, а также сферу социальной деятельности, в которой она реализуется. Исходя из субстанциальных признаков коррупции и сферы ее проявления представляется возможным выделить следующие виды коррупции:

политическая коррупция имеет целью захват или удержание власти, ее сущностью является покупка властных и должностных полномочий,  она реализуется в сфере политической деятельности;

административная коррупция: цель – стяжательство; сущность – вымогательство взяток; сфера деятельности – государственная и муниципальная служба;

судебная коррупция: цель – обогащение; сущность – купля-продажа судебных решений; сфера деятельности – судебная (конституционных, арбитражных, федеральных судов, мировых судей);

экономическая коррупция: цель – получение прибыли; сущность – противоправное участие в экономической деятельности; сфера деятельности – экономическая;

бытовая коррупция: цель – решение бытовых проблем; сущность – незаконная купля-продажа услуг; сфера деятельности – массовое обслуживание населения (образовательная, медицинская и др.).

Что же касается форм коррупции, то это ее конкретные проявления   в определенных социально-исторических условиях.

2. Предлагаются авторские определения коррупционного правонарушения и субъекта коррупционного правонарушения.

Понятие коррупционного правонарушения в базовом федеральном законе отсутствует, но упоминается в других контекстах. Оно шире понятия «коррупционное преступление», так как предусматривает, помимо уголовной, административную, гражданскую и дисциплинарную ответственность за незаконное использование физическим лицом своего должностного (служебного) положения или публичного статуса (международный термин).

Под коррупционным правонарушением следует понимать виновное умышленное деяние, совершенное лицом в сфере служебной деятельности, нарушающее определенные правовые предписания и запреты с целью получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ.

Субъект коррупционного правонарушения – физическое лицо, в силу своего публичного статуса (служебного положения) подлежащее уголовной, административной, гражданско-правовой и дисциплинарной ответственности (а также юридические лица, подлежащие административной и гражданско-правовой ответственности) за умышленое совершение коррупционного правонарушения.

3. Предложен авторский перечень коррупционных преступлений. Круг коррупционных преступлений составляют деяния, предусмотренные: п. «в» ч. 2 ст. 1271, п. «в» ч. 2 ст. 1272, ч. 2 ст. 137, ч. 2 ст. 138, ч. 3 ст.139,   п. «б» ч. 2 и ч. 3 ст. 141, ст. 1411, ст. 142, ст. 1421, ст. 1451, п. «г» ч. 3         ст. 146, ч. 3 ст.159, ч. 3 и ч. 4 ст. 160, ст. 169, ст. 170, п. «б» ч. 3 ст. 174,      п. «б» ч. 3 ст. 1741, ч. 3 ст. 175, ст. 176, п. «а» ч. 2 ст. 178, ч. 2 и ч. 3 ст. 183, ст. 184, ст. 185, ст. 1852, п. «б» ч. 3 ст. 188, ст. 189, ст. 193, ст. 194, ст. 195, ст. 196, ст. 197, ст. 199, ст. 1991, ст. 1992, ст. 201, ст. 202, ст. 204, ч. 2         ст. 2051, ч. 3 ст. 209, ч. 3 ст. 210, п. «б» ч. 3 ст. 2281, п. «б» ч. 2 ст. 229,       п. «а» ч. 2 ст. 241, ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258, п. «в» ч. 2 ст. 260, ч. 2 ст. 272,   ст. 285, ст. 2851 , ст. 2852, ст. 286, ст. 289, ст. 290, ст. 291, ст. 292, ч. 1        ст. 2921, ч. 3 ст. 294, ст. 299, ст. 300, ст. 301, ст. 303, ст. 304, ст. 305, ст. 307, ст. 312, ст. 315 Уголовного кодекса РФ.

Критериями включения деяний в данный перечень являются незаконное использование физическим лицом своего должностного положения в целях получения выгоды.    

4. Аргументируется необходимость разработки корруптологии как  самостоятельного междисциплинарного научного направления, имеющего собственный предмет, который не ограничивается только интересами криминологии. Предмет корруптологии составляют: коррупция как политическое, социологическое, экономическое, юридическое                      и криминологическое  явление; характеристика  коррупции и борьбы с ней на протяжении всей истории государственно-правовых отношений; изучение коррупции и противодействия этому явлению с позиций компаративистского подхода; закономерности развития коррупции, выяснение условий ее транформации в системный феномен (системную коррупцию); анализ коррупциогенности законодательства; современные стратегии противодействия коррупции, оценка их эффективности; формирование модельного законодательства по борьбе с коррупцией, соответствующего международно-правовым стандартам и императивам эффективного правоприменения.

5. Существуют зависимости между противодействием коррупции и видом правовых систем, в каждой из которых можно выделить свои особенности:

романо-германская правовая система содержит образцы рационального нормативно-правового обеспечения противодействия коррупции. Высокий уровень рационализма этих образцов дополняется убежденной готовностью граждан выполнять правовые предписания. Основой для противодействия коррупции в этих странах выступает правовое регулирование государственной службы. Уголовная ответственность за коррупционные правонарушения ограничена как          по составам преступлений (в основном – взяточничество), так и по строгости наказания. Основной мерой наказания за коррупционное действие является запрещение работать в государственных организациях и потеря всех социальных льгот, которые предоставляет государственная служба;

прагматизм англосаксонской правовой системы позволяет выявить модели эффективной правоприменительной деятельности по борьбе            с коррупцией. В центре внимания в этих странах находятся проблемы борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти и лоббирование;

религиозно-традиционная правовая система опирается на опыт регулирования публичных отношений на основе этических норм                  и религиозных установлений. Этот опыт обладает мощным антикоррупционным потенциалом. Вместе с тем противодействие коррупции в странах исламского мира в настоящее время, как правило,     не является приоритетным направлением внешней и внутренней политики. Это, по всей вероятности, обусловлено умеренным отношением                   к коррупции, которая зачастую воспринимается как элемент восточного типа правления;

социалистическая правовая семья представляет экспериментальный материал для оценки возможностей государственного контроля                   в осуществлении антикоррупционной политики. Основной акцент                в противодействии коррупции сделан на применении уголовно-правовых норм, которые отличаются суровостью (вплоть до смертной казни),              и деятельности правоохранительных органов и специальных служб. Также можно отметить «кампанейский» подход в борьбе с коррупцией. Кампании следуют одна за другой, хотя их идеология и организационный механизм не подвергаются существенному изменению. Руководящая                           и направляющая роль в борьбе с коррупцией принадлежит одной партии.

6. Исторически в России возникновение антикоррупционного законодательства подчиняется, по крайней мере, двум закономерностям: во-первых, главным источником его инициации являются судебные злоупотребления; во-вторых, идея общественной вредности взяток            и, следовательно, необходимость их запрета начинает получать выражение     в законодательных актах по мере централизации государственной власти.

За рубежом можно отметить связь динамики развития  капитализма   с динамикой (количественной и качественной) коррупции, а также содержанием антикоррупционного законодательства. Для динамики зарубежного антикоррупционного законодательства характерны такие общие черты, как:

развитие от центра к периферии (от уголовного законодательства –    к административному, корпоративному и т.д.). Иными словами, правовое поле противодействия коррупции постоянно расширяется;

разработка специальных законов антикоррупционной направленности комплексного характера, включающих в себя нормы различных отраслей права;

противодействие коррупции в контексте борьбы с организованной преступностью и терроризмом;

повышение престижа государственной службы за счет высокого денежного обеспечения и социальных льгот;

ограничение деловой активности бывших государственных должностных лиц после ухода из органов государственной власти;

усиление гласного и негласного контроля за деятельностью государственных служащих на основе чрезвычайного законодательства,     в частности, антитеррористической направленности;

установление уголовной ответственности за незаконное обогащение и активное использование конфискации имущества в противодействии корупции;

формирование  системы внутреннего контроля, в рамках которой существует обязанность сообщать об известных правонарушениях коллег («обязанность сообщения»);

создание специальных антикоррупционных программ;

поддержание благоприятного социального фона эффективной антикоррупционной политики;

активное использование общественного мнения в борьбе                    с коррупцией.

7. Приводятся  концептуальные авторские предложения по оптимизации российского законодательства. Опираясь на проведенные исследования, автор предлагает выделить основные направления для развития антикоррупционного законодательства в Российской Федерации   с учетом уже принятых нормативных правовых актов:

имплементация международных правовых норм в сфере противодействия коррупции в российское законодательство (в частности, установление ответственности за незаконное обогащение, восстановление конфискации имущества как вида уголовного наказания и др.);

внесение ряда изменений в нормативные правовые акты, регулирующие проведение антикоррупционной экспертизы, деятельность комиссий по урегулированию конфликта интересов, порядок декларирования доходов и имущественного положения государственных и муниципальных служащих как одних из наиболее действенных средств    по предупреждению коррупции;

административная реформа с уменьшением количества государственных и муниципальных служащих;

расширение понятийного аппарата понятиями: «коррупционное преступление», «коррупционное правонарушение», «субъект коррупционного правонарушения»;

образование специализированного, подчиняющегося непосредственно Президенту РФ органа по противодействию коррупции – федеральной службы.

8. Обосновывается необходимость дополнения Уголовного кодекса Российской Федерации отдельной главой «Коррупционные преступления» с включением в ее состав преступлений, совершенных с использованием публичного статуса субъекта, распространением на лиц, их совершивших, конфискации имущества, лишения права занятия государственной или муниципальной должности и положения о кратности штрафа.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическое значение исследования состоит в том, что  полученный          в ходе него материал, особенно опыт противодействия коррупции                 за рубежом, может быть использован в качестве основы для последующей научно-практической работы в криминологии, социологии, истории, теории государства и права, уголовном праве, гражданском праве и административном праве.

Введенные авторские понятия позволят расширить понятийный аппарат в формирующихся антикоррупционных учебных дисциплинах.

Некоторые результаты исследования будут положены в основу предложенных поправок  в нормативные правовые акты по вопросам противодействия коррупции.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования и полученные результаты обсуждались в ходе ряда научно-практических конференций, проводившихся в Омском государственном университете                           им. Ф.М. Достоевского.

Некоторые выводы работы легли в основу рекомендаций органам государственной власти Омской области от участников «круглого стола» на тему: «Роль государства и общества в противодействии коррупции         в Российской Федерации», инициированного автором и проведенного        в ноябре 2010 г.

Выводы и результаты исследования внедрены в практическую деятельность УМВД России по Омской области   и используются при расследовании уголовных дел коррупционной направленности.

Осенью 2008 г. в ходе прохождения через Государственную Думу Федерального Собрания РФ проекта федерального закона                          «О противодействии коррупции» автор участвовал от Комитета                 по физической культуре и спорту в обсуждениях с выдвижением авторских предложений по дополнению данного  законопроекта.

Также основные результаты исследования опубликованы в виде      19 статей в научной литературе, в их числе 5 статей опубликованы                    в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК.

Некоторые части работы вошли в разработанный кафедрой уголовного права и криминологии юридического факультета                ОмГУ им. Ф.М. Достоевского  специальный образовательный курс: «Антикоррупционные технологии экспертизы нормативных правовых актов» и используются в учебном процессе.

Структура и объем диссертационного исследования обусловлены темой, целью, задачами, объектом и предметом исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

 

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении описывается актуальность темы диссертационного исследования; степень научной разработанности проблемы; определяются цель и задачи; объект и предмет исследования; раскрывается нормативная, методологическая и эмпирическая основа работы, научная новизна, практическая и теоретическая значимость исследования; перечисляются основные положения, выносимые на защиту; приводятся сведения             об апробации и достоверности полученных результатов исследования,            а также об объеме и структуре диссертации.  

Первая глава  «Сущность коррупции в России и зарубежных странах» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе дается развернутый анализ различных подходов                 к пониманию коррупции, предлагается авторская типологизация коррупции.

Феномен коррупции может быть исследован с позиций различных подходов: политического, социологического, экономического,  юридического и криминологического. В рамках криминологического подхода коррупция может рассматриваться в ограничительном, узком и широком смысле. Необходимо отметить, что коррупция является не только криминальным, но и криминогенным явлением, детерминирующим различные виды преступности.

Диссертант предлагает различать виды и формы коррупции.          В соответствии с общеметодологическими (науковедческими) требованиями типология представляет собой группирование объектов       по существенным качественным признакам. Что же касается форм коррупции, то это ее конкретные проявления в данных социально-исторических условиях.

Основанием для разграничения видов коррупции выступает комплекс признаков, который включает ее цели и сущность, а также сферу социальной деятельности, в которой она реализуется. Опираясь на такое основание, можно выделить коррупцию политическую, административную, судебную, экономическую и бытовую.

Формы коррупции многообразны:  незаконное финансирование избирательных кампаний; использование «административного ресурса»; протекционизм; лоббизм, незаконное распределение и перераспределение общественных ресурсов и фондов; незаконное присвоение общественных ресурсов в личных целях; незаконная приватизация; предоставление льготных кредитов, заказов и др.

Многообразие форм коррупции предопределят задачу дифференциации их по степени общественной опасности и установления круга коррупционных преступлений. С методологической точки зрения, это важно для выявления эмпирических объектов изучения коррупции. Вопрос о том, какие преступления следует отнести к числу коррупционных,          до настоящего времени является дискуссионным. Различные авторы выделяют от 9 до 80 коррупционных преступлений.

По мнению автора, составляют деяния, предусмотренные:  п. «в» ч. 2 ст. 1271, п. «в» ч. 2 ст. 1272, ч. 2 ст. 137, ч. 2 ст. 138, ч. 3 ст.139, п. «б» ч. 2 и ч. 3 ст. 141, ст. 1411, ст. 142, ст. 1421, ст. 1451, п. «г» ч. 3 ст. 146, ч. 3 ст.159, ч. 3 и ч. 4 ст. 160, ст. 169, ст. 170, п. «б» ч. 3 ст. 174, п. «б» ч. 3 ст. 1741, ч. 3 ст. 175, ст. 176, п. «а» ч. 2 ст. 178, ч. 2 и ч. 3 ст. 183, ст. 184, ст. 185,          ст. 1852, п. «б» ч. 3 ст. 188, ст. 189, ст. 193, ст. 194, ст. 195, ст. 196, ст. 197, ст. 199, ст. 1991, ст. 1992, ст. 201, ст. 202, ст. 204, ч. 2 ст. 2051, ч. 3 ст. 209,    ч. 3 ст. 210, п. «б» ч. 3 ст. 2281, п. «б» ч. 2 ст. 229, п. «а» ч. 2 ст. 241, ч. 3    ст. 256, ч. 2 ст. 258, п. «в» ч. 2 ст. 260, ч. 2 ст. 272, ст. 285, ст. 2851 , ст. 2852, ст. 286, ст. 289, ст. 290, ст. 291, ст. 292, ч. 1 ст. 2921, ч. 3 ст. 294, ст. 299,    ст. 300, ст. 301, ст. 303, ст. 304, ст. 305, ст. 307, ст. 312, ст. 315 УК РФ.

Второй параграф посвящен криминологической характеристике коррупционной преступности в Российской Федерации. Автор анализирует сущность и криминологические особенности коррупционной преступности, описывает ее состояние, структуру и динамику.

Проведенный автором анализ статистических данных ГИАЦ МВД России показал, что на протяжении последних десяти лет наиболее распространенными являются такие преступления коррупционной направленности, как служебный подлог, злоупотребления должностными полномочиями, получение и дача взятки. Тем не менее, по такому показателю, как уровень преступлений (количество преступлений в расчете на 100 000 человек), видно, что ежегодно выявляется сравнительно небольшое число преступлений коррупционной направленности:             как правило, уровень не превышает 5 (за исключением служебного подлога, уровень которого в 2000-2010 гг. колебался от 5,23 в 2000 г.        до 13,66 в 2009 г.).

На протяжении последних четырнадцати лет преступления коррупционной направленности имели преимущественно явно выраженную тенденцию последовательного роста. К 2010 г. число выявленных преступлений коррупционной направленности увеличилось   от полутора до трех раз. Так, в 2010 г. в сравнении с 1997 г. темп роста абсолютных показателей составил: 333,8% – коммерческий подкуп; 290,1% – служебный подлог; 217,7% – получение взятки; 208,2% – дача взятки; 190,9% – злоупотребление полномочиями; 164,4% – злоупотребление должностными полномочиями.

Анализ судебной статистики позволил выявить, что за дачу взятки    в России осуждается больше лиц, чем за получение взятки. Объясняется это тем, что при оценке результатов работы подразделений органов внутренних дел по противодействию коррупции учитывается в целом количество выявленных и расследованных фактов взяточничества,            не разделяя при этом получение и дачу взятки. Исходя из этого,                   в некоторых регионах сотрудники органов внутренних дел концентрируют усилия на регистрации более легкого для выявления преступления        (дача взятки), уделяя меньшее внимание противодействию получению взятки.

Распространение коррупции, появление коррумпированных организаций имеет внутреннюю логику и внешние причины. Внутренняя логика выражает остроту кадровой проблемы, невнимание к которой угрожает превращением функций организации в дисфункции. Внешние причины – это те отрицательные воздействия, которые испытывает организация и ее члены со стороны вышестоящих субъектов управления, государства, различных его систем, общества и т.п. Эти воздействия могут быть сгруппированы в следующие факторы: политические, идеологические, управленческие, социокультурные, социально-психологические.

В третьем параграфе исследована социальная обусловленность антикоррупционного законодательства в Российской Федерации и зарубежных странах.

Понятия коррупционной и коррупциогенной обстановки разрабатываются в рамках нового междисциплинарного научного направления – корруптологии.

Распространенность коррупции определяется ее масштабностью, проникновением в различные сферы общественных отношений,                   а интенсивность – частотой совершения актов коррупции.                            О распространенности и интенсивности коррупции можно судить              по результатам специальных исследований, к числу которых следует отнести опросы  международной организации «Transparency International». 

Анализ материалов «Transparency International» за ряд последних лет позволяет сформулировать ряд выводов относительно распространенности коррупции в мире.

1. Наиболее высока коррупция в государствах, которые являются зоной военных действий, перманентных переворотов и деспотических режимов.Хаос, порождаемый политическими обстоятельствами форс-мажорного характера, создает идеальные условия для любых криминальных схем, а главное – для безнаказанности правонарушителей.

2. Коррупция поражает в первую очередь страны  с низким уровнем дохода на душу населения. Между коррупцией и нищетой существует тесная и стойкая обратная корреляция. 40% стран, набравших менее            3 баллов по шкале индекса восприятия коррупции (что является свидетельством того, что в этих странах взяточничество воспринимается как чрезвычайно острая проблема) отнесены Мировым Банком к группе стран с низкими доходами.

3. В секторе высокой коррупции находятся все постсоветские государства, за исключением стран Балтии. Более того, в странах Балтии    и в реформируемых государствах Восточной Европы индекс восприятия коррупции снижается.  Это указывает, что реформы могут порождать,        а могут ослаблять коррупцию. Коррупция, как правило, усугубляется          в условиях нищеты, но она может быть встроена и механизм развития.

4. Сравнительно высока коррупция в государствах мусульманской правовой семьи, что дает основание для выдвижения двух гипотез:             а) в странах исламского мира действует азиатская модель бюрократического управления, включающая в себя дачу-получение взяток; б) коррупция в этих государствах – следствие нищеты.

5. Самый низкий уровень коррупции фиксируется в государствах романо-германской и англосаксонской правовых семей, что, по всей вероятности, следует отнести на счет правосознания жителей этих стран.

Результаты проведенных автором социологических опросов граждан показывают, что, по мнению большинства респондентов, коррупции            в равной степени подвержены все уровни власти; проблема коррупции тесно связана с конструированием механизма государственного управления, построение неэффективного механизма власти (что в первую очередь, касается муниципального уровня) влечет за собой повышение уровня коррупции; наиболее опасным проявлением коррупции является сращивание чиновников с криминальными структурами, в результате такого сращивания появляются новые модели государственного управления, которые в конечном итоге заставляют федеральные органы принимать экстраординарные меры и прибегать к проведению комплексных оперативно-профилактических операций по декриминализации целых регионов.

В процессе исследований респонденты отвечали на открытый вопрос: «В каких государствах борьба с коррупцией ведется наиболее эффективно?». Если расположить ответы по их частоте, то первое место занимают страны романо-германской правовой семьи, второе – англосаксонской, третье – Китай и Япония, четвертое –  государства исламского мира.

 Вторая глава «Основные направления развития антикоррупционного законодательства в зарубежных странах               и России» включает три параграфа.

В первом параграфе раскрывается история развития и характеристика антикоррупционного законодательства в зарубежных странах.

Основные этапы развития антикоррупционного законодательства четко совпадают с общепринятой периодизацией истории государства и права. Антикоррупционное законодательство возникает вместе                    с государством и является закономерной реакцией высшей власти              на корыстные злоупотребления должностных лиц. Памятники законодательства древнего мира содержат нормы, имеющие антикоррупционную направленность.

В государствах романо-германской правовой семьи наименее коррумпированными являются Финляндия, Дания, Швеция, Нидерланды.  Изучение опыта противодействия коррупции в этих странах показывает, что основной антикоррупционного законодательства выступает правовое регулирование государственной службы. Уголовная ответственность        за коррупционные правонарушения ограничена как по составам преступлений (в основном – взяточничеством), так и по строгости наказания. Например, по УК Дании наказание за взяточничество (§ 122)     не может превышать трех лет тюремного заключения, а по УК Швеции   (ст. 2 главы 20) – шести, даже если преступление признается тяжким.

Система прав и обязанностей должностных лиц имеет четкое нормативное закрепление, включая кодексы корпоративной этики. Осуществляется мониторинг возможных точек возникновения коррупционных действий в государственных и общественных организациях, и строгий контроль за деятельностью лиц, находящихся        в этих точках. Обеспечивается прозрачность государственной службы, престиж ее высок, а численность аппарата поддерживается                         на оптимальном уровне, который исключает его самовоспроизводство. Более того, использование научных подходов для определения размеров такой численности чаще всего сопровождается рекомендациями по            ее сокращению.

Заработная плата государственных служащих достаточно высока,     а система контроля построена таким образом, чтобы фиксировать и поощрять их позитивные действия (не ограничиваясь выявлением коррупционных правонарушений и наказанием за них). Поддерживается благоприятный социальный фон эффективной антикоррупционной политики: показатели социальной дифференциации по доходам                 не превышают 5-кратных соотношений, а доля лиц, живущих за чертой бедности, – 4%.

В государствах англосаксонской правовой системы наименее коррумпированными признаны Канада, Великобритания, США. В центре внимания в этих странах находятся проблемы борьбы с коррупцией             в высших эшелонах власти и лоббирования.

Так, законодательство Канады, в определенной мере признавая право представителей бизнеса участвовать в политической жизни страны, нацелено на то, чтобы это участие протекало в строго очерченных рамках. Связи парламентариев с миром бизнеса являются в современной Канаде объектом тщательного юридического регулирования, в первую очередь      по таким параметрам, как совмещение депутатских и менеджерских обязанностей, владение ценными бумагами, получение денег                     на предвыборные кампании и их расходование. Важными компонентами требований, предъявляемых законодательством к поведению парламентариев в случае столкновения их политических и экономических интересов, является гласность и отчетность. Еще более строгие ограничения существуют для членов Правительства.

Противодействие коррупции в дальневосточной правовой семье наиболее эффективно в Японии и Южной Корее.

В Японии чиновник отстранен от частного бизнеса. Широкое толкование принципа отстраненности чиновника от частного бизнеса дает Закон о государственных служащих. Служащий не должен быть одновременно руководящим лицом, советником, членом совета компании и другой организации, вести собственное коммерческое предприятие с целью получения прибыли в торговой, промышленной и финансовой сферах.

Важную роль играет внедрение на местном уровне такого элемента непосредственной демократии, как возможность жителей по четко прописанной процедуре требовать проверки деятельности и увольнения как выборных должностных лиц, так и ответственных чиновников. Такие требования на практике довольно часто возникают и удовлетворяются.

Южная Корея показывает образцы противодействия коррупции         на основе новейших информационных технологий. Настоящую сенсацию   в этой сфере произвела новая сеульская программа «OPEN», запущенная   в 1999 г. и позволившая гражданам контролировать через Интернет процесс рассмотрения своих обращений государственными чиновниками. OPEN представляет собой не только механизм контроля над городской бюрократией со стороны гражданского общества, но и эффективный управленческий инструмент.

Противодействие коррупции в странах исламского мира не является приоритетным направлением внешней и внутренней политики. Это,         по всей вероятности, обусловлено умеренным отношением традиционного ислама к коррупции, которая воспринималась как элемент восточного типа  правления с неизменными подарками и корыстолюбием властей. Поэтому, например, в Уголовном кодексе Ирана максимум наказания                        за взяточничество выражается в тюремном заключении на два года (сравним:  за употребление алкоголя в третий раз – смертная казнь).

В традиционном исламском законодательстве не просматривается даже поверхностной проработки вопросов ответственности                         за коррупционные действия.

Борьба с коррупцией в государствах социалистической правовой системы основана на уголовном законодательстве, которое вторгается        в регулирование самых различных сфер, включая экономическую, и исповедует принцип суровости карательной политики.

Вместе с тем в научных  и партийных кругах Китая постепенно формируется понимание того, что коррупция и организованная преступность – это две стороны одной проблемы, изучать которые целесообразно в единстве. Следует также отметить, что большинство китайских исследователей единодушны в том, что противоядие против коррупции нужно искать на путях применения комплексного подхода (сочетания профилактики и карательных мер, повышения уровня правового сознания, развития системы законов, формализации властных процедур и пр.).

Проведенное исследование позволило автору сделать вывод                о наличии зависимости между системой мер, направленных                        на противодействие коррупции, и видом правовой системы, в каждой        из которых можно выделить свои особенности. Каждая из проанализированных правовых систем (романо-германская, англосаксонская, религиозно-традиционная, социалистическая) имеет определенные преимущества и недостатки в сфере правовой регламентации противодействия коррупции.

Во втором параграфе проанализировано возникновение и развитие антикоррупционного законодательства Российской Федерации.

После исторического обзора развития отечественного антикоррупционного законодательства автор основное внимание уделяет состоянию современной нормативной правовой базы в сфере противодействия коррупции. Диссертант приходит к выводу, что после распада СССР разработка антикоррупционного законодательства России характеризуется противоречивостью и непоследовательностью. С одной стороны, принимаются нормативные правовые акты, направленные            на борьбу с коррупцией, а с другой – коррупциогенные законодательные решения. Декларациям о необходимости эффективного противодействия коррупции противостоит практика лоббирования интересов криминалитета.

В развитии антикоррупционного законодательства периода реформ можно выделить три периода: 1992 – 1999 гг., 2000 – май 2008 гг., май 2008 г. – настоящее время. Основанием для их выделения является характер политической воли высшего руководителя государства – Президента РФ. Общепризнанным является положение, что во многом именно от высшей политической воли зависит как принятие самого антикоррупционного законодательства, так и его качество, и практическое применение.

В параграфе подробно проанализированы действующие нормативные правовые акты в сфере противодействия коррупции федерального уровня.

Проведенное исследование нормативной правовой базы в области противодействия коррупции в Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что в целом ее можно признать сформировавшейся. Тем не менее, существуют определенные пробелы и противоречия                            в антикоррупционном законодательстве, затрудняющие противодействие коррупции, также не в полной мере реализованы положения международных норм, ратифицированных Россией, и положительный опыт зарубежных стран в сфере противодействия коррупции.

Третий параграф второй главы посвящен исследованию нормативного обеспечения противодействия коррупции на ведомственном уровне, на примере органов внутренних дел. Выбор МВД России для углубленного анализа не является случайным. Это обусловлено тем, что МВД России является, с одной стороны, наиболее активным субъектом противодействия коррупции: более 90% коррупционных преступлений выявляется органами внутренних дел, и, кроме того, в МВД России в ходе проводимой реформы разработан заслуживающий внимание довольно обширный комплекс мер, направленный на противодействие коррупции     в самом Министерстве.

Удельный вес «милицейской» преступности в общей массе преступлений весьма незначителен (примерно 0,1 - 0,2%). Однако сам факт ее существования вызывает серьезную тревогу, поскольку подобные преступления имеют повышенную общественную опасность, они подрывают веру людей в закон.

В параграфе подробно проанализированы ведомственные правовые акты, направленные на противодействие коррупции. На основе проведенного исследования констатируется, что система основных антикоррупционных мер в МВД России должна включать: наличие антикоррупционного законодательства, включая ведомственные нормативные акты и мониторинг его действия; антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов и их проектов; профессионализм правоприменителя; обеспечение собственной безопасности органов внутренних дел и ФМС России от коррупционных посягательств; профилактику коррупции, в том числе и коррупционных дисциплинарных правонарушений; введение Кодексом профессиональной этики сотрудника ОВД РФ стандарта антикоррупционного поведения; профессионально-нравственное воспитание сотрудников ОВД; формирование института личного поручительства; совершенствование процедуры согласования       с подразделениями собственной безопасности назначений граждан, принимаемых на службу в органы внутренних дел, а также перемещения на руководящие должности действующих сотрудников; ужесточение порядка отбора кандидатов на службу в органы внутренних дел РФ и         в Центральный аппарат МВД России; использование полиграфа в целях противодействия коррупции; формирование кадрового резерва,                 его обучение и воспитание; введение процедуры ротации кадров по опыту западных стран; усиление персональной ответственности руководителя подразделения ОВД за соблюдение служебной дисциплины и обеспечение собственной безопасности; декларирование доходов сотрудниками ОВД и членами их семей; проверку задекларированных доходов сотрудников ОВД и членов их семей; уведомление в системе МВД о фактах обращений в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений; своевременное и принципиальное реагирование на обращения граждан       о фактах коррупции в органах внутренних дел; взаимодействие                    с Европейским судом по правам человека; взаимодействие МВД                  с общественными организациями, средствами массовой   информации (Интернет), с Уполномоченными по правам человека; создание независимых общественных советов в системе МВД; искоренение клановости, покровительства и протекционизма при отборе и назначении на вышестоящие должности; повышение материального обеспечения и социальной защищенности сотрудников МВД до уровня работников прокуратуры, следственного комитета.

Проведенный автором анализ нормативной правовой базы                 по противодействию коррупции в органах внутренних дел позволил диссертанту сделать вывод о том, что в целом она сформирована и это дает определенные положительные эффекты. Неслучайно около 80% фактов получения взятки сотрудниками органов внутренних дел выявляются подразделениями собственной безопасности МВД России. Вместе с тем работа по созданию и совершенствованию нормативного правового регулирования в области борьбы с коррупцией в настоящее время              не завершена и требует дальнейшего продолжения с учетом реально складывающейся ситуации и опыта практической деятельности.

Глава третья «Совершенствование антикоррупционного законодательства в Российской Федерации и зарубежных государствах» состоит из двух параграфов.

Первый параграф посвящен международно-правовым стандартам антикоррупционного законодательства и их имплементации                         в законодательстве Российской Федерации.

Проанализировав международные конвенции в сфере противодействия коррупции, стандарты антикоррупционного законодательства и опыт других государств по их успешной реализации, автор рассматривает проблемы имплементации международных правовых норм о противодействии коррупции в отечественное законодательство.

Диссертант поддерживает позицию тех авторов, которые предлагают восстановить конфискацию имущества как дополнительный вид уголовного наказания. С теоретической точки зрения,  это закроет дискуссию о том, является ли конфискация имущества видом уголовной ответственности. В практическом плане это позволит включить конфискацию имущества в санкции коррупционных преступлений.

Также диссертант полагает целесообразным ввести институт уголовной ответственности юридических лиц за преступления в сфере экономики; преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления; экологические преступления; преступления против мира и безопасности человечества. Введение уголовной ответственности юридических лиц позволит в определенной степени установить дополнительные барьеры противозаконной деятельности преступных организаций.

Введение  ответственности за незаконное обогащение должностных лиц осложнено тем, что при этом нарушается принцип презумпции невиновности. Однако необходимо отметить, что принцип презумпции невиновности является одним из важнейших в уголовном законодательстве России, в то же время в гражданском праве Российской Федерации установлен принцип презумпции виновности. Исходя из этого необходимо совершенствовать нормы административного, гражданского, трудового, налогового, финансового и корпоративного законодательства     в целях борьбы с незаконным обогащением.

Во втором параграфе третьей главы предложены концептуальные основы совершенствования антикоррупционного законодательства Российской Федерации с учетом опыта других стран.

Диссертант полагает необходимым выделить следующие концептуальные основы для развития антикоррупционного законодательства в Российской Федерации.

1. Дальнейшая имплементация международных правовых норм          в российское законодательство: образовать административные суды для обжалования действий государственных и муниципальных служащих; сократить перечень лиц, обладающих иммунитетом от уголовного преследования; установить запрет на подарки для чиновников; расширить перечень коррупционных статей, по которым применяется конфискация имущества; разработать типовой кодекс поведения государственных и муниципальных служащих для введения конкретизированных антикоррупционных правил поведения; изменить законодательство             о государственных корпорациях в соответствии с международно-правовыми стандартами; развивать законодательство об ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений.

2. Совершенствование существующей нормативно-правовой базы, регулирующей проведение антикоррупционной экспертизы, деятельность комиссий по урегулированию конфликта интересов, порядок декларирования доходов и имущественного положения государственных и муниципальных служащих как одних из наиболее действенных средств по предупреждению коррупции.

3. Административная реформа с уменьшением количества государственных и муниципальных служащих, ротация кадров.

4. Расширение понятийного аппарата понятиями: «коррупционное преступление», «коррупционное правонарушение», «субъект коррупционного правонарушения».

5. Введение в Уголовном кодексе РФ отдельной главы «Коррупционные преступления» с включением в ее состав преступлений, совершенных с использованием публичного статуса субъекта.

6. Образование специализированного, подчиняющегося непосредственно Президенту РФ органа по противодействию коррупции    в Российской Федерации.

Таким образом, рассмотренные в работе основные направления имплементации положений международных антикоррупционных конвенций и положительный опыт по противодействию коррупции других стран представляют собой не до конца использованный ресурс совершенствования национального антикоррупционного законодательства. Использование международных конвенций, антикоррупционного законодательства и опыта его применения в отдельных зарубежных странах необходимо для наиболее эффективного внутреннего нормотворчества. Наличие   полноценного   законодательства                      по противодействию коррупции, его соответствие международно-правовым стандартам, является, по мнению автора, фундаментом системы предупреждения коррупции.

В заключении  диссертации подводятся итоги выполненного исследования, формируются обобщающие выводы, частично отраженные   в положениях, выносимых на защиту, подчеркивается значение исследования.

Основные положения диссертации отображены в следующих публикациях автора общим объемом 5,8 печатных листов:

I. Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК для публикации результатов диссертационных исследований:

  1. Фадеев А.В., Шнайдер Н.И. Коррупция в оценках населения // Психопедагогика в правоохранительных органах. – Омск: Омская Академия МВД России, 2006. № 2. С. 101. – 0,1 / 0,05 п.л.
  2. Фадеев А.В. Социальная обусловленность антикоррупционного законодательства в России и зарубежных странах // Социология   власти. – М.: РАГС, 2009. № 1. С. 250-253. – 0,32 п.л.
  3. Фадеев А.В. Международно-правовые стандарты антикоррупционного законодательства // Социология власти. – М.: РАГС, 2009. № 7.               С. 212-219. – 0,53 п.л.
  4. Фадеев А.В., Первухин А.С. Государственные корпорации в России: хотели как лучше, а получилось? // Социология власти. – М.: РАГС, 2010. № 2. С. 152-157. – 0,4 / 0,3 п.л.
  5. Фадеев А.В., Литвинцев М.Г. Субъект коррупционного правонарушения // Вестник Омского университета. Сер. Право. – Омск: ОмГУ им. Достоевского, 2010. № 3. С. 197-202. – 0,7 / 0,5 п.л.

II. В иных научных журналах и изданиях:

  1. Фадеев А.В. Понятие организованной преступности // Судебно-правовая реформа в Российской Федерации: Сб. науч. тр. / Отв. ред. О.В. Дмитриев. – Омск: ОмГУ, 2002. Ч. 3. – С. 48-53. – 0,36 п.л.
  2. Фадеев А.В. Понятие и виды коррупции // Социальные конфликты          в правовом контексте: анализ и проблемы регулирования: Сб. науч. тр. аспирантов и соискателей / Отв. ред. М.П. Клейменов. – Омск: ОмГУ, 2005. С. 168-175. – 0,42 п.л.
  3. Фадеев А.В., Иванов Е.С. Ответственность за коррупцию по русскому уголовному праву // Социальные конфликты в правовом контексте: анализ и проблемы регулирования: Сб. науч. тр. аспирантов и соискателей / Отв. ред. М.П. Клейменов. – Омск: ОмГУ, 2005. С. 175-180. – 0,4 / 0,2 п.л.
  4. Фадеев А.В. Формирование ложных убеждений как причина коррупции // Противодействие этническому и религиозному экстремизму, правовому нигилизму: Сб. материалов науч.-практ. конференции (Омск, 13 декабря 2005 г.) / Отв. ред. проф. М.П. Клейменов. – Омск: ОмГУ, 2006. С. 165-167. – 0,28 п.л.
  5. Иванов Е.С., Фадеев А.В. Механизм криминализации этнических диаспор // Право и политика: Сб. науч. тр. аспирантов и соискателей      / Отв. ред. проф. М.П. Клейменов. – Омск: ОмГУ, 2006. С. 34-36. – 0,2 / 0,1 п.л.
  6. Марковиченко А.В., Фадеев А.В. Оптимизация миграционной политики // Право и политика: Сб. науч. тр. аспирантов и соискателей / Отв. ред. проф. М.П. Клейменов. – Омск: ОмГУ, 2006. С. 60-62. – 0,25 / 0,125 п.л.
  7. Фадеев А.В. Методы изучения коррупции // Право и политика: Сб. науч. тр. аспирантов и соискателей / Отв. ред. проф. М.П. Клейменов. – Омск: ОмГУ. 2006. С. 81-85. – 0,32 п.л.
  8. Фадеев А.В. Антикоррупционное законодательство России 19 века // Административные, правовые и экономические реформы в России: Сб. материалов. – Омск: ОмГУ, 2006. С. 133-137. – 0,37 п.л.
  9. Клейменов М.П., Фадеев А.В. Оккультизм в политике // Противодействие этническому и религиозному экстремизму: Сб. материалов науч.-практ. конференции. (Омск, 15 декабря 2006 г.) / Отв. ред. проф. М.П. Клейменов. – Омск: ОмГУ, 2007. С. 27-32. – 0,44 /    0,22 п.л.
  10. Фадеев А.В. Исторические аспекты антикоррупционного законодательства // Правовое обеспечение реформ в России: Сб. материалов. – Омск: ОмГУ, 2007. С. 125-128. – 0,3 п.л.
  11. Фадеев А.В. Опыт антикоррупционного законодательства в России и зарубежных государствах // Проблемы правоприменения в современной России: Сб. материалов науч.-практ. конференции (Омск, 6 апреля 2007 г.) / Отв. ред. проф. М.П. Клейменов. – Омск: ОмГУ, 2007. С. 207-212. – 0,4 п.л.
  12. Фадеев А.В. Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности // Вестник Омского университета. Сер. Право. – Омск: ОмГУ,  2007. № 4. С. 165-166. – 0,2 п.л.
  13. Фадеев А.В. Методология сравнительно-правового изучения законодательства о коррупции // Право и политика: Сб. науч. тр. аспирантов и соискателей. Вып. 3 / Отв. ред. проф. М.П. Клейменов, доц. М.С. Фокин. – Омск: ОмГУ, 2008. С. 161-171. – 0,58 п.л.
  14. Фадеев А.В., Клейменов М.П., Пустовит А.В. Социальная обусловленность антикоррупционного законодательства в России // Вопросы правовой теории и практики: Сб. науч. тр. Вып. 5. – Омск: Омская Академия МВД России, 2009. С. 36-53. – 0,7 / 0,23 п.л.

 

                                                                                                                              

Подписано в печать_____________2012 г. Формат 60x84  1/16 Заказ №

Тираж 80 экз.                                                                                        Авт. л. 1,5

________________________________________________________________

Отпечатано на УОП РИО ВНИИ МВД России

В соответствии с методологией формирования ИВК формируется по десятибалльной шкале, исходя из принципа: чем выше уровень коррупции, тем ниже показатель ИВК. Следовательно, в государствах с низким уровнем коррупции показатель будет близок к 10 баллам, а с высоким уровнем коррупции – к 0.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.