WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Исторический факт как гносеологический феномен

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Ильичев Александр Алексеевич

Исторический факт как гносеологический феномен

 

09.00.01 — онтология и теория познания

 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

 

 

 

 

Саратов – 2012


Работа выполнена в Саратовском государственном университете имени Н.Г. Чернышевского

Научный руководитель доктор философских наук, профессор Никитин Станислав Васильевич

Официальные оппоненты:

Гусева Ирина Ивановна, доктор философских наук, профессор, Саратовский государственный социально-экономический университет, профессор

Фомин Владислав Петрович, кандидат философских наук, доцент, Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А., доцент

Ведущая организация Казанский (Приволжский) федеральный университет

Защита состоится «26» апреля 2012 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.09 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Саратовском государственном университете имени  Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, XII корпус, ауд. 203

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского.

Автореферат разослан «___» __________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                            Листвина Е.В.


Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Познание прошлого и поиск в нем ответов на вопросы, заданные настоящим, никогда не утрачивают своей актуальности. Смена приоритетов общественного развития, социально-экономические трансформации XXI века, происходящие на наших глазах, вновь заставляют обращаться к истокам с целью более глубокого уяснения происходящего. Изменения в самоидентификации современного общества приводят и к смещению акцентов в восприятии прошлого, очередному переосмыслению собственной истории, созданию новых представлений о том, «как оно было на самом деле».

Современная историческая наука по-прежнему переживает период поиска новых парадигм. Постоянная переоценка прошлого историками ставит вопрос о существовании объективных оснований исторического познания.Прежде всего, это связано с кризисом, охватившим современную историческую науку. Кризис выражается в искажении картины исторического процесса. Это нашло выражение в массовости фантомных концепций в исторической науке, формирующих псевдоисторическую реальность, в активизации разного рода «популяризаторов» истории, претендующих на владение абсолютной исторической истиной и вольно или невольно искажающих ее. Кризис исторической науки ставит под вопрос ее авторитет в обществе и доверие к ней. Анализ проблематики такого рода составляет предмет современных философских дискуссий.

Проблема «исторического факта» остается ключевой в теории исторического знания. В развитии исторической науки все отчетливее обнаруживается, что установление исторических фактов, включение исторического факта в сложный контекст исторического процесса – все это требует не только добросовестной, но и активной, продуктивной, творческой работы, как историков, так и специалистов в области теории познания.

Степень разработанности темы исследования. Исторические факты составляют содержательную основу исторической науки. Проблеме факта в теории и методологии научного познания уделено значительное место. Однако, интерес к историческому факту велик как в силу особенностей объекта исторического познания, так и в силу сложности историко-познавательного процесса.

Историческому факту как особому познавательному феномену уделяется значительное место уже в рамках позитивистской философской традиции. О. Конт, Д. Милль и  другие философы – позитивисты рассматривали исторический факт как источник знания, как элемент объективной реальности.

Другой подход к пониманию исторического факта связан с деятельностью неопозитивистской школы. Л. Витгенштейн, Б. Рассел предприняли одну из первых попыток сконструировать логическую схему исторического объяснения. Для названных авторов характерно рассмотрение исторического факта в свете общих логических законов. Л. Витгенштейн, в частности, ставил достоверность знания в зависимость от альтернативных концептуальных схем, выступающих в форме глубинной грамматики языка.

В свою очередь, для постпозитивистской философии в лице К. Поппера, П. Фейерабенда характерен крен в сторону «теоретизма» и «субъективизма», сопровождающийся разрушением традиционных представлений о «факте».

Аксиологическое направление интерпретации истории представлено работами неокантианцев В. Виндельбанда, Г. Риккерта и др. рассматривавших историописание сквозь призму ценностно-индивидуального подхода.

В контексте вопросов, связанных с особенностями гуманитарного знания, проблема объективности исторического факта рассматривается в трудах ряда зарубежных авторов. Особенностям соотношения исторического и логического аспектов исследования философии истории особое внимание уделено в монографии Р. Коллингвуда «Идея истории». Этот труд интересен для данного исследования еще и тем, что его автору удалось обобщить методологию исторического исследования с античности до начала XX века и представить ее как единый процесс развитие философии истории, под которой Р. Коллингвуд понимает методологию исторических исследований. Вопросу о соответствии фактов и исторических представлений действительности посвящен труд И.Г. Дройзена «Историка». Проблема исторического познания, соотношения субъективного и объективного в историческом творчестве рассмотрена в работе английского историка Э. Карра «What is History?». Значительный вклад в методологию исторического познания внес французский философ Р. Арон. Основным объектом философии истории считал логико-теоретические и гносеологические проблемы. Вместе с тем его волновали и вопросы онтологии, в частности, анализ бытия и смысла исторического процесса.

Большую известность получила французская «новая историческая наука» или школа «Анналов». У истоков этого направления стояли известные историки М. Блок и Л. Февр. По сути, они выдвинули, в противовес позитивистам, иную концепцию деятельности историка: он должен быть не просто коллекционером фактов, не рабом источников, а действующим творцом, ставящим самостоятельно научную проблему, которая доминирует в его исследовании, определяя отбор материала и угол исследования, под которым собранные им данные анализируются.

Историческая наука в России, обретя свободу от «директивных указаний», в настоящее время также находится в гносеологическом поиске. В ней отчетливо проявились две тенденции: с одной стороны, обнаруживается стремление к сохранению методологических традиций объективистского характера, а с другой - новое поколение историков все активнее использует методологические идеи субъективистской гносеологии.  В отечественной литературе проблема исторического факта рассматривается в контексте общих проблем исторического исследования в работах А.Я. Гуревича, И.Д. Ковальченко, А.Л. Никифорова. Фундаментальный труд представляет собой монография С.Ф. Мартыновича, где, в частности, исследуется проблема взаимоотношений теории и фактов. Сложность этой проблемы отмечали еще в советской литературе В.А. Лекторский, А.И. Уваров и другие. В своих трудах они подвергли критике позитивистские интерпретации понятия факта. Указывая на важную роль фактов, П.В. Копнин, говорил о том, что первым отличительным признаком науки может быть указание, что она является знанием, основанным на фактах и организованным таким образом, чтобы объяснять факты и решать проблемы.Из отечественных исследований следует выделить работы таких авторов как А.В., Бочаров, JI.A. Микешина, Б.Г. Могильницкий, В.М.Мучник, A.JI. Никифоров, Ю.В. Петров, Н.И. Смоленский, И.В. Черникова, B.C. Швырев. Этими авторами выявляются сущность познавательной деятельности в целом и особенности субъект-объектных отношений в историческом познании, в частности.

В большинстве своем отечественные исследователи сегодня работают в русле социологического или антропологического подходов к изучению истории. Сторонники первого подхода, испытывая сильное влияние классического методологического наследия, обеспокоены в первую очередь поиском методологии, позволяющей получать полную и достоверную информацию о прошлом и закономерностях его развития. Сторонников второго подхода волнует утрата «человека в истории» и, поэтому развитие исторической науки они связывают с утверждением в ней неклассической, «понимающей» методологии и «парадигмы ценностей». Сколько-нибудь влиятельного постмодернистского крыла в отечественной исторической науке не сложилось. Более того, в начале 90-х гг. прошлого века постмодернизм в России воспринимался как интеллектуальное течение с явно выраженной гуманитарной направленностью, отказавшееся от жесткого сциентизма позитивистской историографии. Поэтому постмодернизм отечественными исследователями зачастую отождествлялся с антропологическим походом к истории. При этом постмодернизм рассматривался как стремление уйти от крайностей примитивного сциентизма и абсолютного релятивизма, как поиск «третьего пути», на котором история могла бы избежать опасности растворения, с одной стороны, в «точных» науках, не способных сформировать комплексное видение человека и общества, а с другой – в литературе, не связанной обязательствами по отношению к прошлому.

Влияние постмодернизма на характер научной рациональности и стратегии исследования в социально-гуманитарных науках рассматривается в работах Н.С. Автономовой, В.П. Визгина, В.Н. Гасилина, И.А. Гобозова, И.П. Ильина, В.А. Конева, Е.В. Листвиной, Н.В. Мотрошиловой, С.В. Никитина, В.Н. Поруса, Б.И. Пружинина, Г.Л. Тульчинского, М.С. Уварова, Устьянцева В.Б.

Литература, представленная в настоящей диссертационной работе, в основном отражает тенденции и результаты современного развития теоретико-модельного подхода к историческому процессу

Объектом исследования служит исторический факт как средство репрезентации исторического прошлого.

Предметом исследования является исторический факт как гносеологический феномен, возникающий в процессе исследования прошлого.

Цель исследования – осмысление статуса исторического факта в контексте постнеклассической гносеологии. Для достижения этой цели были поставлены следующее задачи:

  1. Выявить специфику исторического факта как гносеологического феномена, не удовлетворяющего нормативным требованиям позитивистского фактуализма во всех его модификациях.
  2. Исследовать причину оппозиции подходов фактуализма и теоретизма к проблеме гносеологической значимости исторического факта.
  3. Обосновать возможность соотнесения концептуальных оснований позитивистского и антипозитивистского методов в аспекте обоснования исторического факта как гносеологического феномена.
  4. Проанализировать значение инновационных идей постнеклассической гносеологии для исследований прошлого.
  5. Осуществить критический анализ восприятия исторического факта в постнеклассической гносеологии.
  6. Дать философско-гносеологический анализ постмодернистского движения в историографии; показать основные направления переосмысления гносеологических стандартов исторического исследования, инициированные постмодернистским «вызовом»; проанализировать философские и конкретно-научные итоги лингвистического поворота в историописании.

Методологическую основу исследования составили общефилософские принципы детерминизма и рациональности, деятельностного подхода к научному познанию, принцип историзма, принцип системности, а также такие философские методы как конкретно-исторический, историко-ретроспективный, сравнительно-исторический, метод единства исторического и логического в историческом познании. С учетом поставленных целей и задач в процессе исследования были использованы компаративистский анализ, междисциплинарный синтез и другие приемы общенаучной методологии.

Научная новизна исследования определяется результатами, которые были получены в ходе решения поставленных задач.

  1. Выявлен особый познавательный статус исторического факта, не отвечающего нормативным требованиям позитивистского фактуализма.
  2. Определена причина оппозиции фактуализма и теоретизма к проблеме гносеологической значимости исторического факта.
  3. Предложен оригинальный способ соотнесения концептуальных оснований позитивистского и антипозитивистского методов в аспекте обоснования исторического факта как гносеологического феномена.
  4. Проанализированы инновационные идеи постнеклассической гносеологии применительно к темпоральным исследованиям.
  5. Дан критический анализ восприятия исторического факта в постнеклассической гносеологии.
  6. Осуществлен анализ влияния постмодернизма в историографии; проанализировано влияние лингвистического поворота в историописании.

  Положения, выносимые на защиту:

  1. Исторический факт не может быть интегрирован в классические позитивистские схемы, поскольку наделен особым статусом. Он представляет собой конкретное целое, обладающее многообразием модальных форм и, одновременно, внутренним единством. В содержании исторического факта холистически синтезируются объективные и субъективные элементы, данные источников и объясняющие схемы, социальные штампы и общая научная компетентность историка. Имеющие объективную основу исторические факты могут выполнять функцию критерия истины только в рамках конвенционального обоснования положений и выводов исторической науки.
  2. Причиной оппозиции фактуализма и теоретизма к проблеме гносеологической значимости исторического факта является асимметричный характер данных моделей, в рамках субъект-объектной познавательной схемы принимающих вид объектно и субъектно-ориентированных интерпретаций роли исторического факта в процессе научного познания.
  3. Выходом из оппозиции фактуализма и теоретизма является «симметричная» концептуальная структура исторического факта. Специфика данной схемы заключается в представлении исторического факта как результата сложного комплекса взаимодействий исследователя с предметной средой. Исследователь расширяет и меняет поле феноменологического исследования, сохраняя связь с объективной основой своего знания, и использует в своих целях возможности модификации исторического факта.
  4. В рамках постнеклассической гносеологии «субъективизация» исторического факта получает обоснование и легитимность. Воображение историка создает структуру, которая затем холистически интегрирует весь собранный историком материал. Так идея классической гносеологии о возможности владения абсолютным знанием преодолевается в пользу идеи об объективно-относительном характере результатов познания, получающей дополнительное обоснование в пространстве исторических исследований.
  5. Новое понимание сущности науки привело к замене созерцательного стиля мышления деятельностным. Историческая наука стала использовать новый деятельностный подход к анализу явлений исторической действительности.
  6. Развёрнутый философско-эпистемологической анализ исторического факта в постмодернистской парадигме исторического исследования показал, что главным содержанием, в частности, лингвистического поворота в историографии стала интенсивная методологическая рефлексия, направленная на выявление обусловленности исторического исследования нарративными формами.

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечены методологической обоснованностью исходных теоретических положений, адекватностью применяемых методов поставленным задачам и логике изложения диссертации, а также фактами, основанными на детальном анализе классической и современной философской литературы.

Теоретическое и практическое значение результатов, полученных в ходе диссертационного исследования, состоит в рассмотрении исторического факта как гносеологического феномена в познании прошлого. В исследовании представлен сравнительный анализ различных научных и философских теорий с целью исчерпывающего освящения проблематики и специфики исторического факта. Некоторые положения диссертационного исследования могут быть применены как отправные для разработки спецкурсов по философии истории; для методологического обеспечения таких учебных дисциплин как «Философия», «История». Положения работы могут использоваться в лекционных курсах по философии, онтологии и теории познания, методологии науки.

Апробация работы

Диссертационная работа обсуждалась на заседании кафедры философии человека Педагогического института СГУ им. Н.Г. Чернышевского. Теоретические положения и важнейшие результаты исследования выносились на обсуждение в рамках следующих научных конференций: Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых «Культура, наука, человек в постсовременном обществе» (Саратов, декабрь 2008); Научно-практической конференции «Наука и современность» (Омск, 2008); Всероссийской научной конференции «Человек и общество в условиях инновационного развития» (Саратов, 2008). Межрегиональная научно-практическая конференция «Общество знаний в ХХI веке» (Саратов, декабрь 2009 г.). Всероссийской научной конференции молодых ученых «Философия XXI век: проблемы, тенденции, перспективы» (Екатеринбург, март 2009).

Структура диссертации обусловлена целью и логикой решения исследовательских задач и состоит из введения, двух глав (шести параграфов), заключения и списка использованной литературы. В заключении диссертации представлены основные итоги работы, указано ее теоретическое и практическое значение.

Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, степень ее разработанности, научная новизна, определяются цели и задачи, указываются методы исследования, характеризуются теоретическая и практическая значимость полученных результатов и выводов, излагаются основные положения диссертации.

Первая глава «Понятие «исторический факт» в современной гносеологии», состоящая из трех параграфов, содержит обращение к аналитическому рассмотрению основных подходы к пониманию понятия «исторический факт». Проанализирована эволюция представлений о факте в связи с общими тенденциями развития позитивистской философии науки.

В первом параграфе «Позитивистские стратегии исследования исторических фактов» рассматривается философская проблематика, связанная с особенностями моделирования исторического процесса, дается определение факта в философии позитивизма. Деятельность историков – это познание, это создание новых знаний о человечестве. Речь идет именно о получении знания, а не о высказывании мнений. Историки стремятся выдвигать доказанные утверждения, стремятся к получению таких истинных утверждений, истинность которых может быть доказана. Таким образом, познавательная деятельность историка – это доказывание мыслей об истории. В связи с этим, особый интерес в силу сложности историко-познавательного процесса вызывает исторический факт. Для уяснения проблематики, связанной с историческим фактом, необходимо провести аналитический обзор концепций исторического факта, выдвигавшихся в историографии.

В процессе исследования была выявлена трансформация отношения к факту в рамках философии логического позитивизма, где сохранялось требование соответствия высказывания реальности, но акцент был смещен в сторону логического анализа самих высказываний. Факт рассматривался во взаимосвязи с другими фактами, понимался, прежде всего, как фиксация некоего отношения, выраженная предложением. Поэтому было предложено определение истины, в рамках которого центральным является требование логической непротиворечивости.

Исходя из убеждения о том, что факты детерминированы некоторой системой мышления, постпозитивистская мысль отказывает им в статусе источника и критерия объективного знания. Для постпозитивистской философии характерен крен в сторону «теоретизма» и «субъективизма», сопровождающийся разрушением традиционных представлений о «факте» как незыблемом фундаменте любого истинного знания.

Второй параграф первой главы «Гносеологический статус исторического факта в отечественной философской традиции» посвящен исследованию вопроса о том, как решалась проблема «факта» в отечественной философской традиции. Наука советского периода развивалась в русле марксизма. Отечественные философы не могли и претендовать на создание обширных концепций, касающихся природы всей науки, «ибо считалось, что такая концепция уже создана в трудах классиков марксизма». Однако, в середине 1950-х годов в советской философии происходит качественный перелом. Суть этого перелома, положившего начало новому этапу развития отечественной философии, кратко можно обозначить как возвращение философии к творческой разработке собственной проблематики. В  конце ХХ в. в СССР были изданы монографии и статьи по методологическим проблемам истории. Одни из них были фундаменталистско-марксистского толка, другие – содержали методологические новации. Актуализация методологической деятельности в исторической науке, в которую оказались вовлеченными наиболее творческие ученые, на практике вела не к укреплению марксистских методологических устоев, а к попыткам интегрировать в марксистское методологическое сознание целый ряд новаций, таких как идея многовариантности исторического процесса, проблемы «человека в истории» и «истории в человеке», вопросы культурологического подхода в историческом познании.

Отечественная философская традиции сконцентрировала свое внимание на вопросе о гносеологической сущности факта. Был сделан вывод о том, что ему характерны свойства элементарности, инвариативности, единичности. Утверждалось фундаментальное значение фактов в существовании и развитии исторической науки. Отличием и достижением отечественной философской школы стала концепция, различающая факт на «факт действительности» и «факт науки». Факт рассматривался отечественными учеными как категория логики научного исследования, обозначающая один из элементов системы научного знания.

В современной отечественной философской мысли доминируют методы исследования общества и человека, основанные на представлениях об открытости и незавершённости истории, причастности человека к истории. Приоритетными установками этой методологии выступают проблематизация социальной и исторической действительности; отношение к историческому факту не как к чисто вещественному свидетельству, а как к смысловой реальности, опосредующей диалог между прошлым и настоящим.

Третий параграф первой главы «Историческая реконструкция и исторический факт» посвящен анализу проблемы исторической реконструкции и  понимания гносеологической роли исторического факта.

В процессе исторического познания выдвигается ряд проблем, связанных со спецификой исторического познания. Обсуждение проблемы факта в историческом познании начиналось с вопроса о том, что мы получаем в результате работы историка, будет ли это новым знанием о действительности или восстановленным фрагментом действительности. Таким образом, проблема верификации результатов исторического исследования, установления их истинности, обоснования методов анализа является чрезвычайно острой. В XX в. она была поднята на уровень обсуждения вопроса о принципиальной познаваемости прошлого, о пределах и границах исторического знания. В связи с этим особое значение приобретает метод исторической реконструкции, который позволяет получить целостное представление о прошлом, несмотря на неполноту и фрагментарность исторических источников. У истоков своего становления историческая наука была лишь пересказом имеющихся в источниках сведений и материалов. Нарративность и повествовательность являлись отличительными чертами того, что сейчас принято называть историографией XVIII века и более раннего периода. Однако скоро историки от простого изложения, прочитанного в текстах, от «истории ножниц и клея», перешли к тому, что можно определить как историческая реконструкция.

В процессе исследования было установлено, что представители различных течений философии позитивизма считали, что получение достоверных исторических фактов возможно в ходе реконструкции прошлого. Различие в стратегии реконструкции исторических фактов в разных позитивистских школах вытекало из различий в общем философском отношении к историческому прошлому

У представителей так называемого первого позитивизма реконструкция исторических фактов заключалась, прежде всего, в установлении связи между ними, чтобы наряду с единичными фактами установить «общие», называемые позитивистами «законами». В школе неопозитивизма реконструкция отождествлялась с логическим анализом. Главным требованием реконструкции являлась логическая непротиворечивость, главное внимание уделялось языку. В философии постпозитивизма выдвигалось требование реконструкции исторической ситуации, в которой происходили рассматриваемые историком действия.

Новый подход к решению вопроса исторической реконструкции связан с новым пониманием субъект-объектной проблемы в научном познании, исходящим из деятельностного взаимоотношения человека и познаваемой им действительности. Выражением такого подхода стало утверждение, что всякая историческая реконструкция есть не что иное, как некая конструкция видения мира, относительно которой историки достигли определенного консенсуса.

Вторая глава «Антипозитивистские альтернативы в аспекте обоснования гносеологической роли  исторического факта», содержит исследование исторического факта как особого гносеологического феномена в рамках неклассической и постнеклассической гносеологии.

В первом параграфе второй главы «Антипозитивистские истолкования исторического факта» рассматривается круг проблем, связанных с историческим фактом, в частности, проблема взаимодействия историка и исторических фактов. Господство позитивизма над методологией и традициями западноевропейской историографии стало ослабевать в конце XIX века. Кризис позитивизма в исторической науке на рубеже XIX–XX вв. произошел под влиянием революции в физике. В трудах отечественных ученых, посвященных влиянию позитивизма на историческое познание, отмечается стремление позитивистов превратить историю в точную науку, опирающуюся на факты и ориентированную на открытие исторических законов. Однако, как отмечают исследователи, позитивистская попытка сциентизации исторической науки по образцу естествознания окончилась провалом, и это привело позитивистскую гносеологию в конце XIX в. к кризису. В условиях кризиса позитивизма большое влияние на историческую гносеологию в начале ХХ в стали оказывать различные направления антипозитивистского характера, базирующееся на идеях философии жизни и неокантианства. При этом главным содержанием исторического познания стало, как отмечают исследователи понимание индивидуального, уникального и неповторимого.

В рамках неклассической философии происходит изменение отношения к историческому факту, утверждалось, что каждый историк творит историю в своем воображении. Следовательно, исторические факты не существуют объективно, а являются продуктом воображения историка. В свою очередь, сам историк несет на себе печать определенных социальных и политических форм. Тем самым, воображение историка создает структуру, в которую затем вкладывается весь собранный историком материал. Поэтому историк творит историю в зависимости от характера своего воображения.

Исторический факт, в противоположность позитивистскому подходу, представляется как логическая модель. Однако здесь важно отметить, что статус истории как науки не ставится представителями неклассической философии под сомнение.

Главное выражение антипозитивистских стратегий исследования прошлого состояло во всемерном подчеркивании, абсолютизации роли субъекта в познавательном процессе, как в смысле определения путей и методов исследовательской деятельности, так и, прежде всего, в формировании, конструировании научного знания и оценке его результатов. Иначе говоря, потребности, интересы, желания и цели субъекта выступали и как основа для познания, и как критерий его истинности. Следовательно, исторический факт как гносеологический феномен получил в рамках неклассической философии особое свойство индивидуальности.

Во втором параграфе второй главы «Исторический факт в пространстве герменевтической интерпретации» исследуется гносеологическая роль исторического факта в герменевтической традиции. В наше время возрождение герменевтики на отечественной почве в сочетании с новейшими достижениями текстологии  способно придать новый импульс развитию исторического источниковедения. Герменевтика, применительно к текстологии, способна существенно изменить точку зрения на исторический источник, расширить информативность исторического источника. Поэтому рассмотрение исторического факта в герменевтической традиции стало важным этапом на пути изучения его гносеологической роли. В рамках западной философии большой вклад в развитие герменевтической проблематики внес В. Дильтей. Он, в частности, попытался использовать герменевтику для понимания исторического прошлого. Согласно Дильтею, прошлое доступно пониманию так же, как мы постигаем настоящее.

Интересную концепцию предложил П. Рикёр. Центральной для П. Рикёра была проблема диалектики объяснения и понимания. «Важнейшим следствием нашей парадигмы,  пишет П. Рикёр,  является то, что она открывает новый подход к проблеме отношения между объяснением и пониманием в гуманитарных науках. Дильтей понимал это отношение как дихотомию «моя гипотеза может дать более подходящий ответ на проблему, поставленную Дильтеем. Этот ответ заключается в диалектическом характере отношения между объяснением и пониманием, лучше всего выявляющемся при чтении».

Как показало исследование герменевтической традиции изучения исторического факта, зависимость понимания текста от конкретно-исторических условий его интерпретации ясно показывает, что оно не сводится к чисто психологическому и субъективному процессу, хотя личный опыт интерпретатора играет здесь далеко не последнюю роль. Тем самым, для постижения исторических событий, установления исторических фактов необходим глубокий анализ объективных условий общественной жизни.

Речь в данном случае идет о том, что историк, должен вести «диалог» с прошлым. Исторические события продолжают воздействовать на нас с открытием новых исторических фактов. С другой стороны, современные задачи могут высветить новые грани в прошлом. Одним из важных достижений герменевтической традиции стало понимание того, что диалог с прошлым важен, прежде всего, для понимания современных явлений.

В третьем параграфе второй главы «Стратегии исследования исторического факта в постмодернистском контексте» осуществлен анализ инновационных идей постнеклассической гносеологии.

Состояние современной исторической науки современные отечественные и зарубежные исследователи характеризуют как ситуацию в условиях «посмодернистского вызова». С постмодернизмом в исторической науке связано переосмысление исходных методологических предпосылок. В результате, которого сложилась постнеклассическая ситуация, ответом на которую стало формирование постмодернистской парадигмы исторического познания.  Целью данного параграфа является анализ воплощения постмодернистских установок в стратегиях исследования гносеологической роли исторического факта.

Постмодернистская парадигма является альтернативой классической школе исторического исследования. Однако, это не столько отрицание предшествующего когнитивного опыта, сколько мобилизация его отдельных сторон. Постмодернизм считает человека центром мироздания и судьей всех вещей, но не все человечество в целом, не какое-то собрание специалистов или «авторитетов», а каждого индивида. В этом плане постмодернизм продолжил некоторые тенденции неклассической науки.

Проникновение понятия «лингвистический поворот» в историческую науку актуализировало проблему нарратива, как способов написания истории. Сама эта проблема исходила из известного различения исторического исследования области науки, где производятся исторические факты и историописания,  где воображение историка играет этими фактами и наполняет их значением в ходе создания текста.

В связи с этим постмодернисты подвергают критике такой основополагающий принцип позитивизма, как объективизм. В классической науке принцип объективизма основывался на примате субъектно-объектной дихотомии и необходимости реконструкции исторической действительности такой, какой она была, с помощью научных методов исторического исследования, воздерживаясь при этом от ценностных суждений. Классическая модель исторического исследования исходила из жесткого противопоставления его субъекта и объекта.  Она строилась на абсолютизации позиции исследователя как «нейтрального наблюдателя», на допущении возможности преодоления субъективности в процессе воспроизводства объективной реальности в научном сознании.

Процесс исторического познания постмодернисты рассматривают как  диалог между текстами, в ходе которого возникает специфический язык текста, в котором презентуется историческая реальность.

В постмодернистской парадигме окончательно преодолевается разделенность субъекта и предмета исторического познания, поскольку признается непосредственная «вовлеченность» исследователя  в изучаемые тексты-источники. В постмодернизме была доведена до логического конца идея индивидуализации исторического исследования, сформулированная в рамках неклассической науки. В результате «субъектно-объектные» или «субъектно-субъектные» отношения потеряли всякий когнитивный смысл и были заменены провозглашением субъекта – историка в качестве репрессивной инстанции по отношению к производству исторической реальности.

В силу этого, постмодернисты факты исторической науки рассматривают в качестве результата социального производства, а не открытия. Исторические факты – это удачно сконструированные объекты культуры. Поэтому в состав исторических фактов входят концепции, социальный и конвенциональный характер которых замаскирован с помощью риторических стратегий, а степень определенности предмета исторического исследования зависит от упорядочивания его в соответствии с избранной схемой или концепцией.

Главным содержанием постмодернизма стала методологическая рефлексия, направленная на эксплицирование обусловленности исторического исследования нарративными формами. Речь идет о власти самого языка. В постмодернизме язык рассматривается как часть самой реальности, подлежащая научному изучению. И наоборот: вещи рассматриваются как тексты, которые можно и нужно интерпретировать. Речь идет о том, что сам язык расположен в пределах реальности, а не является противостоящим ей «зеркалом».

В постмодернистской парадигме исторический факт выражает стереотипы восприятия и мышления самого исследователя. Поэтому индивидуальная и социальная идентичность в истории, как считают постмодернисты, не воспроизводится историком, а  создается в процессе дискурса. Исторические факты, созданные на основе изучения источников прошлого, тем не менее, созданы, то есть являются продуктом деятельности ученого.

Особенностью постмодернизма является приоритет языка над опытом. Поэтому главную роль в историческом познании постмодернисты отводят текстам. Процесс исторического познания рассматривается постмодернистами как диалог между текстами, в ходе которого возникает язык текста, в котором конструируется историческая реальность. Поэтому исторический факт представляется не как «отражение» исторической реальности, а как субъективное выражение интересов и потребностей, стереотипов восприятия и мышления самого исследователя.

В Заключении подводятся общие итоги проведенной работы, обобщаются данные исследования и намечаются перспективные направления дальнейшей работы по данной проблеме.

Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, входящих в Перечень российских рецензируемых журналов, в которых должны быть опубликованы основные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук:

Ильичев А.А. Тема факта в философии Б. Рассела и Л. Витгенштейна // Известия саратовского университета. Новая серия. Серия «Философия. Психология. Педагогика». 2011. Т.11. Вып. 2. – С. 28-32.

Ильичев А.А. Антипозитивистские альтернативы историческому факту // Вестник Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина, 2011. №3 (28). – С.203-208.

Ильичев А.А. Позитивистские стратегии реконструкции исторических фактов // Известия саратовского университета. Новая серия. Серия «Философия. Психология. Педагогика». 2011. Т.11. Вып. 4. – С. 3-7.

Публикации в других изданиях:

Ильичев А.А. Разработка понятия факт в философии позитивизма // Философия и образование: интеллектуальные традиции и новации. Саратов 2010. Вып. IX. – С. 59-64.

Ильичев А.А. Понятие «факт» в трудах К. Маркса и Ф. Энгельса и в отечественной философской традиции // Философия и образование: интеллектуальные традиции и новации. Саратов 2011. Вып. X. – С.65-71.

Ильичев А.А. Исторический факт как репрезентация прошлого в настоящем. Саратов: Изд-во «Наука», 2011.  – 19 с.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.